Информация

Решение Верховного суда: Определение N 71-АПУ16-8 от 01.12.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

к

КОПИЯ]

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 71-АПУ1б-8

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 1 декабря 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской

Федерации в составе:

председательствующего Сабурова Д.Э.

судей Истоминой Г.Н. и Климова А.Н.

при секретаре ПикаевойМ.А.

с участием государственного обвинителя - старшего прокурора

апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Гуровой В.Ю.;

защитников осужденных - адвокатов Баранова А.А., Кротовой СВ.,

Шевченко Е.М., Шаповаловой Н.Ю.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных

Замороки Е.И., Сенченко С.В, Ажнакина Н.Ю., Гриневича Н.И., их

защитников адвокатов Аняновой Н.С., Кондрашова А.Н., Фирсикова А.С,

Перминовой ОБ., законных представителей осужденных Заморока О.В.,

Сенченко Л.В. на приговор Калининградского областного суда от 13 июля

2016 года, которым

Заморока Е И,

судимый

1

11.12.2014 г. по п. «а» ч. 3 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 166, пп. «а», «б»

ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 года лишения свободы условно с

испытательным сроком на 2 года осужден к лишению свободы по ч. 2 ст. 162 УК РФ сроком на 4 года, по ч. 3 ст. 162 УК РФ сроком на 5 лет 6 месяцев, по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 9 лет.

По совокупности преступлений с соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 9 лет 11 месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение по приговору от 11 декабря 2014 года отменено к; окончательно по совокупности приговоров назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

Сенченко С В

судимый

11.12.2014 г. по п. «а» ч. 2 ст. 166, пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ

к 1 году 7 месяцам лишения свободы условно с испытательным

сроком на 2 года осужден к лишению свободы по ч. 3 ст. 162 УК РФ сроком на 5 лет 6 месяцев, по ч. 5 ст. 33, п. «к» ч. 2 ст. 105 У К РФ сроком на 8 лет.

По совокупности преступлений с соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 9 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение по приговору от 11 декабря 2014 года отменено и окончательно по совокупности приговоров назначено 9 лет 10 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

Ажнакин Н Ю

судимый

18.10.2013 г. по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 3 годам лишения свободы

условно с испытательным сроком на 4 года, постановлением от

17.10.2014 г. испытательный срок продлен на 1 месяц;

16.03.2015 г. по ч. 1 ст. 158 УК РФ 5 месяцам исправительных

работ с удержанием в доход государства 10 % заработка осужден к лишению свободы по ч. 3 ст. 162 УК РФ сроком на 7 лет 6 месяцев, по ч. 5 ст. 33, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 12 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

По совокупности преступлений с соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 14 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

2

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение по приговору

от 18 октября 2013 года отменено и к назначенному наказанию частично

присоединено наказание, неотбытое по приговорам от 18.10.2013 г. и от

16.03.2015 г., и окончательно по совокупности приговоров назначено 15 лет

лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии

строгого режима с последующим ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с

установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в

приговоре.

Гриневич Н И

несудимый

осужден к лишению свободы по ч. 2 ст 162 УК РФ сроком на 4 года, по ч. 3

ст. 162 УК РФ сроком на 5 лет 6 месяцев.

По совокупности преступлений с соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ

окончательно назначено 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в

исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать в польз;/ Р в возмещение

материального ущерба солидарно с Замороки Е.И., Сенченко СВ., Ажнакина

Н Ю . 157 576 рублей и в счет компенсации морального вреда с Замороки

Е.И. - 600 000 рублей, с Сенченко С В . - 500 000 рублей, с Ажнакина Н Ю . -

500 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора и доводы апелляционных жалоб, выступления осужденных Замороки Е.И., Сенченко СВ., Ажнакина Н.Ю., Гриневича Н.И их защитников - адвокатов Баранова А.А., Кротовой СВ., Шевченко Е.М Шаповаловой Н.Ю., гражданского ответчика П поддержавших доводы жалоб об изменении приговора, выступление государственного обвинителя Гуровой В.10., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Заморока Е.И., Сенченко СВ., Ажнакин Н.Ю. и Гриневич Н.И.,

осуждены за разбойное нападение на Р в целях хищения денежных

средств в крупном размере, совершенное группой лиц по предварительному

сговору, Заморока Е.И. осужден также за убийство Р с целью скрыть

другое преступление, а Сенченко С В . и Лжнакин Н.Ю. - за пособничество в

убийстве Р с целью скрыть другое преступление.

Заморока Е.И. и Гриневич Н.И. осуждены кроме того за разбойное

нападение на Тимофеева группой лиц по предварительному сговору.

3

Преступления совершены ими 16 февраля, 4-5 апреля 2015 года в г.

области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Кондратов А.Н. В защиту Сенченко СВ., указывает на несправедливость приговора. По доводам жалобы суд формально перечислил в приговоре смягчающие наказание Сенченко обстоятельства, однако реально не учел их и назначил ему осужденному чрезмерно суровое наказание.

Кроме того стороной обвинения не доказано наличие между осужденными предварительного сговора, и распределение ролей при совершении преступления.

Не дал суд оценки и поведению самого потерпевшего, который распивал спиртные напитки с несовершеннолетними и своим аморальным поведением дал повод для преступления.

Просит приговор изменить и смягчить назначенное Сенченко С В наказание.

Законный представитель осужденного Сенченко Л.В. также указывает на чрезмерную суровость назначенного сыну наказания. Кроме того указывает, что сын не совершал разбой группой лиц по предварительному сговору, что его действия, квалифицированные судом по ч. 3 ст. 162 УК РФ больше похожи на вымогательство.

По преступлению, предусмотренному ч. 5 ст. 33, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, сын осознал случившееся, искренне раскаялся в содеянном.

Просит приговор в отношении Сенченко С В . изменить, назначить ему менее строгое наказание.

Об этом же просит в своей апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденный Сенченко СВ.

В обоснование этой просьбы указывает, что готов отвечать только за совершенные им действия. Потерпевшему Р он нанес только четыре удара средней силы, других действий в отношении него не совершал Умысла на его убийство, на грабеж не имел и не договаривался об этом с другими осужденными. О наличии денег у Р не знал. Просит не учитывать его показания на предварителы- ом следствии, поскольку давал их под влиянием психологического и физичес кого воздействия.

Просит также не взыскивать с него процессуальные издержки за оказание услуг адвоката, поскольку не имеет возможности их оплатить.

В апелляционной жалобе адвокат Анянова Н.С в защиту Замороки Е.И., не оспаривая установленные судом фактические обстоятельства,

4

указывает на несправедливость приговора вследствие его чрезмерной суровости.

Считает, что суд неправильно признал отягчающим обстоятельством нахождение Замороки в нетрезвом состоянии, поскольку поведение потерпевшего, находившегося в сильной степени алкогольного опьянения способствовало совершению преступления, чему суд не дал оценки.

Сославшись в приговоре на активное способствование Замороки раскрытию и расследованию преступлений, признание им вины, раскаяние в содеянном, несовершеннолетний возраст, наличие клинических признаков социализированного расстройства поведения, суд фактически не учел эти обстоятельства. Полагает, что размер назначенного за убийство наказания является явно несправедливым.

Просит приговор изменить: исключить из приговора указание суда на нахождение Замороки Е.И. в нетрезвом состоянии, как на отягчающее обстоятельство, и смягчить назначенное ему наказание.

Об этом же ставит вопрос в своей апелляционной жалобе законный представитель осужденного Заморока О.В., считая назначенное ее сыну Замороке Е.И. наказание чрезмерно суровым, такой большой срок лишения свободы, психологически подавит его и не даст положительного результата.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Заморока Е.И. также указывает на несправедливость назначенного ему наказания, что по его мнению, явилось результатом неправильной квалификации его действий по эпизоду нападения на Т .

Со ссылкой на заключение судебно-медицинского эксперта о причинении Т ушибленной раны головы не менее чем от одного травматического воздействия, показания Т о том, что он не помнит кто наносил ему удары и сколько ударов было нанесено, что после обработки ран в медицинском учреждении, он не был госпитализирован считает, что причиненные потерпевшему повреждения не представляли опасности для его жизни и здоровья, а потому его действия неправильно квалифицированы как разбойное нападенк е.

Содеянное им подлежит переквалификации на ч. 2 ст. 161 УК РФ, как грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, а назначенное за это преступление и по совокупности преступлений наказание - снижению.

Помимо этого обращает внимание на позицию потерпевшего Т , который не имел претензий к подсудимым и не настаивал на строгом наказании.

Неправильной, по его мнению, является и квалификация его действий по разбойному нападению на Р как оконченного преступления. В связи с тем, что денежные средства не были сняты с банковского счета

5

потерпевшего, и он не смог ими воспользоваться, его действия должны быть квалифицированы как покушение на разбо иное нападение.

Кроме того его действия в отношении Р больше похожи на вымогательство. Не имел он и предварительного сговора на хищение денег у потерпевшего.

С учетом смягчающих обстоятельств: явки с повинной, активного способствования раскрытию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников, признания вины, раскаяния в содеянном, добровольного возмещения ущерба, принесения извинений потерпевшим, не совершеннолетнего Еюзраста, совокупность которых является, по его мнению, исключительной, имеются основания для снижения ему наказания.

Просит приговор изменить: переквалифицировать его действия с ч. 2 ст. 162 на ч. 2 ст. 161 УК РФ, с ч. 3 ст. 162 - на ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 162 УК РФ или на пп. «в», «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ и снизить назначенное ему наказание как за каждое преступление, так и по совокупности преступлений.

В апелляционной жалобе адвокат Фирсиков А.С. в защиту Ажнакина Н.Ю. считает необоснованным решение суда о признании отягчающим обстоятельством совершение преступления его подзащитным в состоянии алкогольного опьянения, поскольку степень опьянения Ажнакина в момент совершения им преступлений не влияла на осознание им фактического характера совершаемого, понимание общественной опасности и позволяла руководить своими действиями, а показания Ажнакина о том, что если бы он не находился в состоянии опьянения, то не совершил бы преступления является исключительно способом защиты.

Неправильную оценку дал суд и показаниям Ажнакина о том, что не имел намерения сбрасывать Р с моста. Эти показания осужденного являются его субъективным восприятием объективной действительности, в связи с чем не могут влиять на оценку суда о неполном признании Ажнакиным вины.

Со ссылкой на требования ст.6, 60, а также на смягчающие обстоятельства считает назначенное Ажнакину наказание несправедливым не соответствующим тяжести преступления, личности осужденного.

Просит приговор изменить и снизить, размер назначенного Ажнакину наказания.

Осужденный Ажнакин Н.Ю. в своей апелляционной жалобе и дополнении к ней со ссылкой на признание: вины, явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, принесение публичных извинений потерпевшему, положительные характеристики по месту жительства, работы, состояние здоровья, свой молодой возраст,

6

необходимость ухода за матерью, неправильное поведение потерпевшего также просит о снижении назначенного ему наказания.

Помимо этого указывает, что его действия по нападению на Р надлежит правильно квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ как вымогательство с причинением вреда здоровью потерпевшего, на то, что реально денежными средствами потерпевшего на сумму свыше 250 тысяч рублей он не завладел, в связи с чем квалифицирующий признак хищения в крупном размере отсутствует в его действиях.

В апелляционной жалобе адвокат Перминова О.Б. в защиту Гриневича указывает на несоответствие выводов суда о наличии между осужденными предварительного сговора на совершение преступлений фактическим обстоятельствам дела.

Показания потерпевшего Т по мнению автора жалобы опровергают наличие заранее согласованного намерения подсудимых на избиение потерпевшего с последующим хи щением мобильного телефона.

Гриневич и Заморока, имея умысел на похищение телефона, не могли заранее предположить, что Т окажет им сопротивление. Причиной драки с потерпевшим Гриневич назвал словесный конфликт.

Считает, что Заморока в ходе предварительного следствия оговорил себя и Гриневича, а в судебном заседании Заморока подтвердил, что не вступал в сговор на нападение с целью хищения телефона.

При назначении наказания Гриневичу за это преступление судом не учтено публичное принесение извинений потерпевшему и мнение Т , не настаивавшего на строгом наказании несовершеннолетнего.

Неправильной считает и ссылку суда на показания Гриневича о якобы имевшейся между подсудимыми договоренности о нападении на Рыбалко, поскольку в показаниях Гриневича отсутствуют сведения о направленности умысла подсудимых и распределении ролей.

Показаниям Гриневича о том, что он нанес удар Р из неприязненных отношений, о том, что он не знал о намерениях Замороки и Сенченко, суд не дал оценки.

Кредитные денежные средства на банковской карте потерпевшего Р были недоступными, в том числе для самого потерпевшего. Умысел осужденных на хищение денежных средств в крупном размере не установлен судом, распределение между ними ролей не доказано.

Гриневич в ходе допросов на предварительном следствии не указывал об осведомленности о наличии у Р какой-либо суммы денег.

Осужденные не могли достоверно убедиться о наличии у Р крупной суммы денег с последующим намерением ее похитить.

С учетом этих обстоятельств полагает, что по нападению на Т надлежит исключить квалифицирующий признак совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, действия Гриневича в отношении

7

Р квалифицировать как умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью группой лиц.

Отмечает также, что при назначении наказания Гриневичу судом не учтено виктимное поведение потерпевшего Р , распивавшего спиртные напитки с несовершеннолетними, не применены положения ч. 6.1 ст. 88 УК РФ.

Просит приговор изменить, примени гь в отношении Гриневича закон о менее тяжком преступлении и смягчить назначенное ему наказание.

Осужденный Гриневич Н.И. в апелляционной жалобе, приводя свою версию событий преступлений, отмечает, что причиной драки с потерпевшим Т явились неприязненные отношения, что договоренности с другими осужденными на хищение денег у Р у него не было, роли между собой они не распределяли.

Обратные выводы суда считает предположительными.

Просит переквалифицировать его действия с ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 112 УК РФ, смягчить назначенное ему наказание и освободить его от возмещения процессуальных издержек по причине имущественной несостоятельности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Замороки, Сенченко, Ажнакина Гриневича в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалоб об отсутствии между осужденными Заморской и Гриневичем предварительного сговора о хищении телефона у Т ,о том, что причиной примененного к потерпевшему насилия явились личные неприязненные отношения, а не стремление завладеть телефоном, о том, что примененное насилие не представляло опасности для здоровья потерпевшего, не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, осужденный Заморока на предварительном следствии признавал наличие между ним и Гриневичем сговора о нападении на Т и пояснял, что Гриневич предложил ему напасть на Т при этом Гриневич должен был начать драку с потерпевшим, а он должен был присоединиться к Гриневичу, и они вдвоем должны были забрать у Т мобильный телефон, продать его и деньги истратить. Когда Т вышел из магазина, Гриневич попросил у него деньги, и Т дал ему мелочь, в ответ на это Гриневич, бросив деньги, стал наносить тому удары кулаками в голову, повалил на землю и стал бить ногами по голове и телу. Он (Заморока) также нанес не менее пяти ударов ногами в голову и

8

туловище Т Избив Т они сняли с него куртку, в кармане которой обнаружили мобильный телефон, который позже продал Гриневич.

Показания осужденного Замороки на предварительном следствии о характере совершенных им и Гриневичем действий в отношении Т полностью соответствуют показаниям потерпевшего Т который пояснил в судебном заседании, что к нему подошли в группе других молодых людей Гриневич и Заморока, потребовали сначала передать сигареты, а затем деньги. Он передал им три рубля, они бросили деньги ему обратно, повалили на землю и стали избивать ногами по телу и голове, всего нанесли более 20 ударов, в голову не менее 6 ударов, кто-то из них спросил где его телефон, он ответил, что телефона нет, тогда они сняли куртку, в которой был сотовый телефон. Кто-то из них сказал: «Все нашел», после чего его перестали бить, забрали телефон и ушли.

В судебном заседании осужденные Заморока и Гриневич не отрицали факт избиения потерпевшего Т , в ходе которого высказывали требования передать им телефон, который они забрали у Т продали, а деньги поделили.

Принимая во внимание соответствие показаний осужденного Замороки на предварительном следствии показаниям потерпевшего, суд обоснованно признал его показания на досудебной стадии производства достоверными.

Принимая во внимание эти показания Замороки, показания осужденных в судебном заседании об обстоятельствах похищения у потерпевшего телефона, показания потерпевшего Т , характер действий осужденных, которые, дейстЕ$уя совместно и согласованно применили к Т насилие, в ходе которого потребовали передачи им телефона, в ответ на отказ потерпевшего продолжили его избиение, а когда похитили телефон, прекратили свои действия и скрылись с места преступления, суд обоснованно пришел ЕС выводу о том, что Гриневич и Заморока совершили нападение на Т с целью похищения его телефона, о чем заранее договорились.

Примененное к потерпевшему насилие, с учетом того, что ему были нанесены удары руками и обутыми ногами, в том числе в жизненно важный орган - голову, причинен легкий вред здоровью, правильно расценено судом как опасное для здоровья потерпевшего.

При таких обстоятельствах действия Замороки и Гриневича верно квалифицированы по ч. 2 ст. 162 УК РФ как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия опасного для здоровья, группой лиц по предварительному сговору.

9

Оснований для переквалификации содеянного ими на ст. 161 УК РФ, о чем ставится вопрос в жалобах, не имеется

Правильно установлены судом и фактические обстоятельства нападения осужденных Замороки, Гриневича, Ажнакина и Сенченко наР и причинения ему смерти.

В судебном заседании осужденные не отрицали свое участие в нападении на потерпевшего Р Их доводам об отсутствии предварительного сговора о совершении нападения с целью похищения денежных средств потерпевшего судом дан а надлежащая оценка.

При этом суд обоснованно признал достоверными показания на предварительном следствии Ажнакина, Гриневича, из которых следует, что договоренность о нападении на потерпевшего Р состоялась между осужденными после того, как Заморока сообщил им, что у Р есть деньги на банковской карте.

Кроме того осужденные Ажнакин, Гриневич, а также Сенченко и Заморока, будучи допрошенными на в редварительном следствии и в судебном заседании последовательно поясняли о том, что в ходе избиения Р они нашли в кармане одежды бан Есовскую карту и стали требовать от него назвать пароль доступа к банковской карте, когда потерпевший назвал пин-код, Заморока попытался снять деньги, вернувшись, Заморока сообщил, что Р назвал неверный пин -код, после чего они продолжили избиение Р , пока тот не потерял созн ание.

Выдвинутую осужденными в судебном заседании версию о том, что причиной конфликта с Р явилось его предложение «купить С не подтвердила свидетель С из показаний которой следует, что никаких непристойных предложений Р не делал ей.

Свидетель У опровергла версию осужденных о том, что они вызывали такси для Р и для этого в отерпевший и З ходили к банкомату.

Принимая во внимание показания Ажнакина и Гриневича на предварительном следствии о наличии между ними, Заморской и Сенченко договоренности о совершении нападения на Р с целью похищения денег с его банковской карты, характер действий осужденных, которые в ходе применения насилия к потерпевшему требовали от него назвать код доступа к банковской карте с целью немедленного завладения его денежными средствами, суд обоснованно пришел к выводу о корыстном мотиве действий осужденных, о том, что насилие к потерпевшему они

10

применили с целью похищения его денежных средств, а не на почве неприязненных отношений.

Указанные действия осужденных правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 162 УК РФ как разбойное нападение в целях хищения денежных средств в крупном размере, совершенное группой ли ц по предварительному сговору.

Доводы жалоб о переквалификации действий осужденных на ст. 163 УК РФ не основаны на законе и противоречат фактическим обстоятельствам содеянного ими.

Разбойное нападение, исходя из диспозиции статьи 162 УК РФ считается оконченным с момента нападения, совершенного с целью завладения чужим имуществом, независи мо от достижения виновным этой цели.

С учетом этого действия осужденн Е,гх обоснованно расценены судом как оконченное преступление, а потому доводы жалобы осужденного Замороки о переквалификации его действий со ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК РФ как покушение на разбой не подлежат удо Ешетворению.

Как установлено судом и следует из материалов дела, осужденные имели намерение похитить все доступные денежные средства, имеющиеся на карте потерпевшего, в сумме 253 027 рублей, размер которых в соответствии с п. 4 примечания к статье 158 УК РФ является крупным, а потому суд правильно квалифицировал действия осужденных по признаку совершение разбоя с целью завладения имуществом в крупном размере.

Не может согласиться Судебная коллегия и с доводами жалоб об отсутствии у осужденных Сенченко и Ажнакина умысла на убийство Р о том, что к мосту они перемещали потерпевшего, не преследуя цели лишения его жизни.

Так, сами осужденные Сенченко, Ажнакин и Заморока в судебном заседании дали показания о том, что поочередно несли Р к мосту положили его на мосту, а Заморока столкнул его в воду.

Из показаний Ажнакина на предварительном следствии, следует, что после нанесенных ударов Р еще дЕлшал, и тогда С предложил сбросить его живым в реку, все согласились с этим предложением, так как они ранее были осуждены к условным наказаниям и опасались привлечения к уголовной ответственности. После этого он, Сенченко и Заморока отнесли Р на мост, а в воду потерпевшего столкнул Заморока.

11

Осужденные Заморока и Гриневич на предварительном следствии также поясняли о наличии сговора на убийство Р согласно их показаниям Ажнакин предложил «избавиться» от Р , Заморока и Сенченко согласились с этим предложением, так как имели судимости и боялись привлечения к уголовной ответственности.

Осужденный Сенченко на пред варительном следствии, хотя и не сказал, кто предложил сбросить Р с моста в воду, однако подтвердил что никто не возражал сбросить Р с моста в воду, для чего все кроме Гриневича поочередно несли потерпевшего к мосту.

Принимая во внимание последовательность и согласованность показаний осужденных на предварительном следствии об обстоятельствах причинения смерти потерпевшему, о наличии между ними сговора на убийство Р , отсутствие у них причин к самооговору, суд обоснованно признал их показания на предварительном следствии достоверными и пришел к выводу о том, что Заморока, Сенченко и Ажнакин переместили Р на мост с целью его убийства.

Как правильно указал суд, о НЕШИЧИИ у осужденных Замороки Сенченко и Ажнакина умысла на убийство Р с целью сокрытия другого преступления (разбойного нападения) помимо перемещения потерпевшего в беспомощном состоянии на подвесной мост, с которого Заморока столкнул его в воду, свидетельствует и их поведение после совершения преступления по уничтожению путем сожжения одежды испачканной в крови, и банковской карты потерпевшего.

С учетом этих данных суд дал правильную юридическую оценку действиям осужденных по причинению смерти Р , признав Замороку исполнителем убийства с целью скрыть другое преступление, а Сенченко и Ажнакина — пособниками этого убийства..

Наказание назначено осужденным соразмерно содеянному, с учетом всех обстоятельств дела, данных о их личности, а также влияния назначенного наказания на их исправлен ие и условия жизни их семей.

При этом судом при назначении наказания в полной мере учтены как смягчающие обстоятельства: активное способствование осужденных раскрытию и расследованию преступлений, признание ими вины, раскаяние в содеянном, явки с повинной Ажнакина и Замороки, несовершеннолетний возраст Замороки, Сенченко и Гриневича, молодой возраст Ажнакина состояние здоровья Замороки, Сенченко и Гриневича, добровольное возмещение Гриневичем причиненного Т ущерба, так и

12

отягчающее обстоятельство, каковым обоснованно признано совершение преступлений в состоянии алкогольного опьянения.

Признавая состояние алкогольного опьянения отягчающим обстоятельством, суд правильно сослался на показания осужденных о том что преступления они совершили под воздействием алкоголя, и в трезвом состоянии не совершили бы преступлении, и с учетом характера их действий обоснованно пришел к выводу, что на поведение осужденных, как в отношении Т так и в отношении Р оказало воздействие состояние алкогольного опьянения, которое способствовало совершению ими преступлений.

Вопреки доводам жалоб противоправность и аморальность поведения потерпевшего не были установлены в судебном заседании, а потому суд правильно не признал данное обстоятельство смягчающим наказание осужденных.

Совместное употребление спиртных напитков с потерпевшим, на что обращается внимание в жалобах, не могло восприниматься осужденными как повод для нападения на Р и лишения его жизни.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не усматривает оснований для признания назначенного осужденным наказания несправедливым и для его снижения.

Гражданский иск, а также вопрос о возмещении процессуальных издержек разрешены судом правильно в соответствии с требованиями ст.151, 1064, 1083, 1099-1101 ГКРФ и ст. 132 УПК РФ.

Размер компенсации морального вреда определен судом с учетом характера и степени нравственных страданий, причиненных Р потерей сына, роли каждого осужденного в содеянном, а также требований разумности и справедливости.

Факт оплаты труда адвокатов, осу ществлявших защиту осужденных на предварительном следствии и в судебном заседании, размер выплаченных им сумм, подтверждается вынесенными судом постановлениями. Оснований для освобождения от уплаты указанных процессуальных издержек не установлено судом. С учетом возраста осужденных, их трудоспособности доводы жалоб Гриневича и Сенченко об имущественной несостоятельности не могут служить основанием для освобождения их от возмещения процессуальных издержек.

По указанным мотивам Судебная коллегия не находит оснований для изменения приговора по доводам жалоб.

13

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 38913, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

о пр е д ел ила:

приговор Калининградского областного суда от 13 июля 2016 года в отношении Замороки Е И , Сенченко С В Ажнакина Н Ю , Гриневича Н И оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Замороки Е.И., Сенченко СВ, Ажнакина Н.Ю., Гриневича Н.И., их защитников адвокатов Аняновой Н.С, Кондрашова А.Н., Фирсикова А.С, Перминовой ОБ., законных представителей осужденных Заморока О.В., Сенченко Л.В. - без удовлетворения.

14

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 74 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта