Информация

Решение Верховного суда: Определение N 10-АПУ14-11 от 13.11.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 10-АПУ14-11

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Гор. Москва 13 н о я б р я 2014 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткина А.С.,

судей Климова А.Н. и Истоминой Г.Н.,

при секретаре Барченковой М.А рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденных Ивашова А.В., Полудницына С.А., адвокатов Крупка Н.В., Широковой Н.В. на приговор Кировского областного суда от 15 июля 2014 года, которым

ИВАШОВ А В

ранее не судимый осужден по ст. ст. 105 ч. 2 п. «и», 167 ч. 2, 69 ч. 3 УК РФ на 16 лет лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев и установлением, в соответствии со ст. 53 УК РФ, со следующими ограничениями: не выезжать после отбытия основного наказания за пределы территории муниципального образования - с места его постоянного жительства и не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в данный орган два раза в месяц для регистрации; по ст. 167 ч. 2 УК РФ - 2 года лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 3

УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено ИВАШОВУ А.В наказание - 16 лет лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев и установлением в соответствии со ст. 53 УК РФ следующих ограничений: не выезжать после отбытия основного наказания за пределы территории муниципального образования - с места его постоянного жительства и не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в данный орган два раза в месяц для регистрации, с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

ПОЛУДНИЦЫН С А

ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. «и» УК РФ на 15 лет лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев и установлением, в соответствии со ст. 53 УК РФ, со следующими ограничениями: не выезжать после отбытия основного наказания за пределы территории муниципального образования - с места его постоянного жительства и не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в данный орган два раза в месяц для регистрации; по ст.ст.30 ч.З, 105 ч.2 п.п. «а,и» УК РФ - на 10 лет лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев и установлением, в соответствии со ст. 53 УК РФ, со следующими ограничениями: не выезжать после отбытия основного наказания за пределы территории муниципального образования - с места его постоянного жительства и не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в данный орган два раза в месяц для регистрации; по ст. 119ч. 1 УК РФ - на 200 часов обязательных работ на объектах, определяемых органами местного самоуправления, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено ПОЛУДНИЦЫНУ С.А. наказание - 19 лет лишения свободы, с ограничением свободы на срок 2 года и установлением в соответствии со ст. 53 УК РФ следующих ограничений: не выезжать после отбытия основного наказания за пределы территории муниципального образования - с места его постоянного жительства и не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в данный орган два раза в месяц для регистрации, с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Ивашова А.В. в пользу:

- К - рублей в счет компенсации морального вреда; рублей копеек - в счет компенсации затрат, связанных с погребением погибшего К рублей - в качестве оплаты услуг представителя; рублей - в счет компенсации затрат на проезд участников процесса;

-Ш рублей в счет компенсации морального вреда; рублей - в качестве оплаты услуг представителя потерпевшего; рублей - в счет компенсации затрат на проезд участников процесса;

- К - рублей в счет возмещения материального вреда.

Постановлено взыскать с Полудницына С.А. в пользу:

- С - рублей в счет компенсации морального вреда; рублей - в счет компенсации затрат на проезд участников процесса;

- К - рублей в счет компенсации морального вреда; рублей - в счет компенсации затрат связанных с погребением погибшего К

-К -5 руб. в счет компенсации морального вреда; рублей - в счет компенсации затрат на проезд участников процесса.

Постановлено взыскать с Ивашова А.В. и Полудницына С.А. в пользу К - рублей - в качестве оплаты услуг представителя потерпевшего; рублей - в счет компенсации затрат на проезд участников процесса.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения осужденных Ивашова А.В. и Полудницына С.А., адвокатов Баранова А.А. и Артеменко Л.Н., полагавших приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, мнение прокурора Кривоноговой Е.А полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

Ивашов А.В. признан виновным в убийстве К из хулиганских побуждений, а также в умышленном повреждении чужого имущества, повлекшем причинение значительного ущерба из хулиганских побуждений.

Полудницын С.А. признан виновным в убийстве К.

из хулиганских побуждений, в угрозе убийством К,

а также в покушении на убийство двух лиц: К и С из хулиганских побуждений.

Данные преступления совершены ими в ночь с 12 на 13 июня 2013 года на берегу расположенного на территории района области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В суде Ивашов А.В. вину свою признал, а Полудницын С.А не признал.

В апелляционных жалобах (с дополнениями):

осужденный Ивашов А.В. утверждает, что суд назначил ему чрезмерно суровое наказание, без должного учета признания им своей вины, явки с повинной; полагает, что суд обязан был применить к нему положения ст. 62 ч. 1 УК РФ и назначить менее строгое наказание; просит с применением ст. 62 УК РФ смягчить ему наказание;

адвокат Крупка Н.В. в интересах осужденного Ивашова А.В указывает, что действиям его подзащитного дана неверная юридическая оценка; Ивашов вернулся на берег пруда из-за того что потерял телефон, Полудницына в свои планы не посвящал и первый удар ему нанесли потерпевшие; в суде никто не показывал что Ивашов вернулся к месту отдыха рыбаков с какими-то претензиями; поскольку Ивашова ударили, то он схватил нож и стал им наносить удары нападавшим в целях самообороны, а не с целью убийства; просит приговор изменить, переквалифицировать действия Ивашова с п. «и» ч. 2 ст. 102 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ и, с учетом смягчающих обстоятельств, назначить ему наказание с применением ст. 64 УК РФ;

осужденный Полудницын С.А. указывает, что показания потерпевшего С являются недостоверными; в суде он утверждал, что потерял сознание, а на очной ставке показывал, что память не терял (т.8 л.д.39-45); видел, что удары наносились ножом снизу вверх, но эти показания опровергаются медицинскими экспертизами, согласно которым у потерпевших имеются раны нанесенные спереди назад, слева на право, горизонтально или сверху вниз; свидетель К на следствии показывал, что ударов ножом он не видел (т.2 л.д.179-182, 185-189), а затем стал утверждать, что видел, как он ударил С в живот, и что рядом с ним упал К ; место драки светом автомобильных фар и от костра не освещалось, а в суде потерпевший С пользовался очками, поэтому не мог с достоверностью видеть происходящие события; потерпевший К на следствии также показывал, что он не видел, как наносились потерпевшим удары ножом; протоколы опознания осужденных с участием С , К и К являются недостоверными доказательствами, поскольку опознание было произведено по общим признакам, а не по индивидуальным; в своих показаниях на следствии К перепутал его с Ивашовым из дела пропали первичные показания потерпевшего С данные им до 15.07.2013; показания С по поводу его одежды являются противоречивыми; утверждает, что драку спровоцировал К который первым ударил Ивашова фляжкой по голове; К он ножом не угрожал, и потерпевший его оговаривает; дело рассмотрено с обвинительным уклоном, поскольку ходатайства стороны защиты о проведении дополнительных экспертиз и о допросе эксперта А были необоснованно отклонены; суд не учел, что с первого дня следствия Ивашов последовательно показывал, что он один причинил ножевые ранения потерпевшим; а в суде Ивашов отказался давать показания, поскольку дал полные показания на следствии; отрицает что палкой нанес удар С ; предварительное следствие проведено необъективно, так как следователь Р был знаком с потерпевшими, ему был заявлен отвод, но он продолжил следствие по делу (т.8 л.д.39-45); его не проверили на полиграфе и в это время из дела пропали первичные материалы; суд не устранил имеющиеся противоречия и обязан был все сомнения истолковать в пользу подсудимых; приводит свой анализ имеющимся в деле доказательствам и дает свою оценку произошедшим событиям протокол судебного заседания составлен неполно и необъективно недопустимыми по делу доказательствами являются: палка поскольку она по внешнему виду противоречит описанию эксперта (т.6 л.д.9-12), протокол следственного эксперимента (т.2 л.д.51-55, 58-62), поскольку в деле нет видеозаписи, а она проводилась, а также и то, что в нем принимали участие потерпевшие; просит также признать недопустимыми доказательствами: протоколы проверки показаний С и его дополнительного допроса проверки показания К (т.2 л.д.22-26, 27-31, 190-195), поскольку им задавались наводящие вопросы; протокол опознания С Ивашова и Полудницына, поскольку его показания даны не от первого лица; заключение эксперта (т.5 л.д.200-243), поскольку эксперт руководствовался домыслами К и при производстве данной экспертизы допущены нарушения; на К ножом не замахивался и не угрожал ему убийством что подтверждается постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела (т.1 л.д. 62); суд необоснованно отказал в ходатайстве о проведении с его участием следственного эксперимента; в показаниях С ,К иК

имеются противоречия по поводу освещения, местонахождения автомобилей и участников драки; суд не объяснил, почему он признал достоверными показания потерпевшей стороны, и отверг показания подсудимых; утверждает, что мотив преступления установлен неверно, что он и Ивашов не могли предъявлять претензии жителям района, поскольку он проживал в

области и по национальности является русским Ивашов последовательно показывал, что вернулся за телефоном пошел к костру, но его ударил К фляжкой-канистрой, а он (Полудницын) в это время спал; автомобильные колеса и стекла Ивашов повредил не из-за хулиганских побуждений, а потому, что боялся погони; он (Полудницын) проснулся и попытался разнять дерущихся, убивать никого не хотели; просит приговор отменить и его оправдать; переквалифицировать действия Ивашова на ст. 111 ч. 4 УК РФ и пересмотреть иски потерпевших;

адвокат Широкова Н.В. в интересах осужденного Полудницына С.А. указывает, что показания потерпевшего С , свидетелей К иК противоречивы и недостоверны; а показания Ивашова и Полудницына по обстоятельствам произошедшего являются последовательными и непротиворечивыми; в суде С заявил, что видел, как Полудницын нанес К несколько ударов ножом в область живота, а на следствии показывал, что не видел, как Полудницын наносил удары последнему (т.2 л.д.3-7); в суде свидетель К

утверждал, что Полудницын стоял в 3-5 метрах от К видел, как тот ударил С в живот, отчего он упал на землю, а на следствии (т.2 л.д.168-172) он так не утверждал; деревянная палка незаконно признана в качестве вещественного доказательства поскольку потерпевший С в суде показал, что он сомневается в ее применении; кроме того, ее описание при изъятии существенно отличается по размеру и цвету от осмотренной палки в суде; эксперт Ф делал свое заключение на основании СМЭ № 97 и № 98, в которых описаны ранения с одинаковыми признаками а он без каких-либо оснований сделал вывод о невозможности причинения ранений потерпевшим одним орудием; при таких обстоятельствах суд незаконно отказал ей и Полудницыну в проведении повторной комплексной судебно-медицинской экспертизы, в дополнительном допросе эксперта, в проведении комплексной судебно-криминалистической экспертизы, чем было нарушено право обвиняемого на защиту; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение.

В возражениях представители потерпевших С Б потерпевшие К К С государственный обвинитель Сухомлин Д.С не согласны с доводами жалоб и просят оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы жалоб судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор постановлен правильно.

С доводами Полудницына С.А. о его необоснованном осуждении согласиться нельзя.

Так, из показаний потерпевшего С в суде и на предварительном следствии усматривается, что 12.06.2013 года он вместе с К К и К на автомобилях и приехали на рыбалку на К ним присоединились ранее незнакомые Ивашов и Полудницын, с которыми они совместно распивали водку. Полудницын, узнав, что большинство из них русские по национальности, стал высказывать претензии, что они приехали на «чужой» пруд, который исторически принадлежит марийцам. Находившийся вместе с ними в компании К , был марийцем по национальности, и ему удалось предотвратить конфликтную ситуацию. После этого компания продолжила употреблять спиртное, и через некоторое время Ивашов и Полудницын уехали, а они стали готовиться ко сну Примерно через 40 мин. Ивашов и Полудницын вернулись. Он видел, как Полудницын, выйдя из автомобиля, подбежал к К и нанес ему несколько ударов ножом в область живота. В это время он услышал крик К о том, что у нападавших имеется нож. Полудницын подбежал к нему и ударил его палкой по голове, от удара он нагнулся, и в это время Полудницын ударил его в живот ножом. Упав на землю, он видел в свете фар, как Ивашов, который в это время находился рядом с К , ударил того несколько раз ножом в область груди или живота. Действия Полудницына и Ивашова, он разглядел хорошо т.к. берег пруда был освещен горевшим костром и фарами автомобиля (т.2 л.д. 3-7, т.8 л.д. 39-45).

Суд показания потерпевшего С обоснованно признал достоверными, поскольку они согласуются с протоколами опознаний, проведенных 15.07.2013 года и 17.07.2013 года, в ходе которых потерпевший С опознал Ивашова А.В. и Полудницына С.А., как лиц, которых он наблюдал в ночь с 12.06.2013 года на 13.06.2013 года на берегу пруда

района области. При этом С показал, что именно Полудницын С.А. сначала ударил его по голове палкой, а затем нанес ему удар ножом в живот (том № 2 л.д. 8-14, 15-21), а также с протоколом проверки показаний на месте с участием потерпевшего С в ходе которого последний находясь на берегу пруда в районе

области, подтвердил ранее данные им показания о нападении на него Полудницына С.А. в ночь с 12.06.2013 года на 13.06.2013 года, показал конкретное место, где тот причинил ему телесные повреждения, а также рассказал о механизме их причинения и локализации. С также указал место, с которого он наблюдал, как Ивашов А.В. нанес ножом несколько ударов К а Полудницын С.А. нанес несколько ударов ножом К (том № 2 л.д. 27-50).

Вопреки доводам жалоб Полудницына С.А., впервые С.

был допрошен в качестве потерпевшего 15 июля 2013 года (т.2 л.д.3-6), и в представленных материалах нет достоверных сведений о том, что он допрашивался по настоящему делу и ранее. В суде потерпевший С показал, что проблем у него со зрением нет, он настаивает на том, что К и его резал Полудницын, а К убивал Ивашов. После нанесенных ему ударов потерял сознание только на две секунды. Допущенное на следствии противоречие в описании верхней одежды Полудницына объяснил усталостью и плохим самочувствием (т. 10 л.д.31-33).

Показания потерпевшего С о том, что Полудницын С.А. нанес ему ножевое ранение путем нанесения удара снизу вверх, подтверждается заключением криминалистической экспертизы, согласно которому на куртке и жилете С изъятых при осмотре места происшествия имеются щелевидные повреждения, которые были нанесены колюще-режущим предметом (ножом) снизу вверх, острие лезвия направлено вверх (т.6 л.д.27-30), а также показаниями свидетеля К (т. 10 л.д. 12).

Приведенные показания потерпевшего С согласуются с показаниями свидетеля К из которых следует, что после, как Полудницын и Ивашов на автомобиле вернулись, то Ивашов сразу же побежал к нему, а Полудницын - в сторону, где находились С ,К и К которые еще не успели лечь спать. Подбегая, Ивашов замахнулся на него рукой и в это время он услышал крик К , о том, что у кого-то из нападавших имеется нож. Испугавшись, он схватил флягу, которой ударил Ивашова, после чего побежал от него в сторону автомобиля, где в это время находились остальные мужчины. Добежав до костра, он увидел на земле К и по его позе сразу понял, что К погиб. Рядом с К метрах в 3-5, он увидел стоявшего к нему спиной Полудницына, который ударил С в живот, отчего последний упал на землю и стал руками держаться за живот. Он бросил в Полудницына находившуюся у него в руках флягу, после чего скрылся в кустах, откуда впоследствии услышал звук разбивающихся автомобильных стекол. После того, как Ивашов и Полудницын уехали, он обнаружил лежащих на земле С К иК (том № 2 л.д. 168-172, 185-189).

Помимо этого, показания потерпевшего С и свидетеля К согласуются с показаниями потерпевшего К из которых следует, что он спал в автомобиле и проснулся от звука разбившегося стекла. Выскочил из автомобиля и увидел перед собой Полудницына, который держал в руке нож с клинком длиной около 17 см. Полудницын замахнулся на него ножом и двинулся в его сторону. Испугавшись за свою жизнь, он схватил из костра горящее полено, кинул его в Полудницына и побежал в сторону пруда. Преследуя его, Полудницын выкрикивал угрозы убийством. Находясь на берегу пруда, Полудницын еще некоторое время продолжал выкрикивать в его адрес угрозы убийством, но потом покинул место происшествия. Выйдя на берег он обнаружил К ,С иК с ножевыми ранениями, а также обратил внимание, что у автомобилей и

были проколоты колеса, а на автомобиле еще были разбиты стекла. Добравшись до села , они вызвали сотрудников полиции и скорой помощи.

В ходе расследования, 13.06.2013 года, потерпевший К

опознал Ивашова А.В. и Полудницына С.А., с которыми познакомился вечером 12.06.2013 года на берегу

района области. Впоследствии, спустя некоторое время после знакомства, он вновь наблюдал Полудницына С.А., который напал на него с ножом в руках и угрожал убийством (том № 2 л.д. 136-140, 141-145).

Эти обстоятельства потерпевший К подтвердил 28.06.2013 года, находясь на берегу в районе области (т.2 л.д. 146-151).

Вопреки доводам жалоб, существенных противоречий в показаниях потерпевших С К и свидетеля К данных ими в ходе расследования и в суде, судебная коллегия не усматривает.

В частности, в процессе судебного рассмотрения свидетель К уверенно показал, что он видел, как Полудницын С.А ударил См в живот, предположительно ножом поскольку тот упал и стал держаться руками за живот (т. 10 л.д. 13 об.). Опознал он Полудницына С.А. на следствии не по голосу, а по прическе, телосложению и по росту, но по ошибке назвал его А (т. 10 л.д. 15).

Вопреки доводам жалоб, нарушений норм уголовно процессуального закона, влекущих отмену приговора, не установлено.

Заявленный следователю Р отвод со стороны обвиняемого Полудницына С.А. и его адвоката Широковой Н.В. 19 июля 2013 года руководителем первого отдела СУ СК РФ по

области В был рассмотрен и оставлен без удовлетворения, поскольку данных о прямой или косвенной заинтересованности следователя в исходе дела установлено не было (т.8 л.д.36-38).

Опознания осужденных с участием потерпевших С.,

К свидетеля К были проведены в соответствии с требованиями ст. 193 УПК РФ, и эти доказательства правомерно были допущены к судебному разбирательству (т.2 л.д.8-11,15-18,136-139,141-144,177-178,179-182).

Тщательно проверялись утверждения осужденных и защиты о том, что только один Ивашов причинил все ножевые ранения потерпевшим, и они обоснованно были признаны не соответствующими действительности, так как опровергаются приведенными выше показаниями потерпевших и свидетеля К которые согласуются между собой, а также с протоколами осмотра места происшествия, изъятия, исследования вещественных доказательств, заключениями судебно-медицинских и медико-криминалистических экспертиз.

В частности, по заключению медико-криминалистической судебной экспертизы № 91/2013 от 18.09.2013 года, при проведении сравнительных исследований колото-резаных ран на кожных лоскутах с трупов К и К были установлены существенные различия при небольшом количестве сходств выявленных признаков, что свидетельствует о невозможности причинения данных колото-резаных повреждений К и К одним орудием. При этом в мотивировочной части данного заключения и в таблице №33 указано, что существенные различия в примененных колото резанных орудиях выразились в их размерах (32 мм против 19 мм что зависит от свойства следообразующего орудия, а не от условия и механизма следообразования (том № 5 л.д. 200-243), о чем ошибочно утверждается в жалобах осужденного Полудницына С.А.

Ходатайство защиты и осужденного Полудницына С.А. о проведении повторной медико-криминалистической экспертизы суд обоснованно оставил без удовлетворения, поскольку выводы имеющейся в деле аналогичной экспертизы подробно мотивированы, и оснований сомневаться профессионализме компетенции и объективности эксперта Ф (стаж работы по специальности 18 лет) не имеется (т.9 л.д. 183-185).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № 282 от 03.07.2013 года, у С установлены колото-резаная рана живота, проникающая в брюшную полость повреждением желудка, печени и желудочного пузыря, относящаяся к тяжкому вреду здоровья по признаку опасности для жизни, которое причинено при однократном ударе острым плоским колюще режущим предметом. Имеется также кровоизлияние в склеру левого глаза, не причинившее вреда здоровью, и которое причинено в результате удара твердым тупым предметом (том № 4 л.д. 122-123).

В ходе судебного заседания осматривалась в качестве вещественного доказательства березовая палка, изъятая в ходе осмотра места происшествия, и потерпевший С пояснил, что по длине, размеру и внешнему виду она очень похожа на ту, которой Полудницын нанес ему удар (т. 10 л.д.52-53).

Из явки Ивашова А.В. с повинной усматривается, что, перед тем, как вернуться и «проучить наглецов», именно Полудницын С.А. вооружился палкой от срубленного дерева (т.1 л.д. 111-112).

При таких данных председательствующий судья правомерно не исключил из судебного разбирательства это вещественное доказательство.

Отказывая в ходатайстве адвоката Широковой Н.В. о вызове в судебное заседание экспертов А ,Е иФ , суд в своем постановлении обоснованно указал, что в заключениях названных экспертов № № 98, 316 и 91 каких-либо противоречий не имеется, они полно ответили на все поставленные перед ними вопросы, и у суда отсутствовала необходимость в получении от экспертов дополнительных разъяснений (т. 10 л.д. 52).

Доводы осужденных и защиты о том, что потерпевшие и свидетель К находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ночное время суток, могли перепутать Ивашова с Полудницыным, а также о недопустимости перечисленных выше доказательств, проверялись и правомерно были признаны несостоятельными, о чем суд подробно мотивировал свои выводы в приговоре.

В частности, в суде потерпевший К показал, что огонь от костра освещал место их нахождения, горел свет фар от машины, и на небе была луна, поэтому он хорошо разглядел Полудницына С.А. с ножом в руках, угрожавшего ему, что «кончит его (т. 10 л.д. 16-18).

Выводы суда о виновности Ивашова и Полудницына в содеянном основаны на всей совокупности исследованных в ходе судебного заседания доказательств, не противоречат материалам дела, и поводов сомневаться в их правильности у судебной коллегии не имеется.

Приговором установлено, что в момент причинения потерпевшим телесных повреждений, ни Ивашов А.В., ни Полудницын С.А., не находились в состоянии физиологического аффекта, и этот вывод суда соответствует заключениям психолого психиатрических экспертиз (т.6 л.д. 195-197, 211-213), показаниям потерпевших и свидетеля К а также заключениям судебно-медицинских и медико-криминалистических экспертиз.

Подтверждается материалами дела и вывод суда о том, что С К К К К К каких-либо противоправных действий по отношению к осужденным не совершали, и после их отъезда они готовились ко сну. Однако Ивашов и Полудницын вернулись к месту отдыха потерпевших и заранее вооружившись деревянной палкой, колюще-режущими орудиями, со словами «Ну, и кто здесь кто?!» (т. 10 л.д. 10 об.), внезапно, без объяснения причин, напали на потерпевших и причинили им колюще-режущие ранения.

Причем, как в ходе расследования, так и в суде осужденные и потерпевшие не показывали, что Ивашов или Полудницын перед нападением интересовались телефоном, который якобы мог оставить Ивашов, не заявляли к потерпевшим и других претензий.

Судом дана надлежащая оценка и заключениям судебно медицинских экспертиз о наличии телесных повреждения у Ивашова А.В. и Полудницына С.А. (т.4 л.д.138-139, 154-156),

которые не причинили вреда здоровью и были несоизмеримы по степени тяжести с телесными повреждениями, нанесенных С К иК

При таких данных суд обоснованно пришел к выводу о том, что Ивашов А.В. и Полудницын С.А. во время преступления не находились в состоянии необходимой обороны, напротив, именно они явились инициаторами преступления и совершили посягательства на жизнь и имущество потерпевших из хулиганских побуждений.

Доводы жалоб о том, что обвинением не доказан умысел осужденных на убийство потерпевших, опровергаются фактами причинения смертельных ранений К и К.,

с использованием колото-резанного орудия, а также локализацией и наличием опасного для жизни колото-резаного ранения у С что с достоверностью свидетельствует о покушении и на его жизнь.

Указанное в жалобе постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Полудницына С.А. по ч. 1 ст. 119 УК РФ от 21.11.2013 г. было отменено постановлением заместителя прокурора Яранского района от 22.11.2013 года по причине его необоснованности, и материал направлен на дополнительную проверку (т.1 л.д.64). Впоследствии было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Полудницына С.А. от 11 декабря 2013 года по признакам состава преступления предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК РФ (т.1 л.д.55). Следовательно препятствий для привлечения Полудницына С.А. к уголовной ответственности за данное преступление не было.

В апелляционных жалобах осужденный Полудницын С.А приводит свой анализ имеющимся в деле доказательствам, с которым судебная коллегия согласиться не может, поскольку выводы осужденного основаны на неточных исходных данных и опровергаются совокупностью приведенных выше доказательств допустимость и достоверность которых не вызывает сомнений у судебной коллегии.

Суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела, и действиям Ивашова и Полудницына дал надлежащую юридическую оценку. Оснований для переквалификации действий осужденных на закон о менее тяжком преступлении, как об этом утверждается в апелляционных жалобах не усматривается.

Наказание Ивашову и Полудницыну назначено с учетом содеянного, их личности, смягчающих обстоятельств: явки Ивашова с повинной, его активного способствования раскрытию преступления, полного признания вины и раскаяния в содеянном состояния здоровья Полудницына С.А. и наличия на его иждивении малолетних детей.

При этом суд обоснованно в приговоре указал, что при назначении Ивашову А.В. наказания по ч. 2 ст. 105 УК РФ отсутствуют законные основания для применения к нему положений ч. 1 ст. 62 УК РФ, поскольку санкция этой статьи предусматривает возможность назначения пожизненного лишения свободы или смертной казни. Согласно ч. 3 ст. 62 УК РФ, положения ч. 1 ст. 62 УК РФ не применяются, если соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь. В этом случае наказание назначается в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Назначенное осужденным наказание соразмерно степени общественной опасности содеянного ими, и оснований для изменения категорий совершенных преступлений, применения к ним положений ст. ст. 64, 73 УК РФ и смягчения наказания судебная коллегия не усматривает.

Гражданские иски потерпевших разрешены на основе положений ст. ст. 151, 1064, 1099-1101 ГК РФ, и выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

Протокол судебного заседания составлен в соответствии с требованиями ст. 259 УПК РФ, и поданные Полудницыным С.А. на него замечания рассмотрены председательствующим судьей в установленном законом порядке (т. 10 л.д. 157-162).

При таких данных оснований для отмены или изменения приговора не имеется.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕД ЕЛИЛА:

приговор Кировского областного суда от 15 июля 2014 года в отношении Ивашова А В и Полудницына С А оставить без изменения, апелляционные жалобы адвокатов Крупка Н.В., Широковой Н.В., осужденных Ивашова А.В. и Полудницына С.А. - бдаудовлетворения.

Председательствующий

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 102 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта