Информация

Решение Верховного суда: Определение N 127-АПУ16-16 от 11.11.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 127-АПУ16-16

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Гор. Москва 11 н о я б р я 2 0 1 6 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Сабурова Д.Э.,

судей Климова А.Н. и Таратуты И.В.,

при секретаре Пикаевой М.А рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденного Вейды А.О. и защитника Атласова Э.А. на приговор Верховного Суда Республики Крым от 31 августа 2016 года, которым

ВЕЙДА А О ,,

ранее не судимый осужден к лишению свободы по ч. 4 ст. 111 УК РФ сроком на 8 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., выступления в режиме видеоконференц-связи осужденного Вейды А.О. и адвоката Кротовой СВ., поддержавших доводы апелляционных жалоб, прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Вейда А.О. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, своей новорожденной дочери В

года рождения, заведомо находящейся в беспомощном состоянии, повлекшем по неосторожности ее смерть.

Данное преступление совершено им 29 июня 2015 года в г.

при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В суде Вейда А.О. вину свою не признал.

В апелляционных жалобах (с дополнениями):

осужденный Вейда А.О. указывает о своем несогласии с приговором и утверждает, что он умышленно не причинял ребенку телесных повреждений, и смерть девочки наступила от неосторожных его действий Считает, что протокол его дополни" ельного допроса в качестве обвиняемого от 03.09.2015 не имеет доказательственного значения, так как он оговорил себя под психологическим воздействием со стороны следователя, что соответствует показаниям свидетелей Ш Ч и Г Обращает внимание на то, что адвокат Ш нарушил адвокатскую этику, поскольку, вопреки его воли, уговорил отказаться от ранее занятой им позиции по отстаиванию ч. 1 ст. 109 УК РФ, поэтому в дальнейшем он от этих показаний и от услуг адвоката Ш отказался еще в период предварительного следствия. Сведения, изложенные в протоколе его допроса от 03.09.2015, не соответствуют действительности, и он просит признать его недопустимым доказательством. Заключение эксперта № не отвечает требованиям закона, поскольку оно основано на предположении, что не отрицала в суде эксперт С Указывает, что в заключении экспертизы № имеется ссылка на протокол его допроса от 03.09.2015, и отмечается, что в нем не описан способ нанесения смертельных ранений, в связи с чем «можно утверждать о несоответствии объема и давности нанесенной травмы его показаниям», Утверждает, что и заключение эксперта № составлено с нарунением закона, поскольку вместо исследовательской части в нем содержится только ссылка на акт который еще не был изготовлен. Кроме того, данное заключение по механизму причинения телесных повреждений потерпевшей противоречит заключению экспертизы № и пояснен Е1ям в суде специалиста С

Указывает, что в ходе расследования потерпевшая Г (бабушка Д не была ознакомлена с постановлениями о назначении экспертиз и с их заключениями № № чем были нарушены ее процессуальные права Кроме того, суд в нарушении требований ст. ст. 5 и 42 УПК РФ незаконно лишил Г статуса потерпевшей, а вступившая в дело п редставитель органа опеки и попечительства не могла представлять интересы погибшей девочки, так как она не находилась у них под опекой. Утверждает, что суд в полной мере не учел сведения, изложенные в его ;тке с повинной, в показаниях в качестве подозреваемого, обвиняемого, данных им во время проверки на месте, в которых он правдиво сообщил о гом, как случайно уронил дочь Просит приговор изменить, переквалифицировать его действия с ч. 4 ст. 111 на ст. 109 УК РФ и смягчить наказание.

Защитник Атласов Э.А. в интересах осужденного Вейды А.О указывает, что вина подзащитного з совершении преступления предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, не доказана. Отмечает, что протокол дополнительного допроса Вейды А.О. в качестве обвиняемого от 03.09.2015 (т.2 л.д.84) не имеет доказательственного значения, поскольку еще в ходе расследования он отказался от этих показаний, мотивируя тем что в тот момент находился в подавленном состоянии и не придавал им большого значения. Утверждает, что суд не учел показания свидетеля Ш о том, что следователь Е результате обманных действий уговорил Вейду А.О. изменить свои показания под обещанием переквалифицировать его действия на ч. 4 ст. 111 УК РФ, однако впоследствии он свое обещание не выполнил. Указывает, что в заключение комиссии экспертов № содержится ссылка на протокол дополнительного допроса Вейды А.О от 03.09.2015, в котором отсутствуют сведения о способе причинения потерпевшей смертельного ранения. Заключение эксперта № от 15.07.2015 является недопустимым доказательством, поскольку в его исследовательской части содержится ссылка на медицинский акт № от 30.06. - 14.08.15, который еще не был изготовлен. Кроме того, выводы специалиста С содержащиеся в акте № не являются объективными и они опровергаются заключением специалиста № С от 24.10.2016г., приложенного к апелляционной жалобе защитника. Просит приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение.

В возражении государственный обвинитель Домбровский А.А указывает о своем несогласии с доводами апелляционных жалоб и просит оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы жалоб, судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор постановлен правильно.

Несмотря на отрицание Вейдой А.О. факта умышленного причинение им тяжкого вреда здоровью своей малолетней дочери В приведшего к ее смерти, его вина в совершении этого преступления подтверждается совокупностью следукщи к доказательств.

Так, из показаний Вейды А.О., данных им в качестве обвиняемого 03.09.2015г. с участием адвоката по соглашению Ш оглашенных в суде, усматривается, что 29.06.2015г. он, проснувшись обнаружил, что его сожительницы Г дома нет, а дочка плакала. Он взял дочку на руки и пытался укачать, но она не успокаивалась, и в определенный момент решил ее ударить. В тот момент, когда она находилась в левой руке, он правой рукой нанес ей два или три удара по туловищу, не помнит, каким образом и сколько нанес ударов. После этого он стал подбрасывать дочь на руках и у нее возникли проблемы с дыханием. Он стал оказывать ей помощь,, потом вызвал скорую и жену Умышленно телесные повреждения причинил Д только 29.06.2015 при обстоятельствах, указанных им выше. «Ранее я давал другие показания по причине желания скрыть свою глупость и смягчить ответственность. Вину в причинении тяжк ого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть моей дочери, признаю в полном объеме» (т.2 л.д.84-89).

Суд приведенные показания осужденного Вейды А.О. обоснованно признал достоверными, поскольку они согласуются с заключениями судебно-медицинских экспертиз № № с показаниями эксперта С специалиста О и другими доказательствами, подробный анализ которым дан в приговоре.

В частности, эксперт С в суде пояснила, что причиной смерти потерпевшей явилась закрытая черепно-мозговая травма, с переломом основания черепа, с кровоизлияниями, а также тупая травма 7- го шейного позвонка, спинного мозга, осложненная отеком, и так же перелом 5 ребра. Данные повреждения были получены за 30-60 минут до смерти. При исследовании трупа были обнаружены и другие телесные повреждения, которые были причинены за 6-14 суток до смерти, это консолидированный перелом 7, 8 ребра и закрытая черепно-мозговая травма, субдуральная гематома. Морфологических признаков падения ребенка не установлено, т.к. у нее имелись бы ушибы мягких тканей спины, ягодиц, ног. Все травмы носят травматический характер Получение травм потерпевшей при оказании медицинской помощи исключено. Все травмы были получены при ударе о тупой предмет с ограниченной поверхностью.

Специалист О в суде заявил, что обнаруженная у потерпевшей субдуральная гематома головы могла образоваться только в результате травмы, а не в результате каких-либо заболеваний сосудов головного мозга. Учитывая, что по эксг ертным исследованиям травма головы у девочки образовалась за 10-14 суток до смерти, то это обстоятельство исключает получение такой травмы при родах.

Ходатайства осужденного Вейды А.О. об исключении из перечня доказательств акта судебно-медицинского исследования трупа В,

заключений судебно-медицинских экспертиз № №

в ходе судебного заседания были рассмотрены и правомерно оставлены без удовлетворения, о чем суд подробно мотивировал свои выводы в приговоре, а также в отдельных постановлениях суда вынесенных им 16 августа 2016 года (т.8 л .д. 137-138, 142-143, т.9 л.д.152- 153).

В соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ, суд привел в приговоре и мотивы, по которым он не согласился с заключением специалиста ООО «»

№ от 18.03.2016г. Б «По результатам рецензирования заключения судебно-медицинской экспертизы от 19.08.2014г.», с пояснениями специалиста С об ошибочности имеющихся в деле заключений судебно-медицинских экспертиз и о возможном наступления смерти потерпевшей В при обстоятельствах, указанных Вейдой А.О. в судебном заседании, а также с показаниями свидетелей Г Г Ч,

В М высказавших предположение о случайной гибели ребенка.

Что касается постановления судьи от ] 5 июля 2016 года, вынесенного по ходатайству государственного обвините ля, об отстранении от участия в настоящем деле потерпевшей Г и ее представителя Леонтьева А.Н., и о привлечении в качестве законного представителя В сотрудницы Департамента по делам детей Администрации г.

то оно осужденным и потерпевшей Г было обжаловано в установленном законом порядке, но апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Крым от 14 сентября 2016 года оставлено без изменения, и законность и обоснованность данного решения у судебной коллегии не вызывает сомнений.

Каждое из исследованных в судебном заседании доказательств было оценено судом с точки зрения их относимости, допустимости достоверности, и все они в их совокупности были справедливо признаны достаточными для разрешения настоящего уголовного дела по существу.

Ссылки на заключение специалиста С № от 24 октября 2016 года, данного им «по результатам исследования акта судебно-медицинского исследования трута В № от 30.06.- 14.08.2015 года», безосновательны, поскольку его аналогичные выводы были опровергнуты в ходе судебного заседания судебно-медицинским экспертом С и специалистом О и, вопреки рекомендациям специалиста С оснований для назначения повторной комиссионной судебно-медр цинской экспертизы судебная коллегия не усматривает.

В ходе судебного заседания тщательно проверялись доводы Вейды А.О. о самооговоре 03.09.2015г. и об оказанном на него психологическом воздействии со стороны следователя, и они обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергаются показаниями свидетелей Р (бывшего следователи по делу) и Ш (бывшего защитника по делу), которые подтвердили в суде, что данное доказательство было получено с соблюдений требований уголовно процессуального закона.

Протокол дополнительного допроса Вейды А.О. в качестве обвиняемого от 03.09.2015г. судом правомерно не был исключен из разбирательства, и законность специально вынесенного по этому вопросу постановления от 16 августа 2016 года (т.9 л.д.154) у судебной коллегии сомнений не вызывает.

Таким образом, настоящее уголовное дело расследовано и рассмотрено судом всесторонне и полно, все заявленные Вейдой А.О. и его защитниками ходатайства разрешены председательствующим судьей в установленном законном порядке, и нарушений норм уголовно процессуального права, влекущих отмену приговора, судебной коллегией не выявлено.

Фактические обстоятельства дела установлены правильно, им дана надлежащая юридическая оценка, и оснований для переквалификации действий Вейды А.О. на ч. 1 ст. 109 УК РФ, как об этом утверждается в апелляционных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Психическое состояние Вейды А.О. проверено полно (т.1 л.д.198, 237- 239), и он обоснованно признан вменяемым.

Наказание Вейде А.О. назначено с учетом содеянного, его личности характеризующейся положительно, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жиши его семьи, а также с учетом смягчающих обстоятельств: совершения преступления впервые и оказание помощи потерпевшей непосредственно после совершения преступления.

В качестве отягчающего наказание обстоятельства суд в соответствии с п. «п» ч. 1 ст. 63 УК РФ обоснованно признал совершение преступления родителем в отношении несовершеннолетнего лица.

Оснований для применения к Вейде А.О. положений ст. ст. 64 и 73 УК РФ, для изменения категорий совершенных им преступлений в силу ч. 6 ст. 15 УК РФ и для смягчения назначенного ему наказания не усматривается.

11 20 28

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389 , 389 , 389 ,

33 389 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Верховного Суда Республики Крым от 31 августа 2016 года в отношении Вейды А О оставить без изменения, его апелляционную жалобу и жалобу запштника Атласова Э.А. - без удовлетворения.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 109 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта