Информация

Решение Верховного суда: Определение N 43-АПУ14-17 от 13.11.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

дело№43-АПУ14-17

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 13 ноября 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кулябина В.М.,

судей ЗемсковаЕЮ. и ЗателепинаОК.

при секретаре Воронине М.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденных Строкова И.Л., Магирко К.В, Морщакова А.С., Князева И.П., адвокатов Антропова СВ., Шайхутдиновой Л.Р., Назаровой ЕЮ Егоровой Т.В., потерпевшего В а также по апелляционному представлению прокурора Родькиной СИ. на приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 14 мая 2014 г., по которому

Строков И Л , , судимый:

- 1 сентября 1997 г. по ст. 207, пп. «е», «н» ст. 102 УК РСФСР, ч. 3 ст. 126, пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 13 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 25 июля 2007 г. условно-досрочно на 2 года 2 месяца 29 дней,

осужден по ч. 1 ст. 209 УК РФ к 12 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам 4 месяцам лишения свободы,

по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ к 8 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ к 7 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ к 8 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ к 5 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 7 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 года;

Магирко К В судимый:

- 1 апреля 2010 г. по ч. 2 ст. 318 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 10 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам лишения свободы,

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. Зет. 161 УК РФ к 6 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ к 7 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ к 8 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 6 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 12 годам лишения свободы, с ограничением свободы 1 год 8 месяцев, в соответствии со ст. 70 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 8 месяцев;

Морщаков А С судимый:

- 13 апреля 2009 г. по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы,

- 25 августа 2009 г. по ч. 1 ст. 307 УК РФ к штрафу в размере 5000 руб приговор вступил в законную силу 8 сентября 2009 г., штраф не уплачен,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 9 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 4 месяца,

по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам лишения свободы,

по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ к 7 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 11 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 8 месяцев.

Приговор Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 25 августа 2009 г. постановлено исполнять самостоятельно.

Ханаков И В , несудимый,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам лишения свободы,

по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ к 6 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ к 7 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ к 8 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

На основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ Ханаков оправдан по обвинению в совершении трех преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в совершении краж у потерпевших К ,М иА )

Лещенко И В несудимый,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 8 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам лишения свободы,

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ к 7 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ к 7 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год, по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев;

Князев И П , , судимый:

- 12 сентября 2000 г. по пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 162, пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 10 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 13 сентября 2010 г. по отбытии наказания,

осужден по ч. 2 ст. 222 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

по пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам 4 месяцам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год,

по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

На основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ Князев оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Земскова Е.Ю., выступление осужденных Строкова И.Л., Магирко К.В., Ханакова И.В., Князева И.П., Морщакова А.С Лещенко ИВ., адвоката Антропова СВ. в защиту интересов осужденного Князева И.П., адвоката Шайхутдиновой Л.Р. в защиту интересов осужденного Магирко КВ., адвоката Анпилоговой Р.Н. в защиту интересов осужденного Лещенко И.В., адвоката Чиглинцевой Л.А. в защиту интересов осужденного Морщакова А.С, адвоката Щербины Д.В. в защиту интересов осужденного Строкова И.Л., адвоката Пригодина В.В. в защиту интересов осужденного Ханакова И.В., потерпевших В Х поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ Щукиной Л.В. об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционных жалоб, о частичной обоснованности апелляционного представления, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда Строков признан виновным в создании банды, а Магирко, Морщаков, Ханаков, Лещенко в участии в банде и совершаемых ею нападениях;

Строков, Магирко, Морщаков, Ханаков и Лещенко признаны виновными в совершении организованной группой квалифицированных краж, разбойных нападений, грабежей, вымогательств, а также в совершении действий, связанных с незаконным оборотом оружия, при обстоятельствах изложенных в приговоре.

Кроме того, по приговору также осужден Князев, за совершение квалифицированных краж, разбойного нападения и действий, связанных с незаконным оборотом оружия.

Преступления совершены в период с июня 2011 года по февраль 2012 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах:

осужденный Строков утверждает, что заключения экспертов по кражам у М Ш и М А В , в ЗАО « и ООО « являются недопустимыми доказательствами, поскольку выводы экспертов носят предположительный характер. Заключение эксперта № положено в основу обвинения по 2 преступлениям, в отношении В и в отношении М Указывает, что вещественное доказательство - колеса от автомобиля « », были переданы потерпевшему до судебного разбирательства, чем было ограничено его право на представление доказательств. Кроме того заключение эксперта № не основано на исследовании самих колес. Обращает внимание, что свидетель С не отрицает наличие в продаже шин и возможность их приобретения в его отсутствие. Указывает, что в протоколе обыска от 22 февраля 2012 года, на фото 1 колеса имеется царапина, а на групповом фото 4-х колес она отсутствует. В положенных в основу приговора результатах ОРМ не содержится указаний о наличии связей с Магирко и Ханаковым, а также данных о совершении действий связанных с перемещением колес, а потому данные доказательства являются недопустимыми. Из 9 зарегистрированных на него мобильных номеров суду предоставлено лишь 3, остальные 6 не установлены, хотя они находились в сети. Результаты фоноскопических экспертиз не могут быть положены в основу приговора, поскольку его речь и голос является интеллектуальной собственностью и не могли быть переданы на экспертизу без его согласия.

По преступлению в отношении А считает, что выводы суда основаны на предположениях. Ссылаясь на показания свидетелей и заключение эксперта, указывает на склонность А ко лжи. По обвинению в отношении руб. указывает на показания свидетеля Б согласно которым снять сумму более руб. невозможно без подачи заявки за день до снятия денег. Показания свидетеля Г оглашены без согласия сторон. Судом отказано в вызове статистов, принимавших участие в следственных действиях по обнаружению гильзы.

Также считает, что на предположениях основаны и выводы суда о совершении разбойного нападения на ИП « », обращает внимание что найденные отпечатки не принадлежали подсудимым. Потерпевшая У описывала одного из нападавших, как лицо кавказской национальности, а при опознании Ханакова присутствовали статисты славянской внешности.

Указывает, что в основу приговора положены показания свидетелей которые не указывают прямо на его причастность к совершению преступлений, добытые доказательства носят предположительный характер На свидетелей оказывалось давление, они показывали о фактах, очевидцами которых не являлись.

Обращает внимание, что по преступлению в отношении Г и Д при проверке показаний на месте были допущены грубые нарушения. Преступление было совершено летом, а проверка показаний на месте проводилась зимой, что имеет существенное значение для установления истины по делу. Понятые при проверке показаний по этому эпизоду и по эпизоду С были одни, хотя во втором случае он из СИЗО не этапировался.

При совершении разбойного нападения на А и К осужденный Князев не был осведомлен об их планах и наличии оружия, а только постучался в дверь. Сам же утверждает, что в квартире искал сим карту, с которой поступали звонки его жене, цели на хищение имущества у него не было.

Отрицает факт встречи с К и высказывание угроз в его адрес обращает внимание на наличие постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по данному преступлению, что подтверждает его невиновность.

Ссылается на плохие условия содержания, а также частые судебные заседания, к которым ему сложно было готовиться.

Судом ненадлежащим образом рассмотрен вопрос о его вменяемости дело должно было быть выделено и приостановлено до его выздоровления,

осужденный Князев оспаривает квалификацию содеянного в отношении А Утверждает, что не знал о наличии оружия у Строкова и Лещенко. Принимал участие лишь в проникновении Строкова и Лещенко в квартиру потерпевшего, поскольку считал, что они идут разговаривать с телефонными хулиганами, звонящими жене Строкова. Из показаний самого А следует, что Князев просто стоял у двери. Отрицает наличие предварительного сговора. Полагает, что его действия следует квалифицировать по ст. 139 и ст. 116 УК РФ, а в действиях осужденных имеется эксцесс исполнителя.

Также утверждает, что никакого оружия не хранил и не держал, только брал на несколько секунд подержать обрез Лещенко, при этом думая, что это муляж.

Оспаривая совершение кражи из салона « », указывает, что суду не предоставлено достаточных доказательств, подтверждающих его участие в преступлении. Обращает внимание на противоречивые показания Строкова, на показания Лещенко, который отрицал его участие.

Просит зачесть в срок отбывания наказания время нахождения под подпиской о невыезде с 11 марта 2012 г. по 11 марта 2013 г.,

осужденный Морщаков оспаривает обоснованность осуждения за вымогательство у А указывает, что ударил последнего в связи с личной неприязнью, от обиды. Обращает внимание на материалы дела свидетельствующие об отсутствии события преступления. Протоколы допросов потерпевшего не подтверждают данные протоколов осмотров места происшествия и необоснованно положены в основу приговора. Строков оговорил его, поскольку был заинтересован в сотрудничестве со следствием с целью заключения соглашения. Приводит показания свидетелей характеризующих А как лживого человека, при этом указывая, что они не подтверждают его вины. Обращает внимание на противоречия в показаниях А и свидетеля Б .

Указывает, что не доказана вина в совершении преступления в отношении потерпевших Г и Д ссылается на показания Магирко и Ханакова, согласно которым он отказался от участия в нападении.

По факту вымогательства у К осужденные показывали, что он спал и объективной стороны не выполнял.

Кражу из салона признает, но отрицает факт того, что состоял в организованной группе, отрицает причастность к хранению оружия;

осужденный Магирко указывает на многочисленные нарушения его прав, утверждает, что был ограничен по времени при ознакомлении с материалами дела и не имел возможности подготовиться к защите в суде Для ознакомления его перевозили на длительные расстояния. Просьбы ознакомить его с материалами по месту содержания остались без внимания Организованный график ознакомления лишал его возможности ознакомиться с материалами в полном объеме, в том числе с аудио и видео материалами. 28 октября 2013 г. судебное заседание проводилось в отсутствие его защитника Шайхутдиновой, без выяснения мнения сторон. В тот же день рассматривались ходатайства, по которым суд спрашивал его мнение, он отказывался отвечать, но все равно ходатайства принимались. 30 октября 2013 г. также проводилось заседание в отсутствие защитника, решались вопросы, в том числе и касающиеся его обвинения, что нарушало его право на защиту. 7 ноября 2013 г. судебное заседание проведено в отсутствие его защитника, решались вопросы в части его обвинения, разрешались ходатайства по делу. Не согласен с мотивами суда при принятии решения о продолжении рассмотрения дела в отсутствие защитника, поскольку обвинение касалось, в том числе и его. Считает, что в соответствии со ст. 51 УПК РФ суд обязан был обеспечить его защитником.

Несмотря на возражения, были незаконно оглашены показания свидетелей Г ,Г П Ж М Р потерпевших Х иК .

Потерпевший А был допрошен в суде в отсутствие защитника Назаровой. Он был лишен возможности допросить не явившихся свидетелей.

График судебных заседаний, условия доставки и содержания создавали невыносимые условия и нарушали право на защиту. 22 октября 2013 г. было прервано ознакомление с материалами уголовного дела (протокол 34-37).

Вопрос об освобождении от участия в судебном заседании потерпевшей У не рассматривался, она не была надлежащим образом допрошена. Ч при допросе в суде задавались наводящие вопросы утверждает, что Ш давал ложные показания, что подтверждается телефонными соединениями, (стр. 587 протокола). 5 марта 2014 г. его защитник Шайхутдинова заменена на Наговицину, однако судом не выяснялось, знакома ли она с материалами, готова ли она осуществлять защиту. Наговицина участвовала 5,12, 26, 27, 31 марта 2014 г.

Считает недоказанным факт существования преступной группы. Ставит под сомнение достоверность показаний Лещенко о преступной группе поскольку тот не обладает соответствующим образованием, чтобы так охарактеризовать группу, полагает, что данные показания написаны сотрудниками правоохранительных органов.

Свидетели А , С , Б , П показывали, что в протоколах допроса подписи поставили под давлением со стороны сотрудников полиции. Опознание проводилось в кабинете, где была установлена скрытая камера. На свидетелей оказывалось давление, поэтому они подписывали протоколы допросов. 22 февраля 2012 г. Строков давал показания в болезненном состоянии, при сотрясении мозга.

Оспаривает наличие стойких связей и договоренностей, иерархии и прочих признаков преступной группы. Указывает на наличие постоянного места жительства, работы, семьи, что свидетельствует об отсутствии нужды в нелегальных доходах.

Указывает, что деньги у Аг требовал лишь Строков, других участников в свои планы не посвящал. Обращает внимание на характеристику А и склонность ко лжи, о которой показали все свидетели.

Преступления в отношении К иХ в суде не разбирались хотя осужденные не были согласны с обвинением.

Указывает на противоречия в показаниях свидетелей.

По преступлению в отношении ИП « » не установлено, какое использовалось оружие, статисты на опознании были славянской внешности в то время как свидетели показывали, что опознаваемый похож на цыгана Считает, что свидетели У и Е характеризуются отрицательно, они подозревались в кражах и недостачах в магазине. Не согласен со взысканием в пользу У морального вреда в размере и

полагает, что сумма ущерба не доказана.

По эпизоду в отношении Г и Д не объективно проведено следствие, обвинение основано на показаниях Строкова и Лещенко, однако в материалах дела имеются доказательства, опровергающие обвинение, считает, что на основании этих доказательств следует, что в преступлении принимало участие 2 человека, а обвиняются 5.

В отношении Ш не выяснялись обстоятельства, имеющие значение для дела, на основании которых можно сделать вывод об отсутствии вымогательства. Показания свидетеля Р оглашены без согласия сторон, в его отсутствие, не доказано наличие умысла на завладение имуществом Ш , требование о выдаче украшений Ш исходило только от Строкова.

Считает недоказанной свою вину в совершении хищения имущества салона « » и преступления в отношении К

Показания Х оглашены незаконно, в его отсутствие и при отсутствии согласия сторон. Указывает на наличие в них противоречий;

адвокат Шайхутдинова в интересах Магирко утверждает, что приговор незаконный и необоснованный, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, указывает на нарушения норм уголовно процессуального закона, несправедливость решения суда и неправильность квалификации содеянного осужденным.

Обращает внимание, что судом допускалось рассмотрение дела в отсутствие защитника. При этом выносились на разрешение ходатайства, по которым судом принимались решения (стр. 120, 125, 130, 145, 152 протокола).

Указывает, что в отсутствие на то законных оснований судом принимались решения об оглашении показаний не явившихся в судебное заседание лиц.

Полагает, что выводы суда о виновности Магирко в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 209 УК РФ, основаны на предположениях и не подтверждаются доказательствами по уголовному делу. Не доказано наличие всех необходимых признаков банды.

адвокат Антропов в интересах Князева утверждает, что выводы суда изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Указывает, что Князев впервые 19 февраля 2012 г. (в квартире А ) увидел обрез охотничьего ружья и не знал, пригоден ли он для производства выстрелов, данное обстоятельство подтвердили осужденные Строков и Лещенко.

По факту покушения на кражу из павильона указывает на отказ Князева от проникновения в салон. Доказательств же невозможности проникновения осужденным в павильон не представлено.

По факту кражи из павильона « указывает на противоречивые показания Строкова в ходе предварительного следствия, на показания осужденных, отрицающих факт участия Князева в совершении данного преступления, на показания свидетеля Б , которая не указала на Князева как на участника преступления.

Выводы суда об участии Князева в разбойном нападении на А опровергаются показаниями осужденных Строкова и Лещенко, которые показали, что Князеву была отведена роль лица, который должен был создать условия для проникновения в квартиру, сговора на завладение имуществом потерпевших первоначально у них не было. Данное обстоятельство подтвердил потерпевший К , который указал, что каких-либо имущественных требований ему не высказывалось;

адвокат Егорова в интересах Морщакова оспаривает законность приговора, утверждает, что он подлежит отмене ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, существенного нарушения уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона и чрезмерной суровости наказания.

Считает, что судом необоснованно не дано критической оценки противоречивым и не последовательным показаниям Строкова и Лещенко.

По преступлению в отношении А имеются лишь доказательства нанесения ему побоев и не имеется убедительных данных свидетельствующих о вымогательстве. Участия в совершении преступления в отношении К , который в судебном заседании допрошен не был Морщаков не принимал. Не предоставлено и доказательств причастности Морщакова к действиям, направленным на незаконный оборот оружия.

Указывает, что Морщаков был задержан в порядке ст. 91 УПК РФ 23 апреля 2012 г., а потому в счет отбытия наказания должно быть зачтено время содержания его под стражей с 23 апреля 2012 г. по 13 мая 2014 г., а не с 24 апреля 2012 г. по 13 мая 2014 г.;

адвокат Назарова в интересах Ханакова оспаривает законность приговора. Полагает, что выводы суда не подтверждаются доказательствами рассмотренными в судебном заседании. Судом не учтены обстоятельства которые могли существенно повлиять на его выводы. Оспаривает выводы в части участия Ханакова в банде. Стороной обвинения не представлено ни одного доказательства, свидетельствующего об устойчивости банды.

Кроме того, полагает, что судом излишне вменена ч. 3 ст. 222 УК РФ поскольку бандитизм предполагает организацию вооруженной банды хранение и ношение оружия охватывается признаками состава предусмотренного ст. 209 УК РФ.

Судом неверно дана оценка преступлениям, совершенным в отношении А Обращает внимание на показания свидетелей, характеризующих личность потерпевшего, который давал противоречивые показания. А не прошел медицинское освидетельствование на наличие телесных повреждений.

Оспаривает факт совершения преступления в отношении Хлыбова. В судебном заседании потерпевший не допрашивался. В ходе предварительного следствия Х не называл конкретных имен лиц совершивших преступление, а иных доказательств суду не представлено Также достоверно не установлено, что похищенное имущество являлось собственностью потерпевшего.

Также указывает, что в судебном заседании не был допрошен потерпевший К , его показания оглашены вопреки возражениям подсудимых и стороны защиты. Полагает, что ни судом, ни прокурором не предпринималось необходимых мер по доставке потерпевшего в суд.

Ставит под сомнение достоверность показаний свидетелей И и П , поскольку они ненадлежащим образом отвечали на вопросы, не смогли назвать источники своей осведомленности, в их показаниях имеются противоречия.

Утверждает, что Ханаков задержан в порядке ст. 91 УПК РФ 22 февраля 2012 г., протокол задержания подозреваемого составлен 22 февраля 2012 г. в 4 ч. 30 мин. (т.28 л.д.2).Однако суд, в нарушение данной статьи, зачитывает в срок отбытия наказания с 23 февраля 2012 г.

Обращает внимание на личность Ханакова и совокупность имеющихся у него смягчающих наказание обстоятельств и считает назначенное наказание несправедливым. Кроме того, находясь в местах лишения свободы, он заболел тяжелым заболеванием и нуждается в квалифицированном лечении которого недостаточно в местах лишения свободы.

Потерпевший В утверждает, что не является владельцем автомобиля « », а потому необоснованно признан потерпевшим нарушено его право на защиту путем ограничения в возможности заявления требований по данному делу. Считает приговор чрезмерно жестоким и просит его отменить. Указывает, что вышеуказанный автомобиль принадлежит свидетелю С , колеса приобретал он, а в момент кражи находился за городом, В временно пользовался автомобилем Колеса он получил от сотрудников по поручению С Ставит под сомнение подлинность постановления следователя о признании его гражданским истцом от 21 июня 2012 г. ( т.9 л.д. 22). Уведомление о назначении экспертизы ему не направлялось (т.22 л.д. 211). Исковое заявление содержит не его подпись, однако его ходатайство (т. 64 л.д. 72) оставлено без удовлетворения. Не проводилось опознание колес.

По делу поступило апелляционное представление государственного обвинителя Родькиной С И . , в котором ставится вопрос об отмене приговора.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Родькина С И . указывает на необоснованность постановления суда о прекращении уголовного дела в отношении Лещенко (по преступлению от 27 июня 2011 г. в отношении потерпевшего А ).

Указывает, что суд не полностью засчитал в срок наказания время нахождения под стражей Строкова, Морщакова, Ханакова и период нахождения под домашним арестом Князева.

Назначая наказание Магирко по совокупности приговоров, суд ошибочно руководствовался статьей 79, а не 74 УК РФ. При этом, назначая наказание по совокупности приговоров, суд не отменил условное осуждение по приговору Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 1 апреля 2010 г. в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ.

Полагает, что Ханаков необоснованно оправдан в совершении краж колес у М и К , при этом ссылается на показания свидетеля Д пояснившего о кражах колес, на акт от 1 декабря 2011 г. о результатах оперативно-розыскного мероприятия « , согласно которому Строков и Ханаков вынесли из дома Строкова похищенные автомобильные колеса и перевезли их в гараж (т. 12 л.д.9-13, 1-57).

При оправдании Ханакова по факту кражи колес в ночь с 28 на 29 ноября 2011 г. с автомобиля, принадлежащего К , судом надлежащим образом не дана оценка показаниям Лещенко о совершении кражи колес с автомобиля « » по указанию Строкова. Показания Лещенко согласуются с результатами оперативно-розыскного мероприятия «прослушивание телефонных переговоров» в отношении Строкова, который в разговоре сообщал собеседнику, что 29 ноября 2011 г. он с Лещенко и И совершили кражу колес с автомобиля « ». При этом Лещенко снимал колеса, а Строков и И находились рядом, делали вид, что играют в футбол, мимо проходили прохожие. Поскольку Строков был выпивший, то он выписал доверенность И на управление автомобилем. Кроме того, из показаний свидетелей Плотникова и О следует, что кражи колес Строков, Лещенко совершали совместно с Ханаковым. Свидетелям П иП известно со слов Лещенко, что четыре кражи колес он совершил совместно с Ханаковым и Строковым.

В представлении также указывается на нарушение п. 5 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, поскольку в ходе разбирательства по делу адвокат Шайхутдинова осуществлявшая защиту Магирко, не явилась в судебное заседание в связи с болезнью. При этом стороны о возможности рассмотрения уголовного дела судом без адвоката возражали, но вопреки этому судебное разбирательство было продолжено.

По преступлению в отношении А и К не надлежащим образом мотивирован квалифицирующий признак незаконного проникновения в жилище.

В описательно-мотивировочной части приговора судом удовлетворен в соответствии со ст. 1064 ГК РФ гражданский иск потерпевшего А о возмещении материального ущерба на сумму руб. (т. 3 л.д.89). В то же время в резолютивной части приговора принятое решение по гражданскому иску отсутствует.

В представлении ставится вопрос об отмене приговора и передаче дела на новое судебное разбирательство.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Доводы осужденных Морщакова и Магирко, адвокатов Шайхутдиновой и Назаровой о необоснованном осуждении Строкова за создание и руководство бандой, Магирко, Ханакова, Морщакова, Лещенко за участие в банде и совершаемых ею нападениях, являются несостоятельными, поскольку вина осужденных доказана совокупностью доказательств:

- показаниями Лещенко на предварительном следствии о том, что он совместно со Строковым, а также Магирко, Ханаковым и Морщаковым, с которыми его познакомил Строков, совершал преступления, что последний познакомился с Магирко для занятия совместной преступной деятельностью а парней из г. собирал уже Магирко по просьбе Строкова; лидером в группе был Строков; также он (Лещенко) был

I осведомлен о наличии в группе оружия; пистолет и обрез принадлежали Строкову, но при нападениях ими мог воспользоваться любой из них;

- ходатайством Строкова о заключении с органами предварительного следствия досудебного соглашения о сотрудничестве, в котором он собственноручно указал, что он желает содействовать органам следствия в расследовании преступлений, совершенных им в соучастии с Лещенко Магирко, Ханаковым, Морщаковым, мужчиной по имени И (Князев);

- показаниями Строкова на предварительном следствии о совершенных преступлениях, ролях других осужденных в их совершении, о предварительной подготовке, о мерах конспирации, о наличии и использовании оружия;

- показаниями свидетеля С на предварительном следствии о том, что ей было известно о совершении преступлений Строковым с Магирко, Ханаковым, Морщаковым и Лещенко, а также о наличии у них оружия, которое появилось одновременно с приездом вышеуказанных лиц;

- протоколами опознания Строковой Морщакова и Магирко;

показаниями свидетеля под псевдонимом П , который от Лещенко узнал, что Строков втянул его в преступную группу, куда уже входили несколько человек, для совершения преступлений. Группу собрал Строков и руководил ею. В группе была иерархия, разделение обязанностей ролей, каждое преступление планировалось, принимались меры к конспирации банды, имелось оружие, о наличии которого были в курсе все члены группы;

- показаниями свидетелей С иБ

на предварительном следствии о проживании на даче у Строкова Морщакова и Ханакова, о наличии на даче оружия, о планировании ими совершения преступлений;

показаниями на предварительном следствии свидетеля П согласно которым от Строкова ему известно, что тот поддерживает связи с преступным миром. Он возил Строкова в для осуществления передачи заключенным. Указал, что между Строковым и Магирко Морщаковым, Ханаковым сложились такие взаимоотношения, что всем «рулил» Строков. Строков предлагал ему заниматься преступной деятельностью;

показаниями свидетелей П из которых следует, что Строков тесно общался с Магирко, Морщаковым, Ханаковым, а также что у них имелось оружие;

- показаниями свидетеля Б о том, что Строков рассказывал ему о своих планах совершения преступлений, хотел отнять квартиру у А искал себе людей «для работы», говорил, что уже есть « », но нужны другие; тогда он позн ко, а тот уже познакомил Строкова с И и С из г. (Ханаковым и Морщаковым);

- показаниями свидетелей А О ,С , И и других о наличии преступных связей между Строковым, Лещенко, Магирко Морщаковым и Ханаковым; о лидерстве Строкова; о сделанных Строковым предложениях О участвовать в совершении краж колес с автомобилей вместе с ним, Лещенко и Ханаковым, а И участвовать в вооруженных нападениях; о сообщенных Строковым И фактах разбойных нападений на магазин и коммерсантов, о кражах колес с автомобилей; данными социальных сетей, согласно которым Строков Магирко, Ханаков поддерживали тесные отношения, распечатками их телефонных соединений, материалами прослушивания телефонных переговоров, заключениями фоноскопических экспертиз о принадлежности голоса в фонограммах Строкову.

Выводы суда о совершении осужденными преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, также являются обоснованными.

Наличие в банде оружия подтверждено протоколами обыска и осмотра согласно которым в жилище Строкова обнаружены и изъяты обрез ружья и пистолет; показаниями Строкова, что обрез и патроны к нему оставил Ханаков и попросил временно хранить в его комнате, а травматический пистолет и два магазина принадлежат ему; показаниями Б и Строковой, подтвердивших наличие в жилище Строковых оружия показаниями свидетеля Б о присутствии в качестве понятого при обыске в жилище Строкова и об изъятии при этом пистолета и обреза заключением экспертов, согласно которому изъятое оружие и патроны исправны и пригодны для осуществления выстрелов.

В качестве доказательств совершаемых бандой преступлений суд обоснованно привел доказательства, подтверждающие вину осужденных в конкретных разбойных нападениях и вымогательствах, с учетом того, что под нападением понимаются действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения.

Вся совокупность изложенных в приговоре доказательств безусловно свидетельствует о стабильности состава банды, в которую входили Строков Магирко, Лещенко, Ханаков и Морщаков, о распределении ролей осужденных при совершении преступлений, об организованности банды, о лидерстве в ней Строкова, о планировании и подготовке совершаемых преступлений, об использовании средств конспирации, о направлении части денежных средств на нужды банды (общей кассе, которой распоряжался Строков), о наличии пригодного для стрельбы оружия, которое использовалось членами банды в ходе совершения преступлений.

Вопреки доводам осужденных Строкова, Морщакова, Магирко адвокатов Егоровой и Назаровой о необоснованности осуждения по преступлениям в отношении А их вина подтверждается:

- показаниями потерпевшего А , из которых следует, что Строков настаивал, чтобы он переоформил выданную ему комнату на сына Строкова В день, когда он получил в « » документы на комнату, к нему подбежали Морщаков с Ханаковым, которые, высказывая угрозы, затолкали его в машину, по пути и по приезду избивали его, видел у них оружие пистолет и обрез двуствольного ружья. Позже прибыл Строков, который высказывал требования передачи денежных средств, а также предлагал переоформить комнату на его сына. В связи с этими событиями он был вынужден продать комнату и уехать жить в деревню. После продажи комнаты его нашел Строков, который был с Магирко и Ханаковым Осужденные его избили и потребовали передачи денег, вырученных от продажи квартиры, для чего отвезли в банк, где он снял деньги и передал их Строкову. Также у него была похищена ВЫекюпъгарнитура фирмы»

;

показаниями осужденного Строкова, данными в ходе предварительного следствия, который не отрицал, что требовал от А денежные средства, мотивируя это тем, что пытался таким образом проучить его за оскорбление заключенного;

- показаниями осужденных Ханакова и Морщакова, согласно которым они отвозили А в лес, где с ним беседовал Строков;

- показаниями свидетеля С , согласно которым муж рассказывал ей, что вместе с Морщаковым, Ханаковым, Лещенко и Б планировали продать комнату А , рассказывал о том, как они искали А , по какому сценарию они вымогали у него квартиру. Позже Строков, Магирко и Ханаков привели к ним домой А , который был избит, его одежда была в крови. Она дала ему чистую футболку, после чего все уехали в для снятия денежных средств;

- показаниями потерпевшего Х из которых следует, что от А он узнал о планах Строкова забрать его квартиру, а также что видел людей, которые следили за А и однажды пытались остановить для разговора, но они убежали и закрылись в квартире. Через неделю А рассказал ему, что те же самые парни, посадили его в машину, вывезли в лес избивая и угрожая оружием, требовали от него миллион рублей. Туда же приехал Строков и тоже требовал от А передачи комнаты или денег Позже, после продажи квартиры, Строков и двое парней нашли его, отвезли в банк и сняли часть денег, вырученных с продажи комнаты;

- показаниями свидетеля С , которая пояснила о том, что от А узнала о требованиях Строкова о передаче комнаты, а позже о том что по требованию осужденного он снял деньги, вырученные от продажи комнаты, и передал их ему;

- показаниями свидетелей Ч П ,Г С В Х А Г и других, согласно которым они были осведомлены о намерениях Строкова отобрать комнату А , при этом на встрече С со Строковым последний заявил, чтобы С не вмешивался и не мешал «трясти» деньги с А ; аналогичные требования Строков высказывал Г ;

- показаниями осужденного Лещенко о том, что по просьбе Строкова он следил за А ;

- заявлением А ; рапортом, согласно которому в дежурную часть поступило сообщение о том, что неизвестные насильно посадили мужчину в автомобиль (об этом также показывал свидетель Ш );

- показаниями А на месте происшествия, где он указал на следы совершения преступления (обрывки скотча, которым его связывали солнечные очки, бутылка);

- протоколами опознания А Ханакова и Морщакова;

- показаниями свидетеля Степанова, управлявшего машиной, в которую Морщаков и Ханаков затолкали А , и другими доказательствами.

На основании вышеуказанных, а также совокупности иных исследованных в суде и изложенных в приговоре доказательств судом сделан правильный вывод о виновности Строкова, Ханакова и Морщакова в совершении вымогательства у А , а Строкова, Ханакова и Магирко также в совершении открытого хищения имущества (грабежа) в отношении А

При этом доводы о склонности А ко лжи не свидетельствуют о невиновности осужденных, поскольку показания потерпевшего о совершении ими преступления подтверждаются совокупностью доказательств по делу, указывающих на правдивость сообщенных им сведений. Судом при этом правильно отмечено, что указанные показания потерпевшего последовательны и подтверждены другими исследованными в суде доказательствами. А ранее, до совершения в отношении него преступления 27.06.2011г., не знал Морщакова А.С. и Ханакова И.В., не имел с ними никаких отношений, причин для их оговора у него нет, оснований не доверять этим указанным показаниям А у суда не имеется.

Судом при оценке показаний А также обоснованно учтены результаты комиссионной судебно-психиатрической экспертизы №

согласно которой А в период совершения в отношении него правонарушения признаков какого-либо психического расстройства влияющего на его способность правильно воспринимать обстоятельства имеющие значение для дела, и давать о них показания, не обнаруживал и в настоящее время не обнаруживает, может принимать участие в следственных действиях, констатированные у Агеева Г.В. признаки легкой умственной отсталости с эмоционально-волевой неустойчивостью компенсированы (т.21 л.д. 252-256).

При оценке показаний потерпевшего судом установлены мотивы изменения А своих показаний, согласно которым он утверждал, что все сказанное ранее не соответствует действительности, и приведены основания, в связи с которыми данные показания А признаны несостоятельными.

Оценка показаний А в приговоре соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ, ставить ее под сомнение Судебная коллегия оснований не находит.

Доводы о том, что показания свидетеля Г оглашены в нарушение закона лишены оснований, поскольку явка свидетеля не была обеспечена, несмотря на неоднократные вызовы и решения о приводах в судебное заседание, его местонахождение не установлено, помимо показаний данного свидетеля в деле имеется достаточно иных доказательств совершенного преступления, которые исследованы судом в условиях состязательного процесса, в связи с чем оглашение показаний указанного свидетеля не противоречит требованиям ст.281 УПК РФ и Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод».

Судом исследованы и обоснованно признаны несостоятельными доводы осужденных о непричастности к совершению преступлений, в том числе к избиению А в безлюдном месте, в которое он был доставлен осужденными, об отсутствии общей договоренности на хищение его имущества, о совершении действий осужденными без умысла на хищение имущества, поскольку об обратном свидетельствуют фактические обстоятельства дела о совершении преступлений с распределением ролей установленные судом на основании доказательств, исследованных в судебном заседании и правильно оцененных в приговоре.

В приговоре отражено на основании каких фактов были сделаны данные выводы о конкретных действиях осужденных, указано какую роль выполнял каждый из осужденных.

Ссылка Строкова на показания свидетеля Б , согласно которым снять сумму более руб. невозможно без подачи заявки за день до снятия денег, является несостоятельной, поскольку указанный свидетель не отрицал возможности выдачи всей суммы, если у банка на момент обращения такая возможность имеется.

Не свидетельствует о необоснованности выводов суда также довод Строкова о наличии в деле рапорта о совершении хищения блютус гарнитуры 5 сентября 2012 года, когда он, Магирко, Ханаков и Лещенко уже находились под стражей (т.З л.д. 13), поскольку в соответствии со ст.252 УПК РФ суд рассматривает дело в пределах предъявленного обвинения, в котором датой преступления было указано 5 сентября 2011 года. В соответствии с данным обвинением суд установил, что хищение указанного аксессуара было совершено одним Ханаковым при эксцессе исполнителя. Поэтому указанный рапорт, во-первых, не относится к преступлениям, за которые осуждены Строков, Магирко и Лещенко, а, во-вторых, в указанном рапорте при правильном указании числа и месяца преступления - 5 сентября ошибочно указан год его совершения - 2012 вместо 2011 года.

Вывод суда о совершении Строковым, Лещенко и Князевым разбойного нападения с незаконным проникновением в жилище А и К подтверждается:

показаниями в суде Строкова, не признавшего вину в разбое, о незаконном совместно и по предварительному сговору с Лещенко и Князевым проникновении в квартиру потерпевших с целью выяснения обстоятельств направления его жене оскорбительных СМС-сообщений с номера К и об использовании при этом оружия, о завладении в квартире сумкой, которую взял Лещенко, ключами от автомобиля и самим автомобилем;

показаниями в суде Лещенко, не признавшего вину в разбое, о совершении указанных действий с использованием оружия, о завладении курткой потерпевшего;

показаниями в суде Князева, не признавшего вину в разбое, об обстоятельствах проникновения в квартиру с целью урегулирования конфликта Строкова с К , о том, что он не рассчитывал на использование оружия, однако в квартире некоторое время держал его в руках; о завладении ключами от автомобиля и самим автомобилем;

протоколом опознания Строковым К ;

ходатайством Строкова о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, в котором он сообщил о разбойном нападении с проникновением в квартиру А и К в соучастии с Лещенко и Игорем (т.23 л.д.90-94);

явкой с повинной Строкова о завладении в указанной квартире с использованием оружия вещами потерпевших, а также автомобилем (т.23 л.д.25-26);

показаниями Строкова об обрезе и травматическом пистолете, изъятых у него в ходе обыска ( т.23 л.д.37-44);

показаниями Строкова от 6 и 14 марта 2012 года в качестве обвиняемого в присутствии защитника, в которых он подтвердил обстоятельства, ранее изложенные в явке с повинной; сообщил о применении насилия к А в том числе с использованием утюга, о завладении осужденным Лещенко вещами, находившимися в квартире, ключами от автомобиля и самим автомобилем;

явкой с повинной Лещенко, его показаниями о завладении в квартире вещами потерпевших, об использовании для нападения оружия, о применении насилия к А о прижигании его утюгом, о завладении в квартире вещами (т.25 62-68, 128-129); протоколом проверки показаний Лещенко, указавшего место совершения преступления (т.25 л.д.130-136);^

показаниями на предварительном следствии свидетеля С об обстоятельствах преступления, совершенных Строковым, Лещенко и Князевым, известных ею из услышанного разговора Строкова с Лещенко;

показаниями потерпевшего А об обстоятельствах совершенного на него нападения, об угрозах с использованием оружия, о применении к нему насилия, о завладении имуществом;

заключением эксперта об установленных у А телесных повреждениях;

протоколами опознания А Строкова, Лещенко, Князева как лиц, совершивших преступление;

показаниями потерпевшего К об обстоятельствах нападения известных ему со слов А о похищении из квартиры принадлежащих ему куртки, набора отверток, записной книжки;

протоколом опознания А похищенной сумки, изъятой в жилище Строкова.

Доводы осужденных о том, что цели на хищение имущества А и К они не имели, проникновение в квартиру было обусловлено желанием найти доказательства направления жене Строкова оскорбительных СМС-сообщений, а именно сим-карты, являются несостоятельными поскольку данные доводы опровергаются совокупностью доказательств приведенных в приговоре, из которых следует, что вышеуказанные СМС сообщения, на которые ссылаются осужденные и свидетель С являлись только предлогом, а не действительной причиной проникновения в квартиру. По показаниям потерпевших осужденных интересовало именно имущество потерпевших, которым они и завладели в результате совершения преступления.

Выводы суда о виновности Строкова, Лещенко и Князева в совершении разбойного нападения в отношении А и К с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище организованной группой, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, допустимость и объективность которых не вызывает сомнений.

В связи с изложенным Судебная коллегия считает неубедительными доводы апелляционного представления о том, что Строков, Лещенко и Князев необоснованно осуждены по квалифицирующему признаку разбоя - «с проникновением в жилище».

При этом являются несостоятельными и доводы жалоб о том, что Князев не был осведомлен о планах Строкова и Лещенко в отношении А и К , о целях завладения имуществом, а только помог им проникнуть в квартиру, оружия он не держал и его не использовал, полагал что взятый на несколько секунд у Лещенко обрез является муляжом, а потому его действия подлежат переквалификации на ст. 139 и ст. 116 УК РФ.

Об обратном свидетельствуют показания потерпевшего А который указал о роли Князева, видел как тот, находясь в квартире, стоял у закрытой входной двери, прислушивался, смотрел в глазок и наблюдал за обстановкой в подъезде, совместно с Лещенко подчинялся указаниям Строкова, четко выполнял их, полностью и во всем соглашался с ним, видел как Князев и Лещенко складывали в его спортивную сумку вещи принадлежащие ему и его брату; когда все сели в автомобиль Князев сел позади него, в руках он держал обрез охотничьего ружья, при этом сказал сидеть тихо и не рыпаться, иначе он выстрелит в него.

Кроме того, согласно явкам с повинной и показаниям Лещенко и Строкова, показаниям Князева, преступление Князевым вместе со Строковым и Лещенко было совершено по заранее достигнутой договоренности. На согласованность действий осужденных указывает тот факт, что все трое находились в заранее приготовленных перчатках, двое принесли с собой оружие.

Из показаний на следствии Лещенко, которые суд признал достоверными, следует, что перед проникновением в квартиру оружие они держали в руках. Поэтому доводы Князева о том, что он оружие увидел уже находясь в квартире, и не должен нести ответственность за действия с оружием Строкова и Лещенко, являются необоснованными.

Вышеизложенное опровергает доводы жалоб о неосведомленности Князева о планах Строкова и Лещенко, о том, что он не принимал участия в выполнении объективной стороны преступления, а потому и доводы о неправильной квалификации содеянного им Судебная коллегия признает несостоятельными.

Нельзя признать состоятельными доводы Строкова, Морщакова Магирко, адвоката Егоровой, оспаривающих выводы суда о их виновности в совершении преступления в отношении К

Судом приведены достаточные доказательства, подтверждающие правильность указанных выводов.

Так, в своем заявлении в полицию Караваев сообщил, что ему угрожали, хотели забрать квартиру.

Из его показаний на следствии, которые вопреки доводам адвокатов Назаровой и Егоровой правомерно оглашены по ходатайству государственного обвинителя на основании п.4 ч.2 ст.281 УПК РФ, следует что он встретился с Лещенко по его просьбе, позже к ним подъехали 4 парня на машине, двое из которых были Строков и Морщаков. Парни вывезли его на кладбище и, высказывая угрозы, требовали передать им в собственность имеющуюся у него комнату.

Свои показания К подтвердил при проверке их на месте.

Согласно протоколам предъявления лица для опознания К уверенно опознал Строкова, Морщакова, Магирко и Ханакова как лиц которые вывозили его на кладбище и требовали передачи комнаты;

Из показаний Лещенко, данных им в ходе предварительного следствия усматривается, что от Строкова он узнал, что К должен ему денег, и попросил его (Лещенко) найти К что он и сделал. От Строкова позже узнал, что К вывозили в лес.

В своем ходатайстве о заключении с органами предварительного следствия досудебного соглашения о сотрудничестве Строков указал, что принимал участие в вымогательстве квартиры К совместно с Лещенко, Магирко, Ханаковым и Морщаковым.

Вышеуказанные доказательства, согласно которым все осужденные принимали участие в преступлении в отношении К судом обоснованно признаны достоверными, поскольку они согласуются с показаниями свидетелей П , Ж М , Г П , Ш с протоколами осмотра, детализаций телефонных соединений и с другими доказательствами, подтверждающими факт совершения Строковым и другими осужденными действий, направленных на завладение комнатой потерпевшего, и опровергающими доводы Магирко и Ханакова об отсутствии их во время преступления в г. и нахождении их в это время в г.

Доказательств, которые бы опровергали выводы суда, в деле не имеется. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 18.10.2011 года (т.6 л.д.9), на которое ссылается Строков в своей жалобе, к числу таковых не относится и, кроме того, оно признано незаконным и необоснованным, в связи с чем отменено в установленном порядке 11.04.2012 года (т.бл.д.И).

Доводы Лещенко о том, что он не выполнял объективную сторону вымогательства, правильно не приняты во внимание судом.

По выводам суда осужденный Лещенко, хотя и непосредственно не высказывал потерпевшему К требований имущественного характера как это делали Строков, Ханаков, Морщаков и Магирко, однако, являясь участником организованной группы, выполнил свою роль в запланированном преступлении, заключавшуюся в организации встречи с потерпевшим путем обмана, что сделало возможным совершение вымогательства остальными участникам преступления; при этом Лещенко осознавались последующие действия соучастников вымогательства. В связи с этим суд правильно указал, что Лещенко в соответствии с ч.5 статьи 35 УК РФ, как член устойчивой вооруженной группы, должен нести ответственность за вымогательство в отношении К независимо от фактически выполненной им роли в преступлении.

Доводы Морщакова о том, что он спал в машине, в разговоре с потерпевшим не участвовал и ничего из разговора, который вел Строков, не понял, опровергаются показаниями потерпевшего К протоколом их проверки, согласно которым в автомобиле, на котором его увезли Морщаков вместе со Строковым интересовался у него конфликтом с П Морщаков говорил, что К должен ответить за свой поступок, в то время как Строков интересовался, есть ли у него в собственности жилье, спрашивал, чем он может расплатиться;

кроме того, согласно протоколу опознания К Морщакова потерпевший сообщил, что Морщаков по дороге и на кладбище говорил ему (К что на следующий день они приедут за документами на комнату, и требовал не обращаться в милицию. На кладбище все четверо, в том числе и Морщакова А.С, требовали от него продать комнату.

В связи с изложенным, доводы осужденных о необоснованности выводов суда не свидетельствуют. Действиям осужденных дана правильная правовая оценка в соответствии с установленными фактическими обстоятельствами преступления.

Выводы суда о совершении преступления в отношении Ш осужденным Магирко оспариваются на том основании, что только Строков требовал у потерпевшего имущество, что судом не в полной мере исследовались доказательства, свидетельствующие о его невиновности.

Данные доводы являются несостоятельными, поскольку доказательства приведенные судом, в полной мере подтверждают правильность приговора.

Так в своем ходатайстве прокурору о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве Строков указал, что он совершил нападение наШ в соучастии с Лещенко, Магирко, Ханаковым.

В явке с повинной Лещенко указал, что он, в соответствии с договоренностями, совершал действия, направленные на организацию встречи со Ш , после чего действовали Ханаков, Магирко и Строков которые вывезли потерпевшего в лес и там забрали у него золотые украшения.

В ходе проверки показаний осужденные указали место, где была встреча со Ш , а также место, в которое отвозили потерпевшего.

Данные показания осужденных согласуются с показаниями свидетеля Р о том, что Строков совместно с другими парнями, применяя насилие и высказывая угрозы, требовали от него назначить встречу со Ш , также он видел, как парни били Ш

Вопреки доводам осужденного Магирко показания Р правомерно оглашены судом на основании ст.281 УПК РФ по ходатайству государственного обвинителя, о чем судом в ходе судебного разбирательства вынесено отдельное постановление с приведением мотивов принятого решения, которое Судебная коллегия находит правильным.

По показаниям свидетеля П он видел на лице Ш следы побоев, а с его слов узнал, что Строков и парни вывезли его в лес и забрали золотые украшения.

Согласно протоколу предъявления лица для опознания, Ш уверено опознал Строкова, Лещенко, Ханакова, Магирко как лиц требовавших от него деньги.

По этим обстоятельствам потерпевший в ходе предварительного следствия дал подробные показания, которые подтвердил в судебном заседании. Суд обоснованно положил их основу приговора, поскольку у Ш отсутствуют мотивы для оговора осужденных и его показания подтверждаются другими доказательствами: показаниями свидетелей П Ш Ш С , протоколами осмотра детализаций телефонных соединений, осмотра местности, в которую Ш отвозили, и другими доказательствами.

Доводы о том, что только Строков выдвигал требования имущественного характера, не свидетельствуют о непричастности к преступлению остальных осужденных, которые действовали заодно.

Согласно показаниям потерпевшего Ш , Строков, Ханаков Магирко и Лещенко, применяя к нему насилие, затолкали его в автомобиль и вывезли в лесопосадку, где Ханаков, Магирко и Лещенко видели действия Строкова, угрожавшего ему пистолетом и требовавшего передать ему деньги окружили потерпевшего, не давая возможности уйти. Магирко высказал ему угрозу, что ему переломают руки и ноги, если он будет отказываться, а Ханаков, поддерживая требования Строкова о передаче денег, говорил, что

рублей будет мало, спрашивал Строкова, не взял ли он с собой электрошокер, по указанию Строкова забрал у него золотые украшения.

В связи с изложенным суд правильно установил умысел осужденных на завладение имуществом и деньгами потерпевшего и правильно квалифицировал их действия.

Оснований для отмены либо изменения приговора по доводам апелляционных жалоб, касающихся преступления, совершенного в отношении Ш Судебная коллегия не усматривает.

По факту совершения разбойного нападения на магазин ИП осужденные Строков, Ханаков, Магирко в судебном заседании своего участия в данном преступлении не оспаривали.

В связи с этим доводы Строкова, Магирко о том, что найденные при осмотре места происшествия отпечатки не принадлежали осужденным потерпевшая У дала описание внешности преступника, которое не подходит ни к одному из осужденных, при опознании Ханакова присутствовали статисты славянской внешности, свидетели прямо не указывают на Строкова, как участника нападения, потерпевшие У характеризуются отрицательно, подозревались в недостачах в магазине о непричастности осужденных к преступлению не свидетельствуют.

Поскольку показания Строкова, Ханакова и Магирко в судебном заседании содержат противоречия по обстоятельствам совершения преступления, которые суд признал существенными, свидетельствующими о их недостоверности, а также противоречат их показаниям на следствии которые являются последовательными и соответствуют друг другу, суд обоснованно признал более достоверными показания осужденных полученные в досудебном производстве.

К числу доказательств, подтверждающих выводы суда, относятся показания Строкова, данные им в ходе предварительного следствия, его явка с повинной, протокол проверки его показаний на месте преступления, в которых он подробно излагал сведения о подготовке к совершению преступления и обстоятельствах его совершения; показания потерпевших М иУ согласно которым на магазин напали люди в масках, которые, угрожая оружием, требовали передачи денег показания У которая, несмотря на то, что ошибочно предположила о национальности Ханакова, уверенно опознала его как лицо которое она видела непосредственно перед нападением рядом с магазином показания свидетелей С и Б знавших о подготовке Строкова, Морщакова, Магирко и Ханакова к нападению на магазин, о наличии у них оружия, а Строковой также слышавшей обсуждение осужденными уже совершенного нападения, и другие доказательства.

Основываясь на совокупности указанных доказательств, суд пришел к правильному выводу о том, что преступление было совершено организованной группой, а именно Строковым, Ханаковым, Морщаковым которые непосредственно заходили в магазин, и Магирко, ожидавшим их в автомобиле.

Суд обоснованно критически оценил показания осужденных в суде которые, вопреки своим показаниям на предварительном следствии, стали утверждать, что в преступлении участвовал не Морщаков, а Лещенко которому такое обвинение не предъявлялось.

Основания для такой оценки судом в приговоре приведены и являются убедительными.

Доводы о том, что по делу не установлено использованное при нападении оружие, лишены оснований. Данные обстоятельства установлены.

При этом применительно к Морщакову суд обоснованно указал, что именно он был вооружен пистолетом, а не Строков, который в этой части в суде дал показания, противоречащие его показаниям на следствии.

Таким образом, вопреки доводам о недоказанности участия осужденных Строкова, Морщакова, Ханакова, Магирко в совершении разбойного нападения на магазин ИП « », их вина в совершении данного преступления установлена на основании совокупности доказательств, достаточных для такого вывода.

Доводы Строкова о нарушениях уголовно - процессуального закона при проведении проверки его показаний по преступлению в отношении Г и Д доводы Магирко о недоказанности вины в этом преступлении, о том, что в преступлении участвовало 2 человека а осуждено 5, доводы Морщакова со ссылкой на показания Магирко и Ханакова о своем добровольном отказе от участия в преступлении оснований для отмены приговора не содержат.

Виновность осужденных Строкова, Магирко, Лещенко, Ханакова Морщакова в разбойном нападении подтверждается, доказательствами которые приведены в приговоре и надлежаще оценены судом.

Так, на предварительном следствии Строков по данному преступлению подробно изложил обстоятельства его совершения и подтвердил на месте преступления свои показания, согласно которым он с Магирко Морщаковым, Ханаковым, Лещенко заранее договорились о совершении нападения на предпринимателей Г и Д неоднократно ездили к заводу, осматривали местность, пути отступления, подготовили оружие, распределили роли, после чего по разработанному сценарию было совершено преступление.

Осужденные Магирко и Ханаков не оспаривали совершение ими действий по завладению имуществом потерпевших и применение в ходе вооруженного нападения насилия к ним, а Лещенко участия в преступлении согласно отведенной ему роли; при этом Ханаков и Лещенко отрицали лишь совершение преступления в составе организованной группы, а Магирко ссылался на наличие у него игрушечного охотничьего ружья.

Вина осужденных подтверждена показаниями, которые Строков давал в ходе предварительного следствия при его допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого, при проведении опознания и при проверке его показаний на месте происшествия, сведениями, которые подсудимый Строков сообщил в своей явке с повинной и в своем ходатайстве о заключении с органами предварительного следствия досудебного соглашения о сотрудничестве, а также их вина установлена показаниями потерпевших, свидетелей, заключениями экспертов, протоколами следственных действий и другими доказательствами в их совокупности подробный анализ которым дан в приговоре.

Показания осужденных обоснованно положены в основу приговора поскольку они согласуются с протоколом осмотра автомобиля принадлежавшего Г в части указанных повреждений, а также орудий, которыми они были причинены; с показаниями потерпевших Г и Д ; с протоколом предъявления лиц для опознания согласно которому Герасимов опознал Ханакова как нападавшего; с заключением эксперта № с показаниями свидетелей Е ,Л У Г , Ф , П , Н , Х К , П об обстоятельствах преступления, об одежде осужденных, которые согласуются с иными доказательствами по делу; с показаниями свидетеля С , согласно которым после ограбления магазина Магирко, Ханаков, Морщаков и Строков на даче планировали нападение на машину; с другими имеющимися в деле доказательствами.

Доводы Магирко об отсутствии у него огнестрельного оружия суд обоснованно отверг, поскольку из показаний Лещенко и Строкова следует что Магирко при совершении преступления был вооружен обрезом.

Не имеется оснований ставить под сомнение и выводы суда о выполнении Морщаковым своей роли в совершении преступления, согласно которой он привез Ханакова и Магирко к месту его совершения и увез после нападения, поскольку они основаны именно на тех показаниях осужденных которые не противоречат всей совокупности собранных по делу доказательств и положены в основу приговора.

Доводы о том, что в действиях Морщакова имеется добровольный отказ от доведения преступления до конца, лишены оснований, поскольку добровольным может быть признан отказ на стадии покушения. Между тем как усматривается из материалов дела и не оспаривается осужденным Морщаков выполнил часть объективной стороны преступления в соответствии с отведенной ему ролью, поскольку привез к месту преступления Ханакова и Магирко на автомобиле « П в котором они переоделись перед совершением нападения, и ждал их возвращения. В связи с этим ссылка Морщакова на тот факт, что он соучастников не дождался, правового значения для оценки его действий как оконченного преступления не имеет и, кроме того, данный факт (уход с места преступления) опровергается показаниями Строкова, согласующимися с показаниями свидетеля П на следствии, о том, что автомобиль ему вернул Морщаков. Данные показания судом оценены в приговоре и признаны достоверными с приведением оснований такого вывода, который Судебная коллегия считает убедительным.

Все доказательства, которые положены судом в основу своих выводов являются допустимыми. Каких-либо нарушений норм УПК РФ свидетельствующих о наличии оснований для другого вывода, в том числе в связи с доводами Строкова о проведении проверки его показаний с нарушением закона, Судебная коллегия не усматривает.

Являются также необоснованными доводы жалоб осужденных Строкова Лещенко и защитников по выводам суда о совершении краж автомобильных колес.

Выводы суда о совершении Лещенко и Строковым краж колес с автомобилей потерпевших Л Ко М Ш М , А В а также кражи колес с автомобиля З в которой помимо Строкова и Лещенко участвовал также Ханаков подтверждаются доказательствами, приведенными в приговоре:

- показаниями Лещенко от 13.04.2012 года о совершении кражи на ул.

совместно со Строковым (т.26 л.д.11-12), показаниями от 3,4 апреля и 14 мая 2012 года (т.26 л.д.24-28) и протоколом проверки показаний на месте, согласно которым Лещенко при допросе рассказал о кражах, а затем показал места совершения краж колес с автомобилей: по адресу ул. (потерпевший З ), « » по ул.

(потерпевший Л ), (потерпевший К ),

(потерпевший - М ), по ул.

(потерпевший Ш ), по ул. (потерпевший М ), цвета (потерпевший А ,

светлого цвета по ул. (потерпевший В );

- ходатайством Строкова о заключении соглашения о сотрудничестве согласно которому кражи колес он совершал совместно с Лещенко (т.23 л.д.90-94);

-показаниями потерпевших о совершениях краж колес и размере причиненного каждому из них ущерба;

- показаниями свидетеля Б о передаче им, по просьбе Строкова домкрата и газобаллонного ключа Лещенко, о совершении Строковым с Лещенко краж колес, о чем ему известно со слов Строкова, о предупреждении им Строкова о предстоящем рейде сотрудников ГИБДД, что подтверждается содержанием записи телефонного разговора Строкова с мужчиной, предупреждающим о предстоящем рейде (т. И л.д. 114);

- показаниями свидетеля Д о том, что Строков пытался продать похищенные колеса 14-го радиуса через него его знакомому Р

- показаниями свидетеля А осведомленного со слов Строкова о совершении им совместно с Лещенко краж колес, о чем знала Строкова Юлия;

- показаниями П , который из разговора со Строковым узнал о признании Лещенко в кражах колес, которые якобы совершал один, а из последующего разговора с Лещенко ему стало известно о совершении кражи в районе г. Лещенко вместе со Строковым и И (Ханаковым);

- показаниями свидетеля И которому Лещенко рассказывал о совершении краж колес совместно со Строковым;

- показаниями свидетеля Д о том, что Лещенко занимается кражами колес и ездит на автомобиле который принадлежит ему и Строкову;

- показаниями свидетеля П об участии в кражах колес Строкова Лещенко, в одной из которых в районе принимал участие также Ханаков; о том, что Лещенко, по просьбе Строкова, взял всю вину в кражах на себя, а затем отказался от показаний;

- показаниями Строковой о совершении краж колес Строковым Лещенко, Ханаковым;

- заключениями экспертов №№ согласно которым след изъятый в ходе осмотра места происшествия от 22.02.2012г. по адресу г. ул. мог быть оставлен перчатками, изъятыми при осмотре 22.02.2012г. автомобиля , как и любыми другими перчатками с аналогичными по размеру наплавками (т.21 л.д.173); след наложения, изъятый 13 ноября 2011 года при осмотре места происшествия автомобиля г.н. пригоден для установления групповой принадлежности следообразующих объектов и мог быть оставлен тыльными сторонами (без наплавок) перчаток, изъятыми при осмотре места

происшествия 22 февраля 2012 года - автомобиля (гос. рег. знак

цвета) (т. 19 л.д. 112-113);

- содержанием аудиозаписи, выполненной 13.11.2011 года в 2.47.38, согласно которой в телефонном разговоре мужчина, голос которого согласно заключению фоноскопической экспертизы может принадлежать Строкову дает указание другому мужчине каким образом откручивать болты и упоминает имя « », которому следует передать его указания;

- сведениями о выполнении указанной записи разговора с номера принадлежащего Строкову, о телефонных соединениях между телефонными номерами Строкова, Ханакова, Лещенко, имевших место в одно время в зоне действия одной базовой станции.

Оценивая указанные и другие доказательства, суд пришел к правильному выводу о доказанности совершения Строковым и Лещенко краж автомобильных колес у Л , К , М , Ш М , А , В организованной группой, а также кражи организованной группой колес с автомобиля З , в которой помимо Лещенко и Строкова участвовал также Ханаков.

Доводы осужденного Строкова о том, что колеса для автомобиля « » приобретались им в магазине, о чем свидетельствуют платежный документ (чек), были предметом исследования суда 1 инстанции и своего подтверждения не получили.

Из показаний свидетеля С следует, что изъятый у Строкова товарный чек ООО « » от 16.04.2011 года был выписан им, но не в связи с покупкой авторезины в магазине, а по просьбе двух мужчин.

Показания С о том, что авторезина по указанному чеку фактически им не продавалась, подтверждаются сообщением ООО «»,

согласно которому в данной организации авторезины, аналогичной указанной в чеке, на тот момент в продаже не имелось (т.22 л.д. 207-214).

В связи с изложенным является несостоятельным довод Строкова о том, что свидетель С не отрицал наличия в продаже шин и не исключал, что они могли быть приобретены в его отсутствие, так как эти показания свидетеля противоречат официальному ответу организации, где выписывался чек на колеса.

Таким образом, довод Строкова о том, что колеса им у М не похищались, а были приобретены в магазине, опровергаются доказательствами, на которые сослался суд в приговоре.

Указанный довод оценен судом в совокупности с другими доказательствами, подтверждающими вину осужденных.

Факт совершения кражи колес с автомобиля потерпевшего М нашел свое подтверждение в показаниях осужденного Лещенко согласно которым он совместно со Строковым похитил колеса с указанного автомобиля « , похожего на автомобиль Строкова.

В ходе проверки показаний на месте Лещенко указал на место совершения хищения - ул.

Выводы суда подтверждаются показаниями потерпевшего М согласно которым он припарковал свой автомобиль с торца дома по ул.

г. , а вернувшись на следующий день к автомобилю он обнаружил пропажу колес. Позже он увидел похожий на его автомобиль, на котором стояли похищенные у него колеса, в связи с чем он обратился в полицию; протоколами следственных действий, показаниями свидетелей С Б ,А Д , Об П свидетеля под псевдонимом И и другими доказательствами.

В связи с наличием достаточных доказательств, подтверждающих совершение Строковым и Лещенко кражи колес М , доводы Строкова о том, что колеса были возвращены потерпевшему М и не осматривались в судебном заседании, на выводы суда о доказанности вины осужденных не влияют.

Доводы Строкова о том, что заключение эксперта необоснованно положено в основу выводов суда по 2 преступлениям, в отношении В и в отношении М , лишены оснований.

Согласно приговору суд правильно упомянул экспертное заключение № от 21.066.2012 года (т.21 л.д. 190-192) в качестве доказательства по краже у потерпевшего М поскольку в соответствии с выводами эксперта рыночная стоимость автомобильных колес в сборе: авторезина

диски

на 05.12.2011 с учетом износа составила: стоимость 1 колеса рублей, итого за 4 штуки .

Судебная коллегия не находит оснований ставить под сомнение заключение эксперта № по указанным в жалобе основаниям, поскольку экспертиза проведена в соответствии с требованиями закона, а выводы эксперта о стоимости похищенных колес, с учетом их износа, согласуются с иными обстоятельствами установленными по делу - документами подтверждающими стоимость новых колес.

При этом замечание осужденного Строкова о том, что заключение эксперта № не основано на исследовании самих колес, какого-либо значения не имеет, так как экспертом разрешался поставленный вопрос на основании сведений о рыночной стоимости аналогичного товара, в связи с чем эксперту исследовать конкретные колеса для целей экспертизы не требовалось.

Что касается ссылки суда на экспертное заключение № в качестве доказательства по краже у потерпевшего В то суд фактически приводит в тексте приговора экспертное заключение о стоимости колес

находящееся в материалах дела в томе 21 л.д. 208-210. В указанном месте в уголовном деле находится экспертное заключение от 20.06.2012 года, относящееся к колесам, похищенным у В Поэтому данное доказательство судом правильно приведено в приговоре в качестве доказательства по данному преступлению, а указание на номер экспертного заключения - 290 является опечаткой, которая основанием для отмены приговора не является.

Осужденным Строковым в жалобе оспариваются заключения экспертов по кражам колес у М ,Ш иМ ,А Ворончихина на том основании, что выводы экспертов носят предположительный характер. Аналогичные доводы приводятся им и при критике экспертных заключений по кражам, имевшим место в ЗАО «

и ООО « ».

Данные доводы являются необоснованными. Экспертные заключения правомерно положены в основу выводов суда, поскольку они подтверждаются совокупностью других доказательств: показаниями Лещенко об использовании при совершении преступлений перчаток домкрата, при этом каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона по содержанию выводов экспертов не усматривается, поскольку экспертами разрешен вопрос об идентификации следообразующих объектов по общим признакам, что к числу предположений не относится.

Доводы потерпевшего В о том, что он не является собственником автомобиля, вред ему не причинен, потерпевшим он не является и тем самым нарушены его процессуальные права, опровергаются доказательствами, которые исследованы судом.

Из показаний В свидетеля С следует, что последний номинально является собственником автомобиля, а фактическим владельцем, который покупал автомобиль в кредит и погашал его В В связи с этим доводы В о том, что органы предварительного следствия и суд неправильно определили лицо, которому причинен вред, и необоснованно признали потерпевшим В лишены оснований.

Доводы Строкова о том, что в протоколе обыска от 22 февраля 2012 года на фото 1 колеса имеется царапина, а на групповом фото 4-х колес она отсутствует, не могут быть приняты во внимание, поскольку указанный факт обусловлен разным масштабом фотоснимков, в силу чего названный Строковом дефект колеса на групповом фото, имеющем меньший масштаб не отразился.

Доводы Строкова о том, что в положенных в основу приговора результатах ОРМ не содержится данных о совершении действий, связанных с перемещением колес, из 9 зарегистрированных на него мобильных номеров суду предоставлено лишь 3, остальные 6 не установлены, не свидетельствуют о необоснованности выводов суда, поскольку они основаны на совокупности доказательств, достаточных для постановления обвинительного приговора.

Доводы Строкова о том, что результаты фоноскопических экспертиз не могли быть положены в основу приговора, поскольку его речь и голос является интеллектуальной собственностью, а, следовательно, образцы голоса не могли быть переданы на экспертизу без его согласия, основаны на неправильном понимании положений закона, поскольку право интеллектуальной собственности как институт гражданского права не регулирует уголовно-процессуальные отношения, в том числе вопросы доказывания и производства экспертиз по уголовным делам.

Доводы Князева о том, что он не участвовал в краже имущества ООО « », доводы Морщакова о необоснованности квалификации данного преступления по квалифицирующему признаку организованной группы, опровергаются доказательствами, которые суд привел в приговоре, а именно: показаниями, которые давали Лещенко И.В. и Строков И.Л. в ходе предварительного следствия, ходатайством Строкова о заключении соглашения о досудебном сотрудничестве, показаниями потерпевшего Н свидетелей; сведениями, содержащимися в протоколах следственных действий, сведениями о телефонных соединениях абонентских номеров сотовых телефонов, которыми пользовались осужденные, и из которых следует, что Князев созванивался со Строковым, Морщаковым Лещенко и Магирко вечером 7 февраля и ночью 8 февраля 2012 г., звонки в ночное время, когда совершалась кража, осуществлялись в зоне действия базовой станции сотового оператора, расположенной рядом с местом преступления; показаниями свидетелей П который со слов Лещенко осведомлен об участии в краже Строкова, Игоря по прозвищу « (Князев), челнинских парней - К и С (Магирко и Морщаков показаниями свидетеля Б , из которых установлено, что осужденные принимали участие в подготовке к краже, при этом Базанова видела указанных лиц на кухне у Строкова в начале февраля 2012 г., показаниями Плотникова К.И., который видел в квартире Строкова несколько мешков с похищенными зарядными устройствами, сим-картами МТС, сотовыми телефонами, навигаторами; показаниями П которому Строков предлагал реализовать сотовые телефоны 15 моделей; заключением эксперта о том, что след, изъятый при осмотре места происшествия мог быть оставлен перчатками, изъятыми при осмотре 22 февраля 2012 года автомобиля « », что соответствует показаниям Лещенко и Строкова об использовании перчаток при совершении кражи, протоколом обыска в квартире Строкова об изъятии части похищенных телефонов и других устройств, а также на основании иных приведенных в приговоре доказательств в их совокупности.

Доводы Строкова о том, что выводы экспертов носят предположительный характер, являются необоснованными. Экспертные заключения правомерно положены в основу выводов суда, поскольку они подтверждаются совокупностью других доказательств, показаниями Лещенко и Строкова об использовании перчаток при совершении кражи, при этом каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона по содержанию выводов экспертов не усматривается, поскольку экспертами разрешен вопрос об идентификации следообразующих объектов по общим признакам, что к числу предположений не относится.

На основании вышеуказанных доказательств судом правильно установлено, что преступление было тщательно подготовлено, совершено с распределением ролей в два этапа: в течение двух ночей.

Судом правильно установлены фактические обстоятельства дела, на основании которых суд пришел к обоснованному выводу о совершении кражи Строковым, Морщаковым, Лещенко и Магирко в составе организованной группы, а Князевым, который не входил в ее состав, по предварительному сговору с осужденными.

Доводы о том, что Князев и Магирко не участвовали в совершении данного преступления, Судебная коллегия считает неубедительными поскольку они прямо опровергаются совокупностью доказательств по делу.

При допросах 6 и 15 марта 2012 года Строков И.Л. показал, что Князев был привлечен к совершении кражи в ночь с 7 на 8 февраля 2012 года наблюдал за обстановкой на месте преступления.

Тот факт, что Лещенко Князева не видел, его причастности не опровергает, поскольку Лещенко был занят взломом крыши, выкидывал мешки с похищенным на улицу, часть из них кто-то забрал, но кто, он не видел. При этом из показаний Лещенко следует, что Строков его предупреждал о приходе еще одного человека, который будет следить за окружающей обстановкой (т.25 л.д. 122-123).

В отношении Магирко Строков пояснял, что тот находился около места совершения кражи на своем автомобиле, привез к нему два мешка с похищенным. Из показаний Магирко следует, что ему была отведена роль наблюдения за обстановкой, что он делал, передвигаясь на машине, а Морщаков, которого он привез, вел наблюдение, находясь у дома, за которым располагается магазин. Два мешка с похищенным Магирко отвез к месту жительства Строкова.

В ходатайстве о заключении соглашения о досудебном сотрудничестве Строков также отразил факт участия в данной краже Князева, Магирко Морщакова.

Морщаков подтвердил, что приехал на место кражи с Магирко и следил за обстановкой, Лещенко принес два мешка с похищенным и положил в багажник автомобиля Магирко, кто еще участвовал в краже он не видел.

В связи с изложенным суд пришел к правильному выводу, что показания Лещенко, Морщакова, Магирко о непричастности Князева не свидетельствуют, в то время как о его участии в краже прямо свидетельствуют показания Строкова в совокупности с вышеизложенными показаниями Лещенко, ходатайством Строкова, показаниями П детализациями телефонных соединений, не верить которым у суда не имелось оснований.

Доводы Магирко о том, что его автомобиль согласно справке органа внутренних дел, с 9.12.2011 года по 6.02.2012 года находился в ОП Управления МВД России по г. , основанием для удовлетворения жалобы не являются.

Как следует из указанной справки (т.75 л.д. 159) она была выдана 6 февраля 2012 года, из чего следует, что автомобиль также был выдан этой датой.

В связи с этим указанная справка не опровергает выводов суда о том что Магирко на указанном автомобиле 6 февраля 2012 года приехал в г.

а в ночь на 7 февраля 2012 года использовал данный автомобиль при своем участии в краже из торговой точки ООО « ».

Фактические обстоятельства преступления правильно установлены судом, исходя из которых в приговоре дана правильная юридическая оценка действиям осужденных.

Довод адвоката Назаровой, в интересах Ханакова в части оспаривания совершения преступления в отношении Хлыбова, о том, что потерпевший не называл конкретных имен, не указал лиц, совершивших преступление является необоснованным и противоречит установленным судом обстоятельствам.

Из показаний Хлыбова в ходе предварительного следствия усматривается, что когда А уехал, то оставил ему ключи от квартиры, где на него напали те парни, которые вымогали у А квартиру, при этом в процессе избиения они спрашивали как найти А .

Согласно протоколу предъявления лица для опознания Хлыбов указал на Ханакова как на лицо, похожее на одного из парней, напавших на него; из оглашенных в суде показаний свидетеля Г следует, что от Хлыбова ему стало известно, что его избили в квартире А ; по показаниям свидетеля С и потерпевшего А установлен факт нахождения во дворе дома, в квартире которого было совершено нападение на Хлыбова, Ханакова в суде Строков показал, что он вместе с Ханаковым и Лещенко приходил в квартиру А где в это время находился Хлыбов, чтобы найти А .

Поскольку показания Хлыбова на предварительном следствии подтверждаются совокупностью доказательств совершенного в отношении него преступления, Судебная коллегия находит правильной оценку судом данных показаний как достоверных.

Показания Хлыбова в судебном заседании суда апелляционной инстанции о том, что его показания на следствии не отражают действительных обстоятельств дела, Судебная коллегия считает неправдивыми, обусловленными его положением осужденного находящегося в местах лишения свободы, как и осужденные по настоящему делу.

Вопреки доводам жалоб, показания Хлыбова в период предварительного следствия оглашены судом 1 инстанции в соответствии со ст.281 УПК РФ. Оснований считать судебное разбирательство о преступлении в отношении Хлыбова несправедливым Судебная коллегия не усматривает.

Доводы Строкова о необоснованном осуждении за вымогательство совершенное в отношении потерпевшего С лишены оснований поскольку вина осужденного подтверждается показаниями Строкова в качестве подозреваемого, согласно которым он, действуя в интересах Магирко, требовал у С рублей и при этом из пистолета дважды выстрели ему в ногу (т.23 л.д. 129-130); протоколом проверки показаний, в ходе которой Строков подтвердил свои показания указав место, где он стрелял, в котором при осмотре была обнаружена гильза калибра 10/22 (т.23 л.д. 139-142, т.22 л.д. 331).

Кроме указанных показаний Строкова И.Л., в которых он признал часть своих преступных действий, его виновность в совершении вымогательства чужого имущества, совершенного с применением насилия подтверждена показаниями потерпевшего С на предварительном следствии (показания оглашены в связи со смертью наступившей 05 января 2013 года, т.8 л.д. 225) и его заявлением о совершении вымогательства рублей с использованием пистолета выстрелами из которого ему причинены телесные повреждения (т.8 л.д.1, 15- 19), показаниями потерпевшей С свидетелей С Г В П Д потерпевшего А ., Ч актами экспертиз, в том числе судебно-медицинской № (т. 19 л.д. 131-132), согласно которой у С обнаружены рубцы на левом бедре, образовавшихся в результате заживления ушибленных ран, не причинивших вреда здоровью заключением эксперта № согласно которому гильза, обнаруженная на месте происшествия при проверке 21.03.2012г. показаний обвиняемого Строкова И.Л. (т.23 л.д. 142), стреляна из газового пистолета СКАМБ РО\УЕК, изъятого при обыске в жилище Строкова, и на котором, согласно заключению эксперта № , обнаружен след папиллярного узора руки Строкова (том 19 л.д. 9-10); результатами оперативно-розыскной деятельности - сведениями о прослушивании телефонных переговоров Строкова И.Л. (т. 12 л.д. 65-67, 68-69, 70-71, 74-76, 77, 78, 78, 80,81,82 83), содержанием записанных разговоров, в которых Строков сообщает о требовании рублей у « (С и двух выстрелах в него, заключением фоноскоп эксперти о принадлежности записанного голоса Строкову, другими, исследованными в судебном заседании доказательствами по делу в их совокупности.

Доводы Строкова о том, что он преступления не совершал, с С знаком не был и не встречался, при проверке показаний гильза была подброшена, оценены судом и обоснованно признаны несостоятельными.

Имеющиеся доказательства суд обоснованно признал достаточными для разрешения уголовного дела в части обвинения Строкова в вымогательстве у С денежных средств и обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о вызове адвоката и понятых, присутствовавших при изъятии гильзы, поскольку сам факт обнаружения гильзы Строков не отрицает, доводы о том, что гильза подброшена, являются его предположением. Согласно просмотренной судом видеозаписи понятые присутствовали, никаких замечаний не сделали, равно как и адвокат Паршикова, допросу которой, как правильно указал суд при разрешении ходатайства, препятствуют положения ФЗ «Об адвокатуре».

В связи с изложенным доводы Строкова о том, что суд отказал в допросе указанных лиц, не свидетельствуют о несправедливости судебного разбирательства и наличии оснований для отмены приговора.

Доводы о том, что показания свидетеля Г оглашены в нарушение закона, лишены оснований, поскольку явка свидетеля не была обеспечена, несмотря на неоднократные вызовы и решения о приводах в судебное заседание, его местонахождение не установлено, в деле помимо показаний данного свидетеля имеется достаточно других доказательств, в связи с чем оглашение его показаний не противоречит требованиям ст.281 УПК РФ и Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод».

Несостоятельны доводы адвоката Антропова в интересах Князева и о том, что судом не указаны доказательства невозможности проникновения Князева в павильон ЗАО « »; что в его действиях имеется добровольный отказ от совершения данного преступления.

Из показаний осужденных Строкова, Князева, Лещенко, которые подтверждаются протоколом осмотра места происшествия, протоколом осмотра и прослушивания фонограмм, детализациями телефонных соединений, заключениями фоноскопических экспертиз, показаниями П и другими доказательствами, следует, что осужденные Лещенко и Князев взламывали стену магазина, а Строков наблюдал за окружающей обстановкой, давал указания по телефону Лещенко и Князеву, проникнуть в помещение не смогли по объективным причинам, в связи с чем отказ от действий по проникновению в помещение торгового павильона был вынужденным, поскольку осужденные в процессе проникновения осознали нереальность продолжения взлома стены павильона и невозможность завершить преступление, так как уже светало, и они могли быть обнаружены.

Доводы Строкова о том, что заключение экспертов по преступлениям связанным с совершением краж, в том числе в ЗАО относятся к недопустимым доказательствам, так как выводы экспертов носят предположительный характер, являются неубедительными. Данные выводы оценивались судом в совокупности с иными доказательствами по делу материалами, добытыми в ходе проведения следственных действий показаниями свидетелей и самих осужденных, а потому правильно признаны относимыми и положены в основу обвинения.

В связи с изложенным Судебная коллегия считает, что суд правильно установил фактические обстоятельства покушения на указанную кражу исходя из фактических обстоятельств дела правильно квалифицировал действия осужденных.

В связи с изложенным Судебная коллегия считает, что по всем преступлениям, в которых осужденные признаны виновными, суд сделал правильные выводы, согласно которым представленные стороной обвинения доказательства являются достаточными для постановления обвинительного приговора, а доказательства, на которые ссылалась сторона защиты, этот вывод не опровергают.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, Судебная коллегия не усматривает.

Доводы о том, что председательствующий судья во время рассмотрения дела был назначен судьей другого суда субъекта РФ, не свидетельствует о рассмотрении дела с нарушением закона, по смыслу которого судья в таких случаях продолжает осуществлять свои полномочия до окончания рассмотрения по существу дела, начатого с его участием, что и имело место в настоящем деле.

Постановленный судом приговор соответствует требованиям уголовно процессуального закона к его содержанию.

В нем отражены обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, проанализированы подтверждающие их доказательства, получившие надлежащую оценку, с приведением ее мотивов аргументированы выводы, относящиеся к вопросу квалификации преступления, разрешены иные вопросы, имеющие отношение к настоящему делу из числа предусмотренных ст. 299 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания видно, что судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст.ст.273-291 УПК РФ.

Представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства на судебном следствии были рассмотрены, по ним судом приняты решения в установленном законом порядке.

Решения суда по ходатайствам, вопреки доводам жалоб, являются правильными, подтверждаются уголовно-процессуальными основаниями которые усматриваются в материалах дела.

Судом исследованы доводы осужденных в свою защиту, которые получили правильную оценку в приговоре.

Все доказательства, которые суд привел в обоснование вывода о виновности осужденных, являются допустимыми, а доводы жалоб, в которых этот вывод суда оспаривается, - несостоятельными.

При оценке допустимости показаний осужденных и явок с повинной суд обоснованно учел, что процедура следственных действий была соблюдена, в них участвовали защитники, понятые, а при получении явок с повинной закон не требует обязательного присутствия защитника.

В частности получили надлежащую оценку суда как лишенные оснований доводы осужденных Строкова и Лещенко о самооговоре и оговоре других осужденных под влиянием противоправного воздействия со стороны сотрудников полиции. С выводами суда Судебная коллегия согласна по мотивам, изложенным в приговоре.

Суд правильно указал и на отсутствие оснований считать оговором показания потерпевшего А (не знавшего ранее осужденных Магирко, Ханакова, Морщакова), показания потерпевших У

У М свидетелей Б У Б А И П

К , не доверять которым у суда не имелось оснований Потерпевшие и свидетели не были знакомы с осужденными, не имели с ними никаких отношений, причин у них для их оговора не имеется. Является правильным также вывод об отсутствии нарушения уголовно процессуального закона при получении показаний С Б Л В Б А П потерпевшего В

Оценивая показания свидетелей, суд привел мотивы, на основании которых им отвергнуты доводы осужденных о получении показаний этих свидетелей под давлением со стороны сотрудников правоохранительных органов, поскольку они допрашивались в условиях, исключающих возможность такого влияния; кроме того, они показывали о таких обстоятельствах, о которых следствию на момент их допросов известно не было и соответственно не было возможности сфальсифицировать протоколы допросов, в которых стоят подписи указанных свидетелей.

Не имеется оснований для того, чтобы ставить под сомнение допустимость протокола проверки показаний Строкова на месте по преступлению в отношении Г иД по тому основанию, что следственное действие проводилось зимой, а преступление совершено летом поскольку это не явилось препятствием правильного установления значимых для дела обстоятельств.

В приговоре судом также рассмотрены вопросы о допустимости таких доказательств, как заключения фоноскопических и психологических экспертиз, результаты ОРМ «прослушивание телефонных переговоров оптические диски с указанными записями, протоколы их осмотра, акт наблюдения за Лещенко, результаты ОРМ «Опрос», при которых получены образцы голоса осужденных. Указанные доказательства судом обоснованно признаны допустимыми.

Судом тщательно проанализированы основания и порядок собранных доказательств и сделан обоснованный вывод о их допустимости, так как они получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», с приведением данных и других мотивов своего решения.

С выводами суда Судебная коллегия согласна по основаниям изложенным в приговоре.

Не усматривается также нарушений норм УПК РФ, связанных с ознакомлением осужденных с материалами уголовного дела, обеспечением их права на защиту, с участием в судебном заседании, с исследованием доказательств судом.

Судебная коллегия находит противоречащими материалам дела и протоколу судебного заседания доводы осужденных о нарушении их права на защиту путем ограничения во времени при ознакомлении с материалами дела, поскольку время, которое было предоставлено осужденным для ознакомления с материалами дела, Судебная коллегия считает адекватным его сложности и объему, достаточным, чтобы подготовиться к защите в суде что подтверждено и судебными решениями об ограничении времени ознакомления с материалами дела осужденных, которые затягивали ознакомление.

В судебных заседаниях, в которых у Магирко отсутствовала защитник Шайхутдинова, вопреки доводам жалоб и апелляционного представления исследовались обстоятельства, не связанные с предъявленным Магирко обвинением, поэтому его право на защиту нарушено не было. Доводы Магирко, что потерпевший А был допрошен в отсутствие адвоката Назаровой, также не свидетельствуют о нарушении прав осужденного поскольку по преступлению с потерпевшим А обвинение Магирко не предъявлялось.

Ссылка на то, что суд не выяснял у адвоката Наговициной ее готовность к судебному разбирательству, не является основанием для удовлетворения жалобы; при этом суд правильно исходил из презумпции, что адвокат как профессиональный защитник при явке в судебное заседание должен быть к нему готов, а если такой возможности не имел, обязан заявить перед судом соответствующее ходатайство, отсутствие которого свидетельствует об отсутствии препятствий к его участию в судебном заседании.

Необоснованным является довод Магирко о том, что вопрос об освобождении от участия в судебном заседании потерпевшей У

не рассматривался, она не была надлежащим образом допрошена. Из протокола судебного заседания усматривается, что потерпевшая У была допрошена по всем обстоятельствам дела очевидцем которых она являлась, председательствующим было предложено осужденным произвести допрос потерпевшей, но они отказались защитниками Ш А , П потерпевшая У была допрошена. В связи с отсутствием необходимости ее дальнейшего участия в судебном заседании, а также наличием уважительной причины неявки в суд она к участию в судебном заседании более не привлекалась.

Являются несостоятельными доводы Магирко о том, что Ч при допросе в суде задавались наводящие вопросы. Согласно протоколу судебного заседания некоторые из вопросов свидетелю вызвали возражения со стороны Строкова и Морщакова и нарушение Строковым порядка в судебном заседании, в связи с которым он правомерно был удален судом на основании ст.258 УПК РФ, однако содержание заданных вопросов об их наводящем характере не свидетельствует.

Довод Магирко о том, что он был лишен возможности допросить свидетелей Г Г П Ж М Р потерпевшего Х поскольку не обеспечена их явка, а показания оглашены, о нарушениях судом требований закона не свидетельствует поскольку оглашение показаний названных, других свидетелей и потерпевших имело место по основаниям, предусмотренным ст.281 УПК РФ. При этом в деле помимо оглашенных показаний имелись другие доказательства, подтверждающие выводы суда, поэтому требования о справедливости судебного разбирательства судом нарушены не были.

Доводы осужденных о том, что имеющиеся по делу доказательства не подтверждают их вины, получили надлежащую оценку в приговоре.

Учитывая вышеизложенную совокупность доказательств, безусловно свидетельствующих о доказанности вины Строкова по каждому из оспариваемых им преступлений, Судебная коллегия признает несостоятельными его доводы о несогласии с результатами ОРМ, которые якобы не подтверждают его связей с остальными осужденными, о том, что из 9 зарегистрированных на него мобильных номеров суду предоставлено лишь 3, а остальные 6 не установлены, хотя они находились в сети; о несогласии с результатами фоноскопических экспертиз, с показаниями свидетелей, не являвшихся очевидцами преступлений, и о ложности показаний свидетеля Шкляева.

Утверждение Строкова о том, что судом ненадлежащим образом рассмотрен вопрос о его вменяемости, дело должно было быть выделено и приостановлено до его выздоровления, несостоятельно, поскольку из протокола судебного заседания, а также из приговора усматривается, что судом указанные доводы были рассмотрены и оценены. Судом было установлено, что оснований для назначения судебной психиатрической экспертизы в отношении Строкова не имеется, поскольку у суда сомнений в его психическом здоровье, при которых назначается такая экспертиза, не возникло, вывод суда в этой части аргументирован и является убедительным как и вывод о недостоверности доводов о наличии у осужденного депрессивного состояния, требующего вышеуказанной экспертной оценки.

Все доказательства, которые приведены судом в своих выводах о виновности осужденных, являются допустимыми и обоснованно оценены как достоверные.

Выводы суда о фактических обстоятельствах совершенных преступлений являются правильными, действиям осужденных дана верная юридическая оценка, выводы суда мотивированы.

Доводы адвоката Назаровой, других защитников и осужденных о том что суд необоснованно усмотрел бандитизм в действиях осужденных Строкова, Лещенко, Ханакова, Морщакова и Магирко, лишены оснований Суд сделал правильный вывод о том, что указанная группа являлась организованной, сплоченной, устойчивой, вооруженной, действовала на протяжении длительного времени, совершив значительное число особо тяжких и тяжких преступлений, в ней имелась иерархия, руководитель Строков, который целенаправленно подобрал для совершения преступлений надежных людей; организовал их проживание на территории г при совершении преступлений имели место планирование и подготовка распределение ролей, имеющееся оружие использовалось в ходе совершаемых нападений.

Судом также правильно квалифицированы каждое из совершенных нападений, другие преступления, связанные с открытым и тайным завладением чужим имуществом, действия, связанные с незаконным оборотом оружия.

Наряду с признанием виновными осужденных в вышеуказанных преступлениях суд сделал в приговоре обоснованный вывод о наличии оснований для оправдания Ханакова по обвинениям в совершении им краж колес у потерпевших М и К , с чем не согласен государственный обвинитель.

Доводы апелляционного представления в указанной части Судебная коллегия считает неубедительными.

Судом тщательно проанализированы доказательства, относящиеся к данным преступлениям, показания осужденных, свидетелей, содержание записанных телефонных переговоров, акты о проведении оперативно розыскных мероприятий, другие доказательства и обоснованно признана их недостаточность для достоверного вывода об участии в преступлениях Ханакова.

Всем доказательствам по этому вопросу, в том числе тем, на которые ссылается государственный обвинитель, судом дана оценка, выводы суда мотивированы. Несогласие с указанной оценкой государственного обвинителя, доводы которого направлены на переоценку доказательств основанием для отмены либо изменения приговора в этой части не являются.

В связи с изложенным, по доводам апелляционного представления в части оправдания Ханакова по обвинениям в указанных преступлениях Судебная коллегия для отмены приговора оснований не усматривает.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, личности осужденных, их роль в совершении каждого из преступлений, наличие у каждого из осужденных смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, требования ст.6,60 УК РФ, а в отношении Лещенко также - ст.62 УК РФ.

Наказание, назначенное осужденным Строкову, Лещенко, Морщакову Ханакову, Князеву, Магирко за каждое из преступлений и по их совокупности, является справедливым.

Что касается наказания, назначенного Магирко по совокупности рассматриваемого приговора и приговора Набережночелнинского городского суда от 1 апреля 2010 года, то суд назначил окончательное наказание сославшись на ст.79 УК РФ, оснований для применения которой по материалам дела не усматривается, на что правильно указывает государственный обвинитель в апелляционном представлении. В связи с изложенным приговор в отношении Магирко в части назначения окончательного наказания по основаниям, предусмотренным ст.79 УК РФ подлежит отмене.

В связи с изложенным, учитывая, что Магирко преступления совершил в период 4-летнего испытательного срока, и об этом ставится вопрос в апелляционном представлении, на основании ч.5 ст.74 УК РФ условное осуждение к лишению свободы по приговору Набережночелнинского городского суда от 1 апреля 2010 года подлежит отмене с назначением окончательного наказания по правилам ст.70 УК РФ.

Являются также обоснованными доводы апелляционного представления о неправильном зачете в срок лишения свободы времени, в течение которого осужденные Строков, Морщаков, Ханаков в качестве задержанных содержались под стражей, а осужденный Князев находился под домашним арестом. Время, требующее указанного зачета в срок наказания, в апелляционном представлении указано правильно на основании материалов дела.

Гражданские иски к осужденным рассмотрены обоснованно, исходя из установленных фактических обстоятельств дела и на основании требований закона, размер возмещения по каждому из исков судом установлен справедливо, оснований для уменьшения взысканных сумм Судебная коллегия не усматривает.

Доводы апелляционного представления об отсутствии в резолютивной части приговора решения, принятого по гражданскому иску Агеева Г.В основанием для изменения приговора не являются.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389 ,389 ,389 ,389 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

апелляционное представление государственного обвинителя частично удовлетворить.

Приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 14 мая 2014 года в отношении Строкова И Л Морщакова А С Ханакова И В , Князева И П , Магирко К В изменить,

на основании ч.5 ст.74 УК РФ отменить условное осуждение Магирко К.В. по приговору Набережночелнинского городского суда от 1 апреля 2010 года и на основании ст.70 УК РФ назначить Магирко К.В. окончательно наказание в виде лишения свободы на срок 15 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 (один) год 8 (восемь) месяцев с установлением следующих ограничений: не уходить из жилища в период с 22 часов до 06 часов следующего дня, не выезжать с территории муниципального образования г.

не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, обязав являться в государственный специализированный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, четыре раза в месяц для регистрации;

исключить указание суда о применении ст. 79 УК РФ при назначении Магирко К.В. окончательного наказания;

зачесть в срок наказания в виде лишения свободы время содержания под стражей осужденного Строкова в период с 22.02.2012 года по 23.02.2012 года; осужденного Морщакова в период с 23.04.2012 года по 24.04.2012 года осужденного Ханакова в период с 22.02.2012 года по 23.02.2012 года; время

нахождения осужденного Князева под домашним арестом в период с

29.01.2013 года по 11.03.2013 года.

Этот же приговор в отношении Лещенко И В

оставить без изменения.

В удовлетворении апелляционных жалоб осужденных, адвокатов,

потерпевшего В отказать.

Председательствующий:

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 79 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта