Информация

Решение Верховного суда: Определение N 50-АПУ14-1 от 24.02.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №50-АПУ 14-1

г. Москва 24 февраля 2014 года

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Ситникова Ю.В.

судей Колышницына А.С., Эрдыниева Э.Б.

при секретаре Демьяновой С.Г рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Мо чалкина И.Н., адвоката Каледина Р.А. на приговор Омского областного суда от 4 декабря 2013 года, по которому

МОЧАЛКИН И Н ,,

несудимый осужден по ст. 105 ч. 2 п. «а» УК РФ к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

В приговоре указаны ограничения, установленные осужденному при отбывании наказания в виде ограничения свободы.

Заслушав доклад судьи Колышницына А.С, объяснения осужденного Мочалкина И.Н., адвоката Шадрина А.Ю., поддержавших доводы апелляционных жалоб, возражения прокурора Филимоновой СР., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Мочалкин осужден за убийство потерпевших С С,

совершенное 10 марта 2013 года в г. .

В судебном заседании Мочалкин вину признал частично.

В апелляционных жалобах:

осужденный Мочалкин указывает, что он не согласен с приговором суда, поскольку не установлен мотив преступления, а также со взысканием с него компенсации морального вреда в размере рублей;

адвокат Каледин просит квалифицировать действия осужденного по ст.ст. 107 ч. 1 и 108 ч. 1 УК РФ, ссылаясь на то, что вывод суда об умышлен ном убийстве потерпевших не подтвержден доказательствами; суд необоснованно отверг вывод комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы о том, что Мочалкин в момент убийства С находился в состоянии аффекта; считает, что действия потерпевшей по выселению осужденного из квартиры, выманиванию у него денежных средств, единоличному удочерению ребенка являются аморальными, и вывод суда об обратном является необоснованным; в приговоре не указано, почему суд сослался на показания одних свидетелей и отверг показания других свидетелей; по мнению адвоката, свидетели, которым Мочалкин якобы рассказывал о том, что желает смерти потерпевшей, имели намерение очернить осужденного; утверждения Мочалкина о нападении на него С вооруженного ножом, не опровергнуто; давая свой анализ показаниям свидетеля Г делает вы вод, что они не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; ставит под сомнение вывод судебно-медицинской экспертизы в отношении осужденного, в части отсутствия у него повреждений на руках; суд необоснованно отклонил ходатайство о проведении судебно-медицинского освидетельствования Мочалкина; протокол допроса осужденного от 19 марта 2013 года является недопустимым доказательством, т.к. последний находился в болезненном состоянии и не мог давать объективные показания; видеозапись раз говора Мочалкина с работниками полиции непосредственно после совершения преступления, по мнению адвоката, не содержит сведений, подтверждающих версию суда; данная видеозапись не была предоставлена экспертам-психиатрам, чем нарушено право осужденного.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Рузин просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит, что приговор суда следует оставить без изменения.

Вина Мочалкина подтверждается показаниями самого осужденного показаниями свидетелей, актами судебно-медицинской, биологической экспертиз и другими доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

Так, осужденный в судебном заседании не отрицал, что совершил убийство потерпевших.

Из его показаний в качестве подозреваемого от 19 марта 2013 года усматривается, что 10 марта 2013 года он убил С в ходе ссоры. Через некоторое время позвонил С и он сказал ему о совершенном убийстве. Когда С увидел труп сестры, то он закричал, бросился на осужденного. Последний стал наносить удары ножом С тот пытался убежать, однако Мочалкин догнал его на лестничной площадке и про должал наносить удары.

Вопреки доводу апелляционной жалобы адвоката, суд должным образом исследовал и проверил протокол допроса осужденного от 19 марта 2013 года и обоснованно признал его допустимым доказательством.

Не согласиться с такой оценкой у Судебной коллегии оснований не имеется.

Свидетель Б показал, что 10 марта 2013 года ему позвонил Мо чалкин и сказал, что убил С и сейчас убьет себя. Он (свидетель) по звонил С который ответил, что он в курсе и едет на квартиру.

Свидетель Г показала, что Мочалкин сообщил ей о приезде С

12 марта 2013 года для раздела вещей. Через некоторое время приехал С и вбежал в квартиру осужденного. Почти сразу раздался мужской крик.

Она (свидетель) вошла в квартиру и увидела как Мочалкин и С.

сцепились руками и осужденный наносит удары ножом потерпевшему С удалось выйти на лестничную площадку, где он упал.

У свидетеля не было оснований для оговора осужденного, ее показания последовательные и подтверждаются другими доказательствами.

В связи с чем, суд обоснованно сослался на них в приговоре.

По заключениям судебно-медицинских экспертов смерть С наступила от тупой травмы шеи с повреждением спинного мозга, кроме этого на трупе обнаружены переломы левого рога подъязычной кости и верхнего рога подъязычного хряща, которые образовались от сдавливающих действий твердых тупых предметов, перелом грудины, который мог образоваться от удара твердым тупым предметом.

Причиной смерти С явилось резаное ранение шеи. На трупе также обнаружены колото-резаные ранения груди, живота, ладонных поверхностей, плеча, лица.

Согласно акту биологической экспертизы на рубашке и носке осужденного обнаружена кровь, которая могла произойти от потерпевшего С

Свидетели Г ,Х показали, что осужденный в разговорах с ними желал смерти С поскольку не хотел освобождать квартиРУ-

У суда не было оснований сомневаться в объективности показаний указанных свидетелей, не приведены такие основания и в апелляционной жалобе адвоката.

Суд всесторонне, полно, объективно исследовал все обстоятельства дела, обоснованно признал Мочалкина виновным в совершенном преступлении и правильно квалифицировал его действия.

Что же касается довода апелляционной жалобы адвоката о необходимости квалификации содеянного осужденным по ст.ст. 107 ч. 1 и 108 ч. 1 УК РФ, то он является несостоятельным.

В соответствии с положением ст. 107 УК РФ убийство признается со вершенным в состоянии физиологического аффекта, когда оно вызвано насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевше го либо иными противоправными или аморальными его действиями, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Исследовав и оценив все доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, суд сделал правильный вывод о том, что поведение С в отношении осужденного не было противоправным или аморальным и, следовательно, нельзя признать, что ее убийство Мочал кин совершил в состоянии физиологического аффекта.

Вопреки доводу апелляционной жалобы адвоката, суд дал надлежащую оценку и акту комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы и в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона про верил и оценил его с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

При этом суд отметил, что фактические обстоятельства дела, установленные судом, отличаются от обстоятельств, на которые ссылался при даче заключения эксперт-психолог.

Принимая во внимание показания свидетеля Г , самого осужденного, результаты судебно-медицинских экспертиз в отношении Мочалкина и С суд сделал обоснованный вывод о том, что общественно опасного посягательства со стороны потерпевшего С не было и его убийство совершено Мочалкиным на почве личных неприязненных отношений, а телесные повреждения, обнаруженные у осужденного, нанесены им самим.

Нарушений уголовно-процессуального закона при назначении и проведении судебно-медицинской экспертизы в отношении Мочалкина не допущено. Оснований ставить под сомнение квалификацию экспертов и результаты экспертизы у суда не было.

Что же касается довода апелляционной жалобы адвоката о том, что суд необоснованно оставил без удовлетворения ходатайство стороны защиты о проведении медицинского освидетельствования осужденного, то он является несостоятельным.

Как следует из протокола судебного заседания, данное ходатайство адвоката судом оставлено без удовлетворения, поскольку не были исследованы документы из медицинского учреждения, где проходил лечение Мочалкин.

После оглашения указанных документов в судебном заседании сторона защиты не ходатайствовала вновь о проведении медицинского освидетельствования осужденного.

В приговоре также получила оценку видеозапись разговора Мочалкина с работниками полиции на месте происшествия.

Для проведения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы были предоставлены материалы дела, которые эксперты посчитали достаточными для дачи заключения. Таким образом то, что эксперты не были ознакомлены с вышеуказанной видеозаписью, не нарушает права осужденного.

Мотив преступления - личные неприязненные отношения, судом установлен правильно и указан в приговоре.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену при говора, по делу не имеется.

Наказание Мочалкину назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела.

Вопреки доводу апелляционной жалобы осужденного, размер компенсации морального вреда определен в соответствии с требованиями ст.ст. 151, 1101 ГК РФ с учетом нравственных страданий потерпевших, требования разумности и справедливости.

Руководствуясь ст.ст. 389-20, 389-28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Омского областного суда от 4 декабря 2013 года в отношении Мочалкина И Н оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 107 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта