Информация

Решение Верховного суда: Определение N 35-АПУ15-11 от 11.08.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №35-АПУ15-11

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 11 августа 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Безуглого Н.П судей Хомицкой Т.П. и Кочиной И.Г при секретаре Барченковой М.А рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Рыбакова А.Н., Фаломешкина Н.В., адвокатов Соловьевой Н.Н. и Нестеренко СМ. на приговор Тверского областного суда от 10 июня 2015 года которым

Рыбаков А Н , родившийся

года в г. области, ранее судимый:

2 ноября 2011 года по ч. 2 ст. 264 УК РФ к 2 годам лишения свободы освобожден по отбытии наказания 28 февраля 2014 года осужден к лишению свободы по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 11 годам с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений перечисленных в приговоре; по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 годам.

1

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 12 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений перечисленных в приговоре, с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Фаломешкин Н В , родившийся

года в г. области, несудимый осужден к лишению свободы по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений перечисленных в приговоре; ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 годам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 13 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением ограничений перечисленных в приговоре, с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен Рыбакову и Фаломешкину с 10 июня 2015 года, с зачетом времени содержания под стражей.

Постановлено о взыскании процессуальных издержек с Рыбакова -

рублей, с Фаломешкина - рублей в доход Федерального бюджета РФ.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Рыбаков и Фаломешкин признаны виновными и осуждены за совершение группой лиц убийства С а также за умышленное уничтожение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба, путем поджога. Преступления совершены 1 июня 2014 года в г.

области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденных Рыбакова и Фаломешкина в режиме видеоконференцсвязи, выступление адвокатов Артеменко Л.Н. и Нестеренко СМ. в защиту интересов осужденных, поддержавших доводы жалоб, мнение государственного обвинителя Генеральной прокуратуры Коваль К.И., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

2

в апелляционных жалобах осужденный Фаломешкин Н.В. и адвокат Нестеренко СМ. в защиту его интересов выражают несогласие с приговором, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и чрезмерно сурового наказания. Адвокат указывает ссылаясь на показания Фаломешкина, об отсутствии у него умысла на убийство С , что по мнению защиты подтверждают выводы экспертов о наступлении смерти спустя продолжительное время после сдавления ее органов шеи. Все иные доказательства - показания свидетелей, носят предположительный характер и не могут быть положены в основу приговора. Считает необъективной оценку суда в отношении показаний Фаломешкина, данных на стадии досудебного производства, о которых его подзащитный пояснял о вынужденном их характере, в результате оказанного давления со стороны сотрудников полиции. Дана неверная оценка и в части утверждений Фаломешкина о совершении преступлений им одним, без участия Рыбакова. Адвокат полагает, что Н не может являться собственником сгоревшего домовладения, так как юридически не оформила наследство. Сославшись на заключение эксперта, суд не принял во внимание, что оценка недвижимости производилась по техническому паспорту 10-летней давности, без учета износа строений, что повлекло необоснованное завышение размера ущерба. Отсутствие собственника, а, следовательно, и потерпевшего, исключает состав преступления по ст. 167 УК РФ Необоснованно отказано судом в признании смягчающим обстоятельством противоправность поведения потерпевшей. С учетом установленных смягчающих обстоятельств, судом назначено чрезмерно суровое наказание Просит о переквалификации действий на ч. 4 ст. 111 УК РФ, об оправдании по ч. 2 ст. 167 УК РФ и о назначении более мягкого наказания.

Осужденный Фаломешкин в своей жалобе и дополнениях к ней приводит аналогичные доводы жалоб, конкретизируя обстоятельства совершенных преступлений, приводя собственную оценку доказательствам по делу. Утверждает об отсутствии у него умысла на убийство С , а также о вынужденном характере своих показаний на стадии досудебного производства и о совершении убийства им одним. Оспаривает множественность причиненных потерпевшей телесных повреждений Считает, что судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном. Просит разобраться в деле.

В апелляционных жалобах осужденный Рыбаков АН. и адвокат Соловьева Н.Н. в его защиту выражают несогласие с приговором, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и в части назначенного наказания. Так, адвокат указывает, что одни лишь признательные показания осужденных на стадии расследования не могут быть положены в основу обвинения. Других же доказательств

3

причастности Рыбакова к убийству С и поджога дома в деле не имеется. Ссылка суда на показания свидетелей несостоятельна, поскольку они не являлись очевидцами произошедшего и их показания сведены к собственным предположениям. В момент написания объяснения с признанием вины Рыбаков находился в болезненном состоянии. У Рыбакова не было мотива к совершению преступлений. Также полагает что действия Фаломешкина должны быть квалифицированы по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Н не может являться собственником сгоревшего домовладения, так как юридически не оформила наследство. Суд не принял во внимание, что оценка недвижимости производилась по техническому паспорту 10-летней давности, без учета износа строений, что повлекло необоснованное завышение размера ущерба. Адвокат просит об отмене приговора и постановлении оправдательного.

Осужденный Рыбаков в своей жалобе, поддерживая доводы изложенные его защитником, указывает, что опасался Фаломешкина. Его брат, свидетель Д неверно понял его кивание головой в момент разговора об убийстве и поджоге. Признавая вину в содеянном, он не понимал в чем именно, так как является юридически неграмотным Считает, что суд не учел в достаточной степени смягчающие обстоятельства, в том числе, его состояние здоровья, признание вины раскаяние в содеянном. Просит о снижении наказания.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Переверзев С.С. просит апелляционные жалобы оставить без удовлетворения, приговор - без изменения, потерпевшие С и Н просят жалобу Рыбакова оставить без удовлетворения, а Фаломешкину смягчить наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных Фаломешкина и Рыбакова в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

В судебном заседании Фаломешкин частично признал себя виновным поясняя о совершении убийства С и поджога дома им одним исключая участие в содеянном Рыбакова, что подтвердил и сам Рыбаков не признавая себя виновным.

Выслушав осужденных и исследовав показания, данные ими на стадии предварительного следствия, в том числе в явке с повинной Фаломешкина и Рыбакова, при их допросах в качестве подозреваемого о совершении ими, совместно, убийства С , путем ее удушения и совместного поджога дома с целью сокрытия преступления; исследовав результаты

4

следственных действий: показания Фаломешкина, подтвержденные им в ходе проверки показаний на месте об обстоятельствах убийства С с изложением конкретных действий и роли каждого по отношению к потерпевшей, о совместных действиях по поджогу имущества в доме, суд с учетом анализа совокупности доказательств, обоснованно пришел к выводу о виновности Фаломешкина и Рыбакова в совместном удушении и причинении смерти потерпевшей, а также поджоге дома.

Показания осужденных, данные ими на первоначальном этапе расследования, судом обоснованно признаны достоверными и допустимыми, так как они неоднократны, последовательны, согласуются между собой, дополняют друг друга, даны в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и подтверждаются совокупностью иных доказательств по делу. Оснований для признания их недопустимыми доказательствами, вопреки утверждениям стороны защиты, у суда не имелось.

Заявления о вынужденном характере этих показаний в результате оказанного давления со стороны сотрудников полиции, в том числе и по результатам проведенной проверки (постановление от 4 сентября 2014 года об отказе в возбуждении уголовного дела), подтверждения не нашли.

Суд мотивированно опроверг данные заявления, расценив их как одно из средств защиты, продиктованные стремлением избежать ответственности за содеянное, поскольку признав вину в первоначальных показаниях, оба осужденных в последующем от них отказались, в том числе и Фаломешкин, который стал утверждать о совершенных преступлениях им одним, что свидетельствует о свободе выбора избранной ими позиции по делу, а, следовательно, и о добровольности показаний.

Принимая во внимание соответствие показаний Фаломешкина и Рыбакова на стадии предварительного следствия иным доказательствам по делу, отсутствие у Фаломешкина причин к оговору Рыбакова, суд правильно указал на их достоверность и в части пояснений о роли Рыбакова в содеянном. Не установлено судом и каких-либо обстоятельств указывающих на наличие неприязненных отношений между осужденными а также вопреки утверждениям Рыбакова, поводов и оснований опасаться поведения Фаломешкина.

Анализируя показания осужденных на стадии досудебного производства, судом правильно установлено, что до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни, Фаломешкин в процессе совместного распития спиртного, после избиения им потерпевшей, обмотав шею С тканью, предложил Рыбакову оказать содействие в удушении, на что последний из чувства солидарности испытывая неприязненные отношения к С , взяв за другой конец

5

ткани, совместно затянули ее вокруг шеи, удерживая, таким образом, до наступления ее смерти.

После чего, с целью уничтожения следов преступления, подожгли в указанном доме фрагменты бумаги, отчего произошло возгорание домовладения и пристроек к нему.

В соответствии с выводами, содержащимися в заключениях, в том числе и повторной, судебно-медицинских экспертиз по исследованию трупа С , смерть наступила в результате сдавления органов шеи мягкой петлей с развитием механической странгуляционной асфиксии Непосредственной причиной смерти следует считать асфиктическую кому Во время асфиктической комы С находилась в бессознательном состоянии и совершать какие-либо активные действия не могла. С имевшимися у нее повреждениями С могла жить небольшой промежуток времени, чем и объясняется обнаружение в крови трупа карбоксигемоглобина в количестве 23 %.

С доказательственной точки зрения обоснованно оценены судом, полно отражены и проанализированы показания потерпевшего С о нахождении его в тот день дома у матери, где он застал там и осужденных за совместным распитием спиртного; показаниями свидетеля К о ее приходе вечером 1 июня 2014 года к дому погибшей и, где на ее стук, открыли дверь двое мужчин, один из которых был на костылях и, которые не пустили ее в дом, пояснив, что С спит пьяная. Свидетель впоследствии опознала Рыбакова, как мужчину который не пустил ее в дом к С .

Из показаний свидетеля Д который является двоюродным братом Рыбакова, следует, что в ночь с 1 на 2 июня 2014 года по вызову жены Фаломешкина - К он пришел к ним в дом, где увидел на кухне Рыбакова и Фаломешкина, распивающих спиртное, в процессе которого, говоря о пожаре, Фаломешкин сказал, что «это мы сделали, мы в этом замешаны». Рыбаков при этом кивал головой подтверждая эти слова. Впоследствии через несколько дней Рыбаков сказал ему, что у них произошел конфликт с хозяйкой дома, в ходе которого она умерла, после чего они подожгли дом и ушли.

Таким образом, совокупность изложенных и оцененных в приговоре доказательств, позволила суду придти к обоснованному выводу о совместных действиях Фаломешкина и Рыбакова в процессе совершения убийства, то есть о непосредственном соисполнительстве в лишении С жизни.

Судом были проверены и обоснованно отвергнуты и доводы стороны защиты о невозможности считать Н потерпевшей по факту уничтожения домовладения, в том числе и доводы о несогласии с оценкой

6

уничтоженного огнем имущества. Выводы об этом мотивированно изложены в приговоре, с которыми соглашается и Судебная коллегия.

Оснований сомневаться в выводах оценочной экспертизы о стоимости уничтоженного имущества, как и в компетенции эксперта, у суда не имелось.

Все заявленные стороной защиты ходатайства разрешены в соответствии с требованиями закона, их отклонение не препятствовало рассмотрению дела по существу и не влияло на полноту и достаточность представленных доказательств, для установления вины осужденных.

Суд дал оценку доказательствам, исследованным в ходе судебного разбирательства, в их совокупности, при этом указал основания, по которым одни доказательства приняты, а другие отвергнуты. Такая оценка произведена судом в соответствии с требованиями ст. 87, 88, 307 УПК РФ и тот факт, что данная оценка доказательств не совпадает с позицией стороны защиты, не свидетельствует о нарушении судом требований уголовно-процессуального закона и не является основанием к отмене или изменению судебного решения.

Изложенные доказательства и другие, перечисленные в приговоре судом обоснованно признаны достаточными для формирования вывода о виновности осужденных в совершении преступлений.

Таким образом, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Фаломешкина и Рыбакова, и их действия юридически правильно квалифицировал. Оснований для переквалификации действий Фаломешкина, как о том ставится вопрос стороной защиты в жалобах, и для оправдания Рыбакова по ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167 УК РФ, не установлено.

Не соглашаясь с доводами стороны защиты, суд правильно указал в приговоре о том, что характер действий каждого из осужденных свидетельствовал о наличии у них умысла на лишение жизни С .

При назначении наказания судом учтены обстоятельства совершенных Фаломешкиным и Рыбаковым преступлений и степень общественной опасности содеянного, характеризующие данные о личности, наличие смягчающих обстоятельств, влияние назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семей. Для признания иных обстоятельств смягчающими, в том числе и изложенными в жалобах осужденных и адвокатов, оснований не имеется.

Судом не установлено исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, ролью и поведением осужденных во время и после совершения преступлений, существенно уменьшающих степень общественной опасности. Следуя императивным предписаниям

7

ст. 67 УК РФ, суд дифференцировал и индивидуализировал ответственность Фаломешкина и Рыбакова, исходя из доказанных и установленных обстоятельств.

Таким образом, Судебная коллегия полагает, что наказание осужденным назначено соразмерно содеянному и оснований для признания назначенного наказания несправедливым, в силу его суровости, не имеется.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. 38913-38914, 38920, 38928, 389^ УПК РФ, Судебная коллегия

опр еделила приговор Тверского областного суда от 10 июня 2015 года в отношении Рыбакова А Н и Фаломешкина Н В оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Рыбакова А.Н., Фаломешкина НА., адвокатов Соловьевой Н.Н Нестеренко СМ. - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

8

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 67 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта