Информация

Решение Верховного суда: Определение N 81-О10-43СП от 19.05.2010 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 81-О10-43сп

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а «19» мая 2 0 1 0 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зыкина В.Я.

судей Боровикова В.П., Фетисова СМ.

при секретаре Назаровой Т.Д.

рассмотрела в судебном заседании от 19 мая 2010 года кассационные жалобы осужденных Григорян ВВ., Григоряна А.Ф., Кузьмичева А.А., Космачева СВ. и адвокатов Маричевой А.В. и Киселевой Е.В. на приговор Кемеровского областного суда от 3 ноября 2009 года, которым:

ГРИГОРЯН В В осуждена по ст.ст.ЗЗ ч.З и 105 ч.2 п. «з» УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

На основании ст.ст.22 ч.2, 97 ч.1 п. «в» и 99 ч.2 УК РФ ей назначено принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра;

ГРИНОРЯН А Ф осужден по ст.ст.ЗЗ ч.З и 105 ч.2 п. «з» УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

КУЗЬМИЧЕВ А А ,:

- 28 февраля 2008 года - по ст. 158 ч.2 п. «в» УК РФ к 2 годам лишения

свободы условно с испытательным сроком 2 года;

- 27 марта 2008 года - по ст. 158 ч.2 п. «в» УК РФ к 1 году 6 месяцам ли­

шения свободы условно с испытательным сроком 1 год осужден по ст.ст.ЗЗ ч.5 и 105 ч.2 п. «з» УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено приговоры Кемеровского районного суда Кемеровской области от 28 февраля 2008 года и Кировского районного суда г.Кемерово от 27 марта 2008 года исполнять самостоятельно;

КОСМАЧЕВ С В осужден по ст.222 ч.1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. 105 ч.2 п. «з УК РФ - к 13 годам лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С осужденных Григорян В.В., Григоряна А.Ф., Кузьмичева А.А. и Косма чева С В . в пользу потерпевшего М взыскано по

рублей с каждого в счет компенсации морального вреда.

По делу разрешен вопрос о процессуальных издержках и решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения осужденных Григорян В.В., Григоряна А.Ф., Кузьмичева А.А., Космачева С В . и адвокатов Мари чевой А.В., Чегодайкина А.Н., Курлянцевой Е.В. и Бондаренко В.Х., осуществляющих защиту осужденных соответственно, поддержавших доводы кассационных жалоб, выступление прокурора Курочкиной Л.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

согласно приговору, постановленному на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей, Григорян В.В. и Григорян А.Ф. осуждены за организацию убийства М , совершенного по найму, Кузьмичев А.А. - за пособничество в совершении данного убийства по найму, Кос мачев СВ. - за убийство потерпевшего М по найму, за незаконные приобретение, хранение, ношение огнестрельного оружия и боеприпасов и за незаконную передачу огнестрельного оружия.

Преступления совершены при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе адвокат Маричева А.В. просит отменить приговор в отношении Григорян В.В. в связи с тем, что в суде было нарушено право на защиту последней, суд не устранил имеющиеся по делу противоречия, не дал оценку показаниям подсудимого Кузьмичева А.А., в приговоре указано, что вердикт присяжных заседателей оглашен 1 октября 2009 года, а на самом деле он был провозглашен 2 октября 2009 года в 15 часов 10 минут.

В дополнениях к кассационной жалобе Маричева А.В. ставит вопрос о направлении дела на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания, указав при этом на то, что в вводной части приговора суд не указал о том, что приговор постановлен с участием присяжных заседателей, в нарушение ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора суд не указал существо преступного деяния, признанного доказанным, а сразу на чал с изложения обстоятельств совершения преступления, в приговоре суд ука зал, что Григорян В.В., действуя с прямым умыслом, как организатор, убила потерпевшего М что противоречит предъявленному Григорян В.В. обвинению и выводам коллегии присяжных заседателей.

Автор кассационной жалобы полагает, что по делу нет доказательств подтверждающих организаторскую роль Григорян В.В. в убийстве потерпевше го (при этом дана соответствующая оценка определенным доказательствам).

Адвокат Маричева А.В. считает, что суд необоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайств о признании недопустимыми ряда доказательств - протокола опроса оперуполномоченным Г Григорян В.В. (т.З л.д.233), справки-меморандума от 26 мая 2007 года, видеозаписи разговора от 26 мая 2007 года и явки с повинной от 28 мая 2007 года.

Кроме того, указано на необходимость признания недопустимыми доказательствами дисков видеозаписи встреч Григорян В.В. и Кузьмичева А.А Григоряна А.Ф. и Кузьмичева А.А. ввиду отсутствия на них звука и изображения и ненадлежащего их хранения - в суд они были представлены через 6 месяцев в неопечатанном конверте (в присутствии присяжных заседателей были исследованы указанные выше документы, но в последствии они были признаны недопустимыми доказательствами, при этом защитник излагает очередность действий председательствующего при решении указанных выше вопросов).

По мнению защитника, запоздалое принятие председательствующим решения о признании части исследованных в присутствии присяжных заседате- лей доказательств недопустимыми (постановление было вынесено 3 апреля 2009 года, но до присяжных заседателей оно не было своевременно доведено, и лишь 28 сентября 2009 года при произнесении напутственного слова председательствующий обмолвился фразой о признании доказательств недопустимыми что «не могло быть воспринято присяжными заседателями осознанно) повлияло на вынесение вердикта.

При этом защитник указал на то, что явку с повинной Григорян В.В. на писала под давлением оперуполномоченного Г , суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о допросе в присутствии присяжных заседателей свидетеля О - лечащий врач Григорян В.В., - который был допрошен в отсутствие присяжных заседателей, по поводу того, в каком состоянии находилась Григорян В.В. в судебном заседании (после перенесенного инсульта в ходе судебного разбирательства 14 мая 2009 года ее речь была нарушена, имел место порез левой верхней конечности, что подтверждается медицинскими документами, а поэтому присяжные заседатели не могли пред полагать, насколько она «адекватна и контактна в судебном заседании»), в прениях государственный обвинитель необоснованно ссылался на наличие пре красных отношений между Григорян В.В. и потерпевшим и отсутствие веских причин для убийства, суд неправомерно запретил стороне защиты исследовать в присутствии присяжных заседателей характер взаимоотношений в семье Григорян, в ходе предварительного следствия Кузьмичев А.А. дал показания в результате оказанного на него давления со стороны оперативных сотрудников милиции «Г , К и др.», в то время, когда он незаконно находился под административным арестом.

В кассационной жалобе адвокат Маричева А.В. сослалась на то, что при формулировании вопросного листа была нарушена нумерация вопросов и их последовательность (исправленный вопросный лист не был передан участникам процесса, вопросный лист содержал противоречия - действия Григорян В.В. не совпадают с действиями, изложенными в вопросах в отношении Кузьмичева, Космачева и Григоряна А.Ф), присяжные заседатели неоднократно возвращались в совещательную комнату, 2 октября 2009 года председательствующий вторично произнес напутственное слово, не изложив при этом позицию защиты, не сообщив об исключенных из судебного разбирательства доказательствах, что повлияло на формирование мнения присяжных заседателей последние удалились в совещательную комнату в 12 час. 10 мин., а возвратились из нее в 15 час. 10 мин. (вердикт не был единодушным), суд не исследовал психическое состояние Григорян В.В., а поэтому решение суда о применении в отношении осужденной принудительных мер медицинского характера не следует считать законным и обоснованным.

Кроме того, по мнению защитника, при назначении Григорян В.В. наказания суд не учел незначительной роли осужденной, медицинских документов подтверждающих наличие у нее заболеваний, препятствующих отбыванию на- казания (речь идет о положениях ст. 81 УК РФ), а также то, что она дважды перенесла инсульт, ранее не судима, исключительно положительно характеризуется, имеется реальная опасность наступления тяжелых необратимых последствий.

Адвокат Маричева А.В. считает, что суд не мотивировал решение о не применении в отношении Григорян В.В. правил ст.73 УК РФ.

В кассационной жалобе осужденная Григорян В.В. просит отменить при говор в отношении ее и прекратить производство по делу за непричастностью к преступлению, либо направить дело на новое судебное разбирательство со ста дии предварительного слушания.

В обоснование своей просьбы она указала на то, что суд неправомерно применил в отношении ее положения ст.58 ч.1 п. «б» УК РФ, вопросный лист сформулирован с нарушением требований ст.339 УПК РФ, так как в нем изложены действия, вмененные всем осужденным, в судебном заседании был установлен эксцесс исполнителя при совершении убийства М , однако вопросы были сформулированы без учета результатов судебного следствия, суд не мотивировал свое решение о неприменении в отношении ее наказания, не связанного с лишением свободы, хотя при этом сослался на ряд обстоятельств, (в том числе и на признание присяжными заседателями ее лицом, заслуживающим снисхождения), смягчающих ее наказание.

При этом осужденная сослалась на наличие у нее тяжелых заболеваний малый ишемический инсульт, хроническая ишемия головного мозга 2-й степе ни, гипертоническая болезнь 3-й степени, риск 4, церебральный остеосклероз дислипидемия высокой степени, она инвалид 2-й группы, постоянно проходит курс лечения в стационарном и амбулаторном режиме, в связи с чем, как она считает, в ходе судебного разбирательства она не имела возможности полно ценно осуществлять свою защиту и на равных со стороной обвинения представлять доказательства на суд присяжных заседателей.

По ее мнению, в деле нет доказательств, подтверждающих ее виновность.

Оценивая определенные доказательства, делая при этом вывод о причастности к убийству только Кузьмичева А.А., осужденная полагает, что последний оговорил ее, Григоряна А.Ф. и Космачева С В .

В кассационной жалобе осужденный Григорян А.Ф. просит отменить приговор в отношении его и направить дело на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания, указав при этом на то, что вопросный лист сформулирован без учета результатов судебного следствия, в ходе которого был установлен эксцесс исполнителя при совершении убийства М

(при этом осужденный дает оценку определенным доказательствам и дела- ет соответствующие выводы о наличии в действиях Кузьмичева А.А. эксцесса исполнителя при совершении убийства М и непричастности ос тальных осужденных к данному преступлению), в ходе предварительного следствия Кузьмичев А.А. оговорил их, в присутствии присяжных заседателей государственный обвинитель неоднократно затрагивал вопросы о том, что он су дим, является наркоманом, в присутствии присяжных заседателей исследова лись недопустимые доказательства (не указано, какие), суд не учел в полной мере (хотя сослался на них в приговоре формально) всех смягчающих его наказание обстоятельств, а поэтому приговор нельзя признать справедливым.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Кузьмичев А.А. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания, указав при этом на то, что явку с повинной и показания в ходе предварительного следствия, где он оговорил остальных осужденных, он дал в результате недозволенных методов ведения следствия, во время написания явки с повинной, 2 мая 2007 года, он незаконно содержался в ИВС , в действиях председательствующего явно про сматривается тенденциозность, в присутствии присяжных заседателей государственный обвинитель озвучивал информацию, характеризующую его, Космаче ва С В . и Григоряна А.Ф. (о прежней судимости, об употреблении наркотиков о их знакомстве в тюрьме), председательствующий прерывал его, когда он говорил по существу предъявленного обвинения (т. 16 л.д.л.д.111-124), 29 сентября (не указан год) судебное разбирательство было продолжено в отсутствие защитника подсудимого Космачева С В . (т. 16 л.д.165), вопросный лист содержит противоречия, выразившееся в том, что в 16-м вопросе идет ссылка на 11-й вопрос, а в действительности необходимо ссылаться на 14-й вопрос, что при знал председательствующий, когда к нему с соответствующими разъяснениями обратился старшина присяжных заседателей, 2-й раз председательствующий давал разъяснения не коллегии присяжных заседателей, вернувшейся в зал судебного заседания из совещательной комнаты, а их старшине единолично у своего стола, после чего председательствующий вновь произнес напутственное слово, не напомнив при этом позицию стороны защиты, при отсутствии едино душного решения по поставленным вопросам присяжные заседатели находились в совещательной комнате 3 часа.

В кассационной жалобе адвокат Киселева Е.В. ставит вопрос об отмене приговора в отношении Космачева С В . и о направлении дела на новое судеб ное разбирательство со стадии предварительного слушания. По ее мнению, в прениях государственный обвинитель незаконно сослался на прежнюю судимость Космачева СВ., суд необоснованно запретил исследовать в присутствии присяжных заседателей обстоятельства, связанные с совместным употреблением наркотических средств Космачевым С В . и Кузьмичевым А.А., где происходили определенные взаиморасчеты, так как, учитывая характер предъявленного обвинения, данная информация являлась обоснованием позиции стороны защиты о получении денег Космачевым СВ. от Кузьмичева А.А. за наркотики, а не за убийство, в результате нарушения нумерации вопросов возникла противоречивость, приведшая к тому, что присяжные заседатели были вынуждены обращаться за разъяснениями к председательствующему и неоднократно удаляться в совещательную комнату, где они находились ровно 3 часа при отсутствии единодушного решения по постановленным на их разрешение вопросам.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Космачев СВ просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания, сославшись при этом на то, что государственный обвинитель неправомерно сообщил присяжным заседателям о его прежней погашенной судимости, в ходе предварительного следствия Кузьмичев А.А. оговорил его в результате незаконных методов веденная следствия вопросный лист составлен с нарушением ст.338 УПК РФ и с наличием противоречий (2, 5, 8 и 11-й вопросы), при вторичном обсуждении вопросного листа отсутствовал его защитник - адвокат Киселева Е.В., чем было нарушено его право на защиту, при произнесении напутственного слова председательствующий не напомнил исследованные в суде доказательства со стороны защиты председательствующий манипулировал ходом совещания, что сказалось на объективности и обоснованности вердикта, при отсутствии единодушного решения по поставленным вопросам присяжные заседатели в совещательной комнате находились 3 часа, коллегия присяжных заседателей сформирована с нарушением ст.328 УПК РФ, суд необоснованно ограничил его во времени при ознакомлении с материалами уголовного дела после вынесения приговора.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Ерынич Г.В., не соглашаясь с их доводами, приводя собственные суждения, полагает необходимым отказать их авторам в удовлетворении просьб.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, а также возражений на жалобы, судебная коллегия считает необходимым изменить приговор в отношении Кузьмичева А.А. и исключить из его вводной части указание на то, что он не судим: здесь же одновременно суд указал на наличие у него двух судимостей от 28 февраля и 27 марта 2008 года (условно).

В остальной части приговор в отношении Кузьмичева А.А. и этот же при говор в отношении Григорян ВВ., Григоряна А.Ф. и Космачева С В . следует оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

По просьбе осужденных уголовное дело было рассмотрено судом с участием присяжных заседателей.

При выполнении требований ст.217 ч.5 УПК РФ Григорян ВВ., Григоряну А.Ф., Кузьмичеву А.А. и Космачеву С В . были разъяснены особенности рас смотрения уголовного дела судом присяжных заседателей, в том числе порядок и основания обжалования судебного решения, постановленного на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей.

Согласно положениям ч.2 ст.379 УПК РФ такое судебное решение не может быть отменено либо изменено ввиду несоответствия выводов присяжных заседателей фактическим обстоятельствам уголовного дела, а поэтому суждения авторов кассационных жалоб о непричастности Григорян ВВ., Григоряна А.Ф. и Космачева С В . к убийству М . не могут быть предметом кассационного рассмотрения.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, о которых речь идет в ст.381 УПК РФ, влекущих отмену обвинительного приговора, на чем настаивают авторы кассационных жалоб, не усматривается.

Отсутствие в вводной части приговора указания на участие присяжных заседателей в рассмотрении дела нельзя расценивать как нарушение уголовно процессуального закона, влекущее отмену приговора.

Выводы суда, изложенные в приговоре, не противоречат тому, что при знано установленным коллегией присяжных заседателей.

При описании фактических обстоятельств дела суд указал, что вердиктом коллегии присяжных заседателей Григорян В.В., Григорян А.Ф., Кузьмичев А.А. и Космачев СВ. признаны виновными в причастности к лишению жизни потерпевшего М При этом описана роль каждого из них. Речь идет о сложной форме соучастия, но при этом действия всех виновных лиц были на правлены на достижение одного результата - лишить жизни потерпевшего.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с поло жениями ст.328 УПК РФ.

Судебное следствие проведено с соблюдением требований ст.252 УПК РФ.

При формулировании основных вопросов в отношении Григорян В.В. суд исходил из предъявленного ей обвинения.

Изложенные в основных вопросах действия, вмененные в вину осужденным, не носят противоречивого характера.

Изначальное нарушение нумерации вопросного листа впоследствии было исправлено председательствующим: 14-16 основные вопросы в отношении Космачева СВ. по эпизоду обвинения в незаконных операциях с оружием и боеприпасами.

Первоначально в 16-м вопросе о доказанности его вины по этому деянию шла ссылка на 11-й вопрос, в котором изложены действия Космачева СВ., связанные с лишением жизни М : деяние, связанное с операциями с оружием и боеприпасами, изложено в 14-м вопросе.

Коллегия присяжных заседателей (т. 16 л.д.171) в совещательную комнату для вынесения вердикта удалилась 1 октября 2009 года в 13 час. 33 мин. и возвратилась из нее в зал заседания в тот же день в 17 час. 20 мин., после чего по просьбе старшины коллегии присяжных заседателей председательствующий устранил указанную выше техническую ошибку.

1 октября 2009 года в 17 час. 27 мин. присяжные заседатели вновь возвратились в совещательную комнату, откуда вышли в тот же день в 18 час. 40 мин.

После проверки вопросного листа в 18 час. 55 мин. председательствующий указал коллегии присяжных заседателей на то, что вопросный лист не подписан старшиной, на ряд вопросов нет ответов, имеются противоречия, но в связи с окончанием рабочего времени для присяжных заседателей был объяв лен перерыв на следующий день. Судебное заседание было продолжено 2 октября 2009 года в 10 час. 30 мин.

При сложившихся обстоятельствах, с учетом ст.344 УПК РФ, председательствующий обоснованно дал присяжным заседателям дополнительные разъяснения по поставленным вопросам. Законом не предусмотрено положение, со гласно которому председательствующий обязан был в полном объеме излагать напутственное слово в первоначальном варианте с указанием позиции стороны защиты, которая до них была доведена раньше.

Коллегия присяжных заседателей удалилась в совещательную комнату 2 октября 2009 года в 12 час. 12 мин., откуда вернулась в тот же день в 15 час. 20 мин.

После проверки был провозглашен вердикт. Все исправления в нем оговорены, не на все поставленные вопросы ответы присяжных заседателей были единодушными.

Однако необходимо отметить, что порядок совещания, голосования и заполнения вердикта не был нарушен.

В общей сложности присяжные заседатели находились в совещательной комнате 8 час. 23 мин., что свидетельствует о несостоятельности доводов кассационных жалоб по данному вопросу.

Ссылка суда в приговоре на вердикт от 1 октября 2009 года (на самом деле он вынесен 2 октября 2009 года) есть ни что иное, как техническая ошибка не влияющая на законность и обоснованность вердикта.

Вопросный лист сформулирован в соответствии со ст.ст.338 и 339 УПК РФ.

При обсуждении проекта вопросного листа присутствовали стороны, в том числе и защитник Космачева С В . - адвокат Киселева Е.В. (т. 16 л.д.164). Это происходило 29 сентября 2009 года. Она ходатайствовал о внесении изменений и дополнений в проект вопросного листа. В тот же день был объявлен перерыв на непродолжительное время. Через некоторое время 29 сентября 2009 года было продолжено судебное заседание.

Адвокат Киселева Е.В. не явилась в суд, но она представила в письмен ном виде дополнения к проекту вопросного листа, согласованные с Космаче вым С В . Тогда суд выслушал дополнения от остальных участников процесса и объявил перерыв на 1 октября 2009 года.

В указанное время судебное заседание было продолжено с участием сто рон.

При этом присутствовала адвокат Киселева Е.В.

В ее присутствии происходило окончательное обсуждение проекта вопросного листа, после чего председательствующий удалился в совещательную комнату для формулирования вопросного листа в окончательном варианте, который был провозглашен в тот же день (т. 16 л.д.л.д.165-169).

При таких обстоятельствах нельзя согласиться с доводом кассационных жалоб о нарушении права на защиту Космачева СВ., так как он и его защитник реализовали в полном объеме предоставленное им законом право на участие в обсуждении проекта вопросного листа.

Вопросный лист в окончательном варианте составлен с учетом судебных прений и результатов судебного следствия.

Изложенные в основных вопросах действия, вмененные в вину каждому осужденному, предоставляли присяжным заседателям возможность дать отрицательный ответ в отношении определенных осужденных, сделав при этом со ответствующие исключения в других основных вопросах, при условии, если бы они считали доказанной в суде их окончательный вариант версии на произошедшие события, но однако они этого не сделали, а поэтому все их суждения о необходимости постановки дополнительных вопросов по поводу эксцесса исполнителя при совершении убийства не имеют никакого отношения к реше- нию вопроса о соответствии вопросного листа требованиям ст.ст.338 и 339 УПК РФ.

Напутственное слово соответствует положениям ст.340 УПК РФ. При его произнесении не был нарушен принцип объективности и беспристрастности.

Нет оснований и для допроса в присутствии присяжных заседателей свидетеля О . (лечащий врач Григорян В.В.).

Согласно ст.ст.334 ч.1 и 335 ч.7 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей исследуются «...только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными статьей 334 настоящего Кодекса».

Физическое и психическое состояние Григорян В.В. к таким фактическим обстоятельствам не относятся.

В ходе судебного следствия при допросе свидетелей суд в необходимой степени предоставил сторонам возможность исследовать характер взаимоотношений в семье Григорян.

Вопрос о допустимости доказательств судом разрешен и в каждом случае принято мотивированное решение.

По делу не усматривается данных, свидетельствующих о незаконном воз действии на осужденных при написании ими явки с повинной и их допросах в ходе предварительного следствия.

Справка - меморандум разговора между Григорян В.В. и оперативным работником Г от 26 мая 2007 года (видеозапись и фонограмма их разговора), исследованные в присутствии присяжных заседателей, впоследствии были признаны недопустимыми доказательствами и исключены из судебного разбирательства, о чем председательствующим было доведено до присяжных заседателей (т. 14 л.д.279).

Остальные исследованные с участием присяжных заседателей доказательства являются допустимыми.

Ни на чем не основано утверждение авторов кассационных жалоб о незаконном воздействии государственного обвинителя на присяжных заседателей, в присутствии которых исследовались обстоятельства, указанные в п.п. 1, 2 и 4 ч.1ст.299УПКРФ.

Применительно к обстоятельствам, признанным установленными коллегией присяжных заседателей, действия осужденных квалифицированы пра вильно.

Данный вопрос в достаточной мере разрешен в приговоре.

Психическое состояние осужденных в суде исследовано надлежащим об разом.

Из заключения стационарной комплексной судебной психолого психиатрической экспертизы № от 30.10.2007 г. усматривается, что Григорян В.В. психическим заболеванием не страдала и не страдает в настоящее время. Ранее она находилась в невротическом состоянии в форме посттравматического стрессового расстройства, оказавшего существенное влияние на ее способности осознанно - избирательному поведению и его регуляции ограничение свободы действий под влиянием невротического синдрома и ослаблением способности к контролю своих агрессивных побуждений, а также снижению прогностических функций.

В настоящее время у нее обнаружены характерные для течения посттравматического расстройства истерические патохарактерологические нарушения Выявленные у Григорян В.В. психические расстройства, не исключая ее вменяемости в период инкриминируемого деяния, лишали ее возможности в пол ной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, либо руководить ими. Она нуждается в принудительном амбулаторном наблюдении и лечении у психиатра.

С учетом всех обстоятельств дела суд первой инстанции обосновано при знал осужденных вменяемыми как в период совершения преступлений, так и в настоящее время, правомерно, с учетом ст.ст.22 ч.2, 97 чЛ п. «в» и 99 ч.2 УК РФ, назначил Григорян В.В. принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра.

При назначении осужденным наказания суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст.60 УК РФ, в том числе и обстоятельства, на которые ссылаются авторы кассационных жалоб.

По делу нет оснований для применения в отношении Григорян В.В. пра вил ст.73 УК РФ.

В приговоре суд мотивировал невозможность применения в отношении остальных осужденных положений ст.ст.64 и 73 УК РФ.

Судебная коллегия не находит оснований для пересмотра данного решения суда первой инстанции.

В соответствии с п. «б» ч.1 ст.58 УК РФ суд правомерно назначил осужденной Григорян В.В. отбывать наказание в исправительной колонии общего режима.

Вопрос об освобождении Григорян В.В. от наказания в связи с болезнью в соответствии со ст.81 УК РФ может быть разрешен судом по месту отбывания наказания в порядке ст.ст.396 и 397 УПК РФ.

В связи с тем, что осужденный Космачев СВ. после вынесения приговора явно затягивал время ознакомления с материалами уголовного дела (с 20 ноября 2009 года по 20 января 2010 года он ознакомился с 6 томами уголовного дела), суд обоснованно ограничил его во времени ознакомления с делом (т. 17 л.д.272).

При этом судебная коллегия не оставила без внимания и то обстоятельство, что, как следует из графика (т. 17 л.д.л.д. 281-282), Космачев С В . все-таки ознакомился с материалами уголовного дела в полном объеме.

Приговор соответствует положениям ст.297 УПК РФ и является законным, обоснованным и справедливым.

Руководствуясь ст.ст.377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Кемеровского областного суда от 3 ноября 2009 года в отношении Кузьмичева А А изменить и исключить из его вводной части указание суда на то, что он не судим.

В остальной части приговор в отношении Кузьмичева А.А. и этот же приговор в отношении Григорян В В , Григоряна АФ и Космачева С В оставить без изменения а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 81 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта