Информация

Решение Верховного суда: Определение N 45-АПУ16-28 от 02.11.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №45-АПУ 16-28

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е г. Москва 2 ноября 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Червоткина А.С судей Истоминой Г.Н. и Климова А.Н при секретаре Горностаевой Е.Е с участием старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Прониной Е.Н.; защитника осужденного - адвоката Баранова А А рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Давыдкова С Ю . и его защитника адвоката Пономаревой С.Ф. на приговор Свердловского областного суда 18 июля 20] 6 года, которым

Давыдков С Ю

несудимый осужден по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно и колонии строгого режима с последующим ограничением свободы на срок один год шесть месяцев.

Постановлено взыскать с Давыдкова С Ю . компенсацию морального вреда в пользу Т в размере 1 000 000 рублей.; в пользу

1

О в размере 1 000 000 р) (шей; в пользу Т в размере 1 000 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора, доводы апелляционных жалоб, выступления осужденного Давыдкова СЮ., его защитника - адвоката Баранова А.А поддержавших доводы жалоб, потерпевших Т Г прокурора Прониной Е.Н., полагавших апелляционную жалобу оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения, Судебная коллегия

установила:

Давыдков С Ю . осужден за убийство на почве личных неприязненных отношений двух лиц Д мая года рождения, и Т сентября года рождения.

Преступление совершено 19 мая 2015 года в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе защитник осужденного Пономарева С.Ф указывает на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, существенное нарушение уголовно-процессуального закона неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.

Не оспаривая факт причинения Давыдковым смерти жене и сыну, со ссылкой на показания Давыдкова отмечает, что преступление он совершил в каком-то непонятном для него состоянии, когда Д постучала по стеклу автомашины, ему показалось каксе-то страшное лицо чудовища, он стал махать ножом, а потом отбежал.

Суд на основании экспертного исследования пришел к выводу об отсутствии у Давыдкова патологического аффекта.

Полагает, что в ходе судебного разбирательства судом нарушен принцип равенства сторон.

В ходе судебного следствия было исследовано заключение комиссии экспертов от 14 сентября 2015 года , которым исключено состояние аффекта у Давыдкова в момент совершения преступления.

В то же время на основании адвокатского запроса комиссией специалистов АНО «Справедливая медицина» дано заключение от 14 декабря 2015 года, согласно которому в момент инкриминируемого Давыдкову деяния у него наблюдалось временное психическое расстройство в форме острой реакции на стресс, что соответствует патологическому аффекту, это состояние лишало его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Ходатайство стороны защиты о приобщении к материалам дела указанного заключения необоснованно оставлено без удовлетворения, что лишило Давыдкова законного права на защиту.

2

В судебном заседании был допрошен специалист врач-психиатр К который на основании имеющихся в деле экспертиз дал заключение, в приобщении которого к материалам дела судом также отказано.

Специалист К пришел к выводу о наличии у Давыдкова признаков патологического аффекта в момент совершения преступления симулировать которые невозможно.

Суд не дал в приговоре оценку показаниям специалиста К .

Необоснованно отвергнуты судом и доводы стороны защиты о нарушении закона при проведении стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Давыдкова.

Полагает, что представленное суду заключение не соответствует требованиям, предъявляемым к экспертным заключениям. В нем отсутствуют данные о применении научных знаний по психиатрии и психологии, не отражен ход и результаты исследований, в силу чего невозможно сделать вывод о полноте проведенного исследования. В заключении не отражено проведен ли анализ показаний самого Давыдкова, свидетелей, что дает основание сомневаться в обоснованности выводов экспертов. Несмотря на это, суд необоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайства о проведении повторной судебной психолого-психиатрической экспертизы с привлечением специалиста нарколога.

Полагает, что допущенные нарушения закона являются основанием изменения приговора.

Просит оправдать Давыдова по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ и переквалифицировать его действия на ч. 2 ст. 107 УК РФ.

Осужденный Давыдков СЮ. в своей апелляционной жалобе и дополнениях к ней также не отрицает факт причинения смерти жене и пасынку, однако считает, что судом дело рассмотрено необъективно неправильно установлен мотив его действий.

Он не испытывал неприязни к жене и пасынку и не имел умысла на их убийство.

Подробно описывая взаимоотношения с женой, обстоятельства случившегося, отмечает, что предложил жене оформить развод, чтобы без ее согласия взять кредит в банке. На этой почве у них возникла ссора, и последнее время он жил у дочери.

Он сильно переживал ссору с женой и решил какое-то время пожить в монастыре, чтобы сказать об этом жене приехал к ее дому и стал ждать когда она выйдет из дома. Чтобы жена не уехала, не поговорив с ним, он проколол колеса ее машины, а сам, сидя в машине, уснул. Проснулся от стука в стекло, увидел свою жену, стал открывать дверь, чтобы выйти, и в это время увидел перед собой лицо жены, искаженное в страшной гримасе, он испугался, схватил лежавший рядом нож и махнул этим ножом наотмашь в сторону угрожающего ему существа. Справа на него надвигался белый

3

силуэт, и он сделал в его сторону несколько выпадов рукой с ножом. После этого он почувствовал жжение на лице, увидел что страшное существо сидело на крыльце, и он сделал выпад рукой с ножом в направлении этого существа, после чего бросил нож. Когда очнулся, увидел кричащую жену и понял, что ему померещилось чудище, а белый силуэт, наверное, был Т

После случившегося он пришел в полицию, дал показания, однако его показания записаны неправильно, а он, не прочитав, подписал их.

На последующих допросах с адвокатом его показания также были записаны неправильно, в связи с его замечанием по этому поводу адвокат сказал ему, что обо всем он расскажет в суде.

Происходило все не так, как отражено в протоколах: он не резал колеса, а проколол, рядом стоящего сына Т не видел, поведение жены не приводило его в бешенство, взяв нож, он вышел из машины, а не пошел в сторону потерпевших, неправильно указаны обстоятельства нанесения ударов ножом жене и ее сыну.

Его показания в судебном заседании также неправильно истолкованы судом. Умысла на убийство потерпевший он не имел. Подробно приводя заключение судебно-медицинского эксперта, данные осмотра места происшествия, отмечает, что удары Т руками не наносил обнаруженные у него в области лица повреждения тот мог получить при падении.

В обоснование этого ссылается на показания свидетелей Т С , согласно которым потерпевшие были убиты с 2 часов 45 минут до 3 часов. За этот короткий промежуток времени он не смог бы нанести столько ударов потерпевшим.

Приводя данные осмотра места происшествия о наличии следов крови у передней двери его машины, указывает, что данное обстоятельство подтверждает его показания о нанесении первого удара жене у машины, в тот момент, когда он не осознавал, что перед ним жена.

Суд неправильно признал установленным, что удары ножом жене и пасынку он нанес на почве бытовых конфликтов, хотя удары он нанес, не осознавая, что перед ним потерпевшие. Неправильно указано, что, ожидая жену, он употреблял спиртное, что жена упрекала его в нехватке денег.

Описывая отношения с женой, причины ссор между ними, причины подачи ими заявления о разводе, указывает, что сестра жены О , по причине зависти стремилась создать между ними конфликтные ситуации оговаривала его перед женой, а жену перед ним.

Суд принял во внимание неправдивые показания О и ее сына О которые оговорили его.

Показания свидетелей Г А , согласно которым отношения у него с женой были хорошие, что у него не было мотива совершать убийство, суд, напротив, не принял во внимание.

4

Не согласен он и с выводом суда об отсутствии у него аффекта, о том что его действия носили целенаправленный, обдуманный последовательный характер, что после преступления он действовал осмысленно, явившись в полицию.

Эксперты пришли к выводу об отсутствии у него аффекта в связи с тем, что в момент совершения преступления он находился в нетрезвом состоянии, однако этот вывод комиссии экспертов является неправильным поскольку он перед случившимся не употреблял спиртные напитки.

Считает, что суд необоснованно отверг заключение экспертов и показания эксперта К о наличии у него психического расстройства в виде патологического аффекта.

Не согласен он с постановлением суда об отклонении его замечаний на протокол судебного заседания.

В случае, если Судебная коллегия не согласиться с его доводами просит смягчить ему наказание и исключит Е> ограничение свободы.

Кроме того потерпевшие О которая в силу неприязненных отношений с Д из-за наследства, не испытывает сострадания и скорби, и Т , недостойны, по его мнению, получить компенсацию морального вреда.

В дополнение к жалобе просит отменить приговор, дело направить на новое судебное разбирательство с участием присяжных заседателей.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Дроздецкая М.И. и потерпевшие О Т Т.

просят оставить приговор без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в убийстве двух лиц правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Факт причинения смерти потерпевшим Д и Т.

не оспаривается в апелляционных жалобах.

Доводы жалобы осужденного о том, что судом неправильно установлен мотив его действий, об отсутствии у него умысла на убийство, о том, что он не причинял Т повреждений в области лица, не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, сам осужденный Давыдков в судебном заседании, признавая себя виновным в убийстве жены Д и ее сына М , пояснил, что 19 мая 2015 года около 3 часов приехал во двор дома жены, чтобы встретиться с ней и поговорить о возможном разводе, причиной которого была ревность

5

у каждого из них. Он с помощью ножа проколол два колеса ее машины чтобы она не смогла уехать на работу. Находясь в своей автомашине, он уснул, проснулся от стука в стекло и слов жены: "Зачем проколол колеса Он, выйдя из машины с ножом, махнул им в сторону жены, посчитав, что это не она, а что-то лохматое. Затем он нескол Е.КО раз ударил ножом человека выглядевшим белым и шедшим на него. Он, увидев жену на крыльце подошел к ней, но поскольку она вновь показалось ему чудовищем, он причинил ей ножевое ранение. Потом он заметил лежащего на асфальте М , после чего пришел с повинной в полицию.

В явке с повинной Давыдков С Ю . объяснял причину убийства жены и ее сына бытовыми конфликтами, (т. 3 л. д. 86).

На допросе в качестве подозреваемого Давыдков С. Ю. об отношениях с потерпевшей Д пояснял, что между ними происходили бытовые ссоры, она упрекала его в недостатке денег, говорила о разводе. 10 мая 2015 года он ушел из дома, просил ее возобновить отношения, однако она не общалась с ним. Когда Д кричала и спрашивала, зачем он порезал колеса ее машины, он увидел стоящего рядом Т Поведение потерпевшей привело его в состояние "бешенства", он, взяв нож нанес им Т и Д несколько ударов: Т - два-три удара в область живота, Д - один удар область живота Потерпевшая убежала к подъезду, Т лежал на земле. Он догнал Д у подъезда, где ударил ее еще один-два раза в живот (т. 3 л. д. 94- 100)

В ходе проверки показаний на месте Давыдков С Ю . указал во дворе д.

на ул. , куда 19 мая 2015 года около 3 часов поставил свой автомобиль, где находилась машина потерпевшей, как проколол колеса Давыдков С Ю . показал, где стояли потерпевшие по отношению к нему и его машине, продемонстрировал, как ножом наносил Т удары снизу вверх в живот и грудь, отчего у последнего пошла кровь, и он упал. Давыдков С. Ю показал, как у подъезда, где он догнал потерпевшую, нанес несколько ударов ножом снизу вверх (т. 3 л. д. 109-118).

Допрошен был Давыдков с соблюдением требований уголовно процессуального закона с участием защитника, а при проверке его показаний на месте и с участием понятых, подписал протоколы следственных действий удостоверив правильность отраженных в них сведений, при этом каких-либо заявление, замечаний ни о ходе допросо з, ни о содержании протоколов ни сам Давыдков, ни его защитник не сделали. Доводы жалобы осужденного о неправильном отражении его показаний в протоколах следственных действий носят характер предположения и не подтверждаются материалами дела.

При таких данных суд правильно сослался в приговоре на протоколы допроса Давыдкова в качестве подозреваемого, проверки его показаний на

6

месте преступления как на допустимые доказательства.

Допрошенные в качестве свидетелей дочь и сын осужденного Б и Д пояснили в судебном заседании, что между их отцом и Д бывали ссоры, в том числе на почве ревности во время ссор отец уходил из дома и жил у них, перед случившимся с 10 мая 2015 года из-за ссоры с женой жил поочередно у них.

Потерпевшая О свидетель Г также дали суду показания о том, что подсудимый ссорился с потерпевшей Д

они подавали на развод.

Свидетель О кроме того показал, что потерпевшая ему говорила об угрозах со стороны подсудимого, который угрожал ей, что «зарежет ее как барана».

Согласно показаниям на предварительном следствии свидетеля В оглашенных в суде, подсудимый избивал Д

угрожал убийством из-за ревности. Потерпевшая боялась подсудимого, говорила, что он ее убьет. Сам Давыдков сказал Т,

что разрежет его мать. 28 мая 2015 года у них должен был состояться развод. 19 мая 2015 года в 2 часа 45 минут Д , услышав сигнализацию своей машины, увидела, что подсудимый пробил колеса машины. Тогда Д вместе с сыном вышла на улицу (т. 3 л. д. 67-69).

Свидетели К К в суде поясняли, что, со слов Д им известно о ревности к ней со стороны подсудимого, о ссорах между ними на этой почве.

Потерпевший Г по показания которого ссылается в жалобе осужденный, хотя и оценил в судебном заседании взаимоотношения между Давыдковым и погибшей Д как хорошие, однако пояснил, что в их отношения вмешивалась О , с 2011 года 2 года писала смс сообщения потерпевшей о поведении Давыдкова, в связи с чем та выясняла отношения с Давыдковым и рассказывал а им об этом, они ее успокаивали.

Приведенные доказательства свидетельствуют о том, что непосредственно перед убийством нч Д ни Т своим поведением не давали осужденному повода для применения в отношении них насилия, а потому суд с учетом показаний осужденного, показаний потерпевшей О свидетелей Б Д,

Г В К К обоснованно пришел к выводу о том, что мотивом преступления явились личные неприязненные отношения, сложившиеся между осужденным и

7

потерпевшими за время совместного проживания.

Учитывая заключения судебно-медицинских экспертов по результатам исследования трупов Т и Д согласно которым все обнаруженные на трупах повреждения причинены в короткий промежуток времени перед наступлением смерти, показания свидетелей К С , А которые никого кроме раненых потерпевших не видели во дворе дома, показания самого осужденного о том, что в момент нанесения им ударов ножом жене и пасынку иных лиц во дворе дома не было, суд обоснованно пришел к выводу о том, что все телесные повреждения потерпевшим причинил именно Давыдков.

Заключением судебно-медицинского эксперта, согласно которому ушибленная рана челюсти с переломом, множественные ссадины на лице обнаруженные на трупе Т могли образоваться при ударах тупым твердым предметом либо от ударов о таковой предмет, опровергаются доводы жалобы осужденного о получении указанных повреждений Т при падении.

Принимая во внимание характер действий осужденного, применение им в качестве орудия преступления - ножа, количества, локализации и степени тяжести причиненных повреждений, суд обоснованно пришел к выводу о том, что Давыдков, нанося удгьры ножом в область расположения жизненно-важных органов потерпевших - грудную клетку и живот предвидел и желал наступления их смерти, то есть действовал с умыслом на убийство.

Дав надлежащую оценку всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам, суд правильно расценил действия осужденного как умышленное причинение смерти двум лицам.

Тщательно исследовался в судебном заседании и вопрос о психическом состоянии Давыдкова, о том, что он не осознавал, что наносит удары ножом потерпевшим.

В ходе предварительного следствия в отношении Давыдкова была назначена и проведена стационарная комплексная судебная психолого психиатрическая экспертиза, в соответствии с выводами которой Давыдков каким-либо хроническим, временным психическим расстройством слабоумием, иным болезненным состояни ем психики, которое лишало бы его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдал во время совершения преступления и не страдает в настоящее время, а обнаруживал и обнаруживает признаки синдрома зависимости от алкоголя второй стадии Проявления этого расстройства у Давыдкова не сопровождаются

8

болезненными изменениями или снижением его психических функций, не выходят за рамки личностно-характерологических особенностей и на вышеуказанный вывод не влияют.

У Давыдкова были выявлены такие индивидуально-психологические особенности как ревность, мстительность, накопление злости, склонность к фантазированию, повышенная внушаемость, морально-этическая деградация неадекватная самооценка, внешнеобвиняющий характер реагирования на фрустрацию, с заострением истеро-эпилептоидных черт. Однако данные проявления не сопровождаются болезненными изменениями или снижением его психических функций, не выходят за рамки личностно характерологических особенностей. У него нет выраженной патологии интеллекта, памяти, мышления.

Ссылка Давыдкова на «особое состояние» сознания в период совершения преступления, на зрительшле и слуховые галлюцинации частичное запамятование событий происшедшего, не соответствует клинике и динамике какого-либо временного психического расстройства (в том числе состояния патологического опьянения, ал когольного психоза), поэтому их следует считать симуляцией психических расстройств, что не влияет на экспертную оценку (т. 2 л. д. 80-90).

Вопреки доводам жалобы экспертиза назначена и проведена с соблюдением положений главы 27 УПК РФ. Заключение комиссии экспертов, составлено в соответствии с требованиями ст. 204 УПК РФ. В нем отражены анализ материалов дела, результаты проведенных в условиях стационара обследований Давыдкова, его соматическое, неврологическое психическое состояние, результаты и методы экспериментально психологического исследования, полученные результаты, все выводы экспертами мотивированы.

Принимая во внимание эти данные, а также то, что экспертиза проведена экспертами, имеющими высокую квалификацию, длительный стаж экспертной работы, суд обоснованно признал заключение комиссии экспертов допустимым доказательством,

Сопоставив выводы экспертов с другими доказательствами, в частности с показаниями осужденного Давыдкова на первоначальном этапе расследования на допросе его в качестве подозреваемого, при проверке его показаний на месте, в ходе которых он дал подробные пояснения об обстоятельствах нанесения ударов ножом потерпевшим Д и Т , описал механизм нанесения ударов снизу вверх, указал место нанесения ударов, место, где упал Т после причинения ему ранений которые соответствуют данным осмотра места происшествия, заключениям экспертов по результатам исследования трупов потерпевших и вещественных доказательств, суд обоснованно признал достоверными выводы экспертов о том, что Давыдков в момент причинения смерти потерпевшим не страдал

9

временным психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики, которое лишало бы его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Оснований ставить под сомнение выводы экспертов суд не имел. Не могут поставить под сомнение экспертное комиссионное заключение и показания допрошенного в судебном заседании в качестве специалиста Кривошеева, который без проведения обследования Давыдкова, по результатам его допроса в судебном заседании без анализа всех показаний осужденного на стадии досудебного производства и на основе оценки заключения экспертов, пришел к иным выводам о нахождении осужденного в момент преступления в состоянии патологического аффекта.

С учетом этих обстоятельств суд обоснованно признал недостоверными показания К и оставил без удовлетворения ходатайство стороны защиты о приобщении к материалам дела заключения экспертов, выполненного по запросу стороны защиты и о проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы.

Доводам стороны защиты о нахождении Давыдкова в состоянии физиологического аффекта суд также дал надлежащую оценку и обоснованно отверг их. При этом суд правильно сослался на то что потерпевшие не совершили в отношении Давыдкова, противоправных, аморальных действий не оскорбляли его, не находился он и в длительной психотравмирующей ситуации. Напротив, непосредственно перед преступлением Давыдков сам совершил противоправные действия, умышленно проколов колеса автомобиля потерпевшей, а потому ответная реакция потерпевшей Давыдковой на действия осужденного не могла явиться психотравмирующим фактором для аффекта.

Кроме того суд правильно обратил внимание на поведение Давыдкова после причинения смерти потерпевшим, на то, что он сразу же обратился в полицию, где рассказал обстоятельства совершенного им противоправного деяния, собственноручно написал явку с повинной, при этом, как следует из показаний свидетеля Н Давыдков в дежурной части полиции вел себя адекватно, речь его была свободней и понятной.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу как об отсутствии у Давыдкова сильного душевного волнения в момент убийства потерпевших, так и противоправного поведения потерпевших, как повода для возникновения физиологического аффекта.

Действиям Давыдкова суд дал правильную юридическую оценку по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

10

По указанным мотивам доводы жалобы о переквалификации действий осужденного на ст. 107 УК РФ, а также об отмене приговора удовлетворению не подлежат.

Наказание назначено Давыдкову соразмерно содеянному, с учетом данных о его личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на его исправление.

При этом смягчающие обстоятельства, каковыми явка с повинной активное способствование в раскрытии преступления, а также состояние здоровья осужденного, его положительные характеристики по месту жительства и работы в полной мере учтены судом при назначении ему наказания.

Оснований для признания назначенного наказания несправедливым и для его смягчения не имеется.

Гражданский иск потерпевших о компенсации морального вреда разрешен судом правильно. Размер компенсации морального вреда определен судом с учетом характера действий осужденного, степени причиненных потерпевшим нравственные страданий, а также требований разумности и справедливости.

Суд не имел оснований для отказа в удовлетворении гражданского иска Т иО , которые в связи с потерей близких им лиц испытали нравственные страдания.

Не нарушены права Давыдкова и при направлении дела в суд апелляционной инстанции. Все поданные Давыдковым в дополнениях к жалобе замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим с соблюдением требований ст. 260 УПК РФ, и по ним приняты законные и обоснованные решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389 , 3 8 9 ,389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Свердловского областного суда от 18 июля 2016 года в отношении Давыдкова С Ю - оставить без изменения апелляционные жалобы осужденного Давыдкова С Ю . и его защитника адвоката Пономаревой С.Ф. - без удовлет ворени Председательствующий

СУ-

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 107 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта