Информация

Решение Верховного суда: Определение N 14-АПУ16-12 от 08.09.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

дело№ 14-АПУ16-12

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 8 сентября 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Колышницына А. С ,

судей Земскова Е.Ю., Зателепина О.К.

при секретаре Миняевой В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Гриценко Д.В., представителя потерпевшей С - Р адвоката Чурсановой С В . в защиту интересов осужденного Морозова А.Г. на приговор Воронежского областного суда от 28 июня 2016 года, по которому

Морозов А Г

несудимый,

- осужден по ч.1 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Земскова Е.Ю., выступление осужденного Морозова А.Г. и его защитника - адвоката Поповой СВ., представителя потерпевшей Р поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, а Р также поддержавшего возражение против апелляционного представления об учете смягчающего наказание обстоятельства, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ Коловайтеса О.Э., поддержавшего апелляционное представление и возражение государственного обвинителя против доводов апелляционной жалобы защитника, Судебная коллегия

установила:

Морозов признан виновным в умышленном убийстве С при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Преступление совершено 18 сентября 2014 года в г.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Гриценко Д.В. ссылается на ошибочность переквалификации судом действий осужденного с п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.1 ст. 105 УК РФ полагая, что для наступления ответственности за убийство малолетнего, не требуется, чтобы виновное лицо осознавало возраст потерпевшего. Полагает ошибочным вывод суда, что в условиях быстро развивающейся криминальной ситуации, в ночное время суток и при плохой освещенности Морозов не мог правильно оценить возраст и физическое состояние потерпевшего. Согласно сведениям управляющей компании уличное освещение работало в штатном режиме. О достаточности освещения свидетельствуют показания свидетелей П , Д , П К , Л Н . Из показаний свидетелей следует, что потерпевший выглядел как подросток 12-15 лет, в связи с чем суд безосновательно поверил показаниям осужденного на следствии об ошибочном восприятии возраста потерпевшего. Показания свидетеля Н , допустившего ту же ошибку, объясняются тем, что он увидел потерпевшего укрытого теплой одеждой. Рост и вес С , сведения, о которых имеются в материалах дела, позволяли объективно оценить физическое развитие потерпевшего как лица, не способного оказать активное сопротивление взрослому мужчине. Молодой возраст лиц, находившихся около его автомобиля, Морозов сумел разглядеть с 9 этажа, поэтому находясь на расстоянии удара, Морозов имел возможность разглядеть, что перед ним находится ребенок. Суд не привел в приговоре показания свидетелей Б А и Ш о возрасте потерпевшего Помимо неверной квалификации действий Морозова суд необоснованно не принял во внимание при назначении наказания заболевание осужденного которое стало одной из причин аффекта, что подтверждается материалами дела. Просит приговор отменить, вынести новый приговор, признав Морозова виновным по п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ, назначить более строгое наказание, учесть в качестве смягчающего обстоятельства состояние здоровья Морозова.

Представитель потерпевшей Р полагая, что Морозовым совершено убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии, наличие которого он связывает в первую очередь с тем, как потерпевшей был расположен к осужденному в момент нанесения удара ножом, просит приговор отменить, дело возвратить прокурору для предъявления ему более тяжкого обвинения по п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ, поскольку по его мнению действия Морозова были неправильно квалифицированы на стадии предварительного расследования.

Адвокат Чурсанова СВ., не оспаривая виновности Морозова в причинении смерти С , полагает, что действия осужденного должны быть квалифицированы по ч.1 ст. 107 УК РФ. Ссылаясь на экспертные заключения о состоянии аффекта у осужденного, защитник полагает, что суд сделал ошибочные выводы о возникновении аффекта вследствие длительной психотравмирующей ситуации, вызванной его состоянием здоровья, а не систематическим неправомерным поведением потерпевшего, что привело к неправильной квалификации действий Морозова. Кроме того, суд не учел смягчающее наказание обстоятельство, такое как противоправное поведение потерпевшего, явившееся поводом для совершения преступления, оставил без внимания, что Морозов не судим, имеет заболевание головного мозга необоснованно не применил ст. 64 УК РФ при назначении наказания.

По делу поступили возражения представителя потерпевшей Р.

на апелляционное представление государственного обвинителя, в той части, в которой предлагается учесть заболевание осужденного в качестве смягчающего обстоятельства и против апелляционной жалобы защитника осужденного.

В возражениях государственного обвинителя ставится вопрос о необоснованности апелляционной жалобы адвоката Чурсановой СВ., об отсутствии оснований для переквалификации действий Морозова А.Г. на ч. 1 ст.107УКРФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционных жалоб, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Выводы суда о фактических обстоятельствах деяния, совершенного Морозовым, который нанес удар ножом С в грудную клетку причинив ему смерть, подтверждаются доказательствами, которые суд привел в приговоре, а именно: показаниями свидетелей К Л С П К Н Д П С Т,

показаниями на предварительном следствии свидетелей Г Л Г М Р подозреваемого Морозова А.Г., протоколом следственного эксперимента от 18 ноября 2014 года с участием свидетеля П пояснившего об обстоятельствах нанесения удара ножом Морозовым (т.2 л.д. 37-41, 42-44), заключением эксперта о возможности механизма причинения повреждения, описанного П (т.З л.д. 234-241); протоколом выемки диска СО-К\У с запись телефонного разговора с мужчиной, сообщившего о причинении человеку ножевого ранения (т.З л.д. 117-119) и протоколами осмотра и прослушивания указанной аудиозаписи (т.2 л.д. 156-159; т.4 л.д. 178-180); протоколом осмотра места происшествия (т.1 л.д. 45-50); протоколом выемки ножа (т.З л.д. 85-87); заключением эксперта о наличии на ноже следа папиллярных линий, образованных большим пальцем правой руки Морозова А.Г. (т.З л.д. 207-211); протоколом выемки куртки у подозреваемого Морозова А.Г., заключением эксперта о наличии на трупе С раны задней поверхности грудной клетки и причине его смерти, наступившей от обильной кровопотери вследствие повреждения левой почечной артерии (т.З л.д. 188-196); заключением эксперта о наличии на клинке ножа, куртке Морозова следов крови принадлежащих С (т.4 л.д. 6-40).

На основании совокупности доказательств по делу, которые в приговоре получили надлежащую оценку, суд пришел к правильному выводу о доказанности фактических обстоятельств деяния, совершенного Морозовым.

Действия Морозова по ч. 1 ст. 105 УК РФ, как умышленное причинение смерти, суд правильно квалифицировал, исходя из фактических обстоятельств дела, установленных судом.

Доводам защиты о том, что имеются основания для переквалификации действий осужденного на ч.1 ст. 107 УК РФ, поскольку Морозов совершил преступление в состоянии аффекта, судом дана надлежащая оценка в приговоре.

Как следует из экспертного заключения психолого-психиатрической экспертизы № 471 от 19 мая 2015 года, у Морозова в период предшествующий преступлению имела место длительная психотравмирующая ситуация, обусловленная проблемами со здоровьем Ухудшение состояния здоровья, приводило к постепенному и постоянному накоплению эмоционального напряжения, что усугублялось сложной ситуацией на работе. Совокупность объективных и субъективных факторов привели к истощению личностных ресурсов Морозова, снижению уровня эмоциональной устойчивости и порога фрустрации, а также расширению спектра раздражителей, которые воспринимались как повышенно субъективно значимые. По выводам экспертов в момент правонарушения Морозов находился в состоянии аффекта, протекавшего в форме эмоционального напряжения, а действия лиц, проникших в его автомобиль послужили внешним раздражителем, в связи с которым состояние эмоционального напряжения Морозова разрешилось путем аффективной разрядки в момент нанесения удара ножом.

Оценивая экспертное заключение, суд пришел к выводу, что возникший у осужденного аффект вызвала длительная психотравмирующая ситуация, которая была обусловлена не действиями потерпевшего, а состоянием здоровья осужденного.

При этом из анализа содержания ст. 107 УК РФ суд пришел к правильному выводу, что при возникновении аффекта, вызванного длительной психотравмирующеи ситуацией, сама такая ситуация должна быть обусловлена систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

В рассматриваемом случае по делу судом не установлено фактических обстоятельств, позволяющих прийти к выводу, что со стороны потерпевшего имела место система противоправных действий, которая бы обусловила длительную психотравмирующую ситуацию для осужденного.

При таких обстоятельствах выводы суда об отсутствии правовых оснований для квалификации действий Морозова по ч.1 ст. 107 УК РФ являются правильными.

Суд пришел к правильному выводу, что Морозов действовал с умыслом на убийство, поскольку исходя из содержания его действий, не мог не предвидеть наступление смерти от этих действий.

В то же время доводы апелляционного представления и жалобы представителя потерпевшего о том, что умыслом осужденного охватывались возраст потерпевшего и его беспомощное состояние, Судебная коллегия считает ошибочными.

Как установлено судом Морозов видел потерпевшего, хотя и при наличии уличного освещения, однако в темное время суток и только со спины, лица подростка не видел. Вопреки доводам представления и жалобы антропометрические данные потерпевшего, однозначно о его возрасте не свидетельствовали. Суд, вопреки доводам представления, привел суть показаний свидетелей П , Б А , Ш которые сообщили о высоком росте и плотном телосложении С , в связи с чем он выглядел старше своих лет. При звонке в полицию Морозов не сообщал о совершении преступления в отношении подростка, а при задержании по показаниям сотрудников полиции П и Н Морозов выразил удивление относительно возраста потерпевшего, о котором они ему сообщили. Ошибся в определении возраста потерпевшего и сам Н по прибытии на место происшествия.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о недоказанности осознания осужденным малолетнего возраста потерпевшего.

Указанный вывод суда является правильным, поскольку неустранимые сомнения в виновности осужденного (в осознании им возраста потерпевшего) суд в силу ч.З ст. 14 УПК РФ обязан толковать в пользу осужденного. При этом вопреки доводам представления и жалобы представителя потерпевшего показания свидетелей П , Да П ,К Л Н и других свидетелей выводов суда в указанной части не опровергают.

Доводы представителя потерпевшего о том, что С являлся лицом находящимся в беспомощном состоянии, в связи с тем, что располагался к осужденному спиной, на законе не основаны и, кроме того, убийство беспомощного лица Морозову не вменялось, а суд за пределы предъявленного обвинения выходить не вправе (ст.252 УПК РФ).

В связи с изложенным доводы апелляционного представления и жалобы представителя потерпевшего о необходимости переквалификации действий Морозова на п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ обоснованными признать нельзя.

Наказание Морозову назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ, является справедливым. Суд учел при этом все имеющие значение для назначения наказания обстоятельства дела, которые указаны в приговоре.

Довод о том, что суд не учел состояние здоровья Морозова основанием для изменения приговора не является, поскольку данное обстоятельство прямо не предусмотрено ч.1 ст. 61 УК РФ. В то же время данное обстоятельство при назначении наказания фактически учтено, но в другой формулировке, поскольку суд учел в качестве смягчающего наказания обстоятельства совершение Морозовым преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств (п. «д» ч.1 ст. 61 УК РФ), в то время как из материалов дела следует, что помимо состояния здоровья других тяжелых жизненных обстоятельств в случае с Морозовым не усматривается. В связи с изложенным по доводам апелляционных жалоб и представления оснований для отмены либо изменения приговора не усматривается.

Руководствуясь ст.38915, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Воронежского областного суда от 28 июня 2016 года в отношении Морозова А Г оставить без изменения, а апелляционные представление, жалобы защитника и представителя потерпевшего - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 107 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта