Информация

Решение Верховного суда: Определение N 5-АПУ14-16 от 17.04.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

1

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Д е л о № 5 - А П У 1 4 - 16

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 17 апреля 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе Председательствующего - Магомедова М.М Судей - Ворожцова С.А. и Сабурова Д.Э при секретаре - Барченковой М.А.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Амонова Ш.С, Сулеймановой Н.В., Назарова С.А., Саидова А.К., Джумаева Р.М., Тарханова В.И., Ежова СВ., Маджидова М.Р Исмоилова Д.М., адвокатов Хакимова Г.А., Кускова Д.А., Прохорова А.Д Глагольева Д.А., Залешина К.А. на приговор Московского городского суда от 15 ноября 2013 года, которым

Саидов А К

не судимый,

осужден:

по ч. 1 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ) к лишению свободы сроком на 14 (четырнадцать) лет со штрафом в размере 400 000 (четыреста тысяч рублей;

по ч. 1 ст. 30, п.п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакциях Федеральных законов от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ, от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ), к лишению свободы сроком на 9 (девять) лет, со штрафом в размере 300 000 (триста тысяч) рублей.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательное наказание Саидову А.К. путем частичного сложения наказаний окончательно назначено в виде лишения свободы сроком на 17 (семнадцать) лет со штрафом в размере 600 000 (шестьсот тысяч) рублей, с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ч. 2 ст. 71 УК РФ наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

Маджидов М Р

несудимый -

осужден:

по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ), к лишению свободы сроком на 7 (семь лет со штрафом в размере 300 000 (триста тысяч) рублей;

по ч. 1 ст. 30, п.п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакциях Федеральных законов от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ, от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ), к лишению свободы сроком на 8 (восемь) лет 6 (шесть месяцев, со штрафом в размере 250 000 (двести пятьдесят тысяч рублей.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Маджидову М.Р. назначено путем частичного сложения наказаний 12 (двенадцать) лет лишение свободы со штрафом в размере 400 000 (четыреста тысяч) рублей, с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ч. 2 ст. 71 УК РФ наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

Исмоилов Д М ,

не судимый,

осужден:

по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ), к лишению свободы сроком на 6 (шесть) лет со штрафом в размере 150 000 (сто пятьдесят тысяч) рублей;

по ч. 1 ст. 30, п.п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакциях Федеральных законов от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ, от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ), к лишению свободы сроком на 8 (восемь) лет, со штрафом в размере 200000 (двести тысяч) рублей.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Исмоилову Д.М. путем частичного сложения наказаний назначено лишение свободы сроком на 10 (десять) лет со штрафом в размере 300 000 (триста тысяч) рублей, с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ч. 2 ст. 71 УК РФ наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

Амонов Ш С

не судимый,

осужден:

по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ), к лишению свободы сроком на 6 (шесть) лет со штрафом в размере 150 000 (сто пятьдесят тысяч) рублей;

по ч. 1 ст. 30, п.п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакциях Федеральных законов от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ, от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ), к лишению свободы сроком на 8 (восемь) лет, со штрафом в размере 200 000 (двести тысяч) рублей.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений Амонову Ш.С. путем частичного сложения наказаний окончательно назначено лишение свободы сроком на 10 (десять) лет со штрафом в размере 300 000 (триста тысяч) рублей, с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ч. 2 ст. 71 УК РФ наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

Назаров С А

не судимый

осужден:

по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ), к лишению свободы сроком на 5 (пять) лет со штрафом в размере 100000 (сто тысяч) рублей;

по ч. 1 ст. 30, п.п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакциях Федеральных законов от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ, от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ), к лишению свободы сроком на 6 (шесть) лет со штрафом в размере 200 000 (двести тысяч) рублей;

по ч. 4 ст. 188 УК РФ (в редакциях Федеральных законов от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ, от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ, от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ), к лишению свободы сроком на 7 (семь) лет со штрафом в размере 200 000 (двести тысяч) рублей.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Назарову СА назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 9 (девять) лет со штрафом в размере 300 000 (триста тысяч) рублей, с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ч. 2 ст. 71 УК РФ наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

Ежов С В

судимый 3 апреля 2002 года по п. «б» ч. 3 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы

осужден:

по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ), к лишению свободы сроком на 8 (восемь) лет со штрафом в размере 200 000 (двести тысяч) рублей и ограничением свободы сроком на 1 (один) год, с установлением ограничения на изменение места жительства без согласия уголовно исполнительной инспекции, ограничения на выезд за пределы территории городского округа и возложения обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации;

по ч. 1 ст. 30, п.п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакциях Федеральных законов от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ, от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ), к лишению свободы сроком на 9 (девять) лет со штрафом в размере 200 000 (двести тысяч) рублей;

по ч. 4 ст. 188 УК РФ (в редакциях Федеральных законов от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ, от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ, от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ), к лишению свободы сроком на 9 (девять) лет со штрафом в размере 200 000 (двести тысяч) рублей и с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, с установлением ограничения на изменение места жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции, ограничения на выезд за пределы территории городского округа и возложения обязанности являться в уголовно исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Ежову С В . путем частичного сложения наказаний назначено лишение свободы сроком на 16 (шестнадцать) лет со штрафом в размере 300 000 (триста тысяч) рублей и с ограничением свободы сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев, с установлением ограничения на изменение места жительства без согласия уголовно исполнительной инспекции, ограничения на выезд за пределы территории городского округа и возложения обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации, с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

На основании ч. 2 ст. 71 УК РФ наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

Джумаев Р М

не судимый

осужден:

по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ), к лишению свободы сроком на 7 (семь) лет со штрафом в размере 100 000 (сто тысяч) рублей и ограничением свободы сроком на 1 (один) год, с установлением ограничения на изменение места жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции, ограничения на выезд за пределы территории городского округа области и возложением обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации;

по ч. 1 ст. 30, п.п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакциях Федеральных законов от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ, от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ), к лишению свободы сроком на 8 (восемь) лет со штрафом в размере 100 000 (сто тысяч) рублей;

по ч. 4 ст. 188 УК РФ (в редакциях Федеральных законов от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ, от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ, от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ), к лишению свободы сроком на 8 (восемь) лет со штрафом в размере 100 000 (сто тысяч) рублей и с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, с установлением ограничения на изменение места жительства без согласия уголовно исполнительной инспекции, ограничения на выезд за пределы территории городского округа области и возложением обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации.

В соответствии с ч, 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Джумаеву Р.М. путем частичного сложения наказаний назначено лишение свободы сроком на 14 (четырнадцать) лет со штрафом в размере 200 000 (двести тысяч рублей и с ограничением свободы сроком на 1 (один) год 6 (шесть месяцев, с установлением ограничения на изменение места жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции, ограничения на выезд за пределы территории городского округа области и возложением обязанности являться в уголовно исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации, с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ч. 2 ст. 71 УК РФ наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

Тарханов В И

не судимый

осужден:

по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ), к лишению свободы сроком на 6 (шесть лет со штрафом в размере 100 000 (сто тысяч) рублей и ограничением свободы сроком на 1 (один) год, с установлением ограничения на изменение места жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции, ограничения на выезд за пределы территории городского округа области и возложением обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации;

по ч. 1 ст. 30, п.п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакциях Федеральных законов от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ, от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ), к лишению свободы сроком на 8 (восемь) лет со штрафом в размере 100 000 (сто тысяч) рублей;

по ч. 4 ст. 188 УК РФ (в редакциях Федеральных законов от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ, от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ, от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ), к лишению свободы сроком на 7 (семь) лет со штрафом в размере 100 000 (сто тысяч) рублей и с ограничением свободы сроком на 1 (один) год. с установлением ограничения на изменение места жительства без согласия уголовно - исполнительной инспекции, ограничения на выезд за пределы территории городского округа области и возложения обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Тарханову В.И. путем частичного сложения наказаний назначено лишение свободы сроком на 10 (десять лет со штрафом в размере 200 000 (двести тысяч) рублей и с ограничением свободы сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев, с установлением ограничения на изменение места жительства без согласия уголовно - исполнительной инспекции, ограничения на выезд за пределы территории городского округа области и возложения обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации, с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ч. 2 ст. 71 УК РФ наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

Сулаймонова Н В

не судимая

осуждена:

по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ), к лишению свободы сроком на 6 (шесть) лет со штрафом в размере 100 000 (сто тысяч) рублей и ограничением свободы сроком на 1 (один) год, с установлением ограничения на изменение места жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции, ограничения на выезд за пределы территории муниципального образования -

района области, и возложения обязанности являться в уголовно - исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации;

по ч. 1 ст. 30, п.п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакциях Федеральных законов от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ, от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ), к лишению свободы сроком на 8 (восемь) лет со штрафом в размере 100 000 (сто тысяч) рублей.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Сулаймоновой Н.В назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 (девять) лет со штрафом в размере 150 000 (сто пятьдесят тысяч) рублей и с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, с установлением ограничения на изменение места жительства без согласия уголовно - исполнительной инспекции ограничения на выезд за пределы территории муниципального образования -

района области, и возложения обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации, с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

На основании ч. 2 ст. 71 УК РФ наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Процессуальные издержки, состоящие из сумм, выплаченных адвокатам за оказание ими юридической помощи в уголовном судопроизводстве, постановлено возложить на осужденных и взыскать в доход государства с осужденных: Саидова А.К. - рублей; Маджидова М.Р. - рублей; Исмоилова Д.М. - 5 рублей; Амонова Ш.С рублей; Назарова СА. - рублей; Ежова СВ. - рублей; Джумаева Р.М. - рублей; Тарханова В.И. - рублей; Сулаймоновой Н.В. -

рублей.

Саидов А.К. осужден за то, что осуществлял руководство структурным подразделением преступного сообщества (преступной организации), а Маджидов М.Р., Исмоилов Д.М., Амонов Ш.С, Назаров СА., Ежов СВ., Джумаев Р.М., Тарханов В.И. и Сулаймонова Н.В. за то, что участвовали в этом преступном сообществе.

Кроме того, перечисленные выше лица, осуждены за то, что, будучи осведомленными о планах и задачах преступного сообщества, и действуя согласно отведенной каждому из них роли, совершили:

Саидов А.К., Маджидов М.Р., Исмоилов Д.М. и Амонов Ш.С, каждый, - приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, организованной группой;

Назаров С.А., Ежов СВ., Джумаев Р.М. и Тарханов В.И., каждый осуждены за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, организованной группой, и контрабанду, то есть в перемещение через таможенную границу Российской Федерации наркотических средств с сокрытием от таможенного контроля, совершенную организованной группой;

Сулаймонова Н.В. осуждена за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, организованной группой.

Преступления осужденными совершены при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Ворожцова СА., объяснения осужденных Саидова А.К., Маджидова М.Р., Исмоилова Д.М., Амонова Ш. С, Назарова С.А., Ежова СВ., Джумаева Р.М., Тарханова В.И., Сулаймановой Н.В. в режиме видеоконференцсвязи, выступление адвокатов Мисаилиди О С Артеменко Л.Н., Цапина В.И., Баранова А.А., Урсола А.Л., Шаповаловой Н.Ю., Хакимова Г.А., Глагольева Д.А., Музыка В.Н., поддержавших доводы апелляционных жалоб об изменении приговора, мнение государственного обвинителя прокурора Гуровой В.Ю., полагавшей необходимым оставить жалобы без удовлетворения, а приговор без изменения,

Судебная коллегия

установила:

в апелляционной жалобе осужденный Амонов Ш.С. считает приговор незаконным и необоснованным и просит его отменить, а его оправдать и освободить. В обосновании просьбы об этом Амонов в жалобе указывает, что суд не привел доказательств того, что он являлся участником ОПС, знал о целях ее создания, получал финансовое и иное вознаграждение, выполнял чьи - либо задания или поручения. Суд не уделил должного внимания и не исследовал доказательства стороны обвинения. Детализация звонков с его мобильного телефона показала об отсутствии контакта с осужденными за преступление по ст. 210 УК РФ. В разработке правоохранительных органов он не находился. Из показаний свидетеля Ш видно, что он его не знал и не был с ним знаком. Это же видно и из показаний других свидетелей. Суду не были представлены доказательства и совершения им преступления предусмотренного ч. 1 ст. 30 пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. Суд вынес приговор, основываясь лишь на доводах досудебного производства Исмоилов и Саидов его родственниками не являются. Показания осужденных говорят о том, что он не знал о содержимом сумки и не подозревал, что в ней находится. Ему заблаговременно не сообщали о перевозке героина, не инструктировали о плане передвижения. За рулем автомобиля он оказался по просьбе Исмоилова, поскольку тот был в состоянии алкогольного опьянения и не мог управлять автотранспортным средством.

Осужденная Сулаймонова Н.В. в апелляционной жалобе просит приговор в части осуждения по ч. 2 ст. 210 УК РФ отменить и оправдать ее по ч. 3 ст. 228 УК РФ изменить квалификацию ее действий на пособничество совершенное в силу жизненных обстоятельств.

Свою вину в совершении преступления по ст. 210 УК РФ Сулайманова считает недоказанной. Голословные утверждения Ш о том, что он причисляет ее к своему структурному подразделению, осужденная считает не соответствующими действительности. Кроме того в показаниях Шесть фраза, что он не руководил ее действиями, что по мнению Сулаймановой доказывает, что в операцию по перевозке героина она вовлечена не была. Показания Тарханова и Джумаева менялись на протяжении следствия и противоречат фактическим обстоятельствам дела. В процессе судебного следствия не определены ее конкретные действия в рамках преступного сообщества, не доказано умысла на получение финансовой выгоды от преступления. Единственным объективным доказательством является разговор с лидером ОПТ - ее бывшим мужем и отцом ее детей. Поэтому она не смогла ему отказать.

В апелляционных жалобах осужденного Назарова С.А. и адвоката Глагольева Д.А. содержится просьба об изменении приговора и смягчении наказания. Как осужденный, так и адвокат в жалобах указывают, что суд при назначении наказания не учел всех смягчающих наказание Назарова обстоятельств. По мнению авторов жалоб, суд не учел при назначении наказания то, что Назаров впервые привлекается к уголовной ответственности, вину признал полностью, в содеянном раскаялся, активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, его правдивые показания стали одним из доказательств по данному уголовному делу Осужденный кроме того в жалобе ссылается еще на одно смягчающее наказание обстоятельство - наличие пятерых малолетних детей. Приговор по мнению осужденного и адвоката, является жестоким, не отвечающим принципам гуманизма.

Осужденный Тарханов В.И. в апелляционной жалобе просит приговор изменить. По мнению осужденного суд необоснованно положил в основу приговора недопустимые доказательства по ст. 210 УК РФ. Осуждение по данной статье считает незаконным и необоснованным. Тарханов указывает что не был знаком с группой, совершившей данное преступление, сговора с ними не было, как не было и телефонных переговоров. Тарханов просит применить закон о менее тяжком преступлении и смягчить наказание в связи с его плохим состоянием здоровья, многочисленными заболеваниями, в связи с его неблагоприятными жизненными обстоятельствами. Осужденный просит кроме того учесть, что ранее он к уголовной ответственности не привлекался.

Осужденный Саидов А.К. и адвокат Хакимов ГА. в апелляционных жалобах выражают свое несогласие с осуждением Саидова по ч. 1 ст. 210 УК РФ. В жалобах осужденного и адвоката указывается, что признавая Саидова виновным по ч. 1 ст. 210 УК РФ суд в приговоре сослался на показания свидетеля Ш и свидетеля под псевдонимом «С ». Однако авторы жалоб, давая свой анализ показаниям этих свидетелей, полагают, что Ш говорил, что ему было неизвестно кто поставлял наркотик Саидову он мог лишь предполагать, что героин мог принадлежать М. и С. Одно лишь это предположение, по их мнению, не могло служить доказательством, что Саидов приобретал героин у М. и С. и действовал под их единым руководством. Более того Саидов называет имя другого поставщика «И ». Вывод суда о том, что «И » это один из руководителей преступного сообщества, намеренно искажен. К показаниям зашифрованного свидетеля под псевдонимом «С » следует отнестись критически. Кроме того этот свидетель является «искусственным» свидетелем. Показания свидетелей - сотрудников ФСКН основаны на их логических выводах. Как осужденный, так* и адвокат просят отменить приговор по ч. 1 ст. 210 УК РФ В остальной части адвокат просит приговор оставить без изменения.

Осужденный Ежов С В . и адвокат Прохоров А.Д. в апелляционных жалобах и дополнениях к ним просят приговор отменить и вынести оправдательный приговор по всем статьям уголовного закона, за которые Ежов осужден. В жалобах указывается, что суд при постановлении приговора не учел доводы стороны защиты, не исследовал до конца доказательственную базу, сославшись лишь на показания Назарова и Ш . Показания Ш и Назарова суд необоснованно положил в основу приговора. Государственную границу он не нарушал, документы для контроля предъявил, поэтому преступления, предусмотренного ст. 188 УК РФ, не совершал. Ежов указывает, что о существовании преступного сообщества он не знал. Назаров использовал его «в темную», не сказав, что перевозятся наркотики. Сам Ежов наркотики в тайник автомобиля не закладывал, не прикасался к ним. Показания свидетелей П и Л также не подтверждают виновность Ежова в совершении преступления. Суд не рассмотрел всех заявленных ходатайство об исследовании доказательств Ежов в жалобе, кроме того указывает, что суд необоснованно не удовлетворил его просьбу о переквалификации его действий по приговору от 2002 года и необоснованно назначил отбывание наказания в колонии особого режима.

Осужденный Маджидов М.Р. и адвокат Кусков Д.А. в апелляционных жалобах просят признать Маджидова невиновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ, а по ч. 1 ст. 30 пп. «а, г ч. 3 ст. 228.1 УК РФ назначить более мягкое наказание.

Обосновывая просьбу об этом, осужденный и адвокат в жалобах указывают, что Маджидов не являлся членом преступного сообщества, не был знаком с другими подсудимыми, за исключением Саидова. Со свидетелем Ш также не был знаком. Маджидов не получал каких либо указаний и не выполнял поручений по незаконному обороту наркотических средств.

Авторы жалоб просят при назначении за другое преступлении учесть, что вину в совершении преступления, предусмотренного ст. 228.1 УК РФ Маджидов признал. Его роль в совершении этого преступления не значительна. В содеянном Маджидов раскаялся, ранее к уголовной ответственности не привлекался, по месту жительства и работы характеризуется положительно. Как осужденный, так и адвокат полагают что совокупность этих обстоятельств являются основанием для назначения более мягкого наказания, чем определил суд. Маджидов в жалобе кроме того указывает, что при назначении наказания в виде штрафа суд не в полной мере учел его финансовое положение и просит отменить возложенный на него штраф.

Осужденный Исмоилов Д.М. в апелляционной жалобе считает приговор незаконным, необоснованным и немотивированным и просит его отменить.

Осужденный в жалобе полагает, что он не участвовал в составе преступного сообщества, кроме Саидова и Амонова никого ранее не знал Саидов никогда ему не предлагал перевозить наркотики, и он к героину никакого отношения не имеет. Не давал Саидов поручения перевозить героин от места жительств Маджидова в г. Он не привлекал Амонова к перевозке героина и не знал, что Саидов в сумке перевозит героин. Саидов говорил, что в сумке у него подарки для дочери. Саму сумку он не видел Допрошенные на предварительном следствии и в суде сотрудники ФСКН не давали показаний о том, что он - Исмоилов - занимался перевозкой, либо сбытом героина в составе преступного сообщества.

В апелляционной жалобе осужденного Джумаева Р.М. содержится просьба о смягчении наказания. Джумаев полагает, что суд не в полной мере учел, что он впервые привлекается к уголовной ответственности, и необоснованно не применил положения ст. 61 и 64 УК РФ.

В жалобе адвоката Залешина К.А. содержится просьба об отмене приговора и оправдании Джумаева. Адвокат в жалобе полагает, что виновность Джумаева в совершении преступлений не доказана квалификация не подтверждается материалами дела. Все обвинение построено на показаниях оперативных сотрудников и заинтересованного в исходе дела свидетеля Ш который явно оговорил Джумаева Преступное сообщество, в участии в котором обвинили Джумаева, не существовало, и участия в нем Джумаев не принимал. Оглашенные в суде показания на предварительном следствии Джумаев не подтвердил. На предварительном следствии на Джумаева оказывалось физическое и моральное давление. К показаниям свидетеля Ш следует отнестись критически. Ш Джумаева оговорил. Свидетели П О О Х Ч К являются заинтересованными в деле лицами, поэтому к их показаниям следует отнестись критически Прослушанный аудио и просмотренный видеоматериал не содержат сведений о преступной деятельности Джумаева. Адвокат просит учесть, что Джумаев является гражданином Российской Федерации, имеет постоянное место жительства, не судим, имеет положительные характеристики с места работы и от участкового инспектора. Обвинительное заключение составлено с грубыми ошибками. Однако в чем заключаются такие ошибки, в жалобе не указывается.

Государственный обвинитель Резниченко М.В. принес на апелляционные жалобы возражения, в которых просит апелляционные жалобы оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находит выводы суда о виновности всех осужденных в совершении преступлений, за которые они осуждены, правильными основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Факт совершения Саидовым, Маджидовым, Исмоиловым и Амоновым приготовления к незаконному сбыту героина в особо крупном размере организованной группы подтвержден показаниями Саидова и Маджидова на предварительном следствии, которым суд дал правильную и объективную оценку, обоснованно признав их соответствующими действительности.

В частности, Саидов показывал, что в течение нескольких недель до его задержания он хранил в своей квартире 10 килограмм героина из тайника, находившегося в области. 7-8 сентября 2011 года он и другие лица вновь забрали из этого тайника около 20 килограмм героина, расфасованного в 16 пластиковых бутылок. Сумка с героином была привезена к Маджидову. При этом Саидов показал, что он сообщил Маджидову о приезде за героином Исмоилова. Через некоторое время в условленном месте он и Маджидов встретились с Исмоиловым и Амоновым, после чего на двух автомобилях они вчетвером прибыли к дому Маджидова. По прибытию, он дал указание Маджидову принести сумку с героином Когда Маджидов ушел, он сообщил Исмоилову о необходимости перевозки сумки с героином в квартиру на улице . Исмоилов отреагировал на сказанное спокойно, когда Маджидов вынес из дома сумку, Амонов помог ему донести ее до автомобиля и сам поместил сумку в багажник. На вопрос Амонова о содержимом сумки он ответил, что в ней - героин, на что тот отреагировал спокойно и закрыл крышку багажника. Затем он проинструктировал Амонова о порядке передвижения автомобилей. Саидов уточнил, что героин массой более 20 килограмм, изъятый 9 сентября 2011 года принадлежал таджику по имени «И ». Кроме того, Саидов пояснил, что хранившийся у него в квартире героин массой более 10 килограмм он «должен был отдать вместе с 20 килограммами героина который он доставил 8 сентября 2011 года.

Маджидов на предварительном следствии показывал, что от своей сожительницы он знал о занятии Саидова и его родственников деятельностью, связанной незаконным оборотом наркотиков. 9 сентября 2011 года он встретился с Саидовым, приехавшем к его дому на « в сопровождении автомобиля « ». Саидов попросил его оставить на хранение большую спортивную сумку, однако он отказался. Саидов при нем стал звонить Исмоилову с просьбой приехать, а затем оставил свою сумку в подъезде его дома. Через некоторое время к дому подъехали Исмоилов и Амонов. Саидов дал указание Амонову вынести сумку из подъезда и положить в автомобиль, что последний и сделал.

Вышеприведенные показания полностью согласуются с показаниями Саидова и Маджидова в ходе очной ставки, где Маджидов показывал, что еще до прибытия Исмоилова и Амонова Саидов сообщил ему о нахождении в спортивной сумке «запрещенных вещей то есть наркотиков. Затем он и Амонов, по указанию Саидова, вместе принесли сумку из дома, после чего Амонов поместил ее в багажник .

Саидов в ходе этого следственного действия показал, что именно он сообщил Амонову о нахождении в сумке героина, после чего оговорил с ним план совместной поездки в

Исмоилов в ходе очной ставки между ним и Саидовым показал что до начала их совместной поездки в 9 сентября 2011 года Саидов действительно сообщил ему, что в сумке, которую из дома принес Маджидов, находится героин.

Виновность осужденных в совершении этого преступления подтверждена кроме того показаниями свидетелей П В А С Ф М оснований не доверять которым у суда не имелось заключениями экспертов об отнесении изъятого вещества к наркотическому средству - героину.

Суд в приговоре обоснованно опроверг как недостоверные показания осужденных о нахождении героина лишь в автомобиле которым управлял Амонов.

Как видно из показаний свидетеля М Маджидов лично достал из сумки две пластиковые бутылки объемом полтора литра каждая и положил их багажник « ». В этот момент Амонов находился рядом и видел эти действия Маджидова.

В дальнейшем, как обоснованно отмечено в приговоре, в ходе досмотра автомобиля которым управлял Саидов, в багажнике обнаружены и изъяты две бутылки с героином, что согласуется с показаниями свидетелей У ,В ,П иИ .

По мнению Судебной коллегии, суд обоснованно положил в основу приговора показания указанных выше свидетелей, а также показания, данные в ходе предварительного следствия Саидовым, Маджидовым и Исмоиловым о совместных и согласованных действиях этих лиц и Амонова, связанных с перевозкой героина в особо крупном размере.

Как видно из материалов дела судом проверялись и обоснованно опровергнуты заявления Саидова, Маджидова, Исмоилова и Амонова о якобы примененных в отношении них незаконных методах ведения следствия.

Процессуальные решения, вынесенные по результатам проверок, не были обжалованы.

Виновность Ежова и Назарова в совершении контрабанды наркотических средств и приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере организованной группой подтверждена показаниями свидетеля Ш о том, что в середине-конце сентября 2011 года М. дал ему указание осуществить Назарову перевод денег в сумме

рублей для приобретена Ежовым автомобиля, на котором последний должен был перевезти героин из в Россию. Это указание М. он выполнил. Кроме того, М. сообщил, что Назаров должен сопровождать Ежова на другом автомобиле по пути его следования из в В начале октября 2011 года, по указанию М., он прибыл в город где получил от некоего «А » героин массой около 18 килограмм который ему надлежало передать Ежову. Через некоторое время к условленному месту в городе прибыл на своем автомобиле Ежов после чего они вдвоем отъехали в безлюдное место и вместе переложили в тайник, оборудованный в бензобаке этого автомобиля, около 5 килограмм героина, остальные упаковки с героином не поместились в тайники оборудованные в порогах автомобиля Ежова. Ш пояснил, что он позвонил М., сообщил о возникшей проблеме, на что тот дал указание отправить Ежова с героином массой около 5 килограмм, а остальной героин спрятать. Затем Ежов убыл на своем автомобиле в а оставшийся героин массой около 13 килограмм он, выполняя указание М., поместил в тайник, оборудованным рядом с местом передачи наркотика Ежову.

В день передачи героина Ежову он убыл в , для встречи Ежова и Назарова. М. периодически звонил ему, контролируя ситуацию с перевозкой наркотиков, и сообщил, что после того, как Ежов передаст наркотики С , необходимо забрать остальные 13 килограмм героина и также перевезти их в . В дальнейшем М. позвонил ему и дал указание встретиться с Назаровым, и обговорить с ним вопрос передачи Ежовым героина лично С. Встретившись с Назаровым и Ежовым в он, по указанию М., сообщил им место передачи героина С , после чего они втроем уехали в город области. По прибытию, Ежов направился к своему автомобилю, в которой находился героин, а он и Назаров на другом автомобиле поехали обратно в но по пути их задержали сотрудники полиции. В последующем ему стало известно о задержании в тот же день Ежова и изъятии перевозимого им героина Ш также показал, что изъятые у него кассовые чеки подтверждают перевод, по указанию М., денег Назарову - в качестве аванса Ежову, а также на приобретение последним автомобиля для перевозки героина.

Назаров в явке с повинной сообщил о своем участии в перевозке с Ежовым из в героина в тайнике автомобиля.

Кроме того в ходе предварительного следствия Назаров показывал, что его знакомый - М. занимался поставками героина из в Россию - транзитом через , с целью последующего незаконного сбыта наркотиков. В августе 2011 года М. позвонил ему и предложил лично осуществить перевозку героина из в Россию либо найти человека который сможет перевезти наркотик. Он согласился с этим предложением и стал подыскивать курьера. Кроме того, М. сообщил ему о своем родственнике - Ш который, согласно разработанному плану, в

передаст героин курьеру, а затем - заберет в доставленный туда наркотик. Позднее, в городе он встретился с Ежовым, передал ему предложение М., на что Ежов ответил согласием. О подыскании курьера, уточнил Назаров, он сообщил М. и передал ему номер телефона Ежова. В дальнейшем об оплате его услуг и деталях доставки героина в Россию Ежов договаривался непосредственно с М.

Суд обоснованно признал приведенные выше показания Ш и Назарова достоверными и соответствующими действительности, поскольку они в полном объеме согласуются и с другими исследованными в судебном заседании доказательствами - показаниями свидетелей Б и Д К В Н заключениями экспертов о том, что изъятое в ходе осмотра автомобиля вещество является героином общей массой 4947, 3 грамма, справки о том что Ежов С В . пересекал государственную границу Российской Федерации с Республикой

Виновность Джумаева и Тарханова в контрабанде

наркотических средств, а кроме того их же участие и участие

Сулаймоновой в приготовлении к незаконному сбыту наркотических

средств в особо крупном размере, организованной группой

подтверждены показаниями свидетеля Ш о том, что

после задержания Назарова и Ежова, в ноябре 2011 года ему позвонил

М. и сообщил, что оставшуюся партию героина массой 13 килограмм

необходимо переправить в город области.

Кроме того, М. дал указание Джумаеву Р.М. привлечь в качестве

курьера для перевозки героина из в Россию Тарханова

В.И., который давно занят контрабандой наркотиков, и передать

последнему деньги на транспортные расходы. Помимо этого, Джумаев,

по указанию М., для расфасовки и хранения героина в

привлек Сулаймонову Н.В. - бывшую супругу М. Указания М. он

выполнил: перевел на счет Джумаева Р.М. деньги в сумме

рублей и вылетел в город .

9 ноября 2011 года он прибыл в , о чем сообщил М., и стал ожидать прибытия наркокурьера - Тарханова. По приезду Тарханов сообщил о наличии в его автомобиле тайника оборудованного за задним пассажирским сиденьем. Затем вместе с Тархановым он прибыл к тайнику в окрестностях , где находился героин массой около 13 килограмм. Там, он и Тарханов погрузили весь оставшийся героин в автомобиль курьера. В процессе погрузки героина один из свертков порвался, поэтому он поместил его в прозрачный полимерный пакет. Всего же он и Тарханов поместили в оборудованный в автомобиле тайник 25 свертков с героином - 24 «маленьких» и один «большой». Затем Тарханов выехал в город

области, а он - направился Позднее ему стало известно о задержании Тарханова, Джумаева и Сулаймоновой, а также об изъятии перевозимого героина.

Показания Ш полностью согласуются с показаниями Тарханова на предварительном следствии, где последний показывал, что 7 ноября 2011 года ему позвонил Ш и предложил заработать - съездить в

город и привезти оттуда груз, на что он ответил согласием. Джумаев передал ему деньги на дорожные расходы в сумме

рублей, и утром 9 ноября 2011 года на своем автомобиле он выехал в Вечером того же дня он прибыл в , где в условленном месте встретился с Ш , который сообщил, что ему необходимо перевезти героин в город области и передать его Сулаймоновой. Затем Ш принес 25 свертков с героином Они вместе спрятали эти свертки за спинками сидений его автомобиля. 10 ноября 2011 года он выехал на своем автомобиле в и в тот же день пересек границу и России, при пересечении границы его автомобиль досмотрели, однако героин не обнаружили. По пути в он встретился с Джумаевым, который ранее неоднократно звонил ему и интересовался, как обстоят дела с перевозкой героина, в ходе этой встречи Джумаев передал ему на дополнительные расходы деньги в сумме

рублей. Утром 11 ноября 2011 года, на подъезде к он позвонил Сулаймоновой, сообщив о своем скором приезде, и та ответила, что ожидает его прибытия. Прибыв в он встретился с Сулаймоновой, после чего на его автомобиле они вдвоем поехали к ее дому. По пути Сулаймонова спросила, где он спрятал «товар», а на ответ о нахождении героина в его автомобиле, заявила, что наркотики необходимо спрятать в гараже ее дома Вместе с тем по прибытию к дому Сулаймоновой их обоих задержали сотрудники правоохранительных органов, а перевозимый им героин изъяли.

Данные показания суд также обоснованно признал достоверными поскольку они согласуются с данными зафиксированными в протоколах очных ставок между Джумаевым и Сулаймоновой, а также между Джумаевым и Тархановым, где каждый из них признал свою причастность к незаконным действиям с наркотическими средствами.

Сулаймонова и Джумаев в своих показаниях не отрицали конкретных событий данных преступлений. В частности Джумаев показывал, что он по указанию М. нашел человека - Тарханова, согласившегося за вознаграждение перевезти наркотики ^ в Россию. Также Джумаев показывал, что именно Сулаймоной поручалось встретить Тарханова, получить от последнего героин и хранить его в последующем.

Виновность этих осужденных подтверждена кроме того показаниями свидетелей Х Ч Б С заключениями экспертов о том, что изъятое в ходе досмотра автомобиля вещество является наркотическим средством - героином общей массой 12930, 6 грамма, справкой о пересечении Тархановым государственной границы Российской Федерации с Республикой

Заявления Джумаева, Тарханова и Сулейманова о якобы примененном к ним физическом насилии, судом проверялись и обоснованно опровергнуты.

Виновность Саидова в руководстве структурным подразделением преступного сообщества и участие в этом сообществе остальных осужденных подтверждена показаниями свидетеля Ш о том, что преступная организация действовала под единым коллегиальным руководством незаконные действия с наркотическим средствами осуществлялось по разработанным ее руководителями М., С. и А. планам и схемам, с соблюдением конспирации, а роли соучастников заранее распределялись. Из показаний Ш видно, что в мае 2011 года по указанию М. он встретил С. в , после чего вместе с ним прибыл к месту жительства Саидова А.К., который занимался перевозкой героина из области в

и его дальнейшим сбытом. Саидов руководил группой, состоявшей из нескольких человек, в обязанности которых входили перевозка, хранение расфасовка и сбыт героина. В этот период времени он, Саидов, С. и Ш дважды ездили в область за героином, который затем незаконно сбыли некоему «М ». Ш также показал, что с целью незаконного сбыта героина на территории России в разное время в состав организации были вовлечены Ежов СВ., Назаров С.А., Джумаев Р.М Тарханов В.И. и Сулаймонова Н.В., контроль над действиями которых, по поручению М., осуществлял непосредственно он - Ш .

Как видно из показаний этого свидетеля руководители структурных подразделений знали друг друга, тесно взаимодействовали между собой.

Свидетель под псевдонимом «С », показал, что в начале 2011 года в ходе встреч со своим знакомым - Саидовым А.К., он слышал, как тот неоднократно обсуждал с различными лицами (таджиками по национальности) вопросы, связанные с незаконным оборотом наркотиков Кроме того, ему известно, что Саидов и Ш руководили действиями других лиц, которые входили в организацию, занимавшуюся сбытом наркотиков на территориях города и области. Этой организацией, со слов самого Саидова, руководили лица, проживавшие в

Оснований не доверять показаниям указанных свидетелей у суда не имелось. Как правильно отмечено в приговоре эти показания полностью согласуются с показаниями осужденного Саидова об осуществлении им руководства подразделением преступного сообщества и показаниями осужденного Назарова, признавшего факт существования преступного сообщества и свое противоправное участие в его противоправной деятельности.

Из видеозаписей показаний Джумаев и прослушанных в суде аудиозаписей телефонных переговоров Сулаймонойвой и Джумаева видно об их полной осведомленности о деятельности преступного сообщества.

Таким образом, приведенными в приговоре доказательствами опровергаются доводы апелляционных жалоб осужденных и их адвокатов оспаривающих свое участие в участии в преступном сообществе и руководстве структурным подразделением такого сообщества (Саидов).

Вывод суда о том, что каждый из осужденных осознавал, что действует в целях преступного сообщества, по мнению Судебной коллегии, является правильным.

Юридическая оценка действий осужденных судом определена верно.

Каких-либо нарушений норм УПК РФ, влекущих за собой отмену приговора, по делу не допущено. В том числе, вопреки доводам апелляционных жалоб в защиту Джумаева не допущено и каких - либо нарушений закона при составлении обвинительного заключения, которые могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора Все заявленные сторонами ходатайства судом были рассмотрены в полном соответствии с требованиями уголовно - процессуального закона. Доводы жалоб о том, что вывод суда о том, что «И » это один из руководителей преступного сообщества, якобы намеренно искажен, противоречит материалам дела.

Наказание всем осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных о личности каждого из осужденных, роли каждого из них при совершении преступных действий.

При назначении наказанию Назарову учтены все смягчающие его наказание обстоятельства - наличие малолетних детей и явка с повинной Каких - либо исключительных обстоятельств, позволяющих применить положения ст. 64 УК РФ, судом обоснованно не установлено, и в апелляционной жалобе не представлено.

В действиях Ежова СВ. судом обоснованно признан особо - опасный рецидив преступлений, поскольку он ранее судим приговором Центрального районного суда г. Тольятти от 03.04.2002 по п. «б» ч. 3 ст. 162 УК РФ за разбойное нападение в целях завладения имуществом в крупном размере (на сумму свыше 360000 рублей), то есть за совершение особо тяжкого преступления, которое, согласно установленным обстоятельствам, являлось таковым как на момент постановления приговора, так и на сегодняшний день, и в период не погашенной судимости по этому приговору вновь совершил особо тяжкие преступления.

Право пересматривать ранее постановленный в отношении осужденного приговор, суду, рассматривающему настоящее уголовное дело по первой инстанции, законом не предоставлено.

Судом при назначении наказания учтено состояние здоровья Сулаймоновой Н.В., и наличие у нее несовершеннолетних детей, в связи с чем ей назначено наказание, близкое к минимальным санкциям соответствующих статей уголовного закона, за которые она осуждена Оснований для дальнейшего снижения наказания в апелляционной жалобе не приведено. В суде установлено, что дети Сулаймоновой Н.В. постоянно проживают с отцом за пределами России, попыток вернуть их на Родину Сулаймонова Н.В. не предпринимала.

Вопреки доводам жалобы Тарханова судом учтены его возраст и состояние здоровья при назначении наказания.

Оснований считать наказание, назначенное этим, а также остальным осужденным, в том числе и в виде штрафа, несправедливым, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389-20, ст. 389-28 УПК РФ,

Судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда от 15 ноября 2013 года в отношении Саидова А К Маджидова М Р , Исмоилова Д М , Амонова Ш С , Назарова С А , Ежова С В , Джумаева Р М , Тарханова В И Сулаймоновой Н В оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и адвокатов Хакимова Г.А., Кускова Д.А., Прохорова А.Д., Глагольева Д.А., Залешина К.А. - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке судебного надзора, установленном главой 48.1 УПК РФ, в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение 1 года с момента его провозглашения.

Председательствующий Судьи -

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 71 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта