Информация

Решение Верховного суда: Определение N 60-АПУ16-3 от 30.06.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 60-АПУ16-3

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 30 и ю н я 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зеленина СР.

судей Фроловой Л.Г. и Ермолаевой Т.А.

при секретаре Карпукове А.О.

с участием прокурора Полеводова С.Н., осужденных Князева К.Н. и Богачева А.В., адвокатов Живовой Т. Г., Прохоровой С.А., Бондаренко В.Х.,

рассмотрела в судебном заседании от 30 июня 2016 года дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Ближниковой В.И., апелляционным жалобам осужденного Князева К.Н адвокатов Алатырцевой Е.Р., Котковой Л.И., Пошивайловой А.В., на приговор Камчатского краевого суда от 1 апреля 2016 года, которым

Князев К Н ,

несудимый осужден:

-по п.п. «а», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ - к 17 годам лишения свободы;

-по ч.2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) - к 9 годам лишения свободы;

-по ч.1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ)- к 1 году лишения свободы.

От назначенного наказания по ч.1 ст. 222 УК РФ и ч.2 ст. 162 УК РФ Князев К.Н. освобожден, на основании ст. 78 УК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

На основании ч.4 ст. 78 УК РФ, постановлено не применять к Князеву К.Н. освобождение от уголовной ответственности за преступление, предусмотренное п.п. «а», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Назначено отбывание наказания, назначенного Князеву К.Н. по п.п. «а», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ 17 лет лишения свободы, первых 5 лет в тюрьме.

Зачтено в срок отбытия в тюрьме наказание, отбытое им в тюрьме по приговору суда от 13 февраля 2002 года (отбыто полностью).

Оставшееся наказание Князеву К.Н. постановлено отбывать в исправительной колонии строгого режима.

Богачев А В

судимый:

- 18 апреля 2001 года по п. «г» ч.2 ст. 158 УК РФ к 2

годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ,

условно, с испытательным сроком 2 года осужден:

-по ч.2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) - к 9 годам лишения свободы;

-по ч.2 ст. 222 УК РФ - к 1 году лишения свободы.

От назначенного наказания по ч.2 ст. 222 УК РФ и ч.2 ст. 162 УК РФ Богачев А.В. освобожден, на основании ст. 78 УК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

М

умерший 3 ноября

2013 года,

осужден:

-по ч.2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) - к 8 годам лишения свободы;

-по ч.2 ст. 222 УК РФ - к 1 году лишения свободы.

М от назначенного наказания по ч.2 ст. 222 УК РФ и ч.2 ст. 162 УК РФ освобожден, на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи со смертью.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденного Князева КН., адвокатов Живовой Т. Г., Прохоровой С.А., Бондаренко В.Х., в поддержание доводов апелляционных жалоб, возражавших против удовлетворения представления государственного обвинителя, мнение прокурора Полеводова С.Н., поддержавшего представление государственного обвинителя, полагавшего считать Богачева А.В. и М осужденными по ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, в остальном приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

согласно приговору Князев К. Н. совершил преступления предусмотренные:

-п.п. «а», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ - убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное в отношении двух лиц сопряженное с разбоем;

-ч.2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) - разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия;

-ч.1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ) - незаконные приобретение, ношение огнестрельного оружия.

Богачев А. В. и М ., совершили преступления предусмотренные:

-ч.2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) - разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия;

-ч.2 ст. 222 УК РФ - незаконные приобретение, ношение, передача огнестрельного оружия, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены в г. 24 и 25 декабря 2000 года при обстоятельствах, приведенных в приговоре.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Ближникова В.И. просит приговор в отношении Богачева А.В. и М

изменить. Исключить из осуждения Богачева А.В. и М по ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года квалифицирующий признак совершения разбойного нападения с применением насилия опасного для жизни и здоровья. Считать их осужденными по ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия. В остальной части приговор оставить без изменения.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Князев К.Н. и адвокат Алатырцева Е.Р. утверждают что материалами дела не опровергнуты доводы Князева о том, что он не совершал преступлений, за которые осужден, о самооговоре Князева на предварительном следствии и оговоре его другими осужденными по делу из-за оказанного на них давления со стороны лиц, производивших расследование. Находят показания Князева и других осужденных по делу признанные судом допустимыми и достоверными, не отвечающим таким критериям, в том числе из-за наличия в них противоречий между собой и с другими материалами дела. Ссылаются на то, что на месте происшествия не обнаружено отпечатков пальцев осужденных, на одежде Князева эксперты не выявили следов ношения оружия и следов выстрелов, у Князева на момент первых допросов имелись телесные повреждения, что зафиксировано на видеозаписи следственного эксперимента. Приводят анализ доказательств по делу, дают им собственную оценку, отличную от оценки, данной судом. Ссылаются на то, что Князев в своих показаниях указывал на то, что с места происшествия он убегал с пакетом в руках свидетель же С , видевший, как из торгового павильона убегали два мужчины, пакетов с похищенным в их руках не видел. Считают, что из материалов дела не усматривается, что орудие убийства - обрез, был похищен у П поскольку по месту его жительства не обнаружены части этого обреза. Ссылаются на то, что следствием и судом не установлено как ружье Ц попало к Князеву, в отношении П проверка на предмет причастности его к краже ружья у Ц не проводилась. Утверждают, что обстановка в торговом павильоне расположение прилавка, кассы, местонахождение продуктов, а также «народная тропа», под трубами теплотрассы были известны Князеву как жителю данного района города, посетителю торгового павильона Полагают, что изначально Князев на допросах подтвердил хищение конкретных товаров из магазина и именно тех, о которых дала показания владелец магазина А как пропавших из магазина. В судебном заседании А заявила, что недостача товаров могла произойти и из за действий продавцов павильона, что свидетельствует о коррекции следствием показаний Князева под данные о недостаче товаров. Князев также утверждает, что свидетель С не опознал на предварительном следствии его куртку, как ту, в которой преступник убегал из павильона Считает, что преступления совершили К и К . Просят приговор отменить, оправдать Князева;

- адвокат Коткова Л.И. в интересах осужденного Богачева А.В утверждает, что материалами дела не опровергнуты доводы Богачева о том, что он непричастен к указанным преступлениям, оговорил себя и других осужденных по делу из-за принуждения и пыток со стороны оперативных сотрудников. Ссылается на то, что перед допросом и дачей Богачевым показаний о причастности к преступлениям его самого Князева, М иБ его избили. Имевшиеся у Богачева телесные повреждения, зафиксированы в справке из травмпункта и документах СИЗО. Ссылается на то, что интересы Богачева и М на первоначальном этапе следствия представлял один адвокат Стогниенко утверждает, что в данном случае было нарушено право на защиту Богачева. Полагает, что материалами дела не опровергнуто алиби Богачева, который в ночь происшедшего вместе с М пытался продать в различных торговых точках украденный у П замок Считает, что преступления совершены другими лицами, К и К которые сознались в его совершении, дали об обстоятельствах совершенного преступления подробные показания которые согласуются между собой, подтверждаются другими имеющимися в деле доказательствами, в том числе показаниями свидетелей ЦК , С М приводит анализ доказательств по делу Ссылается на данные о личности К который совместно с К в 2001 году совершил убийство человека, за которое осужден считает, что он склонен к совершению таких преступлений. Полагает, что выводы суда о неправдивости показаний свидетелей Ц ,К ,о самооговоре К иК являются ошибочными. Утверждает что свидетель С не опознал куртку, изъятую у Князева как ту, в которой убегал из павильона один из преступников, на одежде Богачева и Князева не обнаружено следов выстрела, обрез не принадлежал П и не мог быть у него похищен осужденными. Считает, что Богачев способен к самооговору, поскольку обучался в коррекционной школе в связи с наличием легкой умственной отсталости. Просит обвинительный приговор в отношении Богачева отменить, постановить в отношении него оправдательный приговор;

- адвокат Пошивайлова А.В. в интересах осужденного М полагает, что выводы суда о виновности М в совершении указанного преступления не основаны на материалах дела, доводы стороны защиты о непричастности М к преступлениям остались без проверки и оценки суда. В приговоре не указано, по каким причинам доводы защиты отвергнуты и признаны необоснованными.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Ближникова В.И. просит приговор изменить по доводам апелляционного представления, апелляционные жалобы оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и апелляционного представления, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Князева, Богачева, М в совершенных ими преступлениях, основанными на доказательствах, полученных в порядке установленном законом, надлежаще исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Виновность Князева, Богачева, М в ими содеянном подтверждается их собственными показаниями в ходе предварительного следствия и обоснованно признанными судом правдивыми в той их части в которой они согласуются между собой, дополняют друг друга соответствуют фактическим обстоятельствам дела, подтверждаются совокупностью доказательств содержащихся в материалах дела и проверенных судом.

Судом выяснялись причины наличия разногласий в показаниях осужденных Князева, Богачева, М , а также и Б , уголовное дело в отношении которого прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, изменения ими показаний, чему дана правильная оценка в приговоре.

Судом не установлено оснований у Князева, Богачева, М а также и Б оснований к самооговору в показаниях, признанных судом правдивыми, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

В том числе Князев на предварительном следствии длительное время, последовательно и подробно пояснял об обстоятельствах совершенных им Богачевым, М , а также и Б преступлений, подтвердил эти показания в ходе проверки их на месте совершения преступлений, до деталей продемонстрировав не только свои но и других участников преступления действия, подтвердил их на очных ставках с Богачевым, М , а также и Б , несмотря на то, что к моменту проведения очных ставок, перечисленные лица уже не признавали свою причастность к преступлениям, выказывали неуважение Князеву за его принципиальную позицию, а осужденный Богачев даже высказался оскорбительно в адрес Князева. При этом Князев настаивал на своих показаниях, пояснял, что он раскаялся в содеянном и каждый должен ответить за свои действия.

Судом тщательно проверялись утверждения Князева, Богачева, а также и Б о самооговоре в результате применения к ним недозволенных методов ведения следствия и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения.

В том числе, для проверки доводов осужденных о недопустимости их показаний на предварительном следствии, в судебном заседании исследовались форма и содержание протоколов следственных действий проводимых с осужденными, а также с Б , заключение по материалам служебной проверки доводов осужденных о вынужденной даче ими показаний на предварительном следствии от 11 октября 2012 года, в соответствии с которым, сведения о превышении бывшими сотрудниками отдела уголовного розыска КМ УВД г.

Я Ю Ч Р своих должностных обязанностей при расследовании данного уголовного дела признаны не нашедшими подтверждения; постановление старшего следователя прокуратуры от 25 ноября 2001 года о прекращении уголовного дела в отношении Я Ю , Ч Р К в части причинения физического насилия к обвиняемым Князеву, Богачеву, М иБ - за отсутствием в их действиях состава преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, исследовались показания Я Ю Ч ,Р ,Ш

Из дела усматривается, что проверка указанных доводов осужденных Князева, Богачева, и Б в ходе предварительного следствия и проверки вновь открывшихся обстоятельств, являлась полной выводы в соответствующих постановлении и заключении мотивированы и сомнений не вызывают.

Из материалов дела судом также установлено, что следственные действия с Князевым, Богачевым, М , а также и Б в том числе и в период времени, когда они признавали свою вину в совершении преступлений, уличали друг друга в их совершении, - проводились в установленном законом порядке, с участием адвокатов, назначенных в соответствии с требованиями закона, с учетом волеизъявления перечисленных лиц, в необходимых случаях понятых, протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний, как по процедуре проведения следственных действий, так и по содержанию показаний Князева, Богачева, М иБ

При этом Князеву, Богачеву, М и Б разъяснялись предусмотренные уголовно-процессуальным законом права в соответствии с их процессуальным положением, разъяснялось также право предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не свидетельствовать против самих себя.

Судом проверялись все данные о характере, механизме причинения и давности, обнаруженных у Богачева и Князева телесных повреждений.

Как следует из протокола о задержании Богачева в порядке ст. 122 УПК РСФСР по подозрению в совершении кражи имущества у П Богачев был задержан 2 января 2001 года и уже на тот момент у него имелись телесные повреждения (две мелкие ссадины на спине и одна на подбородке), которые, как следует из справки травматологического пункта, он получил в быту. Согласно выводам, содержащимся в заключении эксперта, эти повреждения не влекут вред здоровью Богачева доступны для причинения собственной рукой (ногтями).

По настоящему делу Богачев был задержан только 4 января 2001 года в 23 часа. Будучи помещенным в ИВС, а затем и следственный изолятор, Богачев каких либо жалоб на состояние здоровья, кроме головной боли не предъявлял.

Из справки ИВС, показаний свидетеля Ш усматривается, что у Князева на момент задержания, 5 января 2001 года, также имелись телесные повреждения (гематомы туловища и левой ушной раковины ссадины лица), на неоднократные вопросы следователя Князев пояснял что получил повреждения в быту.

УБ иМ телесных повреждений на момент задержания и в дальнейшем, не имелось.

Доводы Князева о том, что его задержали 1 января 2001 года и до 5 января избивали оперативные сотрудники, опровергается помимо других доказательств, показаниями сожительницы Князева - Б,

пояснившей, что Князева задержали 5 января 2001 года в ее присутствии. Помимо этого, Князев изменял свои показания в указанной части, заявлял, в судебном заседании в 2002 году, что его не избивали, а одевали на голову пакет.

Из дела также усматривается, что Б сразу после задержания отрицал свою причастность к преступлению, а затем признался, что наблюдал за окружающей обстановкой по договоренности с М Князевым и Богачевым, что свидетельствует о его свободе в выборе позиции защиты.

Перечисленным обстоятельствам дана надлежащая оценка в постановлении, вынесенном по результатам проверки доводов осужденных о применении к ним насилия, в целях добиться самооговора и оговора друг друга, а также в заключении по результатам служебной проверки.

С учетом установленных данных, в том числе о характере механизме причинения и давности, обнаруженных у Богачева и Князева телесных повреждений, суд пришел к обоснованному выводу о несостоятельности доводов Князева, Богачева, Б о самооговоре и оговоре ими друг друга на предварительном следствии из-за применения к ним незаконных методов расследования, а М о самооговоре и оговоре перечисленных лиц с тем чтобы «разобраться кто и почему его оговаривает» и из-за обмана следствия отпустить его домой за содействие.

Из дела также усматривается, что от допроса к допросу показания Князева на предварительном следствии (признанные судом правдивыми носят более подробный характер, каждые его последующие показания дополняют предыдущие и разногласий, имеющих существенное значение не содержат.

Признавая виновность в совершении преступлений, Князев, тем не менее, не опознал представленный ему для опознания обрез, из которого он совершил убийство потерпевших (т. 1 л. д. 232), что также свидетельствует об отсутствии «подсказок» со стороны следствия.

При таких данных доводы Князева, Богачева, о применении к ним, а также к М иБ недозволенных методов ведения следствия суд обоснованно отнес к способу их защиты от предъявленного обвинения имеющему цель опорочить доказательственное значение своих показаний показаний М и Б в которых они признавали свою вину уличали друг друга в совершенных преступлениях.

То, что осужденные Князев, Богачев, М , а также Б изменяли свои показания в ходе предварительного и судебного следствия отнесено судом к свободе выбора ими позиции защиты по делу стремлению избежать сурового наказания.

Из показаний осужденных Князева, Богачева, М , а также и Б судом установлено, что все они вчетвером договорились о совершении разбойного нападения на торговый павильон « » с использованием обреза ружья для устрашения продавца, для чего Богачев иМ похитили у неустановленного следствием В обрез ружья. 25 декабря 2000 года около 4 часов, согласно распределенным ролям М и Борисов остались на улице для наблюдения за обстановкой, а Богачев и Князев, в руках которого находился обрез ружья, вошли в помещение торгового павильона « », приказали продавцу и охраннику лечь на пол. Из-за того, что продавец павильона узнала Князева и назвала его по имени, Князев, выйдя за пределы договоренности с другими участниками преступления, совершил убийство охранника и продавца, выстрелив из обреза ружья в затылок каждому из потерпевших затем открыл дверь подсобного помещения и позвал Б Втроем Князев, Богачев и Б собрали и сложили в пакеты продукты питания, сигареты, спиртные напитки, забрали деньги из кассы и убежали из павильона. Князев и Богачев через центральный вход, а Б через запасной выход. Князев и Богачев побежали в одну сторону: мимо магазина « , под трубами, до «шиномонтажки», через КПП через воинскую часть, мимо «кочегарки», через забор попали на ул.

а М иБ побежали в другую сторону, в сторону « ». В дальнейшем, похищенное разделили и распорядились им каждый по собственному усмотрению.

Как усматривается из материалов дела показания осужденных, а также Б по существенным обстоятельствам (договорились вчетвером совершить разбой, договорились о применении для устрашения продавца обреза ружья, двое из них в том числе Князев с обрезом в руках вошли в павильон, а двое остались наблюдать за обстановкой, убийство продавца и охранника совершил Князев, поскольку продавец узнала его и др.) согласуются между собой и с другими доказательствами по делу подтверждаются ими.

То, что М и Богачев (которые дружили) в своих показаниях, «выгораживая» Богачева, утверждали, что в павильон Князев вошел только сБ , также получило надлежащую оценку суда.

Оснований сомневаться в правдивости показаний Князева, Богачева М а также и Б , в части, признанной судом правдивыми, в которых они признавали виновность в совершенных преступлениях уличали друг друга, у суда первой инстанции не имелось еще и потому что их показания содержат сведения, которые могли быть известны только лицам, совершившим преступления и подтвердившиеся при дальнейшем расследовании дела.

Так, осужденный Князев в ходе допроса в качестве подозреваемого 6 января 2001 года пояснял, что охранник магазина в момент нападения сидел и читал книгу, продавщица узнала его - Князева, назвала по имени, и он узнал ее, поскольку она приезжала вместе с мужем, сотрудником милиции в шиномонтажную мастерскую, где он работал и менял колеса на их микроавтобусе синего цвета, описывал внешность мужа потерпевшей плотного телосложения рост не менее 180 см. Пояснял о том, что в охранника он выстрелил из правого ствола, а в продавщицу из левого перечислил похищенное имущество (т. 1 л.д. 197-208).

Намного позже после допроса Князева, будучи допрошенной в судебном заседании в январе 2002 года, в свободном рассказе потерпевшая З пояснила, что муж всегда брал с собой на работу книжки и говорил ей, что ночью в павильоне спокойно, можно сидеть и читать (т. 5 л.д. 120).

Из протокола осмотра места происшествия следует, что лица производившие осмотр не придали значения наличию книги рядом с трупом потерпевшего, не упомянули о ней в протоколе и не изъяли ее с места происшествия. Однако на фото-таблице к протоколу осмотра места происшествия, исследованному в судебном заседании на фото 3 и 4 отчетливо видно, что раскрытая книга лежит на полу рядом с трупом З (т. 1 л.д. 66).

После допроса Князева, лишь 20 февраля 2001 года следствием стали выясняться у потерпевшего Л обстоятельства знакомства его и его супруги Л с лицами, работавшими в шиномонтажной мастерской. Л пояснил, что он имеет микроавтобус « -

синего цвета, шиномонтажная мастерская на улице находится недалеко от дома, где он проживает и от павильона « ». В мастерской работал парень по имени К Этот парень неоднократно менял колеса на его микроавтобусе. Несколько раз он заезжал на шиномонтажную мастерскую с женой. Когда он был в командировках, при необходимости жена сама приезжала в шиномонтажную мастерскую. Он приходил к жене в павильон и видел там К ,К знал, что продавец в павильоне это его жена. Он - Л , плотного телосложения, его рост 186 см, работает милиционером-водителем (т. 1 л.д. 111, т. 5 л.д. 121- 122).

Как видно из дела, потерпевшая А участвовавшая в осмотре места происшествия, пояснила, что на ее взгляд, из павильона ничего не похищено, более точно она сможет сказать после инвентаризации. Будучи допрошенной в этот же день потерпевшая А пояснила о предполагаемой общей сумме похищенных товаров, наименование и ассортимент похищенного не перечисляла (т. 1 л.д. 114).

Лишь 22 ноября 2001 года, А была допрошена дополнительно и предоставила следствию инвентаризационную опись, в которой значились, в том числе продукты, спиртное и другие товары перечисленные Князевым в ходе допроса 6 января 2001 года, как похищенные из павильона (т. 1 л.д. 115-123).

При этом в доме, где проживал Князев, были обнаружены две пустые банки из-под тушенки, похищенной из торгового павильона « », что согласуется с инвентарной описью, не отрицалось и самим Князевым.

В связи с показаниями в суде А о том, что недостача товаров в части могла произойти и не в результате хищения, суд исключил из объема похищенных товаров те, которые не упоминались самими осужденными в своих показаниях.

Из заключения эксперта от 31 января 2001 года следует, что две дробины, извлеченные из трупа З , выстреляны из правого ствола обреза двуствольного охотничьего ружья 12 калибра № 1140, 1956 г выпуска, представленного на экспертизу (т. 2 л.д. 11). Вывод экспертов является категоричным.

Таким образом, показания Князева на допросе в качестве подозреваемого от 6 января 2001 года, в том числе о том, что потерпевший З перед нападением на него читал книгу, потерпевшая Л узнала Князева, и он узнал ее тоже, об обстоятельствах, при которых они видели друг друга до совершения преступления, о количестве и наименовании похищенного из павильона имущества, о том, что в охранника павильона Князев выстрелил из правого ствола обреза ружья, а в продавщицу из левого, - не известные следствию, до мельчайших подробностей подтвердились при дальнейшем расследовании дела.

Показания Князева о месте нахождения потерпевших в момент выстрелов в них, количестве и локализации выстрелов, произведенных им в потерпевших, подтверждаются сведениями, зафиксированными в протоколах осмотра места происшествия, выводами, содержащимися в заключениях эксперта по исследованию тел потерпевших.

Показания Князева и других осужденных о маршруте следования с места происшествия Князева и Богачева, а также М иБ (в разные стороны парами), об одежде в которую были одеты осужденные согласуются с показаниями свидетелей С иМ

В том числе свидетель С пояснил, что слышал звуки двух выстрелов из павильона « », видел, как из павильона убегали два парня один повыше ростом, другой пониже. Парень повыше ростом, был одет в длинный до середины бедра темно-синий пуховик, на спине белый или серебристый прямоугольник или надпись, темная вязаная шапочка джинсы. Тот что пониже ростом, был одет в короткую, до бедер предположительно - кожаную куртку, темного цвета, темную, вязаную шапочку. Куртка была распахнута, и парень что-то запихивал - то ли в левый рукав, то ли за пазуху. Парни ушли за магазин « », «поднырнули» под трубы теплотрассы, и скрылись в сторону воинской части и ул. , прошли также мимо шиномонтажной мастерской.

Свидетель М пояснил, что пробежавшие мимо КПП воинской части парни были одеты: один в черную короткую куртку на голове вязаная шапка темного цвета, а второй - ростом повыше, был одет в длинную куртку, темного цвета, похоже синюю что-то выделялось светлое на голове была шапочка вязаная темная.

Из показаний свидетеля Б следует, что у Князева имелась фиолетовая куртка с эмблемой на спине, ему ее отдал Богачев, а себе взял черную кожаную куртку Князева (т. 2 л.д. 46).

У Князева и Богачева были изъяты куртки, в которые, как они поясняли, были одеты во время совершения преступлений, которые соответствует описанию, данному свидетелями С иМ , как одетые на двух убегавших парнях, показаниям Б об имевшейся у Князева и Богачева одежде.

Согласно протоколу, при осмотре одежды Богачева и Князева установлено, что куртка, изъятая у Богачева является кожаной, черного цвета, короткой, на замке-молния, а куртка, изъятая у Князева - из материала, спортивного типа, темно-сиреневого цвета, двумя врезными боковыми карманами, соединенными между собой, в районе живота врезной карман, длинной около 55 см. На спинке куртки имеется эмблема размером 25x25 см в виде белого треугольника и на его фоне перекрещенные хоккейные клюшки и маска вратаря и виде головы утки.

Приведенные данные о наличии в районе живота на куртке в которую был одет Князев длинного, около 55 см врезного кармана согласуется с показаниями Князева о том, что обрез он прятал в этом кармане.

Из показаний Князева следует, что после происшедшего он забросил обрез двуствольного ружья на крышу нежилого дома стоящего напротив дома, в котором проживала Ш

Князев не только сообщил, но и в дальнейшем указал точное место куда бросил обрез после преступления, что согласуется с показаниями свидетелей и протоколом осмотра места происшествия - дома, где был обнаружен обрез ружья.

Именно в месте, указанном Князевым, на крыше дома № по ул.

подростками К и С был обнаружен указанный обрез двуствольного ружья № 1140, 1956 года выпуска.

Из показаний свидетеля Ц на предварительном следствии усматривается, что у него имелось двуствольное ружье под номером 1140, пропажу которого он обнаружил 15 марта 2001 года, когда приехал из п..

По словам жены в их дом кто-то проникал, сломав дверной замок осенью 2000 года. Кто мог взять ружье он не знает.

Согласно избранной Богачевым позиции защиты показания ему на предварительном следствии не диктовались, он их выдумал. Частично дал показания так, как случайно услышал их от М в отделении милиции.

Анализ показаний Богачева позволил суду прийти к правильному выводу о том, что они по существенным моментам согласуются с показаниями М и Князева, в том числе и данными Князевым при дополнительном осмотре места происшествия, в их числе о мотиве убийства Князевым потерпевших, а также с другими доказательствами исследованными в судебном заседании, сведениями, зафиксированными в протоколах осмотров места происшествия, с показаниями свидетелей и потерпевших, выводами, содержащимися в заключениях экспертов.

При таких обстоятельствах доводы Богачева о том, что он мог выдумать обстоятельства преступления, которые изложил в протоколе допроса с участием адвоката, суд обоснованно признал несостоятельными.

Несостоятельными и явно надуманными судом признаны доводы осужденного Богачева о том, что обстоятельства совершенных преступлений ему стали известны со слов М , так как он слышал, как М допрашивали и доводы осужденного М о том, что обстоятельства совершенных преступлений ему стали известны со слов Богачева, так как он слышал, как Богачева допрашивали.

Из показаний лиц, производивших задержание М и Богачева показаний следователя Ш , оформлявшего их задержание и производившего их допросы, из протоколов задержания и допросов указанных осужденных, следует, что М и Богачев виделись 4 января 2001 года мимолетно (М увели, а Богачева завели в кабинет к следователю) и не могли слышать показания друг друга (т. 1 л.д.132, 137, 162, 167).

На очной ставке между М и Богачевым, каждый из них настаивали на том, что услышали обстоятельства совершенных преступлений друг от друга. При этом М утверждал, что Богачев не мог слышать его показания, а Богачев утверждал, что М не мог слышать его показания. В дальнейшем М стал уже утверждать, что ему дали почитать показания Богачева.

Из показаний М на очной ставке также следует, что он видел Богачева в отделении милиции, у него сложилось впечатление, что к Богачеву никакого насилия не применялось.

На месте происшествия, Князев указал, где лежал З после его приказания лечь на пол, также свое местонахождение в момент выстрела Показания Князева согласуются с протоколом осмотра места происшествия, положением трупа З и заключением судебно медицинского эксперта.

Также Князев указал и местонахождение Л , ее положение в момент выстрела - область головы, куда был произведен выстрел положение тела Л после выстрела. Эти показания также до мельчайших подробностей согласуются с протоколом осмотра места происшествия и заключением судебно-медицинского эксперта.

Хорошо ориентируясь в павильоне, Князев сначала пояснил, а затем пройдя в подсобное помещение, и показал, каким способом он открыл дверь в подсобном помещении и впустил Б Его показания также согласуются с протоколом осмотра места происшествия, согласно которому засов на двери в подсобном помещении в положении «открыто».

При этом, судебной коллегией учитывается, что Князев, бывая в павильоне « как покупатель не мог знать об обстановке в подсобном помещении павильона, особенностях запорных устройств на двери (металлический засов).

Князев не только перечислил продукты питания, которые были похищены, но и указал их нахождение в павильоне на момент хищения.

Как правильно указано в приговоре, показания свидетеля С видевшего только двоих убегавших, под сомнение показания Князева не ставят, более того, согласуются с ними. С видел, как из центрального входа павильона вышли двое мужчин. Как выходил из павильона Б через дверь подсобного помещения, С не видел. Из показаний М следует, что кто-то из троих - Князев, Богачев или Б стал за углом павильона, кто именно он не рассмотрел, поскольку там было темно. Учитывая положение павильона (из протокола осмотра места происшествия, многочисленных имеющихся в деле схем), расположение задней части к дому, из квартиры которого наблюдал происходящее С , а также, того, что дверь подсобного помещения находилась рядом с лестницей, ведущей от павильона в противоположную сторону, стороне куда скрылись Князев и Богачев, С мог не заметить Б Как пояснил С , его внимание привлекли двое мужчин, вышедшие из павильона через центральный вход.

При допросе в качестве подозреваемых 4 января 2001 года, Богачев и М были обеспечены защитником по назначению адвокатом Стогниенко. Каждый из них в своих заявлениях просили обеспечить участие в допросе именно этого адвоката, замечаний к качеству предоставленной защиты не имели. Противоречий в их показаниях не было. Оба признавали виновность в разбойном нападении, отрицали убийство потерпевших, описывали обстоятельства преступления, как запомнили. При таких данных следует признать, что право на защиту указанных осужденных нарушено не было.

Алиби Богачева, Князева и М , о котором они сообщали в процессе расследования уголовного дела и рассмотрения дела в суде тщательно проверялось судом и обоснованно признано не подтвердившимся, поскольку опровергается материалами дела.

Судом в приговоре приведены убедительные мотивы принятого решения по заявленному каждым из осужденными алиби, оснований сомневаться в обоснованности принятого судом первой инстанции решения, не имеется.

В том числе утверждения Богачева о том, что в ночь происшедшего он в совершении преступления не участвовал, вместе с Б помимо пивного киоска еще и в других торговых точках предлагал к продаже замок, похищенный у П , опровергаются показаниями свидетелей из числа работников торговых предприятий, в том числе свидетелей С , М С , не подтвердивших данное утверждение.

Доводы Мишина о том, что в ночь на 25 января 2000 года находился в доме К совместно с ним и другими лицами распивал спиртные напитки, опровергается показаниями свидетелей К К М . В том числе свидетель К пояснил, что М пришел к нему 25 декабря 2000 года около 11 часов утра был он в несвойственной ему одежде, с собой принес спортивную сумку.

Кроме того, показания Богачева и Б о том, что они подходили к пивному киоску и предлагали купить замок в ночь совершения преступления (до его совершения), согласуются с показаниями Князева, о том, что Богачев и Б узнавали время в пивном киоске, с показаниями свидетеля Л о времени прихода в киоск Богачева и Б Л кроме того опознал на предварительном следствии Богачева как одного из парней приходивших в киоск ночью 25 декабря 2001 года.

Утверждения Князева о том, что он ночь с 24 на 25 декабря 2000 года провел с В ныне Б опровергаются показаниями Б о том, что в ночь на 25 декабря 2000 года она не ночевала у Князева и его в эту ночь не видела. Она это точно помнит, поскольку родители ее наказали и не разрешали в выходные дни 23 и 24 декабря 2000 года выходить из дома (согласно календарю за 2000 год, 23 и 24 декабря являлись выходными днями - суббота и воскресенье После ареста Князева, следователь ей разрешил свидание с ним. Князев просил ее подтвердить, что ночь на 25 декабря 2000 года она провела с ним в его доме, она обещала ему, хотя это не так.

Согласно выводам эксперта, в результате криминалистической экспертизы признаков ношения оружия на куртках Князева, Богачева М и Б не выявлено, следов пороха и следов продуктов выстрела на куртках указанных лиц также не обнаружено.

Данные выводы эксперта не поставляют под сомнение выводы суда приведенные в приговоре, поскольку подробные обстоятельства ношения и перемещения обреза ружья Князевым не выяснены, и должны ли были остаться признаки ношения оружия, следы пороха или продукты выстрела или нет установить в настоящее время невозможно. Помимо этого, как следует из материалов дела, осужденные были задержаны через значительный промежуток времени после совершения преступлений и имели возможность привести свою одежду и обувь в порядок. В том числе Князев в своих показаниях пояснял о том, что часть одежды, в которой он совершил преступления, он сжег, другую чистил и мыл, ботинки вымыл с мылом теплой проточной водой.

Не свидетельствует о непричастности осужденных к указанным преступлениям и не обнаружение на месте происшествия отпечатков их пальцев.

Как следует из показаний Князева во время совершения преступлений он был в перчатках, которые затем сжег в печи. Он, Богачев и Б брали продукты питания и другие товары с места их расположения в магазине и складывали в пакеты, похитили также деньги из кассы. При данных обстоятельствах, осужденные могли и не оставить отпечатков пальцев рук, пригодных для идентификации.

У суда не имелось препятствий к исследованию в судебном заседании и использованию в качестве доказательств по данному делу показаний М , умершего до рассмотрения дела судом, поскольку, как усматривается из материалов дела, между М и другими осужденными были проведены очные ставки, в ходе которых они имели возможность задавать М интересующие их вопросы. Помимо этого показания М , не являются единственным ключевым доказательством вины осужденных по делу.

Судом тщательно проверялись доводы осужденных о непричастности к совершению указанных преступлений, совершении их иными лицами - К и К , анализировались и получили надлежащую оценку данные, выявленные в результате расследования новых обстоятельств.

Так, свидетель Ц в своих показаниях утверждает, что разбойное нападение на торговый павильон « в 2000 году совершил ее бывший сожитель К со своим другом К , потерпевших они застрелили из обреза ружья похищенного у ее отца.

К и К в 2008 году написали явки с повинной, в которых указали, что совершили указанное преступление. К застрелил охранника павильона, а К - продавщицу.

Свидетель Ц пояснил, что после ареста К (в связи с убийством другого человека) его дочь Ц рассказала ему, что она украла принадлежавшее ему ружье и отдала К . Из этого ружья в павильоне « были застрелены два человека. Такие же показания давал брат Ц -С .

Свидетель К пояснял, что еще в 2001 году К ему рассказал, что вместе с К совершил разбойное нападение на магазин « » с применением обреза изготовленного из охотничьего ружья. Убили охранника и женщину-продавщицу, из кассы забрали деньги.

Судом обоснованно признаны недостоверными указанные показания Ц , К , К , К , С как крайне противоречивые, не согласующиеся с доказательствами по данному делу, в том числе с показаниями осужденных Князева, Богачева, М , а также Б с другими доказательствами.

По делу установлено, что Ц впервые заявила о том, что Кириенко и К совершили преступление в торговом павильоне « в то время, когда ее привлекали к уголовной ответственности за незаконное обращение с наркотическими средствами (она осуждена за данное преступление).

Из анализа показаний самой Ц утверждавшей, что К в период совместной жизни до ее обращения в милицию с заявлением о совершении им преступлений в павильоне « , душил ее, бросался на нее с ножом, она боялась жить с ним, зная, что он совместно с К совершил убийство мужчины с расчленением трупа; показаний К о том, что у него испортились отношения с Ц потому что она употребляла наркотики, а он ее за это ругал, перед тем как она обратилась с заявлением в милицию, оговорив его и К он из-за наркотиков выгнал ее из дома, забрал детей, в настоящее время Ц пытается лишить его родительских прав в отношении совместного ребенка, завладеть его имуществом; показаний К о том, что когда Ц вызвали в милицию по поводу незаконного обращения с наркотиками, она сообщила сотрудникам милиции, что наркотики ей передавал он - К , за это К «надавал тумаков» Ц которая пообещала посадить К - свидетельствует о непростых отношениях, сложившихся между Ц и К , способных служить основанием к оговору К а также и его друга - К свидетелем Ц , оказавшейся в условиях привлечения к уголовной ответственности, что в сою очередь могло также послужить основанием к стремлению «угодить» следствию любой ценой.

Показания же свидетелей Ц и С отца и брата Ц являются производными от показаний Ц .

Помимо этого, показания Ц содержат противоречия поставляющие под сомнение их правдивость. Первоначально Ц поясняла, что она украла ружье из дома своего отца, принесла его в дом где они жили с К . Ружье забрал К , вместе с К сделали из него обрез и совершили разбойное нападение на павильон

в ночь на 25 декабря 2000 года.

В дальнейшем Ц изменила свои показания, заявив, что ружье из дома ее отца похитил сам К , а она ранее давала о краже ружья заведомо ложные показания, поскольку об этом ее попросил сам К который позвонил ей по сотовому телефону из места содержания под стражей. При этом Ц утверждала, что К о находившемся в доме ружье сообщил ее брат С . Помимо этого Ц стала утверждать, что разбойное нападение на павильон « » К и К совершили в ночь на 26 декабря 2000 года, дату она точно помнит, поскольку в этот день - 26 декабря 2000 года они отмечали день рождения ее отца (согласно копии паспорта отец Ц - Ц

родился ).

Однако из материалов дела с очевидностью следует, что разбойное нападение на торговый павильон « а также убийство З и Л были совершены в ночь на 25 декабря 2000 года.

Свидетель Ц на вопросы суда в части имеющихся противоречий касающихся хищения ружья пояснила, что умышленно давала ложные показания.

Когда судом выяснялись причины наличия противоречий в ее показаниях о том, кто в павильоне стрелял первым К или К (якобы с их слов) Ц заявила, что для нее не важно кто стрелял, она точно не помнит, что сообщили ей К иК . В дальнейшем Ц стала утверждать, что после нескольких сотрясений головного мозга является ясновидящей и вспоминает все новые подробности происшедшего.

Свидетель С категорически отрицает то, что он рассказал К об имевшемся в доме отца ружье.

Из явок с повинной К иК , протоколов их допросов усматривается, что они приводят общие данные о якобы совершенном ими нападении на павильон « », известные на тот момент значительному кругу лиц, поскольку преступление получило широкий общественный резонанс, активно обсуждалось населением, в том числе в газете были опубликованы некоторые подробности происшедшего, - не приводят деталей происшедшего.

Более того, приводимые ими данные, в том числе об обстоятельствах и способе убийства потерпевших противоречат совокупности исследованных в судебном заседании доказательств. Из явок с повинной и показаний К и К , а также и Ц , у К и К в декабре 2000 года не имелось куртки с каким либо рисунком на спине в области лопаток. Кроме того, описание одежды К и К указанное Ц которая якобы отстирывала одежду К и К от крови, не соответствует описанию одежды, в которую были одеты лица, выбежавшие после преступления из павильона сообщенном свидетелем С

В ходе проверки показаний на месте, К дал показания аналогичные тем, которые давал в качестве свидетеля, помимо этого, не демонстрировал якобы свои и К действия.

Так, К и К изложили различные обстоятельства совершения преступления, противоречащие фактически происшедшему.

К сообщил, что З лег на пол за прилавком, К перелез через прилавок и связал руки продавщице. Он выстрелил З через прилавок в голову, что не соответствует установленным судом обстоятельствам убийства З .

Продавщица Л как следует из показаний К , легла на пол, головой к подсобному помещению. К выстрелил в сторону продавщицы (однако, труп Л , был обнаружен в подсобном помещении).

Каких-либо объективных данных о перемещении трупа в результате осмотра места происшествия не установлено.

Характер ранения также не соответствует как сведениям из явок с повинной К и К , так и показаниям К на предварительном следствии.

Так К утверждал, что К войдя в павильон, сразу произвел выстрел в охранника, что явно противоречит установленному способу убийства З

Противоречат установленному судом из материалов дела способу убийства З и показания свидетеля Ц о том, что ей со слов К стало известно, что «охранник павильона набросился на них и К произвел выстрел» (т. 13 л.д. 30).

К же изложил события не только противоречиво показаниям К но и явно надуманные, сообщив, что К вложил в его руку обрез и нажал на спусковой крючок. К тому же в своем объяснении К ссылался на то, произвел выстрел в спину продавщице (т. 1 материалы расследования новых обстоятельств л. д. 16).

Кириенко утверждал, что деньги из кассы взял К ,К что деньги из кассы взял К .

Анализ показаний осужденных Князева и свидетеля С в совокупности с другими доказательствами опровергают показания К и К и о маршруте их движения после якобы совершенного преступления.

Из показаний свидетеля С усматривается, что два парня ушли за магазин », «поднырнули» под трубы теплотрассы, и скрылись в сторону воинской части и ул. , проходили также мимо шиномонтажной мастерской.

Каширин показывал, что он и К , не добегая до магазина « », перебежали на другую сторону дороги и побежали в район ул.

К пояснял, что из магазина « » отправились в сторону ул. , через частный сектор по ул. .

Помимо этого, К и К отказались от своих явок с повинной, заявили о непричастности к нападению на павильон К ссылался на то, что в момент написания явок с повинной он и К были задержаны по подозрению в убийстве с расчленением трупа потерпевшего, с учетом того, что ему грозило пожизненное лишение свободы, ему было все равно, что подписывать, оба ссылались на применение недозволенных методов ведения расследования.

В настоящее время К и К осуждены за убийство К отбывают наказание в виде лишения свободы, К обвинялся наряду с К иК в убийстве, а в дальнейшем в укрывательстве совершенного ими убийства К

Из материалов дела, в том числе показаний осужденного Князева, а также К иК следует, что они отбывали наказание в одном исправительном учреждении, общались между собой, в том числе посредством сотовой связи. Князев, посредством сотовой связи общался с К в 2008 году, когда уже отбывал наказание за нападение на павильон « и убийство потерпевших (т. 3 л.д. 84), К общался по сотовой связи с К (т. 4 материалов расследования новых обстоятельств, л.д. 58), а также с Ц Ц приезжала к К на свидание (т. 13 л.д. 85-86). Князев до осуждения встречался с сестрой К - Б дружил с братом К Именно несовершеннолетний брат К , нашел на крыше дома обрез ружья, из которого как установлено судом Князев совершил убийство З и Л брат и отец К в связи с этим допрашивались.

Приведенные обстоятельства сложившихся отношений между перечисленными лицами, их тесного общения, свидетельствует о том, что они имели возможность с учетом указанных обстоятельств и того, что некоторые подробности преступления, совершенного в торговом павильоне « » стали известны широкому кругу лиц, в том числе и в результате публикаций в местной газете 13 января 2001 года договориться (за исключением Б о даче ложных показаний с тем, чтобы помочь Князеву освободится от уголовной ответственности за совершенные им разбой и убийство двух лиц в павильоне

О настойчивой позиции в достижении указанной цели осведомленности Ц о линии защиты Князева, выдвигаемом им алиби, свидетельствуют и показания Ц в судебном заседании о том что в ночь совершения нападения на павильон « у Князева ночевала Л и в связи с этим он не мог совершить преступления (т. 13 л.д. 23, 28).

Ссылки осужденного Князева и свидетеля Ц на то, что Б и ее мать не говорили правду, поскольку на тот момент Л была несовершеннолетней и боялась огласки, а также того, что Князева привлекут к ответственности за сожительство с несовершеннолетней, опровергаются материалами дела, поскольку из показаний Б и ее матери в различные периоды времени следует, что они не отрицали того, что несовершеннолетняя на тот момент (декабрь 2000 года) Б встречалась с Князевым и неоднократно оставалась у него ночевать, в то же время с уверенностью утверждали, что в ночь на 25 декабря 2000 года В ночевала дома.

У суда не имелось оснований подвергать сомнениям достоверность показаний свидетелей Б и ее матери, поскольку в судебном заседании не было установлено данных об их заинтересованности в оговоре осужденного Князева.

Из протокола судебного заседания усматривается, что в судебном заседании тщательно исследовались все перечисленные доказательства, а также материалы расследования новых обстоятельств, они проанализированы судом, проверены им в соответствии с правилами предусмотренными ст. 87 УПК РФ, в том числе, путем их сопоставления и им дана оценка с точки зрения относимости, допустимости, достоверности а всех собранных доказательств в совокупности - достаточности для разрешения данного уголовного дела.

При этом в приговоре полно и правильно изложено содержание всех исследованных по делу доказательств, приведены выводы, касающиеся проверки и оценки каждого из них.

Выводы суда, касающиеся оценки каждого из доказательств надлежащим образом мотивированы, приведенные аргументы убедительны, сомнений в своей объективности и правильности у судебной коллегии не вызывают.

В том числе суд в приговоре указал, почему одни показания Князева, Богачева, М а также и Б признал достоверными и положил их в основу приговора, а другие отверг, как недостоверные.

Утверждения в апелляционных жалобах о том, что свидетель С не опознал куртку, изъятую у Князева, как ту, которую он видел на одном из убегавших парней, опровергаются материалами дела, из которых следует, что куртка, изъятая у Князева, для опознания свидетелю С не предъявлялась. А в отношении предъявленной для опознания куртки изъятой у подозреваемого на тот момент К свидетель С пояснил, что она похожа на ту которую он видел, но все же не та, на спине куртки парня, выходившего из павильона была эмблема белого цвета в виде круга или что-то подобное (т. 2 л.д. 33).

Доводы осужденного Князева о том, что ему не предъявлялся для опознания Б и он не опознавал его как одного из участников нападения, опровергается данными, зафиксированными в протоколе предъявления Князеву Б для опознания, согласно которому Князев опознал Б как одного из участников преступления, а также показаниями самого Б который, согласно протоколу его допроса пояснил: «... после опознания меня Князевым и М ...» (т. 1 л.д. 249).

Судом выяснялись причины наличия разногласий в показаниях Князева относительно того, кто из участников преступления переносил похищенное. Его показания о том, что часть похищенного выносили он и Богачев подтверждаются показаниями свидетеля С , который видел как один из убегавших преступников «запихивал что-то себе то ли в левый рукав то ли за пазуху».

Помимо этого, как видно из дела, при дополнительном допросе в качестве обвиняемого 31 января 2001 года Князев уточнил свои показания пояснив, что Б взял два пакета с похищенным и вышел через запасной выход. Он - Князев вышел первым, через центральный выход павильона и передал М стоявшему на углу в тени два пакета, сказал ему, чтобы он вместе с Б уходили через парк. Данное обстоятельство могло остаться незамеченным свидетелем С поскольку он в этот момент наблюдал за тем, как из павильона вышел второй парень (Богачев), который что-то прятал в рукав либо за пазуху. Из показаний свидетеля С следует, что он слышал, что парни что-то говорили.

Доводы апелляционных жалоб о необъективности председательствующего судьи, нарушении им требований состязательности и равноправия сторон являются несостоятельными.

Как видно из протокола судебного заседания председательствующим судьей создавались все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, в том числе, участникам процесса в полной мере была обеспечена возможность заявлять ходатайства, задавать вопросы допрашиваемым свидетелям.

Из материалов дела усматривается, что в удовлетворении некоторых ходатайств, в том числе о вызове свидетелей, не являвшихся очевидцами совершенных преступлений, не обладающих какой-либо информацией имеющей значение для разрешения данного дела по существу, а также свидетелей данные о личности которых, в том числе отчестве и фамилии месте проживания стороне защиты не известны, судом мотивированно отказано.

В судебном заседании исследованы все существенные для правильного разрешения данного дела по существу доказательства достаточность и допустимость которых сомнений не вызывает.

Из протокола судебного заседания также усматривается, что суд не ограничивал прав участников процесса по исследованию доказательств.

Вопреки доводам стороны защиты в суде апелляционной инстанции препятствий для участия в рассмотрении данного дала судьи Г.

не имелось. Дело рассмотрено законным составом суда.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Князевым, Мишиным и Богачевым преступлений, прийти к правильному выводу о виновности каждого из них в совершении этих преступлений, а также о квалификации их действий, за исключением следующего.

Из материалов дела усматривается, фактически установлено судом и обоснованно отмечено в представлении государственного обвинителя, что Князев, Богачев, М , договорились между собой, а также с Б , дело в отношении которого прекращено за истечением сроков давности уголовного преследования, о том, что они совершат нападение на торговый павильон « » и будут использовать обрез охотничьего ружья для того, чтобы напугать продавца. Применение Князевым обреза ружья на поражение потерпевших, вышло за рамки предварительной договоренности. При таких обстоятельствах, действия Богачева и М следует квалифицировать как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья (а не с применением насилия опасного для жизни и здоровья, как указано в приговоре), совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия.

Таким образом, приговор в отношении Богачева и М в указанной части подлежит изменению, а наказание Богачеву и М , за совершенный разбой, смягчению.

При назначении Князеву, Богачеву и М наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из них, смягчающие обстоятельства и обстоятельство, отягчающее наказание Князева, к которому судом обоснованно отнесена особо активная роль в совершении преступлений, что подтверждается материалами дела.

Вместе с тем, из приговора подлежит исключению указание о признании в качестве обстоятельства, отягчающего наказание Богачева наступление тяжких последствий в результате совершенного преступления. Суд не мотивировал в приговоре свои выводы в указанной части, не уточнил, какое именно обстоятельство он отнес в данном случае к тяжким последствиям, а также наказание по какому из совершенных Богачевым преступлений это обстоятельство отягчает.

Выводы суда о назначении Князеву, Богачеву и М наказания в виде лишения свободы с реальной изоляцией их от общества в приговоре мотивированы и признаются судебной коллегией правильными.

Оснований к назначению Князеву, Богачеву и М наказания с применением правил, предусмотренных ст. ст. 64, 73 УК РФ также как и к изменению категорий совершенных ими преступлений на менее тяжкие судом первой инстанции не установлено, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Наказание, назначенное Князеву за совершенные им преступления, а также наказание назначенное М по ч. 2 ст. 222 УК РФ соответствует требованиям закона, является справедливым, оснований к его смягчению не имеется.

Наказание, назначенное Богачеву и М , по ч. 2 ст. 162 УК РФ а Богачеву и по ст. 222 ч. 2 УК РФ, с учетом вносимых в приговор изменений, подлежит смягчению, в том числе Богачеву, с применением ч. 1 ст. 62, поскольку у него имеется смягчающее наказание обстоятельство явка с повинной, отягчающие наказание обстоятельства отсутствуют.

Богачев подлежит освобождению от наказания за указанные преступления за истечением сроков давности уголовного преследования, а М в связи со смертью.

В остальной части приговор в отношении Князева, Богачева М , оставляется судебной коллегией без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Камчатского краевого суда от 1 апреля 2016 года в отношении Богачева А В и М

изменить.

Считать Богачева А.В. и М осужденными по ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия.

Смягчить наказание, назначенное М по ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года до 7 лет 6 месяцев лишения свободы и освободить его от наказания за это преступление на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи со смертью.

Исключить из приговора указание о признании в качестве обстоятельства, отягчающего наказание Богачева А.В. - наступление тяжких последствий в результате совершенного преступления.

С применением ч. 1 ст. 62 УК РФ смягчить наказание назначенное Богачеву А.В. по ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года до 8 лет 6 месяцев лишения свободы, по ч. 2 ст. 222 УК РФ - до 10 месяцев лишения свободы. На основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освободить Богачева А.В. от назначенного за эти преступления наказания за истечением сроков давности уголовного преследования.

В остальном приговор в отношении Богачева А В М и тот же приговор в отношении Князева К Н оставить без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения, представление государственного обвинителя удовлетворить.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 78 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта