Информация

Решение Верховного суда: Определение N 50-АПУ14-25 от 23.09.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

I

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 50-АПУ14-25

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 23 с е н т я б р я 2014 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Скрябина К.Е.,

судей ЗателепинаОК., СитниковаЮ.В.

при секретаре Миняевой В.А.

с участием прокурора Самойлова И.В., потерпевшей Кондратьевой В.А адвокатов Наумова Д.С, Чиглинцевой Л.А рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Руссу Д.М. и Батраевой Д.А адвокатов-защитников Дмитриева В.В. и Наумова Д.С. на приговор Омского областного суда от 8 июля 2014 года, по которому

РУССУ Д М несудимый,

осужден

по п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год с установлением следующих ограничений и обязанности: не изменять место жительства или пребывания и место работы не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования (г. ) без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы являться два раза в месяц в названный специализированный государственный орган для регистрации,

- по п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год с установлением соответствующих ограничений и обязанности: не изменять место жительства или пребывания и место работы не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования (г. ) без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы являться два раза в месяц в названный специализированный государственный орган для регистрации,

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением соответствующих ограничений и обязанности: не изменять место жительства или пребывания и место работы не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования (г. ) без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы являться два раза в месяц в названный специализированный государственный орган для регистрации,

БАТРАЕВА Д А несудимая,

осуждена

по ч.2 ст. 162 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы на срок 1 год с установлением соответствующих ограничений и обязанности: не изменять место жительства или пребывания и место работы, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования (г. ) без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы являться два раза в месяц в названный специализированный государственный орган для регистрации.

Срок отбывания наказания Руссу и Батраевой исчислен с 8 июля 2014 года, в этот срок зачтено время содержания Руссу под стражей с 21 октября 2013 года по 8 июля 2014 года.

Мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении Руссу до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения. В отношении Батраевой до вступления приговора в законную силу мера пресечения подписка о невыезде и надлежащем поведении изменена на заключение под стражу.

Постановлено взыскать с Руссу в пользу К в счет компенсации морального вреда рублей.

Разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зателепина О.К. об обстоятельствах дела, доводах жалоб и возражений на них выступление осужденных Руссу и Батраевой, адвоката Наумова в интересах осужденной Батраевой, адвоката Чиглинцевой в интересах осужденного Руссу, поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Самойлова потерпевшей Кондратьевой, полагавших оставить приговор без изменения Судебная коллегия

установила Руссу осужден за совершение разбоя группой лиц по предварительному сговору с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, кроме того, за убийство потерпевшего К сопряженное с разбоем.

Батраева осуждена за совершение разбоя группой лиц по предварительному сговору с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Руссу и Батраева вину признали частично.

В апелляционной жалобе осужденный Руссу выражает несогласие с приговором, который считает незаконным, необоснованным и несправедливым.

Осужденный указывает, что в основу приговора положены первоначальные показания его и Батраевой, данные ими в качестве подозреваемых, при этом последующие их показания в ходе следствия и в судебном заседании судом необоснованно отвергнуты. Обращает внимание на то, что первоначальные признательные показания получены с нарушением УПК РФ, в том числе и в отсутствии защитника, следователем не были приняты во внимание его замечания на протокол допроса в части отсутствия цели совершения разбоя, заранее возникшего умысла на убийство. В отношении Батраевой оказывалось психологическое воздействие, поэтому она оговорила себя и его.

Руссу признает себя виновным в убийстве потерпевшего К

из-за личной неприязни, о котором он добровольно сообщил в заявлении о явке с повинной, но отрицает совершение им преступления предусмотренного п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ. Считает, что обвинению его в разбое способствовало неправильное установление фактических обстоятельств дела, а именно не учтено, что вещи потерпевшего были изъяты после его убийства с целью сокрытия этого преступления.

В жалобе ставится вопрос о том, что суд неправильно установил его дату рождения и возраст на момент совершения преступления, что повлекло назначение ему незаконного наказания без учета положений главы 14 УК РФ.

Просит приговор изменить, квалифицировать его действия по ч. 1 ст. 105 УК РФ, прекратить производство по делу в части обвинения по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

В апелляционной жалобе адвоката Дмитриева в интересах осужденного Руссу указывается, что приговор постановлен с существенными нарушениями уголовно-процессуального права, с неправильным применением уголовного закона, является несправедливым вследствие его суровости.

Адвокат, подробно приводя в жалобе показания Руссу и Батраевой данные ими в судебном заседании, считая их последовательными и непротиворечивыми, утверждает, что судом необоснованно в основу приговора положены первоначальные показания осужденных, данные ими в ходе предварительного расследования и не подтвержденные в суде. Исходя из этого фактические обстоятельства преступления установлены судом неверно без учета того, что Руссу совершил убийство не в связи с разбойным нападением, от совершения которого он отказался. Кроме того, не учтено, что в заявлении о явке с повинной осужденный сознался лишь в совершении убийства, ни о каком разбое речь не шла.

В жалобе оспаривается квалификация по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ поскольку сама по себе драка между осужденным и потерпевшим, а также полученные при этом телесные повреждения не свидетельствуют о наличии признаков объективной стороны разбоя. Кроме того, Руссу еще до начала драки добровольно отказался от реализации договоренности о завладении имуществом потерпевшего, поэтому корыстный мотив исключается. Из установленных судом фактических обстоятельств следует, что осужденные тайно похитили имущество, поскольку были уверены в смерти потерпевшего.

Обращает внимание на то, что судом неправильно установлен возраст Руссу, в том числе и на момент совершения преступления, что привело к назначению наказания без учета положений главы 14 УК РФ.

Полагает, что суд необоснованно отверг предложения защиты о признании смягчающими обстоятельствами частичное признание вины, раскаяние в содеянном, положительные характеристики, молодой возраст совершение преступления впервые.

Адвокат просит изменить приговор, квалифицировать содеянное Руссу по ч. 1 ст. 105 УК РФ, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, назначить по ним справедливое наказание с учетом наличия всех смягчающих обстоятельств, а также положений главы 14 УК РФ.

В апелляционной жалобе (с дополнениями) осужденная Батраева считает, что приговор постановлен с существенными нарушениями уголовно процессуального права, неправильным применением уголовного закона является несправедливым вследствие его суровости.

Осужденная утверждает, что в судебном заседании не добыто доказательств ее вины в совершении разбоя, кроме ее показаний, в которых она частично признает себя виновной.

Полагает, что с учетом установленных судом смягчающих обстоятельств наказание ей следовало назначить по правилам либо ст. 82 УК РФ, отсрочив реальное отбывание наказание, либо ст. 73 УК РФ, условно осудив ее к лишению свободы.

Выражает несогласие с показаниями осужденного Руссу о наличии совместного плана, приглашении потерпевшего в квартиру, нанесении сильного удара бутылкой по голове потерпевшего, обыске карманов погибшего, поскольку они даны из-за личной неприязни Руссу к ней.

Просит приговор изменить, смягчить наказание, рассмотреть вопрос о возможности применения в отношении ее положений ст. 73 и ст. 82 УК РФ признать смягчающими наказание обстоятельствами частичное признание вины, раскаяние в содеянном, положительные характеристики, первую судимость, наличие малолетнего ребенка.

В апелляционной жалобе адвоката Наумова в интересах осужденной Батраевой выражается несогласие с приговором ввиду его незаконности необоснованности и несправедливости.

Адвокат считает, что действия Батраевой следует переквалифицировать с ч.2 ст. 162 УК РФ на ч.1 ст. 116 УК РФ. В обоснование такой оценки содеянного приводит в жалобе показания Батраевой, данные ею в судебном заседании, которые согласуются с исследованными материалами дела, в частности с протоколом явки с повинной Руссу, его показаниями в качестве подозреваемого, обвиняемого, протоколом проверки показаний на месте. Эти доказательства, полученные непосредственно после задержания, по мнению защиты, должны иметь приоритет, поскольку являются наиболее приближенными к истине ввиду отсутствия времени для выработки защитных версий. К дальнейшим показаниям Руссу, в том числе и в судебном заседании необходимо относиться критически, поскольку они противоречивы и имеют цель преуменьшить его роль в совершении преступления, переложив на Батраеву роль инициатора преступления.

По мнению защиты, к показаниям Батраевой, данным ею в ходе следствия, следует относиться критически, так как они противоречат не только друг другу, но и материалам уголовного дела.

В жалобе приводятся доводы в пользу применения положений ст. 73 УК РФ об условном осуждении Батраевой.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Троеглазов Е.И. выражает несогласие с изложенными в них доводами, считает их необоснованными, просит оставить жалобы без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб возражений на них, Судебная коллегия пришла к следующему.

Вывод суда о виновности Руссу и Батраевой в совершении преступлений при изложенных в приговоре обстоятельствах основан на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств.

Так, осужденный Руссу в судебном заседании показал, что у них с Батраевой не было достаточных материальных средств, в связи с чем он предложил Батраевой «заманивать» мужчин, инсценировать покушение на изнасилование, после чего он, «разыграв сцену ревности», будет требовать с них деньги; при этом применение насилия и убийство в их планы не входило с этой целью Батраева познакомилась в Интернет-сети с К и пригласила его к себе; вечером 18 октября 2013 года Батраева встретила потерпевшего, провела его в кухню, в это время он, согласно плану, вышел в подъезд; находясь в подъезде, он решил отказаться от вымогательства; зашел в квартиру, чтобы выгнать потерпевшего, между ними завязалась драка поскольку осужденный занимался боксом, ему удалось нанести удар, от которого потерпевший упал на пол; после этого он ушел в ванную комнату помыть руки и услышал звук разбивающегося стекла; Батраева объяснила, что это она ударила потерпевшего бутылкой по голове, испугавшись его, когда зашла в кухню за молоком для ребенка; затем Батраева ушла в комнату; он увидев потерпевшего на полу в крови и опасаясь, что тот обратится в полицию, решил убить его; для этого нашел шнур и задушил К.

; труп вынес на балкон, предварительно осмотрел и вытащил из кармана все вещи и документы (телефон, портмоне, в котором были банковские карты ключи), чтобы затруднить опознание; ночью сбросил труп с балкона погрузил его в машину потерпевшего; вдвоем вывезли труп, оставив машину в пустынном месте; вещи потерпевшего выбросил.

Осужденная Батраева в судебном заседании показала, что Руссу предложил ей приглашать мужчин, обещая, что все последующие действия по истребованию денег выполнит сам; она через Интернет познакомилась с К договорилась с ним о встрече; когда он приехал, она провела его на кухню, ушла в комнату к ребенку; услышала, как в квартиру зашел Руссу, напал на потерпевшего, после чего между ними произошла драка; когда она зашла в кухню за молоком для ребенка, Руссу в это время был в ванной комнате, а К лежал на полу и стал подниматься она, испугавшись, что он нападет на нее, взяла на столе бутылку и ударила ею потерпевшего по голове; затем она вновь ушла в комнату к ребенку; через некоторое время Руссу сообщил, что потерпевший мертв; осужденный Руссу осмотрел карманы К они нашли портмоне, достали рублей, банковские карты и телефон; Руссу перенес потерпевшего на балкон а ночью сбросил его вниз и погрузил в автомобиль К затем они вдвоем вывезли труп, оставили его в машине в роще; обувь и телефон потерпевшего Руссу сложил в пакет и выбросил; они заходили в магазин хотели проверить наличие денег на банковских картах К чтобы позже снять деньги, но, увидев видеокамеры у банкоматов, отказались от своих намерений, банковские карты выбросили.

Как видно из этих показаний, осужденные не оспаривают наличие сговора на незаконное завладение чужим имуществом, Руссу признает себя виновным в совершении убийства на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, а Батраева - в нанесении удара бутылкой по голове потерпевшего. При этом осужденные отрицают наличие между ними договоренности об избиении потерпевшего, указывая, что применение насилия в их планы вообще не входило, кроме того, Батраева утверждает, что ударила потерпевшего по голове, не сговариваясь предварительно с Руссу и не имея на этот счет никаких указаний со стороны Руссу, а исключительно опасаясь нападения.

Из материалов дела усматривается, что на основании п. 1 ч. 1 ст.276 УПК РФ в судебном заседании исследованы показания осужденных, данные ими в ходе предварительного следствия, в которых они также признавали свою причастность к преступлениям, но иначе описывали отдельные его обстоятельства.

Так, из показаний Руссу, данных им в качестве подозреваемого и подтвержденных в ходе проверки показаний на месте, следует, что они с Батраевой договорились о том, что последняя будет знакомиться в сети Интернет с парнями, приглашать их домой к себе, склонять к близости, после чего он (Руссу) будет требовать у них деньги под угрозой обращения в полицию с заявлением об изнасиловании; при этом предполагалось, что Руссу предварительно «переговорит с жертвой с целью устрашения, а при необходимости применит физическую силу»; в целях реализации их плана Батраева пригласила К зайдя в квартиру, Руссу напал на потерпевшего, нанес ему удары, в результате которых К потерял сознание; после этого Руссу пошел в ванную, чтобы смыть кровь велев Батраевой взять бутылку с тем, чтобы она ударила потерпевшего, если тот попытается встать; находясь в ванной комнате, слышал, как разбилась бутылка; Батраева ему сказала, что ударила потерпевшего бутылкой по голове; он, решив «добить» потерпевшего, задушил его шнуром; осмотрев карманы, обнаружил портмоне, в котором были рублей, четыре банковские карточки, а также сотовый телефон и ключи от автомобиля сбросил потерпевшего с балкона, погрузил в машину; после этого вдвоем с Батраевой вывезли труп в рощу; вещи и документы потерпевшего выбросили в ходе проверки показаний на месте указал место сокрытия трупа, а также место, где выбросил банковские карты.

Из протокола допроса обвиняемого от 22 октября 2013 года следует, что Руссу подтвердил, что К был первым, у кого хотели вымогать деньги; он (Руссу) избил потерпевшего, нанес удары по лицу, затем ногами по телу, а Батраева ударила бутылкой по голове, после этого он задушил потерпевшего; умысел на убийство возник в процессе преступления, чтобы К никому не рассказал о случившемся; об убийстве не договаривались, решил это самостоятельно.

В дальнейшем осужденный Руссу в ходе предварительного следствия стал оспаривать обвинение в разбое и наличие корыстных мотивов убийства выдвинул версию, изложенную им в судебном заседании.

Из показаний Батраевой, данных ею в качестве подозреваемой в ходе предварительного следствия, следует, что Руссу предложил ей заниматься вымогательством: знакомиться в Интернете с мужчинами и приглашать домой, а Руссу будет «под угрозой для жизни вымогать деньги, для устрашения, возможно, придушит, пока не дадут деньги и не напишут расписку»; с этой целью она познакомилась с К о котором из Интернета они узнали о наличии у него автомобиля и достаточного заработка; обговорили с Руссу план действий, решив завести потерпевшего в кухню и требовать рублей; когда приехал потерпевший, Руссу вышел на лестничную площадку, а она уговорила подняться К в квартиру, провела его на кухню; после этого Руссу напал на потерпевшего, и началась драка; К пытался вырваться, поэтому Руссу предложил ей взять бутылку и ударить потерпевшего, чтобы тот потерял сознание; она ударила К по голове бутылкой в лобную область, чтобы он перестал сопротивляться, сговора и умысла на убийство не было; затем ушла к ребенку, слышала, что драка возобновилась и Руссу стал душить потерпевшего проводом; затем Руссу сообщил, что потерпевший мертв; ночью Руссу сбросил труп с балкона; на автомобиле вывезли погибшего в рощу; кошелек, сотовый телефон и обувь потерпевшего Руссу сложил в пакет и выбросил; они хотели проверить наличие денежных средств на банковских картах, но из-за наличия видеокамер отказались от этого.

Осужденная Батраева впоследствии, как и осужденный Руссу, частично изменила показания, указав, что, когда Руссу был в ванной комнате, она зашла в кухню; ей показалось, что потерпевший встает, и, испугавшись, она ударила его бутылкой по голове; при этом она вновь подтвердила, что Руссу велел ей ударить потерпевшего бутылкой, если тот попытается встать; по поводу содержания сговора отмечала, что Руссу говорил ей о том, что для устрашения «немного придушит или применит силу»; после убийства Руссу дал ей портмоне, в котором было рублей, потратили деньги на такси; вещи потерпевшего выбросили, чтобы избавиться от улик.

Виновность осужденных, кроме частичного признания ими своей вины а также изложенных выше их показаний, в том числе данных в ходе предварительного следствия, подтверждается также иными исследованными в суде доказательствами.

Так, из показаний потерпевшей К следует, что ее сын К ушел из дома вечером 18 октября 2013 года, долго не возвращался, на телефонные звонки не отвечал, а вечером 19 октября ей сообщили о его смерти; из показаний свидетеля П следует, что 19 октября 2013 года в вечернее время при патрулировании в лесу в районе пр.

им был обнаружен автомобиль, в котором находился труп человека из протоколов осмотра места происшествия следует, что 19 октября 2013 года в роще за домом по пр. г. в автомобиле был обнаружен труп К с признаками насильственной смерти, а в квартире по ул. , в которой проживали осужденные, на табурете, кирпичной кладке балкона обнаружены пятна бурого цвета, в кухне найден и изъят осколок битого стекла с пятнами бурого цвета; из заключения экспертов, проводивших судебно-биологическую экспертизу, следует, что данные пятна являются кровью, происхождение которой не исключается от потерпевшего, на кроссовке Руссу также обнаружены следы крови свойственной потерпевшему и осужденному; согласно акту судебно медицинской экспертизы смерть потерпевшего наступила от сочетанной травмы головы и груди с развитием шока смешанного генеза, который и явился непосредственной причиной смерти; протоколом осмотра ноутбука К сотового телефона Батраевой « », в памяти которого сохранились входящие смс-сообщения с телефонного номера принадлежавшего К детализацией телефонных соединений между абонентами К и Батраевой 18 октября 2013 года в период времени с 21 часа 21 минут до 21 часа 37 минут (при этом базовая станция расположена в непосредственной близости от места проживания осужденных); согласно протоколу проверки показаний осужденного Руссу 21 октября 2013 года в указанном им месте найдены и изъяты 4 банковские карты на имя К при освидетельствовании 21 октября 2013 года у Руссу были обнаружены кровоподтек и ссадины, которые образовались, со слов Руссу, в драке с потерпевшим при совершении преступления 18 октября у него также имелась повязка на левой кисти, по поводу которой Руссу пояснял, что порезал руку о стекло; имеется документ, свидетельствующий что Руссу является кандидатом в мастера спорта России по боксу.

Совокупность приведенных доказательств суд первой инстанции посчитал достаточной для признания Руссу и Батраевой виновными в совершении преступлений в отношении потерпевшего К Судебная коллегия, изучив материалы дела, не находит оснований для признания этого вывода ошибочным, а собранных доказательств недостаточными, как на это указывают осужденные и их адвокаты в своих апелляционных жалобах.

Доводы жалоб о том, что к осужденным в ходе следствия применялись незаконные методы расследования, показания давались с нарушением норм УПК РФ, поэтому их показания искажены и фальсифицированы, тщательным образом проверялись судом первой инстанции и обоснованно признаны им несостоятельными по основаниям, изложенным в приговоре.

Так, из материалов дела видно, что Руссу и Батраева допрашивались в полном соответствии с требованиями закона, с участием защитников, с разъяснением процессуальных прав, включая право на защиту и право не свидетельствовать против себя, давать показания либо отказаться от их дачи им разъяснялось, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу; содержание предусмотренных законом прав и ознакомление с ними зафиксировано в протоколах, в том числе удостоверено росписями осужденных; правильность записи показаний в протоколах подтверждена росписями адвокатов и осужденных, каких-либо замечаний и заявлений о нарушении их прав, о принуждении и фальсификации доказательств не поступало.

При этом в приговоре правильно отмечается, что в своих показаниях Руссу и Батраева сообщили сведения, которые не были известны органам расследования и, соответственно, не могли быть навязаны осужденным; эти сведения получили подтверждение другими доказательствами. Кроме того осужденные допускали в своих показаниях расхождения относительно отдельных деталей, изменяли свои показания либо отказывались от дачи показаний, что подтверждает их свободу в выборе позиции согласно со своим волеизъявлением.

С учетом изложенного Судебная коллегия находит показания осужденных Руссу и Батраевой в ходе предварительного следствия допустимыми доказательствами, которые обоснованно положены судом в основу обвинительного приговора, поскольку подтверждаются, вопреки доводам жалобы адвоката Наумова, всей совокупностью собранных по делу доказательств и не вызывают сомнений.

Версия осужденных, согласно которой Руссу отказался от хищения и совершил убийство на почве возникших личных неприязненных отношений, а Батраева ударила потерпевшего бутылкой в целях самообороны, проверялась судом первой инстанции и обоснованно признана надуманной несостоятельной, обусловленной целями защиты от предъявленного обвинения.

В судебном заседании установлено и отражено в приговоре, что согласно показаниям осужденных они вступили в сговор о незаконном завладении чужим имуществом, при этом ими не исключалась и возможность применения насилия. Наличие такого сговора подтверждается поведением осужденных до и во время совершения преступления.

Так, в соответствии с распределением ролей Батраева заманила потерпевшего в квартиру, где Руссу, согласно отведенной ему роли, совершил нападение на потерпевшего, к которому присоединилась Батраева Осужденные в ходе расследования поясняли, что насилие ими применялось чтобы потерпевший «отключился и не мог оказать сопротивление», чтобы «он перестал сопротивляться». При этом ни о каких-либо личных неприязненных отношениях с потерпевшим ни Руссу, ни Батраева ничего не рассказывали Исходя из этого примененное осужденными насилие было направлено на подавление сопротивления и завладение имуществом. Такой способ хищения ими заранее обговаривался и допускался как возможный. Характер этого насилия свидетельствует, что насилие являлось опасным для жизни и здоровья (избиение потерпевшего руками и ногами по голове и телу, нанесение удара бутылкой по голове, удушение его с использованием шнура в качестве удавки сбрасывание потерпевшего с высоты четвертого этажа). Завладение после нападения имуществом потерпевшего, использование денег потерпевшего для проезда на такси, желание проверить наличие денежных средств на банковских картах в целях их снятия подтверждают наличие у осужденных корыстного мотива.

При таких обстоятельствах суд, вопреки доводам жалоб, пришел к правильному выводу о том, что Руссу и Батраева совершили группой лиц по предварительному сговору разбой с применением предметов, используемых в качестве оружия. Утверждения осужденных и их адвокатов о том, что судом неправильно установлены фактические обстоятельства дела, о тайном хищении имущества потерпевшего, об отсутствии согласованного плана, о непричастности Батраевой к хищению Судебная коллегия находит надуманными и не соответствующими исследованным в судебном заседании доказательствам.

С учетом изложенного позицию осужденного Руссу и адвоката Дмитриева о совершении убийства К по личным мотивам Судебная коллегия считает обусловленной целями защиты, чтобы смягчить уголовную ответственность за умышленное причинение смерти потерпевшему.

Таким образом, исходя из фактических обстоятельств дела установленных в судебном заседании, действиям Руссу и Батраевой в приговоре дана правильная юридическая оценка.

Судом первой инстанции исследованы доказательства, касающиеся возраста Руссу, в частности показания Руссу в судебном заседании, согласно которым он родился года; свидетельство о рождении и паспорт гражданина Российской Федерации, в которых указана дата рождения

года; иные документы (страховое свидетельство обязательного пенсионного страхования, свидетельство ИНН); изъятое при задержании свидетельство о рождении, выданное года отделом загса

района г. согласно которому Руссу родился

года в г. о чем года составлена запись о рождении № ; показания Руссу в качестве подозреваемого, согласно которым он фактически родился года, поскольку занимался спортом в связи с выступлением на соревнованиях по боксу тренер «сделал ему свидетельство о рождении, в котором указана дата рождения

года, и на основании данного документа он получил паспорт, а также иные документы; показания Батраевой, из которых следует, что Руссу говорил ей о том, что в паспорте у него год рождения указан вместо поскольку он занимался боксом, и тренер «сделал ему меньше возраст для участия в соревнованиях»; справка из родильного дома г из которой следует, что в медицинское учреждение поступила Р

(мать подсудимого Руссу), которая родоразрешилась в часов

минут года живым мальчиком; справка из городской поликлиники № г. , согласно которой с года в данном медицинском учреждении стал наблюдаться Руссу Д М ,

года рождения, проживающий в г. по ул., ,

кв. ; запись в переписи детского населения за год сведения о том, что Руссу Д.М. обучался в школе с года закончил обучение в году, окончив 11 классов; постановление об уточнении данных о личности Руссу Д.М.

Как усматривается из уголовного дела, материалы по факту подделки документов выделены в отдельное производство и направлены в Следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по Республике

С учетом изложенного судом правильно установлены день, месяц и год рождения осужденного Руссу - Исходя из этого на момент совершения преступления ему исполнилось восемнадцать лет, поэтому нельзя согласиться с утверждениями осужденного и его адвоката о необходимости при назначении наказания применить в отношении Руссу положения главы 14 УК РФ.

Согласно протоколу судебного заседания судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. 273 - 291 УПК РФ, всесторонне, полно и объективно, с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон, без существенных нарушений уголовно-процессуального закона. Все представленные сторонами доказательства судом были исследованы, им дана надлежащая оценка в приговоре, при этом приведены мотивы, по которым одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты судом. Все заявленные ходатайства были рассмотрены, по ним судом приняты решения в установленном законом порядке.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных об их личности, состоянии здоровья и всех обстоятельств дела, в том числе и тех, на которые указывается в апелляционных жалобах, а также с учетом влияния назначенного наказания на исправление осужденных. Оснований для его смягчения, применения положений ст. 73 и 82 УК РФ не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 38919, 38920, 389 и 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

определила приговор Омского областного суда от 8 июля 2014 года в отношении Руссу Д М , Батраевой Д А оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 82 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта