Информация

Решение Верховного суда: Определение N 9-АПУ14-10 от 19.05.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 9-АПУ14-10

г.Москва 19 мая 2014 года

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Воронова А.В.

судей Колышницына А.С., Эрдыниева Э.Б.

при секретаре Воронине М.А рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Зар дакова Р.Б., Рахимова А.Т., Холова М.Ф., Субботина М.В., Лебедева И.А Мохова И.С., адвокатов Серебровой СП., Плешкан Н.Г., Кисиной Г.В Травницкого А.М., Астапова А.В., Кирюшкина А.В., Кубасова Н.А., апелляционное представление государственного обвинителя Вачиной В.Б. на при говор Нижегородского областного суда от 17 декабря 2013 года, по которому

ЗАРДАКОВ Р Б

не-

судимый осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 13 лет со штрафом в размере 200 000 рублей и ограничением свободы на 1 год; по ст. 162 ч. 4 п.п. «а,б» УК РФ на 14 лет со штрафом в размере 200 000 рублей и ограничением свободы на 1 год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 300 000 рублей и ограничением свободы на 1 год 6 месяцев;

РАХИМОВ А Т

не-

судимый осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 10 лет со штрафом в размере 100 000 рублей и ограничением свободы на 1 год; по ст. 162 ч. 4 п.п. «а,б» УК РФ на 11 лет со штрафом в размере 100 000 рублей и ограничением свободы на 1 год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 150 000 рублей и ограничением свободы на 1 год 6 месяцев;

ХОЛОВ М Ф

несудимый осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 10 лет со штрафом в размере 100 000 рублей и ограничением свободы на 1 год; по ст. 162 ч. 4 п.п. «а,б» УК РФ на 11 лет со штрафом в размере 100 000 рублей и ограничением свободы на 1 год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 150 000 рублей и ограничением свободы на 1 год 6 месяцев;

СУББОТИН М В

судимый 6

февраля 1996 года по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР к 10 месяцам

лишения свободы; 20 февраля 1996 года по ст. 126 ч. 1 УК

РСФСР на основании ст. 40 ч. 3 УК РСФСР к 10 месяцам

лишения свободы; 25 ноября 1997 года^с учетом изменений,

по ст. 162 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы, освобо­

жден по отбытию наказания 15 ноября 2004 года; 9 января

2008 года по ст. 163 ч. 2 п.п. «а,в», ст. 163 ч. 2 п. «а» УК РФ

к 5 годам лишения свободы, освобожден по отбытию нака­

зания 15 июля 2011 года осужден к лишению свободы по ст.209 ч. 1 УК РФ на 14 лет со штрафом в размере 300 000 рублей и ограничением свободы на 1 год; по ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 4 п.п. «а,б» УК РФ на 7 лет со штрафом в размере 200 000 рублей и ог-

раничением свободы на 1 год; по ст. 163 ч. 2 п. «а» УК РФ на 4 года со штрафом в размере 100 000 рублей и ограничением свободы на 1 год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима со штрафом в размере 450 000 рублей и ограничением свободы на 1 год 6 месяцев;

ЛЕБЕДЕВ И А,

судимый 28 марта 2001 года, с учетом внесен­

ных изменений, по ст. 158 ч. 2 п.п. «а,в,г», ст. 158 ч. 3 УК

РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 20

апреля 2005 года по отбытию наказания; 9 ноября 2009 года^

с учетом изменений по ст. 158 ч. 3 п. «в» УК РФ к 1 году 11

месяцам лишения свободы, освобожден по отбытию нака­

зания 5 августа 2011 года осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 13 лет со штрафом в размере 200 000 рублей и ограничением свободы на 1 год; по ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 4 п.п. «а,б» УК РФ на 7 лет со штрафом в размере 150 000 рублей и ограничением свободы на 1 год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима со штрафом в размере 300 000 рублей и ограничением свободы на 1 год 6 месяцев;

МОХОВ И С

несудимый осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 13 лет со штрафом в размере 200 000 рублей и ограничением свободы на 1 год; по ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 4 п.п. «а,б» УК РФ на 7 лет со штрафом в размере 150 000 рублей и ограничением свободы на 1 год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 300 000 рублей и ограничением свободы на 1 год 6 месяцев;

ДЖЕИРАНАШВИЛИ Н Г

несу­

димый осужден по ст. 163 ч. 2 п. «а» УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года со штрафом в размере 100 000 рублей.

В приговоре указаны ограничения, установленные осужденным при отбывании наказания в виде ограничения свободы.

Заслушав доклад судьи Колышницына А.С., выступления осужденных Зардакова Р.Б., Рахимова А.Т., Холова М.Ф., Субботина М.В., Лебедева И.А Мохова И.С, Джеиранашвили Н.Г., адвокатов Травницкого А.М., Ильина А.А., Поддубного СВ., Долматовой С.Д., Шевченко Е.М., Чиглинцевой Л.А Волобоевой М.Ю., поддержавших доводы апелляционных жалоб, возражения прокурора Химченковой М.М., полагавшей приговор в части осуждения Субботина М.В. по ст. 209 ч. 1 УК РФ, Лебедева И.А., Мохова И.С. - по ст. 209 ч. 2 УК РФ отменить и дело производством прекратить, исключить дополнительное наказание в виде ограничения свободы, назначенное Зардакову Р.Б., Рахимову А.Т., Холову М.Ф., Субботину М.В., изменить вид рецидива у Субботина М.В., Лебедева И.А., исключить квалифицирующий признак раз боя - с применением оружия из приговора в отношении Субботина М.В., Лебедева И.А., Мохова И.С, Судебная коллегия

установила:

Зардаков, Рахимов, Холов осуждены за разбойное нападение на потер певших супругов Ш организованной группой, в особо крупном раз мере, а также за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершаемых ею нападениях.

Субботин, Лебедев, Мохов признаны виновными в приготовлении раз бойного нападения на потерпевшую Б организованной группой, в осо бо крупном размере, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от них обстоятельствам. Субботин также осужден за создание устойчивой вооруженной группы в целях нападения на граждан и организации и руководство бандой. Лебедев и Мохов осуждены за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершаемых ею нападениях.

Джеиранашвили и Субботин по предварительному сговору группой лиц совершили вымогательство имущества потерпевшего Б .

Преступления совершены в период с января 2006 года по февраль 2012 года на территории и областей.

В судебном заседании Зардаков, Субботин, Лебедев вину признали частично, Рахимов, Холов, Мохов, Джеиранашвили - вину не признали.

В апелляционных жалобах:

осужденный Субботин указывает, что с приговором он не согласен преступления он не совершал, доказательства его вины отсутствуют, уголовное дело сфабриковано; показания К ложные; оставлены без внимания показания осужденных Лебедева и Мохова (т. 10 стр. 33 и 197) о добро вольном отказе от совершения преступления, а также то обстоятельство, что с 3 по 7 февраля 2012 года К вел телефонные переговоры с Лебедевым под контролем работников полиции; в ходе расследования на Лебедева и Мохова было оказано незаконное воздействие, в результате которого они оговорили себя и других осужденных; суд не позволил стороне защиты выяснить причину противоречий в показаниях К от 15 мая 2012 года суд необоснованно оставил без удовлетворения ходатайство адвокатов о до просе свидетеля Ж , который на следствии отрицал факт продажи оружия К показания К о наличии оружия и принадлежности ножа и скотча, обнаруженных у Л осужденному Лебедеву ложные; он (Субботин) в организации банды участия не принимал, Мохова к участию в банде не привлекал, отсутствуют признаки, характеризующие банду (устойчивость группы, ее вооруженность); в его действиях нет состава преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ; протоколы его опознания потерпевшим Б и очной ставки с ним являются недопустимыми доказательствами, т.к. не соответствуют требованиям уголовно процессуального закона; отсутствуют доказательства высказывания угроз потерпевшему Б , а также требований передачи имущества; показания Б и свидетеля П противоречивые и к ним следует отнестись критически; акт выдачи и прослушивания кассеты с записью разговора, ис следованный в судебном заседании, является недопустимым доказательством; оставлено без внимания, что содержание записи разговора не совпадает с текстом протокола прослушивания этой записи, а также заключение экс перта о том, что невозможно установить принадлежность голоса на записи ему (осужденному); при прослушивании аудиозаписи разговоров с потер певшим Б переводчик не предупреждался об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод, кассеты с записями были не опечатаны; суд необоснованно отказал в допросе Л Ж К

К сотрудников полиции (фамилии не указаны), истребова­

фо о К показания свидетелей К ,Л П сфальсиф ы; суд рассмотрел дело с ельн лоном. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство;

адвокат Травницкий также просит приговор в отношении Субботина отменить и дело направить на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что он является незаконным и необоснованным; суд обсудил ходатайство Холова о возобновлении судебного следствия, решение по нему не принял и не объявил об удалении в совещательную комнату для постановления приговора, что, по мнению адвоката, свидетельствует о том, что приговор был со ставлен заранее, а не в совещательной комнате; уголовное дело в отношении Е выделено в отдельное производство необоснованно, также не обоснованно отказано в допросе данного лица; в приговоре не приведены и не получили оценку показания эксперта-лингвиста, оправдывающие осужденного Субботина; без достаточных оснований отказано в допросе свидетеля Л ;

осужденный Мохов обращает внимание, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; отсутствуют доказательства его причастности к преступлениям; К его оговорил и его показания противоречивые и не проверены на достоверность; при допросе К 4 сентября 2013 года государственный обвинитель подсказывал ему ответы на по ставленные вопросы, снимались вопросы стороны защиты, отказано в повторном его допросе; материалы уголовного дела в отношении его сфабрикованы; судом не удовлетворены его ходатайства о допросе свидетелей (фамилии не указаны); дело рассмотрено с обвинительным уклоном, все ходатайства стороны защиты безмотивно оставлялись без удовлетворения; показания на следствии он и Лебедев дали в результате оказанного на них незаконного воздействия, но этот довод должным образом не проверен, постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела по его заявлению отменено; суд необоснованно отказал в допросе ряда лиц, содержащихся под стражей (фамилии не указаны); 13 сентября 2013 года суд вынес письменное постановление об оставлении без удовлетворения ходатайства о проведении экспертизы без удаления в совещательную комнату; суд необоснованно отверг показания его жены, отказал в исследовании вещественных доказательств (каких не указано); обвинение его по ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 4 п.п. «а,б УК РФ основано на предположениях; отсутствуют обязательные признаки банды - устойчивость и вооруженность; не допрошен свидетель Ж для проверки доводов К о приобретении оружия; протокол осмотра его автомашины составл рушением закона; обвинение его по ст. 209 ч. 2 УК РФ не подтверждено доказательствами. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство;

адвокат Кирюшкин просит приговор в отношении Мохова отменить и вынести оправдательный приговор, отмечая, что постановленный судом при говор является незаконным и необоснованным; постановление о выделении уголовного дела в отношении Е в отдельное производство отменено и рассмотрение настоящего дела без объединения с делом в отношении Е

нарушило право осужденных на защиту; не разрешено ходатайство о возобновлении судебного следствия; согласно обвинению банда была окончательно сформирована до 2 февраля 2012 года, а Мохов был привлечен к ее деятельности 6 февраля 2012 года и, следовательно, не мог быть ее участником; по мнению адвоката, отсутствует обязательный признак банды - сплоченность, т.к. многие участники группы не знали друг друга; не приведены в приговоре и не получили оценку показания свидетеля Ч о непричастности Мохова к банде;

осужденный Лебедев обращает внимание на то, что постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела по его заявлению о применение недозволенных методов ведения следствия отменено; при до просе К 4 сентября 2013 года государственный обвинитель подсказывал ему ответы на вопросы, а председательствующий на это не реагировал суд необоснованно снимал вопросы стороны защиты, направленные на уточнение положения К в уголовном мире, отказал в допросе лиц, содержащихся под стражей (фамилии не указаны); оставлено без рассмотрения ходатайство адвоката Кисиной о возобновлении судебного следствия в связи с отменой постановления о выделении уголовного дела в отношении Е ­.

Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство;

адвокат Астапов просит приговор в отношении Лебедева отменить и дело направить на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что он незаконный и необоснованный; положенные в основу приговора показания Лебедева на следствии получены в результате применения к нему насилия со стороны работников полиции, однако заявление об этом осужденного должным образом не проверено; многие предполагаемые члены банды не знали друг друга, не могли знать о наличии оружия у К в связи с чем, по мнению автора жалобы, отсутствуют обязательные признаки банды - сплоченность и вооруженность;

осужденный Холов указывает, что приговор незаконный и необоснованный; нарушен принцип состязательности, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; отсутствуют доказательства его вины показания К , Б противоречивые и лживые; оставлены без удовлетворения ходатайства стороны защиты о допросе свидетелей (фамилии не указаны), а также показания в суде его, К иБ , свидетельствующие о его (Холова) невиновности; показания свидетелей П ­,

Л и других, на которые ссылается суд в приговоре, не содержат сведений о его причастности к преступлениям; показания свидетеля А ­

являются недопустимыми доказательствами, т.к. он не назвал источник своей осведомленности; в ходе расследования на него оказывалось незаконное воздействие; оставлены без удовлетворения ходатайство адвоката Сереб ровой о дополнительном допросе К и его ходатайство о возобновлении судебного следствия; суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора без объявления об этом; он является иностранцем и ему не могло быть назначено дополнительное наказание в виде ограничения свободы. Просит приговор отменить и дело производством прекратить или на править дело на новое судебное разбирательство;

адвокат Кисина просит приговор в отношении Холова отменить и дело направить дело на новое судебное разбирательство, обращая внимание на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела приводя показания осужденных Зардакова, Рахимова, Холова и другие мате риалы дела, делает вывод, что отсутствуют доказательства участия Холова в банде и осведомленности его о готовящемся преступлении; показания К,

положенные в основу приговора, противоречивые; в судебном заседании немотивированно были оставлены без удовлетворения ходатайства сто роны защиты (какие - не указано);

осужденный Зардаков выражает свое несогласие с приговором, отмечая нарушение судом принципа состязательности; в банде он не состоял, в сговор на разбой не вступал, принял участие в нападении на Ш под угрозой со стороны К судом необоснованно отклонены ходатайства стороны защиты; показания свидетелей являются недопустимыми доказательствами (конкретно какие не указано); показания К иБ лживые, они заинтересованы в исходе дела, т.к. заключили досудебное соглашение, поэтому оговорили других осужденных; показания засекреченных свидетелей ложные; свидетель А не мог указать источник своей осведомленности и его показания не могут служить доказательством; оставлены без внимания показания К о том, что он не предлагал ему (Зардако ву) членство в банде; исходя из установленных судом обстоятельств, отсутствуют обязательные признаки, характеризующие банду; оставлены без внимания показания Б , что осужденные не были осведомлены о готовящемся преступлении. Просит приговор в части осуждения его по ст. 209 ч. 2 УК РФ отменить, переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 4 п.п. «а,б» УК РФ на ст. 161 УК РФ или направить дело на новое судебное разбирательство;

адвокат Сереброва просит приговор в отношении Зардакова отменить и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что вы воды суда о причастности осужденного к преступлениям основаны на пред положениях; давая свой анализ показаниям К , свидетелей К,

Г , делает вывод, что Зардаков не знал о существовании банды и не являлся ее участником; суд не учел, что у осужденного на иждивении трое малолетних детей, он положительно характеризуется, способствовал раскрытию разбойного нападения, участвовал в разбое в результате принуждения мнение потерпевшего, просившего строго не наказывать осужденных. Считает, что у суда имелись основания для назначения наказания с применением ст. 64 УК РФ;

осужденный Рахимов обращает внимание на то, что он преступления не совершал; суд необоснованно отверг доказательства его непричастности к преступлениям; при допросах к нему применялись методы незаконного воз действия, а его заявление о примененном к нему насилии не проверено; К

и Б оговорили его и других осужденных, и эти показания противоречат другим доказательствам; осмотр его автомашины проведен без судебного решения и в его отсутствие; нет доказательств, что обнаруженная в его автомашине дубинка, принадлежит ему; отсутствуют признаки вооруженности и сплоченности группы. Просит приговор отменить и дело производством прекратить;

адвокат Плешкан просит приговор в отношении Рахимова отменить и вынести оправдательный приговор, отмечая, что вина осужденного не доказана; приводя показания осужденных Зардакова, Холова, а также Б в судебном заседании, считает, что Рахимов к преступлениям не причастен отсутствует признак вооруженности группы, поскольку эксперт признал револьвер не пригодным для стрельбы, и нет доказательств того, что осужденные знали о дубинке, обнаруженной в автомашине Холова; Рахимов согласия на участие в банде не давал и не знал о ее существовании; к показаниям К

следует отнестись критически, т.к. они противоречивые и не подтверждаются другими доказательствами; у Рахимова на иждивении малолетние дети, он характеризуется положительно;

адвокат Кубасов считает, что приговор в отношении Джеиранашвили подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное разбирательство поскольку он незаконный и необоснованный; представленные органом рас следования доказательства являются недопустимыми; показания потерпевшего Б противоречивые и не содержат сведений о причастности осужденного к вымогательству; в приговоре не приведены конкретные действия участников преступления; из актов прослушивания записей разговоров пред полагаемых участников преступления с потерпевшим усматривается, что угрозы применения насилия отсутствуют; нет доказательств договоренности осужденного с кем-либо на совершение вымогательства; оставлены без внимания показания эксперта об отсутствии в записях разговоров угроз, а также заключение эксперта о невозможности установить принадлежность Джеира нашвили голоса одного из участников разговора.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Ва чина указывает, что Зардаков, Рахимов и Холов являются иностранными гражданами, не имеют постоянного места проживания в РФ, в связи с чем суд был не вправе назначить им дополнительное наказание в виде ограничения свободы; квалифицировав действия Джеиранашвили по ст. 163 ч. 2 п. «а УК РФ, суд не указал редакцию данной статьи. Просит исключить из приговора назначение Зардакову, Рахимову и Холову дополнительного наказания в виде ограничения свободы и уточнить редакцию ст. 163 ч. 2 п. «а» УК РФ.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Вачина просит их оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и представления, Судебная коллегия пришла к следующему выводу.

Вина Зардакова, Рахимова, Холова, Субботина, Лебедева, Мохова Джеиранашвили подтверждается показаниями осужденных, потерпевших свидетелей, актами судебно-медицинской, биологической, баллистических экспертиз и другими доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

Так, участие Зардакова, Рахимова, Холова в банде и разбойном на падении на супругов Ш подтверждается следующим.

Из показаний осужденного ранее Кулинича усматривается, что он решил создать банду для совершения нападений на граждан. Для чего познакомился с Зардаковым, Рахимовым, Холовым, Б сообщил им о своем намерении и предложил совершить разбойное нападение на потерпевших Ш.

Лицо, находящееся в розыске, предоставило газовый револьвер, Рахимов телескопическую дубинку.

Между участниками банды были распределены роли, проведена соответствующая подготовка.

17 января 2012 года он (Кулинич), Зардаков и лицо, находящееся в розыске, вооружившись газовым револьвером и ножом, совершили нападение на потерпевших Ш и завладели имуществом последних.

Рахимов и Холов в это время находились в автомашинах и обеспечивали возможность скорейшего отхода участников нападения с места происшествия.

Согласно показаниям ранее осужденного Бободжони Кулинич и лицо находящееся в розыске, предложили осужденным Зардакову и Рахимову совершать разбойные нападения на граждан. Те согласились. Были распределены роли, найдено оружие. Холов также был в курсе приготовления к преступлению, т.к. детали обсуждались в его присутствии.

17 января 2012 года с участием осужденных было совершено разбойное нападение на потерпевших Ш

Из показаний свидетелей К ,Л П усматривается, что К рассказывал о своем намерении создать банду для нападения на граждан.

У указанных лиц не имелось оснований для оговора осужденных, их показания последовательные, не имеют существенных противоречий, подтверждаются другими доказательствами, в связи с чем суд обоснованно сослался на показания указанных лиц при доказывании вины осужденных.

Как следует из показаний Рахимова на предварительном следствии, К

предложил им участвовать в создаваемой банде. Они согласились. Был определен объект разбойного нападения, распределены роли. После проведения соответствующей подготовки, 17 января 2012 года было совершено раз бойное нападение. Зардаков принимал непосредственное участие в разбое Он (Рахимов) и Холов выполняли роли водителей.

Осужденный Холов в ходе расследования показал, что он по предвари тельному сговору с другими лицами участвовал в разбойном нападении на потерпевших Ш при этом выполнял роль водителя.

Осужденный Зардаков не отрицал, что участвовал в разбойном нападении на потерпевших.

Осужденным Зардакову, Рахимову, Холову были разъяснены их процессуальные права, предусмотренные ст.ст. 46 и 47 УПК РФ, доводы о применении недозволенных методов ведения следствия были проверены и обоснованно отвергнуты, к тому же в допросах участвовали адвокаты, присутствовали понятые, что исключало возможность оказания на осужденных како го-либо воздействия, существенных противоречий в указанных показаниях не имелось.

Поэтому суд, оценив показания указанных лиц в совокупности с другими доказательствами, правильно пришел к выводу об их объективности и обоснованно положил их в основу приговора.

Не согласиться с такой оценкой у судебной коллегии нет оснований поскольку показания осужденных подтверждаются другими доказательства ми, имеющимися в материалах дела и исследованными в судебном заседании.

В частности, потерпевшие супруги Ш показали, что 17 января 2012 года к ним в квартиру ворвались трое мужчин в масках. Угрожая пистолетом и ножом, они завладели деньгами и ювелирными изделиями. Среди нападавших были К и Зардаков.

Свидетель под псевдонимом « » показал, что Б рассказал ему о совершенном разбойном нападении, в котором участвовали и осужденные по настоящему уголовному делу.

Свидетель под псевдонимом « » показал, что Зардаков рассказал ему о совершенном разбойном нападении.

Довод апелляционных жалоб о том, что показания свидетеля «»

являются недопустимыми доказательствами, поскольку он не указал источник осведомленности, следует признать несостоятельным, т.к. в судебном заседании свидетель показал, что изложенные им сведения сообщил ему сам Зардаков.

В ходе расследования у осужденных обнаружены похищенные предметы, газовый револьвер, который опознал потерпевший Ш как оружие используемое нападавшими.

Согласно заключению эксперта-баллиста изъятый револьвер является газовым и пригоден для производства выстрелов. В связи с чем следует при знать необоснованным довод апелляционной жалобы адвоката Плешкан о неисправности оружия.

При осмотре автомашины Рахимова обнаружена телескопическая дубинка.

Как видно из протокола осмотра данной автомашины указанное следственное действие произведено в соответствии с требованиями ст. 177 УПК РФ.

Таким образом, судом установлено, что осужденные Зардаков, Рахимов, Холов вошли в состав устойчивой группы лиц, заранее объединившихся для совершения нескольких преступлений. Данная группа имела стабильный состав, организационную структуру. Имело место тщательное планирование преступления, распределение ролей между участниками группы.

На вооружении группы имелся газовый револьвер с патронами и телескопическая дубинка, признанная холодным оружием.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал, что осужденные Зардаков, Рахимов, Холов участвовали в банде и совершенном ею нападении на потерпевших Ш .

Приготовление Субботина, Мохова, Лебедева к разбойному нападению на потерпевшую Б

Согласно показаниям Лебедева на следствии 2 февраля 2012 года он и Субботин встретились с Кулиничем, который предложил создать группу для совершения разбоя. По плану Кулинича под предлогом покупки спиртного необходимо было проникнуть в квартиру потерпевшей и совершить разбой ное нападение. Он (Лебедев) и Субботин согласились с ним. Субботину была отведена роль старшего группы, он должен был обеспечить группу авто транспортом, денежными средствами, оружием, привлечь необходимое количество людей.

После этого они втроем подъехали к дому потерпевшей, где выработали план нападения.

В дальнейшем к совершению преступления был привлечен Мохов. 6 февраля 2012 года он и Мохов, после разговора с Кулиничем, приехали с целью совершения разбоя в г. где были задержаны.

На предварительном следствии подсудимый Мохов показал, что 6 февраля 2012 года Лебедев предложил ему совершить в г. разбойное нападение, на что он дал согласие. Около 22 часов 6 февраля 2012 года он и Лебедев выехали в г. По дороге Лебедев сообщил ему о деталях преступления. Также Лебедев рассказал, что несколько дней тому назад он ездил в г. с Субботиным, где они встречались с Кулиничем и спланировали разбойное нападение. Похищенные золото и деньги намеревались поделить. В г. они приехали в 2 часа ночи 7 февраля 2012 года. Лебедев позвонил Кулиничу и сообщил, что они подъехали на площадь, где их задержали сотрудники полиции.

Доводы осужденных о применении недозволенных методов при расследовании уголовного дела были проверены как органами следствия, так и су дом и не нашли подтверждения, к тому же в допросах осужденных участвовали адвокаты, что исключало возможность оказания на них незаконного воздействия, указанные показания Мохова и Лебедева не содержат противоречий, подтверждаются другими доказательствами.

При таких обстоятельствах ссылка на эти показания осужденных в при говоре является обоснованной.

Из показаний Кулинича усматривается, что он организовал преступную группу для совершения тяжких преступлений, в состав которой вошли Суб ботин, Лебедев и Мохов. Субботина он назначил руководителем этой группы.

В январе 2012 года ему от лица, дело в отношении которого приостановлено, стало известно, что в квартире потерпевшей Б , проживающей в г. находится большое количество ювелирных изделий, стоимостью более рублей.

Он (Кулинич) приехал в г. и собрал необходимые сведения о квартире и хозяйке.

В феврале 2012 года он, Лебедев, Субботин разработали план разбойно го нападения на Б обсудили меры, направленные на подготовку преступления, состав и роли участников.

Он (Кулинич) неоднократно разговаривал с Лебедевым по телефону контролируя процесс приготовления к совершению преступления.

3 февраля 2012 года он (Кулинич) был задержан и сообщил о готовящемся преступлении в отношении Б .

7 февраля 2012 года Лебедев и Мохов, приехавшие в г. для со вершения преступления, были задержаны.

Как усматривается из протокола судебного заседания, государственный обвинитель при допросе К 4 сентября 2013 года ответы свидетелю не подсказывал. В связи с чем доводы апелляционных жалоб осужденных Мохова и Лебедева об этом нельзя признать состоятельными.

Потерпевшая Б показала, что она иногда продает спирт соседям Допускает, что могла рассказать кому-либо из своих знакомых о намерении приобретения автомашины. Кулинича видела несколько раз возле окон свой квартиры. Один раз он пытался пройти в квартиру, но она его выгнала.

Из показаний свидетелей под псевдонимами усматривается, что Е рассказал о передаче им информации Кулиничу о том, что в одной из квартир г. имеется много денег и золотых из делий. Кроме этого, Е познакомил Кулинича с лицами, в том числе и Лебедевым, для совершения разбойного нападения на эту квартиру.

Свидетель под псевдонимом « » показал, что Мохов рассказал ему о том, что по указанию Субботина он и Лебедев поехали в г. для по хищения денег из квартиры, однако их задержали сотрудники полиции.

В ходе осмотра автомобиля, принадлежащего Мохову, обнаружен и изъят нож.

Данное следственное действие проведено в соответствии с требованиями ст. 177 УПК РФ.

Показания свидетеля М в которых она подтвердила версию осужденного Мохова в судебном заседании, были должным образом исследованы, оценены и обоснованно отвергнуты.

Таким образом, судом установлено, что Кулинич, Лебедев, Субботин договорились о создании организованной группы с целью совершения нападений на граждан и организации. Субботин вовлек в состав данной группы ранее знакомого Мохова, который, осознавая цели ее создания, согласился войти в ее состав.

Созданная преступная группа являлась устойчивой, о чем свидетельствует стабильность ее состава, совместная длительная подготовка к совершению преступления.

Вместе с тем, вывод суда о наличии оружия в данной организованной группе не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

В обоснование своего вывода о наличии у организованной группы оружия суд сослался на показания Кулинича о приобретении охотничьего ружья и газового пистолета у Ж для целей организованной группы и о том что он поставил в известность о наличии оружия осужденных, протокол изъятия этого оружия у Ж , акт баллистической экспертизы о пригодности данного оружия для производства выстрелов.

Однако в судебном заседании были исследованы протоколы допроса Ку линича в ходе расследования, в которых он не сообщал о приобретении оружия и постановке в известность других осужденных о его наличии.

Данные показания Кулинича в приговоре не приведены и оценки не по лучили.

Оставлено без внимания и то обстоятельство, что осужденные Субботин Лебедев, Мохов в своих показаниях не упоминали о том, что Кулинич сообщил им о наличии у него оружия.

Остались не проверенными показания Кулинича об обстоятельствах приобретения им оружия, поскольку, как следует из протокола обыска, оружие, указанное в приговоре, изъято у Ж а данный свидетель в судеб ном заседании не допрошен и его показания на следствии не оглашены.

Таким образом, вывод суда о вооруженности группы, в которую входили осужденные Субботин, Лебедев, Мохов, основан на неисследованных и не проверенных доказательствах и вызывает сомнение.

Следовательно, приговор в части осуждения Субботина по ст. 209 ч. 1 УК РФ, Лебедева, Мохова по ст. 209 ч. 2 УК РФ подлежит отмене, а дело прекращению производством, в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

Вымогательство денежных средств у потерпевшего Б

Потерпевший Б показал о том, что Л у него работал водителем, а после увольнения заявил, что он (Б ) должен ему долларов США. Он отказался выплачивать Л эту сумму, так как считал что ничего ему не должен.

В начале 2006 года Субботин и Джеиранашвили неоднократно требовали у него деньги, высказывая различные угрозы. Разговоры с осужденными он записывал на диктофон, при этом он объяснил осужденным, что он Л

ничего не должен.

Аналогичные показания потерпевший Б дал в ходе очной ставки с осужденным Субботиным.

Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденного Лебедева, нарушений уголовно-процессуального закона при проведении данного следственного действия не допущено. Что же касается протокола предъявления Б

для опознания Субботина, то он не использовался судом для доказывания вины осужденного.

Свидетель Б подтвердила факты вымогательства денег у потер певшего со стороны Субботина.

Свидетель А показал, что Б нанимал для работы Л

и платил ему за каждый рейс. Потом он узнал, что Л с помощью других лиц требует с Б крупную сумму денег, посчитав себя партнером потерпевшего. При этом Б угрожали физической расправой.

Свидетель П показал, что в рамках проверки информации о вымогательстве денежных средств у Б проводилось оперативно розыскное мероприятие, в ходе которого 17 января 2006 года проведено прослушивание и запись разговора между Б , Субботиным и Джеира нашвили.

Вопреки доводу апелляционной жалобы осужденного Субботина, существенных противоречий в показаниях Б иП не имеется.

В ходе фоноскопической экспертизы установлено дословное содержание разговоров Б с осужденными Субботиным и Джеиранашвили, из которых усматривается, что осужденные высказывают угрозы убийством по терпевшему, если тот обратится в правоохранительные органы, при этом они настаивают на выплате Б денег.

Результаты фоноскопической экспертизы, приобщенное к материалам дела заключение специалиста (указанное в апелляционной жалобе адвоката Травницкого), показания Б исследованы в совокупности с другими доказательствами и получили соответствующую оценку в приговоре.

Таким образом, вывод суда о том, что при требовании у потерпевшего передачи имущества высказывались угрозы применения насилия, является обоснованным.

То обстоятельство, что в ходе фоноскопической экспертизы ввиду не пригодности образцов голоса и речи Джеиранашвили для идентификации ис следований не представилась возможность ответить на вопрос, имеется ли на исследуемых фонограммах голос и устная речь Джеиранашвили, не ставит под сомнение вывод суда о его виновности.

Суд всесторонне, полно, объективно исследовал все обстоятельства дела обоснованно признал Зардакова, Рахимова, Холова, Субботина, Лебедева Мохова, Джеиранашвили виновными в совершенных преступлениях и пра вильно квалифицировал действия Зардакова, Рахимова, Холова по ст.ст. 209 ч. 2 и 162 ч. 4 п.п. «а,б» УК РФ; Субботина, Лебедева, Мохова - по ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 4 п.п. «а,б» УК РФ; Субботина, Джеиранашвили - по ст. 163 ч. 2 п. «а» УК РФ.

Вместе с тем, поскольку наличие оружия у организованной группы, в которую входили Субботин, Лебедев, Мохов, не нашло подтверждения, под лежит исключению из их действий квалифицирующий признак разбойного нападения - с применением оружия.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену при говора, по делу не имеется.

Вопреки доводам апелляционных жалоб осужденных Субботина, Мохова, Лебедева, Холова, Зардакова, адвокатов Травницкого, Кисиной, все за явленные стороной защиты ходатайства, в том числеяо допросе свидетелей истребовании документов, проведении экспертиз и другие, после соответствующего обсуждения, должным образом разрешены. При этом суд принял все предусмотренные законом меры к обеспечению явки свидетелей и потер певших.

Все исследованные судом доказательства являются допустимыми. Ходатайства стороны защиты об исключении из числа доказательств акта пере дачи аудиокассет и прослушивания аудиозаписей разговоров потерпевшего Б с осужденными, протокола осмотра автомашины Мохова, протоколов допросов свидетелей и других (указанные в апелляционных жалобах были надлежащим образом разрешены и обоснованно оставлены без удовлетворения, поскольку эти доказательства получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

В последнем слове осужденный Холов попросил возобновить судебное следствие, в связи с отменой постановления суда о выделении материалов уголовного дела в отношении Е .

Из материалов дела усматривается, что 16 июля 2013 года суд приостановил уголовное дело в отношении Е (привлекаемого к уголовной ответственности по настоящему уголовному делу), в связи с тяжелым заболеванием до выздоровления.

21 августа 2013 года судом вынесено постановление о выделении мате риалов уголовного дела в отношении Е , которое было отменено как необоснованное судом апелляционной инстанции 28 ноября 2013 года.

Согласно справке из ЛИУ - Е по состоянию здоровья в судебном заседании участвовать не может.

Таким образом, Е не мог принимать участие в судебном заседании, и уголовное дело в отношении него было приостановлено обоснован но, в связи с чем у суда не было оснований для возобновления судебного следствия. Постановление суда от 21 августа 2013 года о выделении мате риалов уголовного дела в отношении Е являлось незаконным, и его отмена не могла послужить поводом для возобновления судебного следствия.

Вопреки доводам апелляционных жалоб осужденных Лебедева, адвокатов Кирюшкина, Травницкого, из протокола судебного заседания следует что об окончании судебного следствия было объявлено, по ходатайству Хо лова судебное следствие не возобновлялось, об удалении в совещательную комнату председательствующий объявил.

Ссылка в апелляционной жалобе осужденного Лебедева на постановление заместителя руководителя следственного отдела от 17 октября 2013 года об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 25 августа 2012 года, как на свидетельство незаконных методов ведения следствия, является несостоятельной.

Постановление от 25 августа 2012 года вынесено по результатам про верки заявления Лебедева о получении им телесных повреждений при задержании его работниками полиции, вопросы проверки законности следственных действий в нем не затрагивались.

К тому же 28 октября 2013 года по результатам проверки вышеуказанного заявления Лебедева вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которым признано законным применения силы работника ми полиции при задержании Лебедева, поскольку последним было оказано сопротивление.

Согласно пункту «г» части второй статьи 86 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), действовавшему до 23 июля 2013 года, лицо, осужденное за тяжкое преступление, считается несудимым по истечении 6 лет после от бытия наказания.

Из материалов дела усматривается, что Субботин осужден 25 ноября 1997 года, с учетом внесенных изменений, по ст. 162 ч. 2 УК РФ (тяжкое преступление) к 8 годам лишения свободы (освобожден 15 ноября 2004 года по отбытию наказания).

Лебедев осужден 28 марта 2001 года по ст.ст. 158 ч. 3 и 158 ч. 2 п.п. «а,в,г» УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы (освобожден 20 апреля 2005 года по отбытию наказания).

В соответствии со ст. 10 УК РФ, с учетом положений выше указанного пункта статьи 86 УК РФ, судимости за данные преступления, совершенные Субботиным и Лебедевым, были погашены соответственно 15 ноября 2010 года и 20 апреля 2011 года.

При таких обстоятельствах в действиях Лебедева и Субботина имеется опасный рецидив преступлений, а вывод суда о наличии в действиях особо опасного рецидива преступлений является ошибочным.

Наказание Зардакову, Рахимову, Холову в виде лишения свободы и штрафа, а Лебедеву, Мохову, Субботину по ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 4 п.п. «а,б УК РФ, Субботину и Джеиранашвили по ст. 163 ч. 2 п. «а» УК РФ назначено с учетом содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела. При этом суд учел и доводы, указанные в апелляционных жалобах адвокатов Плешкан Серебровой.

Несмотря на исключение квалифицирующего признака разбойного на падения из приговора в отношении Субботина, Лебедева и Мохова, изменение вида рецидива в действиях Субботина и Лебедева, Судебная коллегия, с учетом характера и общественной опасности совершенного Субботиным Лебедевым и Моховым преступления, не находит оснований для смягчения назначенного им наказания.

В соответствии с частью шестой статьи 53 УК РФ ограничение свободы иностранным гражданам не назначается.

Как усматривается из вводной части приговора, осужденные Зардаков Рахимов, Холов являются гражданами Республики и, следовательно, дополнительное наказание в виде ограничения свободы им не могло быть назначено.

Несмотря на отмену приговора в части осуждения Субботина по ст. 209 ч. 1 УК РФ, Лебедева и Мохова - по ст. 209 ч. 2 УК РФ, за ними не может быть признано право на реабилитацию.

В соответствии с положениями статьи 35 УК РФ предусмотрены следующие формы совершения преступлений, подлежащих квалификации как соисполнительство: группа лиц; группа лиц по предварительному сговору организованная группа (в том числе и банда); преступное сообщество, которые отличаются между собой по степени сплоченности, внутренней организованности, способам связи соучастников внутри системы.

Таким образом, факт прекращения уголовного дела по ст. 209 ч.ч. 1 и 2 УК РФ, как в данном случае, изменяет лишь степень организованности со участников особо тяжкого преступления, предусмотренного ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 4 п.п. «а,б» УК РФ, совершенного в составе организованной группы, а переход от одной формы соучастия к другой не может являться реабилитирующим основанием.

Что же касается доводов апелляционного представления о необходимости уточнения редакции ст. 163 ч. 2 п. «а» УК РФ, по которой осуждены Субботин и Джеиранашвили, то его нельзя признать состоятельным.

Дело рассмотрено судом, и приговор постановлен после внесения изменений в статью 163 УК РФ Федеральным законом от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, смягчившим наказание по части второй статьи 163 УК РФ.

Наказание осужденным назначено в пределах санкции, установленной новым законом.

Кроме этого суд назначил за данное преступление дополнительное наказание в виде ограничения свободы, внесенное в санкцию данной статьи Федеральным законом от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ.

Данных, свидетельствующих о том, что суд применил закон, ухудшающий положение осужденных^ имеется.

Вместе с тем, суд установил, что вымогательство совершено в 2006 году, и санкция части второй статьи 163 УК РФ на тот момент не предусматривала наказание в виде ограничения свободы, следовательно, в соответствии с положением ст. 10 УК РФ, приговор в части назначения Субботину по ст. 163 ч. 2 п. «а» УК РФ дополнительного наказания в виде ограничения свободы подлежит отмене.

Руководствуясь ст.ст. 389-20, 389-26, 389-28 УПК РФ, Судебная колле гия

определила:

приговор Нижегородского областного суда в части осуждения Суббо тина М В по ст. 209 ч. 1 УК РФ, Лебедева И А Мохова И С по ст. 209 ч. 2 УК РФ отменить и дело производством прекратить на основании п. 2 части 1 статьи 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления.

Исключить из их осуждения по ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 4 п.п. «а,б» УК РФ квалифицирующий признак - совершения разбоя с применением оружия.

Отменить приговор в части назначения дополнительного наказания в виде ограничения свободы Зардакову Р Б Рахимову А Т Холову М Ф как за каждое преступление, так и по совокупности, Субботину М.В. - по ст. 163 ч. 2 п. «а» УК РФ.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 4 п.п. «а,б», 163 ч. 2 п. «а» УК РФ, путем частичного сложения наказаний Субботину М.В. окончательно назначить 9 (девять) лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год со штрафом в размере 250 000 рублей.

Исключить из приговора назначение Лебедеву И.А. и Мохову И.С. наказания на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ.

Исключить признание в действиях Лебедева И.А. и Субботина М.В особо опасного рецидива преступлений, признав наличие опасного рецидива преступлений.

Местом отбывания наказания Лебедеву И.А. и Субботину М.В. определить исправительную колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении Зардакова Р.Б., Рахимова А.Т., Хо лова М.Ф., Субботина М.В., а также в части осуждения Лебедева И.А. и Мохова И.С. по ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 4 п.п. «а,б» УК РФ к 7 (семи) годам лишения свободы со штрафом в размере 150 000 рублей с ограничением свободы на 1 год каждого, и приговор в отношении Джеиранашвили Н Г

оставить без изменения, а апелляционные жалобы и представление - без удовлетворения.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 86 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта