Информация

Решение Верховного суда: Определение N 45-АПУ16-20 от 25.08.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №45-АПУ 16-20

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 25 августа 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Таратуты И.В судей Хомицкой Т.П. и Климова А.Н при секретаре Горностаевой Е.Е рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Кошелева С В . и Смирнягина А.В., адвоката Калашникова А.А. на приговор Свердловского областного суда от 30 мая 2016 года, которым

Кошелев С В

ранее судим: 6 февраля 2008 года за три преступления, пред усмотренные п. «в» ч. 3 ст. 132 УК РФ к 4 годам 4 месяцам лишения свободы; 17 декабря 2008 года за два преступления, пред усмотренные п. «а» ч. 3 ст. 158, ч. 5 ст. 69 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожденного 14 сентября 2012 года по отбытии наказания осужден по п. «а,в,е,ж,к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 19 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года; по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

1

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 21 год лишения свободы с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, а оставшегося наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года с установлением ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре.

Смирнягин А В,

ранее судим: 29 июня 2007 года по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 5 годам лишения свободы освобожденного 12 января 2012 года по отбытии наказания осужден по п. «а,в,е,ж,к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы; по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ пс совокупности преступлений назначено пожизненное лишение свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Срок наказания исчислен Кошелеву и Смирнягину с 30 мая 2016 года года с зачетом времени содержания под стражей.

Постановлено о взыскании в доход государства процессуальных издержек: с Кошелева - 50 300 рублей, со Смирнягина - 6 900 рублей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Кошелев и Смирнягин признаны виновными и осуждены за совершение группой лиц убийства У а также по предварительному сговору, с целью сокрытия ранее совершенного преступления - убийства З и находящегося в беспомощном состоянии, общеопасным способом - убийства З Оба осуждены за уничтожение имущества путем поджога с причинением значительного ущерба потерпевшим, что повлекло наступление иных тяжких последствий.

Преступления совершены в ночное время 22 февраля 2015 года в г. области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

2

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденных Кошелева С В . и Смирнягина А.В. в режиме видеоконференцсвязи выступление адвокатов Шинелевой Т.Н. и Баранова А.А. в защиту интересов осужденных, поддержавших доводы жалоб, мнение государственного обвинителя Генеральной прокуратуры Федченко Ю.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

в апелляционных жалобах и дополнениях к ней осужденный Кошелев С В . выражает несогласие с приговором, ввиду чрезмерной суровости назначенного наказания. Полагает, что судом не учтена в качестве смягчающего вину обстоятельства его «явка с повинной», которую он изложил в устной форме в момент его задержания. При назначении наказания не учтено судом и наличие у него еще одного ребенка, родившегося в момент его нахождения под стражей, а также, то обстоятельство, что он воспитывался в детдоме, его молодой возраст и, что он является единственным кормильцем в семье. Считает, что судом без учета положений ст. 62 УК РФ неверно назначено наказание по ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также необоснованно не признано смягчающим наказание обстоятельством высказывание потерпевшего У послужившее поводом к совершению преступления. Просит о применении положений ст. 64 УК РФ и снижении наказания.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним осужденный Смирнягин А.В. и адвокат Калашников А.А. в его защиту выражают несогласие с приговором, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Полагают, что приговор основан на недопустимых доказательствах, каковыми являются показания самого Смирнягина в ходе досудебного производства, поскольку они носили вынужденный характер в результате оказанного давления со стороны сотрудников правоохранительных органов, а также на противоречивых показаниях осужденного Кошелева и свидетеля В Осужденный Смирнягин, подробно анализируя показания свидетеля В считает, что в силу психологических особенностей она не могла правильно воспринимать обстоятельства преступления. Не согласен с отказом в удовлетворении ходатайства о назначении психиатрической экспертизы в отношении названного свидетеля Считает, что к поджогу дома причастна сама В утверждает о непричастности к убийству отца и сына З Адвокат и осужденный полагают, что действия Смирнягина в отношении потерпевшего У должны быть квалифицированы по ч. 4 ст. 111 УК РФ, в отношении погибших З , а также поджога дома должен быть постановлен оправдательный приговор. Осужденный Смирнягин обращает внимание, что при назначении наказания суд не учел в качестве смягчающего обстоятельства его участие в

3

воспитании двоих несовершеннолетних детей. Авторы жалоб просят об изменении приговора.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Новосельцева Т.Н. просит апелляционные жалобы оставить без удовлетворения, приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных Кошелева и Смирнягина в содеянном правильными основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

В судебном заседании Смирнягин допустил возможность своей причастности к неосторожному причинению смерти У , в остальном свою вину отрицал, Кошелев, напротив, признал совершение преступлений в отношении У и З , а также поджоге дома. К тому же Смирнягин пояснил, что на стадии досудебного производства себя оговорил, в результате воздействия со стороны оперативных сотрудников полиции.

Выслушав позицию осужденных и исследовав показания, данные ими на стадии предварительного следствия, при их допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого о нанесении ими совместно из личных неприязненных отношений телесных повреждений У , а затем с целью сокрытия данного факта избиения, договорившись, сковородой и ногами избили З осознавая нахождение З в беспомощном состоянии, подожгли дом; исследовав результаты иных следственных действий, выводы судебно-медицинских экспертов о характере причинных телесных повреждениях, причине смерти потерпевших, выводы экспертов в области пожарно-технических исследований о причине возникновения пожара, наличии двух очагов пожара, суд, с учетом анализа совокупности доказательств, обоснованно пришел к выводу о виновности Кошелева и Смирнягина в совместном избиении и причинении смерти трем потерпевшим, в том числе путем поджога.

Как установлено исследованными материалами в ходе судебного заседания, порядок производства следственных действий органами предварительного следствия нарушен не был, цель выяснения имеющих значение для уголовного дела обстоятельств, соблюдена, оснований сомневаться в зафиксированных в них обстоятельствах, а также соответствия действительности отраженных в протоколах обстоятельств, у суда не имелось. Все участвующие лица были ознакомлены с

4

содержанием протоколов, о чем свидетельствуют их подписи, каких- либо возражений и заявлений не поступило.

Показания осужденных, данные ими на первоначальном этапе расследования, судом обоснованно признаны достоверными и допустимыми, так как они неоднокрапш, согласуются между собой дополняют друг друга, даны в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона и подтверждаются совокупностью иных доказательств по делу.

Вопреки доводам осужденного Смирнягина, судом не установлено противоречий в показаниях осужденного Кошелева, ставящих под сомнение причастность Смирнягина к совершению преступления в отношении трех лиц.

В этой связи были исследованы судом и материалы проверки по заявлению Смирнягина об оказании на него противозаконного воздействия по результатам которой было принято процессуальное решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношение сотрудников, осуществлявших оперативное сопровождение по уголовному делу.

С доказательственной точки зрения обоснованно оценены судом, полно отражены и проанализированы показания несовершеннолетнего свидетеля В являющейся очевидцем преступных действий Кошелева и Смирнягина, пояснившей об известных ей обстоятельствах подтверждающих причастность осужденных к событиям совершенного ими преступления. При этом В наблюдала ссору между осужденными и потерпевшим У а также нанесение телесных повреждений последнему. Подтвердила, что Смирнягин, из-за опасения раскрытия их действий, предложил убить З нанеся ему удары сковородой Вспомнив, что в доме есть еще пожилой З который в их присутствии с трудом передвигался и говорил, подожгли дом.

Вопреки утверждениям осужденного Смирнягина, в ходе предварительного и судебного следствия установлены и проверены причины по которым свидетель В в ходе своего первого допроса давала иные показания. Со слов свидетеля, она симпатизировала Смирнягину, вследствие чего стремилась в своих показаниях переложить большую степень ответственности на Кошелева. Однако впоследствии, переговорив с матерью на допросах, очных ставках с осужденными, при проверке показаний на месте при проведении опознания, в судебном заседании, свидетель подтвердила, что давала правдивые показания, описывая те действия, которые Смирнягин и Кошелев совершили.

Допрошенная в судебном заседании в качестве специалиста судебный психиатр Ж подтвердила, что у В нет признаков какого либо хронического психического расстройства, слабоумия. Диагноз поставленный В - социализированное расстройство поведения, не

5

является психическим заболеванием, а свидетельствует о наличии у нее проблем в поведении. Склонности к фантазированию, патологической лжи у свидетеля нет.

Оснований для назначения экспертных исследования психического состояния свидетеля, суд обоснованно не усмотрел.

Таким образом, суд правильно полож:ил в основу приговора показания данные свидетелем В в ходе повторных допросов на досудебной стадии производства и в судебном заседании.

Суд обоснованно счел их достоверными, и не усмотрел причин для оговора осужденных и потому, что показания свидетеля соответствуют первоначальным показаниям Кошелева и Смирнягина об обстоятельствах нахождения в доме З возникновения конфликта и убийства потерпевших, в том числе и путем сожжения.

Таким образом, совокупность изложенных и оцененных в приговоре доказательств, позволила суду придти к обоснованному выводу о совместных и согласованных действиях Кошелева и Смирнягина, как при избиении потерпевших, так и при последующем поджоге З в доме, что свидетельствует о наличии сговора между соучастниками на убийство и непосредственном соисполнительстве в лишении их жизни.

Суд верно указал, что, намереваясь скрыть убийство У Кошелев и Смирнягин вступили между собой в предварительный сговор на причинение смерти отцу и сыну З

Характер и локализация обнаруженных у У и З телесных повреждений в области головы с переломами костей черепа, травмированием мозговых оболочек, причиненных с использованием металлической сковороды свидетельствует о наличии умысла на убийство потерпевших. Не соглашаясь с доводами стороны защиты, суд правильно указал в приговоре о том, что характер действий каждого из осужденных свидетельствовал о наличии у них умысла на лишение жизни трех лиц.

Анализируя показания осужденных, судом правильно установлено, что после совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни У иЗ во исполнение договоренности, оба осознавая нахождение в беспомощном состоянии З в продолжение умысла подожгли дом, понимая при этом, что в результате поджога неизбежно наступит его смерть.

Совершая в ночное время поджог дома, расположенного вблизи от других домов, осужденные осознавали, что их действия представляют реальную опасность для жизни других лиц, Б роживающих в соседних домах таким образом, избранный осужденными способ убийства З суд правильно определил, как общественно опасный.

6

Судом также установлен факт утраты потерпевшими З иЗ возможности проживать в своем доме, вследствие его уничтожения в результате пожара.

Таким образом, суд дал оценку доказательствам, исследованным в ходе судебного разбирательства, в их совокупности, указал основания, по которым одни доказательства приняты, а другие отвергнуты. Тот факт, что данная оценка доказательств не совпадает с позицией осужденного Смирнягина и его адвоката, не свидетельствует о нарушении судом требований уголовно-процессуального закона и не является основанием к отмене или изменению судебного решения.

Изложенные доказательства и другие, перечисленные в приговоре судом обоснованно признаны достаточными для формирования вывода о виновности осужденных в совершении преступления и их действия юридически правильно квалифицированы.

Оснований для иной квалификации действий Смирнягина, а также и для его оправдания по ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167 УК РФ, не установлено.

При назначении наказания судом учтены обстоятельства совершенных Кошелевым и Смирнягиным преступлений и степень общественной опасности содеянного, характеризующие данные о личности, наличие смягчающих и отягчающих обстоятельств, влияние назначенного наказания на их исправление.

Оснований для признания иных обстоятельств смягчающими наказание в том числе и изложенными в жалобах, судом обоснованно не установлено.

В деле отсутствуют какие-либо данные об оформлении Кошелевым явки с повинной, наличии у него второго малолетнего ребенка, а также доказательства того, что потерпевший У своим аморальным поведением спровоцировал конфликт. Не подтверждено и наличие несовершеннолетних детей на иждивении у Смирнягина.

Назначая наказание осужденному Смирнягину в виде пожизненного лишения свободы, суд, также исходил из характера и степени общественной опасности содеянного, которую обоснованно признал исключительной для общества, конкретных обстоятельств дела и наступивших последствий влияния назначенного наказания на его исправление.

Судом не установлено исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, ролью и поведением осужденных во время и после совершения преступлений, существенно уменьшающих степень общественной опасности. Следуя императивным предписаниям

7

ст. 67 УК РФ, суд дифференцировал и индивидуализировал ответственность Кошелева и Смирнягина, исходя из доказанных и установленных обстоятельств.

Таким образом, Судебная коллеги* полагает, что наказание осужденным назначено соразмерно содеяннс му и оснований для признания назначенного наказания несправедливым, в силу его суровости, не имеется.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. 38913-38914, 38920, 38928, 389^ УПК РФ, Судебная коллегия

о п р е д е л и л -л приговор Свердловского областного суда от 30 мая 2016 года в отношении Кошелева С В и Смирнягина А В оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Кошелева СВ., Смирнягина А.В., адвоката Калашникова А.А. - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

8

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 67 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта