Информация

Решение Верховного суда: Определение N 71-АПУ15-4СП от 04.06.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 71-АПУ15-4сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Гор. Москва 4 июня 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации в составе

председательствующего Сабурова Д.Э.,

судей Климова А.Н. и Истоминой Г.Н.,

при секретаре Поляковой А.С рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам (с дополнениями) осужденных Шевелева СИ., Рыбакова С.К., адвокатов Ведьгун Г.С, Бердовской Л.В. на приговор Калининградского областного суда с участием присяжных заседателей от 23 января 2015 года, которым

Шевелев С И

ранее судимый:

1) 01. 12. 2008 года по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения

свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно, с

испытательным сроком 1 год 6 месяцев;

2) 16. 07. 2009 года по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ, ч. 5 ст. 74, ст.

70 УК РФ (с приговором от 01. 12. 2008 г.) к 1 году 6 месяцам

лишения свободы;

3) 15 января 2010 года по п. «а» ч. 2 ст. 158, ч. 5 ст. 69 УК РФ (с

приговором от 16. 07. 2009 года) к 2 годам лишения свободы;

освобожден 05.04.2011 г. условно - досрочно на 3 месяца 19

дней;

4) 29 февраля 2012 года по п.п. «а,б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6

месяцам исправительных работ с удержанием 5% заработка в

доход государства, наказание не отбыто;

осужден по пп. «ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы и с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установленными обязательствами, перечисленными в приговоре; по п. «в» части 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, к 18 годам лишения свободы и с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установленными обязательствами, перечисленными в приговоре;

на основании ст. 70 УК РФ, п. «а» ч. 1 ст. 71 УК РФ, путем частичного присоединения к назначенному наказанию не отбытой части наказания по приговору от 28. 02. 12 г., окончательно назначено 18 лет 1 месяц лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установленными обязательствами, перечисленными в приговоре;

Рыбаков С К ,

несудимый,

осужден по пп. «ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы и с ограничением свободы на 1 год, с установленными обязательствами, перечисленными в приговоре; по п. «в» части 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, к 14 годам лишения свободы и с ограничением свободы на 1 год, с установленными обязательствами перечисленными в приговоре.

Постановлено взыскать с Шевелева С И . и Рыбакова СК. солидарно в счет возмещения материального ущерба - рублей, и в счет компенсации морального вреда - рублей.

Кроме того, в доход федерального бюджета с Шевелева СИ взысканы процессуальные издержки в сумме рублей, а с Рыбакова С.К.- рублей.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., выступления осужденных Шевелева С И . и Рыбакова С.К., адвокатов Шаповаловой Н.Ю. и Артеменко Л.Н. по доводам жалоб, прокурора Гуровой В.Ю., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 15 января 2015 года Шевелев СИ. и Рыбаков СА. признаны виновными в совершении убийства группой лиц по предварительному сговору М сопряженного с разбоем, а также в совершении разбоя, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Преступления совершены 25 марта 2013 года в доме № по улице

в г. области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах (с дополнениями):

осужденный Шевелев СИ. выражает несогласие с приговором вследствие нарушения уголовного закона, которое усматривает в квалификации его действий одновременно по п. п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающей ответственность за убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженному с разбоем, и по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, предусматривающей ответственность за разбой совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; полагает незаконными такую квалификацию его действий по двум составам преступления и назначение по ним наказания при одном преступном событии, повлекшем смерть потерпевшей, и наличии одних и тех же квалифицирующих признаков преступлений; считает необоснованным назначение наказания по совокупности приговоров утверждая о том, что срок погашения судимости по приговору суда от 28 февраля 2012 года за преступление средней тяжести, предусмотренное п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, истекает 28 февраля 2015 года, то есть до вступления приговора по настоящему делу в законную силу, что, по его мнению, влечет исключение назначения наказания по совокупности приговоров; также указывает, что в нарушение его права на защиту дело принято к рассмотрению судом (с участием присяжных заседателей), хотя ранее оно возвращалось прокурору для устранения препятствий к рассмотрению дела судом, которые в течение восьми месяцев так и не

были устранены, поскольку обвинительное заключение не содержит

описаний ряда существенных обстоятельств по делу и в значительной его

части не является конкретным; в связи с этим просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство либо прокурору для устранения ошибок при составлении обвинительных документов; кроме того, Шевелев ставит под сомнение законность и обоснованность постановленного приговора ввиду того, что у присяжного заседателя П отец «сидел», сестра была изнасилована; П работает в воинской части (силовая структура); Л работает стрелком воинской части (силовая структура), а ее дочь - в отделе полиции на транспорте; Б - пенсионер, в силу возраста и восприятия возможна «неадекватность» и неуверенность в себе; Б (старшина присяжных заседателей) имеет юридическое образование и познания в юриспруденции; Г - находится в декретном отпуске, на последних месяцах беременности, и медицинское заключение о возможности восприятия ею ситуации не озвучено; М в прошлом году была запасным присяжным заседателем, что, по его мнению, указывает на необходимость дополнительного заработка, при этом она не уверена в себе; у Н ранее судили сына, она также неуверенна в себе; Б - пенсионер, наличие жизненной травмы преклонный возраст, вероятность невроза и депрессии, а также отношения к силовым структурами и зависимость от них, что все это препятствовало участию названных лиц в составе коллегии присяжных заседателей государственным обвинителем кандидатам задавались наводящие вопросы, которые настраивали присяжных заседателей на то, о чем будет идти речь в процессе и что «виновные уже определены»;

в дополнениях к жалобе также указывается, что во вводной части приговора, несмотря на правила п. «в» ч. 3 ст. 86 УК РФ, приведена погашенная судимость по приговору от 15 января 2010 года по п. «а» ч. 2 ст. 158, ч. 5 ст. 69 УК РФ (с приговором от 16 июля 2008 года) к 2 годам лишения свободы; а при частичном присоединении наказания по правилам ст. 70 УК РФ по приговору от 26 февраля 2012 года применено положение

п. «а» ч. 1 ст. 71 УК РФ, хотя по указанному приговору ему назначены

исправительные работы, зачет которых производится по положениям п.

«в» ч. 1 ст. 71 УК РФ; при этом оспаривается срок присоединенного

наказания, которое, по утверждению Шевелева, отбыто, и судимость

погашена; выражает несогласие с приговором в части удовлетворения

гражданского иска Ш и взыскания в счет возмещения

материального ущерба рублей и рублей со ссылкой на то,

что потерпевший в ходе расследования от иска отказался, а в судебном

заседании по научению государственного обвинителя поддержал его,

обосновав тем, что служил в Республики и принимал участие в

боевых действиях, что ничем не подтверждено; а также указывается на

ошибки при составлении вопросного листа, выразившиеся, по мнению

осужденного, в том, что в 1 -ом вопросе фактически содержится подсказка

I

!

5

- фрагмент будущего приговора; во 2-ом вопросе речь идет о забранных им рублях, что он считает недоказанным, основанным только на противоречивых показаниях Рыбакова; при этом оспаривается возможность постановки одного вопроса, поскольку он связан с убийством, а не с разбоем; также указывается, что проигнорированы и не нашли своего отражения в протоколе судебного заседания его ходатайство о вызове свидетелей - сотрудников ОП г. хотя отказ в вызове свидетеля, указанного в обвинительном заключении, прозвучал в судебном заседании, в связи с чем утверждает, что суд заранее принял позицию стороны обвинения; по этим основаниям просит об отмене приговора с направлением дела на новое рассмотрение иным составом суда;

адвокат Ведьгун Г.С в интересах осужденного Шевелева СИ указывает, что при рассмотрении уголовного дела судом были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на объективность коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта, а также на законность и обоснованность постановленного приговора; в нарушение принципа состязательности председательствующим судьей не было сделано замечание государственному обвинителю Гусевой А.В., когда, пользуясь правом реплики, та заявила: «позиция стороны защиты ясна и Вам, и нам, это оказание помощи подсудимым; позиция стороны защиты построена на предположениях; происходит явное стремление ввести вас в заблуждение вы - судьи факта»; фактически Гусевой А.В. была произнесена фраза: «всем понятно, что позиция стороны защиты - это помощь избежать наказания своим подзащитным; все, что говорит защита, это стремление ввести Вас в заблуждение, сторона защиты пытается увести вас в сторону

от фактов», на что защитником были поданы замечания, которые

отклонены постановлением судьи от 10 февраля 2015 года; присяжным

заседателем не было разъяснено о необходимости не принимать во

внимание некорректное высказывание государственного обвинителя в

адрес стороны защиты и не учитывать его при вынесении вердикта; кроме

того, в судебном заседании от 15 января 2015 года,

председательствующим необоснованно была прервана ее (защитника)

реплика, которой она обращала внимание присяжных заседателей на

показания свидетеля Ш не признанные недопустимыми, о том,

что 25 марта в 21 час он разговаривал со своей бабушкой по телефону, и у

той все было нормально; при этом председательствующий судья сказал ей,

чтобы не вводила присяжных заседателей в заблуждение, поскольку в

протоколе судебного заседания отражено, что свидетель Ш в

судебном заседании пояснил, что звонил бабушке 24 или 25 марта, хотя

данные протокола не могли быть оглашены председательствующим в ходе прений, тем более, что протокол был изготовлен только 25 марта 2015 года, и на него были принесены замечания, в том числе в указанной части тем самым председательствующий судья пояснил о непринятии изложенных защитником показаний свидетеля Ш и дал им свою оценку, которая, по мнению защитника, существенно повлияла на вынесение присяжными заседателями обвинительного вердикта в отношении Шевелева; в нарушение принципа состязательности председательствующим судьей стороне обвинения не делались замечания при нарушении той профессиональной этики в части принижения и умаления роли стороны защиты в ходе судебного разбирательства, а стороне защиты, напротив, делались неоднократные необоснованные замечания, что вызвало предубеждение у присяжных заседателей в оценке доказательств невиновности Шевелева СИ., представленных стороной защиты; все это оказало на коллегию незаконное воздействие, которое повлияло на формирование мнения присяжных заседателей и отразилось на содержании их ответов на вопросный лист;

осужденный Рыбаков С.К. также просит об отмене приговора ссылаясь на то, что следствием было установлено, что он (Рыбаков) нанес потерпевшей М 2-3 удара ножом и один удар ногой которые не являются для нее смертельными, а суд вынес решение о нанесении им 49 ударов ножом и многочисленных ударов ногами и руками; также следствием установлено, что он не принимал участие в похищении денежных средств и других ценных вещей в доме потерпевшей, и что насилие к потерпевшей, повлекшее ее смерть применено не им, а Шевелевым; утверждает, что судом необъективно рассмотрено дело, и при вынесении вердикта коллегией присяжных заседателей допущено множество ошибок; ссылается также на то, что в ходе следствия на него оказывалось постоянное давление со стороны Шевелева, что отражено на очной ставке между ними от 14. 08. 2013 года Шевелев, прежде судимый и вспыльчивый, неоднократно требовал

изменить показания, и он (Рыбаков) опасался за свою жизнь; указывает,

что не желал смерти М и «делал это инстинктивно»; выводами

судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа

подтверждается, что он (Рыбаков) излагал истину; просит принять во

внимание его явку с повинной, активное способствование раскрытию и

расследованию преступления, изобличению другого соучастника,

выразившееся в даче на предварительном следствии показаний о

содеянном, заявление о раскаянии, состояние его здоровья в связи с

наличием заболеваний, данные ему сотрудниками детского дома

положительные характеристики, что он с момента совершения

преступления полностью раскаялся в содеянном и считает себя виновным,

дал правдивые показания, намерен по возможности возместить причиненный вред, в связи с чем просит назначить ему более мягкий срок наказания;

дополнительно осужденный Рыбаков СК. заявил о категорическом несогласии с приговором и привел аналогичные доводы, изложенные в жалобе осужденного Шевелева, о необоснованном осуждении его дважды за одно и то же преступление, поскольку п. п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, по которой квалифицированы его действия вкупе со статьей 162 УК РФ, уже предусмотрена ответственность за содеянное им по тем же квалифицирующим признакам, а также о необоснованном вхождении в состав присяжных заседателей П П Л.,

Б В Б Г М Б ввиду наличия жизненной травмы, преклонного возраста, вероятных невроза и депрессии, отношения к силовым структурам и зависимости от них, и о необоснованном влиянии на присяжных заседателей со стороны государственного обвинителя задававшего кандидатам вопросы о праве одного человека лишить жизни другого, тем самым давая им понять, о чем будет идти речь, настраивая их на то, что «виновные уже определены», а в ходе судебного разбирательства государственным обвинителем оглашалось обвинение в полном разногласии с материалами дела, что отражено в протоколе судебного заседания;

помимо этого, осужденным Рыбаковым СК. заявлено о несогласии с установлением присяжными факта причинения тяжкого вреда здоровью при том, что судебно-медицинским экспертом установлена «мгновенная смерть потерпевшей в результате нанесенных ударов; а также о том, что он не имел умысла на хищение денежных средств и убийство М и всячески старался своими действиями избежать ее смерти;

также им указывается о несогласии со взысканием с него рублей в счет материального ущерба и рублей в счет компенсации

морального вреда, так как он считает, что не нанес Ш вреда;

кроме того, для возмещения вреда ни у него, ни у его родственников нет

ни малейшей возможности;

адвокат Бердовская Л.В. в защиту интересов Рыбакова СК.

указывает о необходимости отмены приговора ввиду нарушений судом

норм уголовно-процессуального закона, повлекших незаконность и

необоснованность принятого по делу итогового решения, а именно - ввиду

нарушения судом основополагающего принципа уголовного

судопроизводства - состязательности и равноправия сторон, чем

значительно было нарушено право подсудимого на защиту; так, в

обоснование своей позиции защитник приводит реплику государственного

обвинителя после речи защитников в прениях: «Уважаемые присяжные

заседатели! Всем понятно, что позиция стороны защиты - это помощь своим подзащитным избежать наказания. Все, что говорит защита, это стремление ввести Вас в заблуждение, увести в сторону от фактов Предлагаю Вам представить объективную картину происходящего которая, по мнению адвоката, фактически дискредитировала речь защитников в прениях, умалила значимость представленных стороной защиты доказательств, сформировала у присяжных негативное предубеждение, сделала представленные доказательства несерьезными для присяжных заседателей при принятии решения, являющимися лишь целью для избежания наказания и средством ввода в заблуждение присяжных, но не была прервана председательствующим по делу; присяжным не было разъяснено, что стороны равноправны в предоставлении доказательств, и присяжные не должны учитывать данную фразу при вынесении вердикта а должны равнозначно оценивать все представленные сторонами доказательства.

Осужденным Шевелевым СИ. поданы возражения на апелляционную жалобу Рыбакова С.С, в которых утверждается о стремлении второго осужденного уйти от ответственности и переложить свою вину на него, о необоснованности ссылки на оказываемое на Рыбакова воздействие и на его (Шевелева) вспыльчивый характер.

Государственный обвинитель Бочкова А.А. в возражениях указывает о своем несогласии с доводами жалоб и просит оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

В возражениях осужденный Шевелев СИ. заявляет о своем несогласии с возражениями, приведенными государственным обвинителем Бочковой А.А.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы жалоб судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Так, предварительное слушание по настоящему делу проведено в соответствии с требованиями ст. 325 УПК РФ, и со стороны обвиняемых и их защитников не заявлялись ходатайства о возвращении дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ (т. 12 л.д. 18-23).

Коллегия присяжных заседателей по делу была сформирована с соблюдением положений ст. 328 УПК РФ, и представители обеих сторон по этому поводу не делали замечаний и не заявляли ходатайств о роспуске коллегии ввиду тенденциозности ее состава (т. 12 л.д. 102).

Судебной коллегией также не установлены обстоятельства, которые препятствовали бы исполнению присяжными заседателями, в том числе и перечисленных в жалобах, возложенных на них положениями ст. ст. 3 и 7 Федерального закона от 20 августа 2004 года № 113-ФЗ «О присяжных заседателей федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» обязанностей. Причем, мотивированных отводов присяжным заседателям, вошедшим в окончательный состав коллегии, при рассмотрении дела по существу от подсудимых Шевелева СИ. и Рыбакова СК. заявлено не было.

Судебное следствие по делу проведено в соответствии с положениями ст. ст. 15 и 335 УПК РФ, и участники процесса на этой стадии судебного разбирательства использовали равные возможности в представлении и исследовании доказательств.

Во время судебного следствия председательствующий судья принимал соответствующие меры по недопущению исследования недопустимых доказательств и разглашения в присутствии присяжных заседателей сведений, не относящихся к предмету судебного разбирательства.

Прения сторон с участием присяжных заседателей также проведены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в частности, ст. 336 УПК РФ. Председательствующий действительно прерывал защитников Ведьгун Г.С и Бердовской Л.В., но только в тех случаях, когда они касались вопросов юридического характера и ссылались на обстоятельства, не исследованные в суде присяжных (т. 12 л.д.155-165).

Вопросный лист составлен с соблюдением положений ст. ст. 338 и 339 УПК РФ. Причем, осужденные и их защитники не внесли свои предложения по вопросному листу и не высказали по нему своих замечаний (т. 12 л.д. 166,167).

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, и представители сторон не заявили возражений по мотивам нарушения судьей объективности и беспристрастности (т. 12 л.д.167-179). Председательствующий судья разъяснил присяжным заседателям необходимость основывать все свои выводы на собственном внутреннем убеждении и восприятии, а не на позиции, занимаемой кем-либо из участников процесса, и выраженном им мнении.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным, и к обстоятельствам, как они были им установлены, уголовный закон применен правильно.

Из обстоятельств, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей, следует, что Шевелев СИ. и Рыбаков СК. договорились о совершении нападения в целях хищения чужого имущества, и с этой целью Рыбаков СК. по предложению Шевелева СИ. вооружился кухонным ножом, после чего они направились к М которая по сведениям Шевелева СИ., располагала денежными средствами Согласно вердикту, осужденные оба принимали участие в лишении жизни потерпевшей, требуя у нее указать место хранения денежных средств, и совместно ножами нанесли ей не менее 49 ударов по телу и конечностям (ответы на вопросы № № 2, 5).

При таких обстоятельствах действия Шевелева и Рыбакова обоснованно квалифицированы по пп. «ж,з» ч.2 ст. 105 и п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ, и с утверждениями осужденных об излишней квалификации их действий по двум указанным составам преступления согласиться нельзя.

Доводы Шевелева и Рыбакова об ошибочности и необоснованности предъявленного им обвинения тщательно исследовались в суде и получили соответствующую оценку в приведенном выше вердикте коллегии присяжных заседателей.

В соответствии с положениями ст. 389.27 и пп. 2-4 ст.389.15 УПК РФ, основаниями для отмены или изменения судебных решений вынесенных с участием присяжных заседателей, являются существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение материального закона и несправедливость приговора.

Следовательно, приговоры, постановленные с участием присяжных заседателей, не подлежат пересмотру в суде апелляционной инстанции в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и поэтому доводы жалоб об ошибочности вердикта, о неполноте предварительного и судебного следствий признаются судебной коллегией несостоятельными.

Психическое состояние Шевелева и Рыбакова проверено полно (т. 4 л. д. 241-244, 249-251), и они правомерно признаны вменяемыми.

Наказание в виде лишения свободы Шевелеву и Рыбакову назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных о личностях каждого из них и обстоятельств влияющих на наказание.

В качестве обстоятельств, смягчающий наказание Рыбакова, суд учел его явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению другого соучастника и его состояние здоровья.

В качестве обстоятельства, отягчающего ответственность Шевелева суд обоснованно признал опасный рецидив преступлений в его действиях а в качестве смягчающего обстоятельства - его состояние здоровья.

Выводы суда о размере и виде наказания в отношении каждого из осужденных подробно мотивированы в приговоре, и оснований для применения к ним положений ст. ст. 64, 73 и ч. 6 ст. 15 УК РФ и для смягчения наказания судебная коллегия не усматривает. При этом судебная коллегия учитывает и вердикт присяжных заседателей, которым осужденные не признаны заслуживающими снисхождения.

Вместе с тем, при назначении Шевелеву С И . наказания на основании статьи 70 УК РФ суд ошибочно сослался на пункт «а» части 1 статьи 71 УК РФ, поскольку по приговору от 28 февраля 2012 года осужденному присоединено не отбытое наказание в виде исправительных работ. Следовательно, приговор в этой части подлежит уточнению указанием о том, что окончательное наказание Шевелеву С.А. назначается на основании ст. 70 и п. «в» ч. 1 ст. 71 УК РФ.

Заявленный потерпевшим Ш гражданский иск поддержанный им в суде (т. 12 л.д. 185), разрешен в соответствии с положениями ст. ст. 151, 1064, 1083, 1099-1101 ГК РФ, и с доводами осужденных о незаконности постановленных на них взысканий согласиться нельзя.

Между тем, исходя из смысла ст. 151 и ч. 2 ст. 1101 ГК РФ, при совершении преступления несколькими лицами моральный вред подлежит возмещению виновными лицами в долевом, а не солидарном порядке, как ошибочно постановил суд первой инстанции.

В этой связи судебная коллегия считает необходимым приговор в части взыскания с Шевелева СИ. и Рыбакова СК. солидарно в пользу потерпевшего Ш компенсации морального вреда изменить, и указать о взыскании в пользу Ш компенсации морального вреда с Шевелева СИ. и Рыбакова С К по рублей, с каждого.

Протокол судебного заседания составлен в соответствии с требованиями ст. 259 УПК РФ, и поданные на него замечания рассмотрены председательствующим судьей в установленном законом порядке.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389 13 ' 38920, 38928, 389 33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Калининградского областного суда от 23 января 2015 года с участием присяжных заседателей в отношении Шевелева С И и Рыбакова С К изменить:

в части компенсации морального вреда в пользу Ш вместо солидарного порядка, постановить о взыскании с Шевелева СИ. -

рублей, и с Рыбакова СК. - рублей;

в части назначения Шевелеву СИ. наказания на основании статьи 70 УК РФ указать на применение пункта «в» части 1 статьи 71 УК РФ вместо пункта «а» части 1 статьи 71 УК РФ.

В остальном приговор в отношении Шевелева С И и Рыбакова С К оставить без изменения апелляционные жалобы осужденных и их защитников - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 71 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта