Информация

Решение Верховного суда: Определение N 66-АПУ15-42 от 10.11.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №66-АПУ 15-42

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 10 ноября 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Сабурова Д.Э.,

судей - Климова А.Н. и Кочиной И.Г.,

при секретаре Барченковой М.А рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Алиева Э.Н., Матвиенко О.М., адвоката Шевченко Н.М. в защиту интересов осужденного Матвиенко О.М., законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего А - Абаевой М.А. на приговор Иркутского областного суда от 05 августа 2015 года, которым

Матвиенко О М,

несудимый,

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы; по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год, с возложением на него в период отбывания ограничения свободы обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации, не изменять место жительства или пребывания, место работы а также не выезжать за пределы территории района области без разрешения специализированного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в период с 22.00 часов до 06.00 часов;

в соответствии с ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 19 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год, с установлением ограничений и возложением обязанностей, перечисленных выше;

постановлено взыскать с осужденного Матвиенко О.М. в счет компенсации морального вреда: в пользу потерпевшей А -

рублей, в пользу потерпевшего А - рублей;

Алиев Э Н ,

не судимый осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы; по п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год, с возложением на него в период отбывания ограничения свободы обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации, не изменять место жительства или пребывания, место работы а также не выезжать за пределы территории г. области без разрешения специализированного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в период с 22.00 часов до 06.00 часов;

в соответствии с ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 17 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год, с установлением ограничений и возложением обязанностей, перечисленных выше;

постановлено взыскать с осужденного Алиева Э.Н. в счет компенсации морального вреда: в пользу потерпевшей А - рублей в пользу потерпевшего А - рублей;

кроме того, с осужденных Матвиенко О.М. и Алиева Э.Н. взыскано солидарно в пользу потерпевшего А рублей: из них рублей - в возмещение материального ущерба, и рублей - судебные издержки, связанные с выплатой вознаграждения представителю потерпевшего.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения осужденных Матвиенко О.М. и Алиева Э.Н. в режиме видеоконференц-связи и выступления адвокатов Шинелевой Т.Н. и Анпилоговой Р.И., поддержавших доводы жалоб осужденных и защитника, мнение прокурора Филимоновой СР., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Матвиенко О.М. и Алиев Э.Н. признаны виновными в разбойном нападении на А группой лиц по предварительному сговору, с применением к нему насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, в целях завладения имуществом потерпевшего в особо крупном размере, а также в убийстве А сопряженном с разбоем.

Данные преступления совершены ими 26 декабря 2014 года в г.

области и в лесном массиве у пос. области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В суде осужденные Матвиенко О.М. и Алиев Э.Н. вину свою признали частично.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Алиев Э.Н. выражает свое несогласие с приговором суда, указывая, что в день случившегося был на работе, не планировал совершения преступлений находился в угнетенном психологическом состоянии, поскольку работал в предшествующие дни по 16-18 часов в день. Считает, что выводы суда базируются, в основном, на показаниях Матвиенко О.М. и его показаниях которые он дал на следствии под сильным психологическим давлением со стороны следователя А Полагает, что факт разбойного нападения в отношении А по показаниям очевидцев и по съемкам видеокамер не установлен. Высказывает несогласие с показаниями свидетелей А и И в части того, что погибший А никогда не передавал управление своим автомобилем другим лицам, а также о месте хранения домкрата в багажнике автомобиля последнего. Ссылается на отсутствие у него корыстного мотива и оспаривает факт разбойного нападения, полагая, что его доводы в этой части подтверждаются обнаружением в квартире потерпевшего после его смерти денежных средств в размере рублей, которые тот при действительной угрозе его жизни обязательно отдал бы. Указывает, что суд при назначении наказания не принял во внимание и не учел в полной мере данные о его личности, в том числе возраст, состояние здоровья положительную характеристику с места работы, условия жизни семьи наличие иждивенцев, включая малолетних детей, а также смягчающие его ответственность обстоятельства. Просит исключить из обвинения ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ и переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п.п. «ж», «з» УК РФ на ст. 105 ч. 1 УК РФ, проявить снисхождение и снизить срок наказания, или просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Матвиенко О.М. указывает, что разбойного нападения в отношении А он не совершал и не убивал потерпевшего, что все это сделал один Алиев Э.Н., нанося тому удары домкратом по голове; он же, Матвиенко О.М., приобщенный к делу домкрат впервые увидел только в суде. Отрицает наличие сговора с Алиевым Э.Н. на нападения на А из корыстных побуждений, утверждая, что он и Алиев Э.Н. встретились с потерпевшим только с целью продать ему колеса для автомашин, а также попытаться ему, (Матвиенко О.М.) устроиться на работу к А для чего он и проколол колеса автомобиля А Указывает, что разбой в отношении А показаниям очевидцев и съемками видеокамер не подтверждается. Алиев Э.Н. совершил убийство потерпевшего для него неожиданно, и он (Матвиенко) в тот момент боялся Алиева М.М., так как тот высказывал в его адрес и в адрес его близких угрозы, которые он воспринимал реально. Признает, что забрал из автомашины погибшего А сумку, в которой находились банковские карты, на одной из них был записан пин-код, с его помощью он снял с карты деньги; при этом не знал о принадлежности этой банковской карты А мог только об этом догадываться. Не согласен с показаниями свидетелей А и И в части того, что погибший А никогда не передавал управление своим автомобилем другим лицам, о месте хранения домкрата в багажнике автомобиля, а также и о том, что организация А не приобретала колеса у частных лиц. Утверждает, что А был очень заинтересован в покупке авторезины по низкой цене, поскольку из всего старался получить выгоду. В суде Алиев Е.И. показал, что он один убил А и подробно рассказал об обстоятельствах этого преступления Обращает внимание, что на предварительном следствии Алиев М.М. указал домкрат, который он спрятал, поскольку только он знал о месте его сокрытия. На этом домкрате его (Матвиенко) генетические следы не обнаружены, что и свидетельствует о достоверности его показаний об обстоятельствах преступления. Отсутствие у него корыстного мотива и факт разбоя косвенно подтверждается обнаружением в квартире потерпевшего после его смерти денежных средств в сумме рублей, которые тот при угрозе своей жизни обязательно отдал бы. Считает приговор незаконным основанным только на домыслах и предположениях, а выводы суда о его виновности не соответствуют фактическим обстоятельствам дела Утверждает, что к его действиям неправильно применен уголовный закон и со стороны следствия и суда допущены существенные нарушения УПК РФ Суд не указал, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для дела, он принял одни доказательства и отверг другие. Выражает несогласие с указанной в деле датой задержания, настаивая, что задержан он был фактически 2 января 2015 года, а не 6 января 2015 года, как это указано в приговоре. Утверждает, что во время предварительного следствия к нему применялись пытки и физическое насилие со стороны сотрудников уголовного розыска. Указывает что на предварительном следствии свои подписи в протоколах его допросов он не оставлял, к удалению подписей в протоколах его допросов (т.1 л.д.164- 174) он не причастен, полагая, что это могли сделать представители следствия. Прокурорская проверка по его заявлению о совершении в отношении него в ходе расследования противоправных действий фактически не проводилась, и его показания, данные на следствии, на которые сослался суд в приговоре, являются недопустимыми. Обыски 03.01.2015 в его квартире и 06.01.2015 в квартире дочери его жены проведены незаконно, и всем этим обстоятельствам в приговоре не дана должная оценка. Дело рассмотрено судом необъективно, с обвинительным уклоном и с нарушением требованиями ст. 14 УПК РФ. Просит приговор суда изменить переквалифицировать его действия на ст. 158 ч.2 п. «в» УК РФ и назначить наказание, не связанное с лишением свободы.

В апелляционной жалобе адвокат Шевченко Н.М. в защиту интересов осужденного Матвиенко О.М, указывает, что с самого начала следствия подзащитный давал последовательные показания о своем неучастии в убийстве А и что убийство последнего было совершено Алиевым Э.Н. с помощью домкрата неожиданного для него, из-за неприязненных отношений к А Изначально они желали только увезти А

в лес и там бросить. При этом Матвиенко О.М. признавал, что забрал себе банковскую карту, пин-код который назвал им сам А и снял денежные средства с его счета, но все это он совершил уже после смерти А Также указывает, что показания Алиева Э.Н. в стадии следствия являются непоследовательными и противоречивыми. В суде подсудимые дали схожие по своему содержанию показания и подтверждали показания Матвиенко О.М. о том, что убийство А совершил только один Алиев Э.Н. Считает, что эти обстоятельства в приговоре не опровергнуты, и участие Матвиенко О.М. в убийстве А достоверными доказательствами не подтверждено, выводы суда об этом носят предположительный характер, поскольку преступление совершено в условиях неочевидности. Отмечает, что в суде не устранены имеющиеся по делу противоречия, поскольку осужденные указывают на нанесение А.

трех ударов домкратом в область головы, а в заключении судебно медицинской экспертизы говорится о не менее, чем четырех ударах в голову потерпевшего. Кроме того, на изъятом домкрате следы генетического материала Матвиенко О.М. не обнаружены, что следует из заключения генетической экспертизы, поэтому доказательств виновности Матвиенко О.М. в разбойном нападении на А и его убийстве не добыто имущество последнего, включая денежные средства, были похищены уже после смерти потерпевшего, а принадлежащий тому автомобиль со всем содержимым был оставлен на месте преступления. Следовательно, у осужденных не было умысла на завладение данным автомобилем. Просит приговор в отношении Матвиенко О.М. изменить, переквалифицировать его действия на ст. 158 ч.2 п. «в» УК РФ и определить, с учетом его личности меру наказания, не связанную с лишением свободы.

В апелляционной жалобе законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего А - Абаевой М.А утверждается, что приговор является несправедливым в связи с мягкостью назначенного осужденным наказания. Указывается, что действия виновных в отношении А были заранее спланированными, согласованными и циничными. Учитывая обстоятельства совершенных преступлений большую их общественную опасность, Алиеву и Матвиенко необходимо назначить более строгое наказание. Также утверждается, что в действиях обоих осужденных имеются отягчающие обстоятельства, предусмотренные п. «е» ч.1 ст. 63 УК РФ, что исключает применение к ним ч. 1 ст. 62 УК РФ Просит приговор изменить в связи с мягкостью наказания и назначить обоим осужденным максимально строгое наказание по совокупности совершенных преступлений.

Государственный обвинитель Шурыгина Л.А. и представитель потерпевших А иА - Денчик Ю.В. в возражениях на апелляционные жалобы осужденных Алиева Э.Н. и Матвиенко О.М адвоката Шевченко Н.М., законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего А указывают о своем несогласии с ними, и просят оставить эти жалобы без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор постановлен правильно.

Несмотря на отрицание осужденными факта разбойного нападения на А а также на оспаривание Матвиенко О.М. его причастности к убийству потерпевшего, их вина в совершении этих деяний подтверждается совокупностью следующих доказательств.

Так, из показаний Алиева Э.Н. в качестве подозреваемого и обвиняемого, в том числе и данных им с выходом на место преступления и на очной ставке с Матвиенко О.М., усматривается, что он предложил напасть на А избить, вывезти его в лес и бросить, а автомобиль сжечь Договорившись о совместном нападении, они 25 декабря 2014 года проследили за А от работы до дома, в этот день прокололи колеса его автомобиля. На следующее утро, 26 декабря 2014 года, они прибыли к дому А и после того, как тот отвел ребенка в садик и садился за руль автомобиля, подбежали с разных сторон, Матвиенко О.М ударил А левой рукой в лицо, вдвоем они стащили А с водительского места в салон, Матвиенко О.М. сел за руль, он (Алиев Э.Н.) - на переднее пассажирское сиденье, А оказался зажат между ними. Затем А связали руки сзади проволокой, глаза завязали шарфом, переместили на заднее пассажирское сиденье он (Алиев Э.Н.) сел на потерпевшего сверху. После этого они выехали из города в сторону автотрассы , по дороге забрали у А из кармана одежды банковские карты, тот сообщил пин-код. В районе пос.

свернули в лес и остановились, вдвоем вытащили А из салона автомашины, под руки также вдвоем повели его вглубь лесного массива и метров через 100-150 остановились, после чего А было нанесено три сильных удара домкратом по голове, от первого удара тот упал и захрипел, остальные два удара наносились ему уже лежащему. Первый удар был нанесен Матвиенко О.М., который затем передал ему домкрат, и он уже добил А дважды с силой ударив домкратом по голове. После этого они вдвоем закидали тело А ветками и бревнами, сели в его автомобиль и вернулись в город.

В ходе предварительного следствия Алиев Э.Н. добровольно указал местонахождение трупа А и автомобильного домкрата, пояснив что именно этим домкратом он 26 декабря 2014 года вместе с Матвиенко О.М. совершил убийство А указанный домкрат впоследствии был опознан свидетелем Л как принадлежащий А (т.З л.д.61-64).

На предварительном следствии Матвиенко О.М. в качестве подозреваемого и обвиняемого показывал, что Алиев предложил напасть на А вывезти его в лесной массив и забрать у него деньги. Если А деньги не отдаст, то они заберут у него автомобиль, продадут и выручат денежные средства. Следуя этой договоренности, они напали на А на его автомашине вывезли в лес, где вдвоем вытащили А из машины вывели вглубь леса, где Алиев ударил его трижды домкратом по голове А не подавал признаков жизни, они закидали его труп ветками Автомобиль в тот же день перегнали в лес, отключили клеммы от аккумулятора, чтобы не разрядился, поскольку они должны были вернуться за автомобилем, чтобы впоследствии продать его. Из автомобиля А

он (Матвиенко О.М.) взял сумку с планшетом, которую оставил в г.

в квартире дочери своей сожительницы, а также снял все деньги с банковской карты А хотел заправиться бензином по заправочной карте погибшего, но не знал ее пин-кода. Автомобиль А продать не успели, так как его и Алиева Э.Н. задержали.

В ходе предварительного следствия Матвиенко О.М. добровольно указал местонахождение автомашины погибшего А при осмотре которой в салоне обнаружены были следы вещества бурого цвета (т.1 л.д.51- 62).

Оценивая приведенные выше показания осужденных Матвиенко О.М и Алиева Э.Н., данные ими в ходе предварительного следствия, суд правомерно признал их допустимыми доказательствами и сослался на них в приговоре, дав оценку наличию некоторых разногласий в этих показаниях признав их несущественными в части описания ими обстоятельств преступления.

Заявления осужденных о «вынужденности» этих показаний тщательно проверялись в суде и правомерно были отвергнуты как не соответствующие действительности.

Суд в приговоре обоснованно указал, что показания на предварительном следствии Матвиенко О.М. и Алиев Э.Н. давали добровольно, в присутствии защитников; проверка их показаний на месте проводилась с участием понятых, при этом правильность проводившихся следственных действий, изложенных в соответствующих протоколах удостоверена собственноручными подписями всех участников следственных действий; осужденным разъяснялись их процессуальные права, в том числе право не свидетельствовать против себя.

Доводы Матвиенко О.М. о том, что протоколы допросов его в качестве подозреваемого и обвиняемого, содержащие признательные показания, он не подписывал, и что по этой причине они были вырезаны, проверялись, и они обоснованно были признаны несостоятельными.

В частности, при обнаружении в ходе предварительного следствия повреждений в протоколах следственных действий с участием Матвиенко О.М. от 6 января 2015 года была проведена служебная проверка, и эти процессуальные документы были восстановлены (т.5 л.д.69, 70-71, 72-81, 82- 85). В процессе судебного разбирательства копии поврежденных документов исследовались, и они соответствовали подлинникам, находящимся в материалах дела. Причем, во время исследования этих документов сам Матвиенко М.О. подтвердил, что находящиеся в восстановленных копиях подписи принадлежат ему (т.8 л.д.156). Ходатайств о проведении почерковедческих экспертиз по подписям, находящихся в копиях поврежденных протоколов, участники процесса не заявляли.

Постановление следственных органов об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Матвиенко О.М. в порядке ст. 144 УПК РФ в ходе судебного заседания исследовалось (т.8 л.д. 186-187), и оно было оценено судом в совокупности с другими представленными ему доказательствами, в том числе и с учетом показаний допрошенных в суде свидетелей А (следователя) и Я (начальника отделения УР УМВД), которые показали, что осужденные давали свои показания, в том числе и с выходом на место, добровольно и сообщали детально об обстоятельствах преступления, которые были известны только им.

Приведенные показания Алиева Э.Н. и Матвиенко О.М. согласуются с протоколами осмотра места происшествия, заключениями судебно медицинских экспертиз, с показаниями потерпевших, свидетелей и другими доказательствами, подробный анализ которым дан в приговоре.

В частности, по заключениям судебно-медицинских экспертиз, смерть А наступила от черепно-мозговой травмы с переломом правой височной кости и повреждением вещества головного мозга, осложнившейся отеком головного мозга. Обнаруженные в области головы потерпевшего телесные повреждения могли быть причинены 26 декабря 2014 года и образоваться от не менее чем 4-х кратного воздействия твердым тупым предметом, каковым мог явиться представленный на экспертизу домкрат.

По заключению генетической экспертизы на рулевом колесе, рычаге коробке передач автомашины А обнаружены смешанные следы генетического материала, которые произошли от А и Матвиенко О.М.; на кнопках регулировки переднего пассажирского кресла обнаружены смешанные следы генетического материала, которые произошли от Алиева Э.Н. и А на автомобильном домкрате, автомобильном кресле (переднее пассажирское сиденье) обнаружена кровь, которая произошла от А (т.4 л.д.63-93).

Вопреки доводам жалоб, данных о существенных нарушениях требований уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь признание указанных выше доказательств недопустимыми, в представленных материалах не имеется.

Судебное следствие по настоящему делу проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 273-291 УПК РФ, все представленные сторонами обвинения и защиты доказательства исследованы с соблюдением принципа состязательности сторон, заявленные ходатайства рассмотрены и по ним приняты решения в установленном законом порядке.

Занятая осужденными в судебном заседании позиция, приведенная выше, проанализирована и правильно оценена, о чем суд подробно мотивировал свои выводы в приговоре, указав при этом, по каким основаниям он принял одни доказательства и отверг другие.

Изложенные в апелляционных жалобах осужденных и защитника доводы об отсутствии факта разбойного нападения в отношении А и корыстного мотива при завладении его вещами и автомашиной тщательно проверялись в ходе судебного разбирательства и обоснованно были признаны не соответствующими действительности.

В частности, из показаний свидетелей И А Д потерпевших А А следует, что А,

возглавляя фирму « », вопросами трудоустройства оплаты труда водителей, приобретением комплектующих деталей к автомобилям не занимался, личных и иных конфликтных отношений с Алиевым Э.Н. не имел, шины у частных лиц никогда не приобретал, свою автомашину приобрел за месяц до случившегося, и никакие детали, в том числе колеса, ему и его фирме не были нужны, вождение своей автомашины посторонним лицам он не доверял.

При таких данных версия осужденных о нападении на А по личным мотивам, а не из корыстных побуждений, обоснованно была признана судом несостоятельной.

Утверждения об отсутствии на изъятом домкрате следов генетического материала Матвиенко О.М. и противоречия между показаниями осужденных с заключением судебно-медицинской экспертизы по количеству нанесенных ударов в голову А с учетом всей совокупности приведенных в приговоре доказательств, никак не влияют на обоснованность вывода суда о том, что именно Алиев Э.Г. и Матвиенко О.М. совместно совершили разбойное нападение и убийство потерпевшего.

Фактические обстоятельства дела установлены правильно, и им дана надлежащая юридическая оценка.

Совокупность исследованных доказательств обоснованно признана судом достаточной для вывода о доказанности вины Алиева Э.Н. и Матвиенко О.М. в совершении инкриминируемых им деяний. Квалификация действий осужденных по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и по пп. «ж» и «з» ч.2 ст. 105 УК РФ является правомерной и согласуется с материалами дела.

Оснований для переквалификации действий Алиева Э.Н. на ч. 1 ст. 105 УК РФ, а Матвиенко О.М. - на п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ, как об этом ставится вопрос в их апелляционных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Психическое состояние Матвиенко О.М. и Алиева Э.Н. проверено полно, и они обоснованно признаны вменяемыми (т.4 л.д.З0-35,46-51).

При назначении наказания Матвиенко О.М. и Алиеву Э.Н. суд учел обстоятельства совершенных ими преступлений, характер и степень общественной опасности содеянного, характеризующие их данные смягчающие наказание обстоятельства, и отсутствие отягчающих обстоятельств, влияние назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей.

Обстоятельствами, смягчающими наказание в отношении осужденных суд обоснованно признал их активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличение соучастника преступлений частичное признание ими вины, их состояние здоровья, а также у Матвиенко О.М. - активное способствование розыску имущества, добытого в результате преступления, у Алиева Э.Н. - наличие малолетних детей. Для признания иных обстоятельств - смягчающими наказание, в том числе и приведенных в жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Данных, свидетельствующих о наличии отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных п. «е» ч.1 ст. 63 УК РФ, как об этом ставится вопрос законным представителем несовершеннолетнего потерпевшего А в материалах дела не содержится, и положения ч.1 ст. 62 УК РФ применены к Алиеву Э.Н. и Матвиенко О.М. правомерно Кроме того, такие обстоятельства, на которые ссылается автор данной жалобы, не приводились в обвинительном заключении.

Также не установлены и исключительные обстоятельства, связанные с целями и мотивами преступлений, ролью и поведением осужденных во время и после совершения преступлений, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных ими преступлений, в связи с чем суд обоснованно не применил к ним положения ст.ст. 73, 64 УК РФ при определении им вида и размера наказания.

Руководствуясь правилами ст. 67 УК РФ, суд индивидуализировал ответственность Матвиенко О.М. и Алиева Э.Н., исходя из установленных им обстоятельств совершенных преступлений. Оснований для применения к Алиеву Э.Н. и Матвиенко О.М. положений ч.б ст. 15 УК РФ не усматривается.

С учетом всей совокупности приведенных выше данных, судебная коллегия назначенное Алиеву Э.Н. и Матвиенко О.М. наказание не может признать чрезмерно суровым, как об этом утверждается в жалобах осужденных и защитника Шевченко Н.М., или чрезмерно мягким, как об этом утверждается в жалобе законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего А

Что касается доводов Матвиенко О.М. о том, что он был задержан 2 января 2015 года, а не 6 января 2015 года, как об этом указано в приговоре то с ними также согласиться нельзя, поскольку обстоятельства задержания Матвиенко О.М. подробно исследовались в ходе судебного разбирательства (т.8 л.д. 174-175), и оснований сомневаться в правильности вывода суда по данному вопросу у судебной коллегии не имеется.

В частности, из материалов дела усматривается, что Матвиенко О.М задерживался 3 и 5 января 2015 года в административном порядке за допущенные им нарушения общественного порядка, а не в связи с настоящим уголовным делом (т.З л.д.72-81), что подтвердил в суде и свидетель Я (т.8 л.д.193-195).

Заявленные по делу гражданские иски разрешены судом, исходя из представленных документов, и в соответствии с требованиями ГК РФ Решение о возмещении материального ущерба потерпевшему А о компенсации потерпевшим А иА морального вреда в связи с гибелью А является обоснованным, отвечающим требованиям разумности и справедливости.

Протокол судебного заседания соответствует положениям ст. 259 УПК РФ, и поданные на него замечания рассмотрены председательствующим судьей в установленном законом порядке.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389 ,389 ,389 ,

33 389 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Иркутского областного суда от 5 августа 2015 года в отношении Матвиенко О М и Алиева Э Н оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Алиева Э.Н. и Матвиенко О.М., адвоката Шевченко Н.М законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего А Абаевой М.А. оставить без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 67 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта