Информация

Решение Верховного суда: Определение N 45-АПУ15-55 от 28.12.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 45-АПУ15-55

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 28 декабря 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Сабурова Д.Э судей Хомицкой Т.П. и Климова А.Н при секретаре Горностаевой Е.Е рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Бухова А.В. и его защитника Ляховицкого А.Е. на приговор Свердловского областного суда от 8 октября 2015 года, которым

Бухов А В ,,

ранее судимый: 28 августа 2008 года (с учетом внесенныхизменений) по ч.4 ст. 166 УК РФ к 5 годам 9 месяцам лишения свободы (освобожден 21.06.2013 года условно-досрочно на 5 месяцев 29 дней осужден к лишению свободы по п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением ограничений, перечисленных в приговоре.

1

Срок наказания исчислен с 8 октября 2015 года, с зачетом времени содержания под стражей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденного Бухова А.В. в режиме видеоконференцсвязи, выступление адвоката Баранова А.А. в его защиту, поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Федченко Ю.А., полагавшей приговор оставить без изменения Судебная коллегия

установила:

Бухов А.В. признан виновным и осужден за убийство малолетнего Б

года рождения. Преступление совершено в период с 1 по 7 сентября 2014 года в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В заседании суда первой инстанции Бухов А.В. вину свою не признал.

В апелляционной жалобе осужденный Бухов А.В. выражает несогласие с приговором, указывает на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и существенное нарушение уголовно процессуального закона. В обоснование своей жалобы автор ссылается на отсутствие по делу достоверных и убедительных доказательств его вины, в результате чего в основу приговора были положены лишь одни предположения Обращает внимание на то, что причины образования у его сына гематом в области головы, отраженные в заключении эксперта, носят предположительный характер и однозначно не подтверждают ВЕ.ПЮДЫ органов предварительного следствия и суда о том, что смерть его сына наступила именно от ударных воздействий в область головы. Анализируя СЕЮИ показания на предварительном следствии, указывает, что в ходе первоначальных допросов его допрашивали поверхностно, без выяснения подробностей, чем и объясняется наличие некоторых расхождений в его показаниях. Утверждает, что никаких ударов сыну не наносил, тот лишь несколько ра:; случайно падал из его рук, и обнаруженные у него телесные повреждения, которые привели к его смерти явились следствием этих падений. При этом ссылается на то, что допрошенные по делу свидетели не указывали на наличие в его поведении каких-либо признаков плохого отношения к сыну. Полагает, что результаты проведенной в отношении него психофизиологической экспертизы не могут быть убедительным доказательством его виновности в совершении инкриминируемого ему деяния по причине сомнительности приведенных в ней выводов. Ставит также под сомнение и дос [оверность выводов комиссионной ситуационной экспертизы о том, что обнаруженные при исследовании трупа его сына Б телесные повреждения не могли образоваться при обстоятельств азанных в его первоначальных показаниях на

2

предварительном следствии. С учетом изложенного просит об отмене приговора и направлении дела на дополнительное расследование или о переквалификации его действий на ст. 109 УК РФ.

В апелляционной жалобе адвокат Ляховицкий А.Е. в защиту интересов осужденного Бухова А.В., также выражает несогласие с приговором ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Полагает, что исследованными судом первой инстанции доказательствами умысел Бухова на убийство не подтверждается. Вывод суда о том, что Бухов причинил своему сыну четыре ударных воздействия в область головы, ударив его головой о тупой предмет и нанеся удары рукой по голове, не основан на заключении комплексной судебно-медицинской экспертизы, согласно которой особенности травмирующей поверхности предметов в повреждениях не отразились, поэтому высказаться о форме, размере и других признаках травмирующего предмета, а также о том, одним или несколькими предметами причинены повреждения, не представляется возможным. Тем более, что в этом же экспертном заключении указано, что характер и локализация повреждений обнаруженных при исследовании трупа Б не исключает возможности их образования в результате четырех отдельных падений с последующим ударом о твердую поверхность. Не согласен он и с выводом суда о наличии противоречий в показаниях Бухова, т.к. таковых по его мнению не имеется Разница в его показаниях относительно количества падений потерпевшего может объясняться способом защиты, а также нахождением Бухова в состоянии алкогольного и наркотического опьянения. Вывод суда в приговоре о мотиве инкриминируемого Бухову деяния сделан лишь на основе версии следствия и ничем не подтверждается. Автор жалобы обращает также внимание на то, что хотя Бухов и был ранее судим, но никогда не привлекался к уголовной ответственности за преступления против личности. В связи с вышеизложенным полагает, что приговор необходимо изменить и квалифицировать действия его подзащитного по ст. 109 УК РФ со снижением назначенного ему судом наказания.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденного и его защитника государственный обвинитель Макарова М.С. просит жалобы оставить без удовлетворения, приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного Бухова в содеянном поавильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалобы Бухова о том, что он не совершал убийство Б

не основаны на материалах дела и опровергаются

3

доказательствами, которые оценены судом с учетом их допустимости и достаточности для признания его виновным в совершении преступления.

Причастность Бухова к содеянному установлена показаниями его гражданской жены Буховой О.В., допрошенной в качестве свидетеля, о том, что после того, как 01.09.2014 года ее положили в больницу, Бухов оставался проживать с детьми, в том числе и с трехмесячным Б в их квартире. На момент ее госпитализации телесных повреждений у Д не было ни на голове, ни на теле. При ней ребенок не падал, не ударялся, но часто плакал из-за болей в животе и его нужно было постоянно успокаивать. Во время нахождения в больнице, она постоянно созванивалась с Буховым А.В при этом он сообщал ей, что с детьми все нормально, что он справляется, про какие-либо падения детей ничего не сообщал. 07.09.2014 года, после ее расспросов о Д , Бухов ответил, что он не справлялся с ним и отдал его в «хорошие руки», при этом обещал, что когда ее выпишут, то они заберут ребенка обратно. После того, как через день ее выписали, и она вернулась домой, Бухов стал говорить ей, что они заберут Д лишь после ее полного выздоровления. При этом она обратила внимание, что после ее возвращения из больницы ее второй сын А при виде Бухова старался убежать или спрятаться от него, хотя такого раньше не было. Через некоторое время Бухов А.В. ушел из дома и больше не появлялся.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что на участке местности,

около реки , под кшнем, обнаружен труп младенца мужского пола, завернутый в полиэтиленовый пакет и присыпанный землей установленный впоследствии, как труп Б года рождения.

Как следует из заключения с> дебно-медицинской экспертизы обнаруженные на теле погибшего Б телесные повреждения являются прижизненными, в совокупности составляющие сочетанную механическую травму головы, шеи, и туловища, были причинены за короткий промежуток времени (одновременно или одно вслед за другим) в результате многократных ударных воздействий тупого твердого предмета (предметов) в количестве не менее 4-х в области расположения повреждений в области головы, как точек приложения травмирующей силы. Совокупность и морфологические особенности повреждений на трупе Б не характерны для их образования в результате падения с высоты, что не исключает возможности образования отдельных из повреждений в результате падения. Все обнаруженные на трупе Б повреждения имеют одну и ту же давность происхождения.

Проведенной по делу комиссионной ситуационной судебно-медицинской экспертизой по материалам уголовного дела также установлено, что закрытая травма головы и шеи у Б причинена не менее чем четырьмя ударами

4

тупого твердого предмета (предметов), а повреждение в виде перелома 1-го ребра слева причинено однократным воздействием тупого твердого предмета (предметов), при чем данный перелом образовался на отдалении от места приложения травмирующей силы. При этом экспертами было отмечено, что характер и локализация повреждений, обнаруженных при исследовании трупа Б не исключает возможности их образования и в результате четырех отдельных падений с последующим ударом о твердую поверхность, но произошедших только в период до двух суто к к моменту наступления смерти что не соответствует обстоятельствам, указанным Буховым в его показаниях на предварительном следствии при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого 01.10.2014 года и 02.10.2014 года, а также при проверке его показаний на месте 16.12.2014 года.

Таким образом, комиссия экспертов фактически исключила возможность причинения потерпевшему Б телесных повреждений, в результате которых наступила его смерть, при обстоятельствах, изложенных осужденным Буховым.

У суда не имелось оснований сомневаться в обоснованности и объективности данных выводов экспертов, поскольку вышеуказанные экспертизы проведены компетентными экспертами, данные ими заключения составлены в соответствии с требованиями закона, соответствуют материалам дела и содержат мотивированные выводы.

С учетом этого, в приговоре судом первой инстанции дана надлежащая оценка показаниям Бухова об обстоятельствах и количестве падений потерпевшего, которые тот неоднократно изменял. Выводы суда в данной части соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на правильной оценке исследованных доказательств.

Подробно изложены, проанализированы и оценены в приговоре также показания потерпевшей, свидетелей, данные следственных действий и другие доказательства.

Все положенные в основу приговора доказательства получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства согласуются между собой и обоснованно признаны судом достоверными и допустимыми.

При этом, вопреки доводам осужденного Бухова, выводы проведенной в отношении него психофизиологической экспертизы о его причастности к инкриминируемому деянию в качестве доказательства в приговоре не приведены, соответственно оснований дли признания данной экспертизы недостоверным или недопустимым доказательством по делу не имеется.

Доводы жалоб об отсутствии у Бухова умысла на убийство потерпевшего Бу и о том, что смерть последнего наступила в результате его

5

неоднократных случайных падений из его рук, проверялись и правомерно отвергнуты судом как несостоятельные.

Какие-либо не устраненные судом существенные противоречия в доказательствах, требующие их толкования к пользу осужденного Бухова, по делу отсутствуют.

Оснований для переоценки доказательств и квалификации действий Бухова по ст. 109 УК РФ, о чем ставится вопрос в жалобах, не усматривается.

С учетом установленных судом обстоятельств и доказанности вины Бухова действиям осужденного суд дал прави; ьную юридическую оценку.

Способ совершения убийства потерпевшего, характер и локализация причиненных ему телесных повреждений в область жизненно важных органов судом правильно определены, как наличие п] зямого умысла на лишение жизни Б Правильно установлен судом и МОЕ ив совершенного преступления возникшие личные неприязненные отношения по отношению к Б постоянный плач которого вызывал у Бухэва раздражение, а также факт нахождения погибшего в беспомощном состо инии в силу малолетнего возраста что было очевидным для Бухова.

Органами предварительного следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в ходе судебного разбирательства каких-либо нар) шений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, пол но и объективно.

При назначении наказания осужденному в виде лишения свободы, суд, с учетом требований ст.6, 60 УК РФ, исходил из характера и степени общественной опасности содеянного, данных, характеризующих личность виновного, смягчающих и отягчающих его наказание обстоятельств конкретных обстоятельств дела и наступивших последствий, влияния назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами совершенного осужденным преступления, ег о поведением во время и после его совершения и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, суд < >боснованно не усмотрел.

Таким образом, оснований для признания назначенного наказания несправедливым или для его снижения, не имеется.

Назначенное осужденному наказание соразмерно содеянному и отвечает принципам социальной справедливости.

6

13 ,14

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.ст. 389 , 389 389"°, 389^, 389^ УПК РФ, Судебная коллегия

определила приговор Свердловского областного суда от 8 октября 2015 года в отношении Бухова А В оставить без изменения апелляционные жалобы осужденного и адвоката Ляховицкого А.Е. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

7

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 109 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта