Информация

Решение Верховного суда: Определение N 49-АПУ15-24 от 07.07.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 49-АЛУ15-24

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 7 июля 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Безуглого Н.П судей Хомицкой Т.П. и Кочиной И.Г при секретаре Поляковой А.С рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Калугина И.П., Шестерикова А.В., адвоката Лукманова Р.И. в защиту интересов Шестерикова А.В., апелляционное представление государственного обвинителя Зиганшина Р.А. на приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 15 декабря 2014 года, которым

Калугин И П

ранее судимый:

23 декабря 2010 года по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году с испытательным сроком на 1 год; 22 ноября 2011 года по п. «б,в» ч. 2 ст. 158 УК, 70 РФ к 1 году 7 месяцам лишения свободы, освобожден по отбытии наказания 21 июня 2013 года,

1

осужден к лишению свободы по п. «а,ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 19 годам с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением ограничений перечисленных в приговоре; ч. 1 ст. 139 УК РФ к 10 месяцам исправительных работ с удержанием 15 % заработной платы в доход государства ежемесячно; ч. 2 ст. 167 УК РФ к 4 годам; ч. 1 ст. 116 УК РФ к 4 месяцам исправительных работ с удержанием 15 % заработной платы в доход государства ежемесячно.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 22 года лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением ограничений, перечисленных в приговоре, с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Шестериков А В,

ранее судимый:

24 мая 2012 года по п. «б,в» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 158, ч. 1 ст. 150, ч. 3 ст. 69, 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы с испытательным сроком на 2 года осужден к лишению свободы п. «а,ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением ограничений перечисленных в приговоре; ч. 1 ст. 139 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием 10 % заработной платы в доход государства ежемесячно; ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 годам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 19 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 24 мая 2012 года и окончательно назначено 20 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением ограничений, перечисленных в приговоре, с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Садриев Ф Д

не судим осужден ч. 1 ст. 139 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10 % заработной платы в доход государства ежемесячно; п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ к 2 годам 6 месяцам.

2

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем поглощения наказаний назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ с испытательным сроком на 2 года.

Срок наказания исчислен Калугину и Шестерикову с 15 декабря 2014 года, с зачетом времени содержания под стражей.

Постановлено о взыскании с Калугина и Шестерикова солидарно в пользу Х рублей.

В счет возмещения морального вреда в пользу Х с Калугина - рублей; с Шестерикова - рублей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Калугин и Шестериков признаны виновными и осуждены за совершение группой лиц убийства С иП а также за умышленное уничтожение чужого имущества с причинением значительного ущерба, путем поджога. Калугин - за угрозу убийством и совершение насильственных действий, причинивших физическую боль потерпевшему Г Кроме того, Калугин, Шестериков и Садриев за незаконное проникновение в жилище против воли проживающего там лица, Садриев - за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшему П

Преступления совершены в ночь с 13 на 14 декабря 2013 года в г Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденных Калугина И.П. и Шестерикова А.В. в режиме видеоконференцсвязи выступление адвокатов Шинелевой Т.Н. и Шаповаловой Н.Ю. в защиту интересов осужденных, поддержавших доводы жалоб, выступление адвоката Анпилоговой Р.И., в защиту интересов осужденного Садриева Ф.Д возражавшей на доводы апелляционного представления, мнение государственного обвинителя Генеральной прокуратуры Пирогова М.В поддержавшего в части апелляционное представление и полагавшего приговор в отношении Калугина и Шестерикова отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение, Судебная коллегия

установила в апелляционном представлении и дополнении к нему государственный обвинитель Зиганшин РА. выражает несогласие с приговором, ввиду несоответствия выводов суда фактическим

3

обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного закона и мягкостью назначенного наказания. Автор представления полагает, что умысел на убийство С иП сформировался у Калугина в связи с боязнью быть привлеченным к уголовной ответственности за ранее совершенные избиения потерпевших, Шестериков разделил этот умысел вступив в предварительный сговор с Калугиным. Кроме того, между избиением потерпевших и действиями, направленными непосредственно на лишение жизни имеется разрыв во времени. При таких обстоятельствах автор представления полагает, что действия Калугина и Шестерикова должны быть квалифицированы по п. «а,ж,д,к» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 115, п. «г ч. 2 ст. 112 УК РФ. Также государственный обвинитель выражает несогласие с мягкостью назначенного наказания Садриеву, поскольку его роль в совершенных преступлениях судом недооценена. Указано, что признав отягчающим обстоятельством - совершение преступлений в состоянии алкогольного опьянения, суд в приговоре не мотивировал свои выводы относительно Садриева. Считает, что данное нарушение должно быть устранено в апелляционном порядке. При этом, государственный обвинитель просит приговор в отношении Калугина, Шестерикова и Садриева отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним осужденный Шестериков А.В. и адвокат Лукманов Р.И. в защиту его интересов выражают несогласие с приговором, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и в части назначенного наказания Адвокат указывает, что действия Шестерикова не повлекли наступление смерти С при этом у него отсутствовал умысел на убийство Фактические обстоятельства свидетельствуют об агрессивности в тот день Калугина, от чьих действий и наступила смерть С и чьи действия должны быть квалифицированы по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Удары потерпевшему П наносились Шестериковым под давлением Калугина, суд же необоснованно отверг в этой части доводы стороны защиты. Тем более что удары ножом Шестериковым наносились П когда он был уже мертв. Вещи Шестериков не поджигал. Наказание назначено слишком сурово. Осужденный Шестериков, анализируя показания осужденного Садриева, свидетелей Г иТ считает, что вывод о его причастности к убийству С основан на предположении достоверных доказательств о применении им ножа нет, тем более, что смерть С наступила от механической асфиксии. Показаниям Садриева и Т доверять нельзя. Его действия по отношению к П были вызваны оказанным на него давлением и угрозами со стороны Калугина. Указывает, что назначение наказания в виде лишения свободы судом не мотивировано, как и невозможность применения положений ст. 64 УК РФ, с чем он не согласен. Судом не учтены в

4

должной степени все смягчающие обстоятельства. Авторы жалоб просят приговор отменить, с направлением дела на новое судебное разбирательство.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним осужденный Калугин И.П. выражает несогласие с приговором, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и в части назначенного наказания. Указывает, что умысла на убийство С он не имел смерть последнего наступила по неосторожности, в связи с чем его действия подлежат квалификации по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Действия Шестерикова были вызваны угрозами и давлением с его стороны и он только присоединился к уже начатым им действиям. Уничтожение дома не было произведено общеопасным способом, так как не было опасности распространения огня на соседние дома, квалификация его действия по ч. 2 ст. 167 УК РФ является излишней. Показания свидетелей и потерпевших следует оценивать критически, так как они ведут аморальный образ жизни Свидетели Г иТ состоят на учете в медицинском учреждении. Не являются допустимыми доказательствами протокол осмотра места происшествия и протокол предъявления трупа С для опознания, нет доказательств тому, что он находился в состоянии алкогольного опьянения Исковые требования Х ничем не подтверждены, С какого-либо участия в ее материальном содержании не принимал. Исковые требования считает завышенными. Назначенное ему наказание считает слишком суровым. Суд не учел, что предыдущие судимости у него корыстной направленности, государственный обвинитель просил менее суровое наказание, чем определил суд. Просит об изменении приговора, с переквалификацией его действий на ч. 1 ст. 105, ч. 4 ст. 111, ч. 1 ст. 167 УК РФ. Исключить отягчающее обстоятельство - совершение преступлений в состоянии алкогольного опьянения. Снизить размер назначенного наказания.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Зиганшин РА. просит апелляционные жалобы оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и представления, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных Калугина, Шестерикова и Садриева в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

В судебном заседании Садриев полностью признал себя виновным уличая при этом как себя в незаконном проникновении в жилище и избиении П так и Калугина и Шестерикова в незаконном

5

проникновении в жилище, в избиении и нанесении ножевых ранений П иС и в поджоге дома. Калугин и Шестериков признали вину частично, не отрицая установленные судом обстоятельства избиения потерпевших и нанесения им ножевых ранений, а также поджога дома. Шестериков при этом указывал о вынужденном характере своих действий, в результате оказанного давления со стороны Калугина, на чем настаивал в судебном заседании и сам Калугин.

Выслушав осужденных и исследовав показания, данные ими на стадии предварительного следствия, в том числе в явке с повинной Калугина и Шестерикова о совместном распитии спиртного с хозяином дома № , об убийстве ими П и С в ходе ссоры, о последующем поджоге дома; при их последующих допросах, при проверке показаний на месте, в ходе которого Калугин подтвердил, что Шестериков самостоятельно наносил удары ножом П ; исследовав результаты следственных действий, в частности, протокол осмотра места происшествия в ходе которого были обнаружены трупы мужчин со следами термического воздействия; исследовав выводы судебно-медицинских экспертов о характере и локализации телесных повреждений у П и С , их прижизненном происхождении, причине смерти, суд, с учетом анализа совокупности доказательств, обоснованно пришел к выводу о виновности Садриева, Калугина и Шестерикова в совместном избиении П , последующем возникновении у Калугина и Шестерикова умысла на убийство П и С совместном избиении последних причинении им ножевых ранений и их убийстве.

Показания осужденных, данные ими на досудебной стадии производства, судом обоснованно признаны достоверными и допустимыми так как они последовательны, согласуются между собой, дополняют друг друга, даны в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и подтверждаются совокупностью иных доказательств по делу.

Так, из показаний свидетелей по делу, очевидцев Г и Т следует, что Калугин, Шестериков и Садриев насильно проникли в дом, после чего Шестериков и Калугин избили С , а затем ушли. Вернувшись, избили все втроем П . В процессе распития спиртного, Калугин и Шестериков избивали С иП , а затем с применением ножей, и Калугин и Шестериков, нанесли удары обоим потерпевшим, впоследствии подожгли имущество. Вопреки утверждениям стороны защиты, оснований не доверять показаниям Г иТ у суда оснований не было.

Принимая во внимание соответствие показаний Калугина, данных им на стадии предварительного следствия, показаниям свидетелей Г и Т , а также иным доказательствам по делу, отсутствие у свидетелей причин к оговору Калугина и Шестерикова, суд правильно указал на их

6

достоверность, в том числе и в части пояснений о роли Калугина и Шестерикова в содеянном. Не установлено судом и каких-либо обстоятельств, указывающих на наличие неприязненных отношений между осужденными и свидетелями.

Анализируя показания осужденных и свидетелей, судом правильно установлено, что до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни, Калугин предложил убить потерпевших Шестериков, согласившись с предложением Калугина, действуя во исполнение единого умысла, совместно с Калугиным нанесли множество ударов руками и ногами в область расположения жизненно-важных органов - в область головы, живота, шеи потерпевших, а затем с использованием ножей, каждый нанесли удары, также в область расположения жизненно важных органов П иС

После чего, Калугин и Шестериков, с целью уничтожения следов преступления, сложили имеющиеся в доме легковоспламеняющиеся предметы и вещи и подожгли, чем причинили значительный материальный ущерб на общую сумму рублей.

Совокупность изложенных и оцененных в приговоре доказательств позволила суду придти к обоснованному выводу о совместных и согласованных действиях Калугина и Шестерикова, как при избиении П иС так и при последующем поджоге дома, что свидетельствует о непосредственном соисполнительстве в совершении преступлений.

Суд дал оценку доказательствам, исследованным в ходе судебного разбирательства, в их совокупности, при этом указал основания, по которым одни доказательства приняты, а другие отвергнуты. Такая оценка произведена судом в соответствии с требованиями ст. 87, 88, 307 УПК РФ и тот факт, что данная оценка доказательств не совпадает с позицией осужденных, не свидетельствует о нарушении судом требований уголовно процессуального закона и не является основанием к отмене или изменению по доводам жалоб судебного решения.

Изложенные доказательства и другие, перечисленные в приговоре судом обоснованно признаны достаточными для формирования вывода о виновности осужденных в совершении преступлений.

Таким образом, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Садриева, Калугина и Шестерикова, и их действия юридически правильно квалифицировал.

Оснований для переквалификации действий осужденных, как о том ставится вопрос стороной защиты в жалобах и в доводах апелляционного

представления, не установлено.

Как следует из фактически установленных обстоятельств, не

оспариваемых государственным обвинителем, Калугин и Шестериков после

7

незаконного проникновения в дом избили из личных неприязненных отношений С Затем на короткий промежуток времени покинули дом, а, вернувшись, продолжили избиение С и избили П Осужденный Садриев на этом прекратил свои действия. Действия же Калугина и Шестерикова, первоначально направленные на избиение потерпевших, переросли в более тяжкое преступление - убийство. Как правильно указал суд, мотивом к совершению убийства послужили неприязненные отношения, возникшие в связи с претензиями С по поводу незаконного проникновения в жилище. В связи с изложенным судом обоснованно были исключены, как излишне вмененные составы преступлений, предусмотренные ст. 112, 115 УК РФ, а также квалифицирующий признак - с целью сокрытия другого преступления. При этом, суд обоснованно счел недоказанными обстоятельства предварительного сговора между Калугиным и Шестериковым на убийство а также совершение убийства двух лиц с особой жестокостью, что достаточно подробно мотивировано в приговоре.

Вопреки утверждениям, содержащимся в жалобах стороны защиты, с учетом характера нанесенных телесных повреждений в жизненно-важные органы потерпевших, причинение ножевых ранений, судом также правильно сделан вывод об умысле, направленном именно на совершение убийства С иП . Оснований для квалификации действий осужденных, как неосторожных по отношению к смерти потерпевших, не имеется. Версия же стороны защиты и доводы осужденных о том, что рукой Шестерикова действовал Калугин, в связи с чем Шестериков вынужденно наносил удары ножом, опровергается показаниями очевидцев Г иС а также показаниями самого Калугина, данными им на стадии досудебного производства.

Правильно судом квалифицированы и действия осужденных Калугина и Шестерикова по умышленному уничтожению дома, путем поджога, как одним из общеопасных способов уничтожения имущества, а также действия С по факту незаконного проникновения в жилище избиения и причинения средней тяжести вреда здоровью П группой лиц. Обоснованны и выводы суда в части квалификации действий Калугина в отношении потерпевшего Г по факту угрозы убийством и насильственных действий, причинивших физическую боль предусмотренных ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального законодательства влекущих отмену или изменение приговора по доводам жалоб и представления государственного обвинителя, не установлено.

Доводы осужденного Калугина о необходимости признания недопустимыми доказательствами протокола осмотра места происшествия от 14 декабря 2013 года и протокола предъявления трупа С для

8

опознания потерпевшей Х не могут быть признаны состоятельными. Выводы в опровержении изложенных доводов мотивированно приведены в приговоре.

Как установлено исследованными материалами в ходе судебного заседания, порядок производства этих следственных действий органами предварительного следствия нарушен не был, цель выяснения имеющих значение для уголовного дела обстоятельств, соблюдена, оснований сомневаться в зафиксированных в них обстоятельствах, в том числе, в части последовательности и места проведения оспариваемых следственных действий, а также соответствия действительности отраженных в протоколах обстоятельств, у суда не имелось. Оснований ставить под сомнение фактическое участие в следственных действиях указанных в протоколах лиц также не установлено. Все участвующие лица были ознакомлены с содержанием протоколов, о чем свидетельствуют их подписи, каких- либо возражений и заявлений не поступило.

При назначении наказания судом учтены обстоятельства совершенных Калугиным, Шестериковым и Садриевым преступлений и степень общественной опасности содеянного, характеризующие данные о личности, наличие смягчающих и отягчающих обстоятельств, влияние назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семей Для признания иных обстоятельств смягчающими, в том числе и изложенными в жалобах стороны защиты, оснований не имеется.

Судом не установлено исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, ролью и поведением осужденных во время и после совершения преступлений, существенно уменьшающих степень общественной опасности. Следуя императивным предписаниям ст. 67 УК РФ, суд дифференцировал и индивидуализировал ответственность Калугина, Шестерикова и Садриева, исходя из доказанных и установленных обстоятельств. Вопреки утверждениям государственного обвинителя, оснований полагать, что назначенное Садриеву наказание является чрезмерно мягким, не имеется.

Совершение осужденными преступлений в состоянии алкогольного опьянения, вытекает их фактически установленных обстоятельств совместного времяпровождения последних с потерпевшими, что не оспаривается Садриевым, Калугиным и Шестериковым, а также подтверждено свидетелями Т иГ а потому суд правильно, в соответствии с требованиями закона, признал данное обстоятельство, отягчающим назначенное им наказание. Оснований для его исключения не установлено.

Таким образом, Судебная коллегия полагает, что наказание Калугину Шестерикову и Садриеву назначено соразмерно содеянному и оснований

9

для признания назначенного наказания несправедливым, в силу его суровости, а также мягкости, не имеется.

Вместе с тем, приговор в отношении Садриева Ф.Д. подлежит изменению.

На основании п. 4 и 12 Постановления Государственной Думы РФ «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941- 1945 гг.» Садриев от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 139, п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ, подлежит освобождению, со снятием судимости.

Решение суда о возмещении материального вреда потерпевшей Х связанного с уничтожением принадлежащего ей на праве собственности, дома, а также понесенными расходами на погребение является правильным. Обоснованы и выводы суда о компенсации морального вреда в пользу потерпевшей Х в связи с утратой родного человека, с учетом причиненных ей нравственных страданий и переживаний. Размер компенсации определен судом исходя из требований разумности и справедливости.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. 38913-38914, 38920, 38928, 389^ УПК РФ, Судебная коллегия

опр еделила приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 15 декабря 2014 года в отношении Садриева Ф Д изменить на основании п. 4 и 12 Постановления Государственной Думы РФ «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941- 1945 гг.» от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 139, п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ, освободить со снятием судимости.

В остальном этот же приговор в отношении Садриева Ф.Д Калугина И П , Шестерикова А В оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Калугина И.П, Шестерикова А.В., адвоката Лукманова Р.И., апелляционное представление государственного обвинителя Зиганшина Р.А. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

10

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 67 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта