Информация

Решение Верховного суда: Определение N 5-АПУ16-38СП от 30.08.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 5-АПУ16-38сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 3 0 августа 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Кулябина В.М.,

судей Ситникова Ю.В. и Эрдыниева Э.Б.

с участием осужденных Волчкова В.В., Волчкова И.В., Понкратова В.М., защитников - адвокатов Смирнова О.А., Лихачева С.Д., Субботина Ю.А. и Васильевой И.В., прокурора Самойлова И.В., потерпевшей П.,

секретаря судебного заседания Багаутдинова Т.Г.,

рассмотрела уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Понкратова В.М., защитников Васильевой И.В., Субботина Ю.А., Смирнова О.А. и Лихачева С.Д. на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 19 апреля 2016 года, по которому

Понкратов В М

несудимый,

осужден по ч. 4 ст. 33, пп. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев по ч. 4 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 9 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года,

Волчков В В

несудимый,

осужден по пп. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 10 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года.

Волчков И В ,

несудимый,

осужден по ч. 5 ст. 33, пп. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 4 месяца, по ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 5 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год 10 месяцев.

Решена судьба вещественных доказательств, в том числе на основании п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ конфискована автомашина «Форд Фокус 3», государственный регистрационный знак О 478 НХ 77.

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю.В., выступления осужденных Волчкова ВВ., Волчкова И.В., Понкратова В.М., защитников - адвокатов Смирнова О.А., Лихачева С.Д., Субботина Ю.А. и Васильевой И.В. в обоснование доводов апелляционных жалоб, возражения прокурора Самойлова И.В. и потерпевшей П Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей осуждены Волчков В.В. за убийство П ., сопряженное с разбоем, а также за разбой в особо крупном размере, составляющем 3990000 рублей, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей; Понкратов В.М. за подстрекательство к совершению указанных преступлений, а Волчков И.В за пособничество в их совершении.

В апелляционных жалобах: осужденный Понкратов В.М. просит отменить приговор суда, мотивирует это тем, что вывод о его виновности основан на предположениях, в ходе судебного разбирательства в нарушение закона на присяжных заседателей оказывалось незаконное воздействие со стороны государственного обвинителя, который неоднократно доводил информацию о преступлении, в совершении которого обвинение не предъявлялось; при оглашении показаний Волчкова В В . государственным обвинителем намеренно выделялся способ убийства, однако объяснения Вочкова В В . в этой части не выслушаны; государственный обвинитель называл Волчкова ВВ. убийцей; в деле отсутствовали такие доказательства как видеозапись наблюдения, данные компьютера, которые могли опровергнуть заявление государственного обвинителя о том, что недостача денежных средств в размере 1,5 млн. рублей не погашена, кроме того, не представлена тетрадь, в которой П отражала прибыль, хотя государственный обвинитель ссылался на данный документ; в нарушение ч. 1 ст. 276 УПК РФ государственный обвинитель частично огласил его (Понкратова В.М.) показания, смысл которых из-за этого был искажен председательствующим не приняты замечания защиты на проект вопросного листа, в частности не поставлен вопрос о совершении им менее тяжкого преступления - заранее не обещанного укрывательства преступлений; в I напутственном слове председательствующий также напомнил показания

1 Волчкова ВВ., делая акцент на способ убийства, ссылался на преступление которое не вменялось осужденным; ,

защитник Лихачев С.Д. просит отменить приговор суда в отношении Волчкова ИВ., ссылаясь на допущенные в ходе судебного заседания нарушения уголовно-процессуального закона, поскольку государственный обвинитель неоднократно заявлял, что Волчков В.В. является убийцей данное обстоятельство явилось поводом заявить отвод государственному обвинителю, который необоснованно был отклонен; также государственный обвинитель в нарушение требований ст. 335 УПК РФ высказывал мнение о том, что осужденные органами предварительного расследования будут обвиняться в другом преступлении; перед присяжными заседателями не был поставлен вопрос о виновности Волчкова И.В. в совершении разбоя, хотя он осужден за данное преступление;

защитник Смирнов О.А. утверждает, что приговор суда в отношении Волчкова В В . является незаконным и необоснованным, постановленным с нарушением уголовно-процессуального закона, а выводы, изложенные в нем не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела; защитник просит изменить приговор, оправдать Волчкова В.В. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного пп. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ поскольку перед коллегией присяжных заседателей не ставился вопрос о виновности в разбое, сопряженном с причинением тяжкого вреда здоровью человека; согласно материалам дела Волчков В.В. принял решение об убийстве П из корыстных побуждений, данное обстоятельство по мнению защитника, свидетельствует об отсутствии состава преступления предусмотренного п. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ; отмечает также необоснованность признания недопустимым доказательством явки с

1

!

Г повинной Волчкова ВВ.

Защитники Субботин Ю А. и Васильева И.В в совместной апелляционной жалобе также просят отменить приговор как незаконный и необоснованный, утверждают, что в стадии судебного следствия допущены нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие необоснованность вердикта коллегии присяжных заседателей; государственные обвинители оказывали психологическое давление на коллегию присяжных заседателей тем, что доводили сведения о причастности осужденных к совершению другого преступления, а председательствующий должным образом не реагировал на это; государственным обвинителем частично оглашались протоколы следственных действий; показания Волчкова В.В о предложенном Понкратовым В.М. способе убийства потерпевшей П.

с использованием металлических прутьев являлись недопустимыми доказательствами, поскольку в процессе предварительного расследования Волчков ВВ. отказался от этих показаний; в нарушение положений ст 276 УПК РФ, показания Понкратова В.М. оглашались без обоснования стороной обвинения существенности противоречий; ходатайство защиты об оглашении показаний в полном объеме не было удовлетворено, кроме того, Понкратов В.М. был лишен возможности дать объяснения по поводу указанных показаний; ссылаясь на допущенные нарушения положений ст. 338 и 339 УПК РФ, защитники утверждают, что председательствующий огласил проект вопросного листа непосредственно после удаления присяжных заседателей из зала судебного заседания по окончанию прений сторон; в вопросный лист были включены все фактические данные, образующие фабулу обвинения чем заранее были определены контуры описательной части будущего приговора; при этом замечания стороны защиты не были учтены формулировка вопросов № 2, 5 и 8 не позволяла разграничить роль Понкратова В.М. и других осужденных в преступлениях председательствующий отказал в постановке альтернативного вопроса об ответственности Понкратова В.М. за менее тяжкое преступление укрывательство преступлений; защитники отмечают, что формулировка обвинительного заключения не позволяла рассмотреть уголовное дело по существу, в нем указывались конкурирующие признаки убийства: из корыстных побуждений и сопряженного с разбоем; ходатайство защиты о возвращении дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения в суде было необоснованно отклонено; в результате обстоятельства свидетельствующие о мотиве и цели действий Понкратова В.М, не были указаны председательствующим в основном вопросе.

В письменных возражениях на доводы апелляционных жалоб государственный обвинитель Игнатова просит оставить без изменения приговор суда.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы сторон Судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым, а доводы апелляционных жалоб - несостоятельными.

Согласно ст. 389 7 УПК РФ одним из оснований отмены приговора суда, вынесенного с участием присяжных заседателей, являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным |

1 путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Таких нарушений при рассмотрении уголовного дела в отношении Волчкова ВВ., Волчкова И.В. и Понкратова В.М. не допущено. !

Ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору со стадии предварительного слушания было надлежаще рассмотрено судом и обоснованно оставлено без удовлетворения, в связи с отсутствием предусмотренных ст. 237 УПК РФ оснований. Ссылка в обвинительном заключении на конкурирующие признаки убийства не препятствовала рассмотрению уголовного дела судом, поскольку излишне вмененные признаки суд вправе исключить из объема обвинения. '

Уголовное дело рассмотрено судом с участием присяжных заседателей в связи с заявленным ходатайством Понкратова В.М. при отсутствии оснований для выделения уголовного дела в отношении Волчкова И.В. и Волчкова ВВ. в отдельное производство. В этой части вынесено мотивированное постановление следователя и приведены убедительные мотивы в постановлении судьи о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания.

Из протокола судебного заседания следует, что коллегия присяжных заседателей была сформирована надлежащим образом. >

В ходе судебного следствия исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями предусмотренными ст. 334 УПК РФ. ?

Председательствующий обеспечивал проведение судебного разбирательства в пределах предъявленного обвинения, своевременно реагировал на допускаемые нарушения сторон, разъяснял присяжным заседателям, что они не должны учитывать данные обстоятельства при вынесении вердикта.

Довод о незаконном воздействии государственных обвинителей на присяжных заседателей безоснователен. Вступительное заявление государственного обвинителя Палагиной А.В., изложившей существо предъявленного Понкратову В.М., Волчкову И.В. и Волчкову В.В обвинения, не содержало недопустимых сведений.

В ходе судебного следствия государственные обвинители Палагина А.В., Игнатова Н.И., Львович АС. в рамках своих полномочий представляли доказательства, участвовали в их исследовании, излагали свое мнение по возникающим вопросам. Протокол судебного заседания не содержит данных об использовании ими методов психологического давления на присяжных заседателей. Высказывание государственного обвинителя Львовича А.С. о том, что Волчков ВВ. является убийцей потерпевшей П соответствовало предъявленному обвинению. Заявленный в связи с данным обстоятельством отвод государственному обвинителю правильно признан необоснованным.

Протоколы следственных действий с участием осужденных были оглашены в соответствии с требованиями закона, с учетом предъявленного обвинения и особенностей рассмотрения данного уголовного дела. Во время допросов, выступлений в прениях, с последним словом и в репликах право осужденных сообщить присяжным заседателям любые сведения относящиеся к их компетенции, не было ограничено. Так, после оглашения показаний Понкратова В.М. выяснялось его отношение к данным протоколам следственных действий. В удовлетворении ходатайств о повторном оглашении показаний Понкратова В.М. в части деятельности ОАО КБ « и далее по тексту было отказано, так как в этой части отсутствовали противоречия с показаниями, данными в судебном заседании Отказ в удовлетворении ходатайств о повторном оглашении других протоколов следственных действий также был обоснован.

Присяжным заседателям были предъявлены лишь допустимые доказательства.

Из показаний Волчкова ВВ., которые даны в ходе предварительного расследования, видно, что Понкратов В.М. предложил ему совершить убийство П с использованием металлических прутьев, однако он отказался от этого способа и решил задушить жертву. Доведение указанных сведений до присяжных заседателей не противоречило закону, не выходило за рамки предъявленного обвинения. Волчков В.В. давал такие показания в присутствии защитника, последующий его отказ от этих показаний не влечет их признание недопустимым доказательством.

Сторона защиты не заявляла ходатайств об истребовании дополнительных доказательств, таких как видеозаписи, данные компьютера и тетради с фиксацией прибыли, которые, по мнению осужденного Понкратова В.М., свидетельствуют о погашении им денежной задолженности по месту работы.

Из материалов дела следует, что все заявленные по делу ходатайства в том числе о признании доказательств недопустимыми, рассмотрены правильно, необоснованных отказов в их удовлетворении не допущено.

Явки с повинной Волчкова ВВ. и Волчкова И.В. обоснованно признаны недопустимыми доказательствами, полученными с нарушением их права на защиту. Однако изложенные в данных документах сведения признаны смягчающими наказание обстоятельствами, в том числе в качестве активного способствования раскрытию и расследованию преступлений изобличению других соучастников, розыску имущества, добытого в результате совершения преступлений.

Во время выступлений в прениях каждая из сторон изложила отношение к предъявленному обвинению на основе своей оценки представленных доказательств. При сообщении государственным обвинителем Палагиной о том, что Понкратов и Волчков чувствовали себя безнаказанными за первое убийство, председательствующий своевременно прервал ее выступление и обратился к присяжным заседателям с просьбой не учитывать сказанное, также в напутственном слове повторил эту же просьбу Оснований считать, что данное обстоятельство повлияло на вердикт коллегии присяжных заседателей, не имеется.

Напутственное слово председательствующего соответствовало требованиям ст. 340 УПК РФ. Высказываний, выходящих за пределы предъявленного обвинения, не допускалось.

Вопросный лист сформулирован правильно, как это предусмотрено ст. 338, 339 УПК РФ.

В первом вопросе правильно указано о всех признаках двух преступлений - разбоя и сопряженного с этим убийства, совершенных одним действием. Вопреки доводам авторов апелляционных жалоб, в вопросах № 2, 5, 8 отражена роль каждого из осужденных в совершении преступлений.

Процедура обсуждения проекта вопросного листа не нарушала прав сторон, которые имели достаточное время для представления замечаний и предложений. Председательствующий подготовил проект вопросного листа в совещательной комнате, а после оглашения копии проекта передал каждому из участников судебного разбирательства. Далее в связи с окончанием рабочего дня был объявлен перерыв до 11 часов следующих суток.

Высказанные замечания и предложения сторон при формировании вопросного листа не влекут их безусловное принятие.

Защитником Васильевой И.В. была предложена, в частности формулировка вопроса № 3 о доказанности того, что Понкратов В.М. в период с 24 по 25 июля 2014 года, узнав от Волчкова ВВ. о совершенном им лишении жизни П В., скрыл ставшую ему известной информацию от сотрудников правоохранительных органов. Причем предполагалось ответить на данный вопрос в случае отрицательного ответа на второй вопрос.

Отказ в постановке дополнительного вопроса не препятствовал принятию присяжными заседателями версии защиты, о которой они были осведомлены, путем отрицательного ответа на второй вопрос, либо утвердительного ответа с исключением определенных действий.

Вердикт коллегии присяжных заседателей вынесен в порядке предусмотренном ст. 343 УПК РФ.

В соответствии с установленными коллегией присяжных заседателей обстоятельствами правовая оценка действий осужденных является правильной. Ссылка защитника на то, что доказано убийство по признаку корыстных побуждений, исключающему квалификацию действий осужденных по пп. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, предусматривающим ответственность за разбой, безосновательна.

Поскольку отсутствуют сомнения в объективности вердикта коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных, несостоятельны доводы о неправильной оценке доказательств, о непричастности осужденных к совершению преступлений.

Психическое состояние Волчкова В.В., Волчкова И.В. и Понкратова В.М. проверено, они обоснованно признаны вменяемыми.

Наказание каждому из них назначено в соответствии с требованиями закона. При этом учтены все установленные по делу обстоятельства Оснований для смягчения наказания не имеется.

Конфискация автомашины, которая являлась средством совершения преступлений, соответствует требованиям п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ.

Руководствуясь ст. 38920, 38928 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 19 апреля 2016 года в отношении Понкратова В М , Волчкова В В и Волчкова И В оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 104.1 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта