Информация

Решение Верховного суда: Определение N 9-О15-3 от 04.02.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело 9-015-3

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 4 февраля 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кулябина В.М.,

судей Зателепина О.К., Дубовика Н.П.

при секретаре Воронине М.А.

с участием адвоката Артеменко Л.Н., прокурора Щукиной Л.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Висячкина А.В., адвоката Штукатуровой Р. Г. на приговор Нижегородского областного суда от 19 декабря 2007 года, по которому

ВИСЯЧКИН А В ,

несудимый,

осужден: по п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ч.З ст.30, пп. «а», «д» ч.2 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы, на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Висячкина А.В. в пользу потерпевшей Л рублей в счет компенсации морального вреда.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 марта 2008 года приговор изменен, исключено указание о совершении убийства Л с целью облегчить совершение убийства Л и его сокрытия. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 25 ноября 2015 года кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 марта 2008 года отменено и уголовное дело передано на новое кассационное рассмотрение в порядке, предусмотренном гл. 45 УПК РФ. В отношении Висячкина А.В. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на срок до 25 февраля 2016 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зателепина О.К., изложившего содержание приговора и доводы жалоб выступление адвоката Артеменко Л.Н., поддержавшей доводы жалоб, и прокурора Щукиной Л.В., полагавшей необходимым изменить судебные решения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда Висячкин А.В. осужден за убийство Л и покушение на убийство Л совершенные с особой жестокостью.

Преступления совершены им при следующих обстоятельствах.

Вечером 14 июня 2007 года у школы № , расположенной на ул. в г. Висячкин А.В. встретился со своей сожительницей Л Обнаружив на Л золотые украшения, а также видя, что на сотовый телефон последней поступают звонки от неизвестных ему лиц, Висячкин А.В., предполагая связь Л с другим мужчиной, испытал ревность.

Около 23 часов того же дня они пришли к дому по ул. в г. где в квартире Л проживала вместе со своей матерью - Л При этом Л поднялась домой, а Висячкин А.В. остался на улице. Затем Висячкин А.В. пришел в квартиру Л где в кухне стал уговаривать Л пойти ночевать к нему домой по адресу: г. ул. д кв. на что потерпевшая ответила отказом. Испытывая ревность в связи отказом Л пойти с ним, Висячкин А.В. решил убить ее.

Реализуя свой преступный умысел, Висячкин А.В., находясь в состоянии алкогольного опьянения и высказывая угрозы убийством потерпевшей, взял нож. Опасаясь реализации угроз убийством, Л прибежала в комнату, где в это время находилась ее мать - Л которой сообщила, что у Висячкина А.В. в руках нож. Туда же пришел Висячкин А.В.

Л пытаясь защитить Л и пресечь нападение Висячкина А.В. на последнюю, встала между ними, потребовала от Висячкина А.В. прекратить противоправные действия и попыталась отобрать у него нож.

Однако Висячкин А.В. умышленно с целью убийства двух лиц, действуя в отношении Л - из ревности, а в отношении Л - из личной неприязни, а также с целью облегчения совершения убийства Л и его сокрытия, проявляя особую жестокость, выразившуюся в совершении убийства Л в присутствии близкого ей лица - дочери Л и соответственно, в совершении действий, направленных на убийство Л в присутствии близкого лица - матери Л.,

и заведомо осознавая, что тем самым он причиняет обеим особые страдания, напал на Л

В ходе нападения на потерпевших Висячкин А.В. нанес Л удар ножом в область живота, после чего этим же ножом нанес удар Л в область грудной клетки, от чего последняя упала.

Продолжая реализовывать свой преступный умысел на убийство Висячкин А.В. нанес Л не менее трех ударов ножом в область левого плеча, грудной клетки слева, правого предплечья и кисти, а также душил последнюю, сдавливая руками ее горло. Однако Л оказала ему активное сопротивление и смогла вырвать у Висячкина А.В. нож.

Видя, что Л еще жива, и продолжая реализовывать умысел на ее убийство, Висячкин А.В. взял в кухне квартиры второй нож, которым нанес последней удар в область груди, оставив нож в раневом канале.

Полагая, что нанесенных им Л телесных повреждений достаточно для наступления ее смерти, несмотря на просьбы последней вызвать для нее «Скорую помощь», не предпринимая мер к оказанию ей помощи, Висячкин А.В. с места происшествия скрылся, оставив потерпевшую умирать. Однако Л по телефону смогла вызвать

«Скорую помощь» и сотрудников милиции.

В ходе нападения Висячкин А.В. причинил Л телесные повреждения: колото-резаное ранение передней стенки грудной клетки, не проникающее в плевральную полость, с повреждением ткани левой молочной железы, в виде колото-резаной раны в области верхне-наружного квадранта левой молочной железы и идущего от нее раневого канала, слепо заканчивающегося в ткани железы; колото-резаное ранение передней стенки грудной клетки, проникающее в левую плевральную полость, в полость сердечной сорочки и левого желудочка сердца, в виде колото-резаной раны на передней поверхности грудной клетки слева в верхней трети с идущим от нее раневым каналом, с находящимся в нем клинком ножа, с повреждением по ходу раневого канала мягких тканей грудной клетки, пристеночной плевры левой плевральной полости в 3-е межреберье, стенки сердечной сорочки задней стенки левого желудочка сердца, с кровоизлияниями в ткани по ходу раневого канала, сопровождавшемся массивным наружным и внутренним кровотечением из полостей сердца, что привело к развитию острой массивной кровопотери, в совокупности вызвавшие причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей по признаку опасности для жизни, в результате чего наступила смерть Л на месте происшествия.

В ходе нападения Висячкин А.В. причинил также Л телесные повреждения: проникающее колото-резаное ранение живота с повреждением нисходящей ободочной кишки и забрюшинного пространства колото-резаное сквозное ранение верхней трети левого плеча с повреждением плечевой вены, резаную рану грудной клетки слева и резаные раны правого предплечья и кисти, в совокупности вызвавшие причинение Л тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни. Однако смерть Л не наступила, а, следовательно, преступление не было доведено Висячкиным А.В. до конца по независящим от него обстоятельствам в связи с приездом бригады «Скорой помощи» и оказанием потерпевшей своевременной квалифицированной медицинской помощи.

В суде первой инстанции Висячкин А.В. вину признал.

В кассационной жалобе осужденный просит переквалифицировать его действия в отношении Л с п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч.1 ст. 105 УК РФ, в отношении Л - с ч.З ст. 30, пп. «а», «д» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.1 ст. 111 УК РФ и снизить наказание, утверждая, что умысла на убийство потерпевших у него не было, считает, что потерпевшая Л не видела, как он нанес смертельный удар ее матери, и не могла испытывать какие-либо мучения или особые страдания, поэтому не согласен с оценкой его действий как совершенных с особой жестокостью. Кроме этого полагает, что суд, необоснованно признав его виновным в убийстве потерпевшей Л также признал его виновным в покушении на убийство двух лиц. Просит учесть при назначении наказания смягчающие обстоятельства.

Аналогичные доводы и просьба содержатся в кассационной жалобе адвоката Штукатуровой Р.Г. в защиту интересов осужденного. При этом адвокат обращает внимание на то, что действия осужденного были направлены одновременно против двух потерпевших - матери и дочери, поэтому признак особой жестокости вменен Висячкину А.В. необоснованно. Осужденный отрицал умысел на убийство Л а установленные судом обстоятельства дела, в частности, при наличии возможности убить потерпевшую Висячкин А.В. этого не сделал, свидетельствуют об ошибочности квалификации его действий как покушение на убийство. Считает необоснованной ссылку суда на то, что Висячкин А.В. совершил инкриминируемые ему действия в состоянии опьянения. Указывает на недостоверность показаний потерпевшей Л в части утверждения о том, что осужденный хотел ее задушить, причинил ей ножом порез шеи Утверждает, что в приговоре содержится противоречие. Несмотря на исключение из квалификации признака, предусмотренного п.«к» ч.2 ст. 105 УК РФ, в описательно-мотивировочной части содержится ссылка на то, что Висячкин А.В. совершил убийство с целью облегчения совершения убийства Л

В надзорной жалобе, поданной в Президиум Верховного Суда Российской Федерации, осужденный Висячкин А.В. также указывает, что при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции было нарушено его право на защиту поскольку судом ему были назначены два адвоката - Созонов В.Г. и Штукатурова Р.Г., однако адвокат Созонов В.Г. не подавал в его защиту кассационной жалобы; в приговоре не отражены все обстоятельства подлежащие доказыванию по уголовному делу, в частности не указано на наличие причинно-следственной связи между его действиями и смертью Л и неправильно квалифицированы его действия; при назначении наказания не учтены положения ст.61, 62, 64 УК РФ; заявляет, что в ходе предварительного слушания по делу не велся протокол судебного заседания.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия приходит к следующему.

Вопреки утверждению осужденного и его адвоката виновность осужденного в содеянном подтверждается совокупностью доказательств исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.

Так, осужденный Висячкин А.В. в ходе предварительного расследования при допросе в качестве подозреваемого и в судебном заседании пояснил, что когда Л отказалась ехать с ним и ушла в комнату к матери, он взял в руки нож, прошел следом за ней и, чтобы напугать, сказал, что убьет ее Л спряталась за спиной у матери, которая пыталась отобрать у него нож, что произошло дальше, он не помнит.

Потерпевшая Л подтвердила обстоятельства совершения осужденным преступлений, как они установлены судом, и пояснила, что отказалась ехать в квартиру, где она ранее проживала с Висячкиным А.В после чего он сказал ей, что убьет ее, и взял в руки нож; крикнув матери, что у Висячкина А.В. в руках нож, она спряталась за матерью, которая пыталась вырвать у осужденного нож, но он сбоку ударил ее (Л ножом, от чего она упала на диван; затем Висячкин А.В. ударил ножом мать, от чего она также упала; после этого осужденный нанес ей еще несколько ударов, но она сопротивлялась и смогла, схватив лезвие ножа руками, согнуть его и выхватить нож из рук Висячкина А.В., после этого осужденный стал ее душить, но ей удалось вырваться; она попыталась его успокоить, сказав ему, что любит его и хочет от него ребенка; после этого осужденный ушел на кухню, а она в испуге спряталась за диван, слышала, как мать стонала и хрипела; в это время Висячкин А.В. заглянул в комнату, вернулся на кухню, где взял нож, и вновь вернулся в комнату; она услышала удар, после чего мать перестала стонать поняла, что она умерла; перед уходом Висячкин А.В. сказал ей, что хотел убить ее одну, а так она умрет вместе с матерью.

Показания потерпевшей подтверждаются и другими доказательствами исследованными в судебном заседании, в частности,

протоколом о явке с повинной, в которой Висячкин А.В. сообщил о причинении им телесных повреждений Л и Л протоколом проверки показаний потерпевшей Л которая подтвердила свои показания и на месте происшествия воспроизвела обстоятельства совершенных Висячкиным А.В. действий в отношении ее и матери; протоколом очной ставки между осужденным и Л в ходе которой они подтвердили свои показания; протоколами осмотра места происшествия, осмотра трупа;

показаниями свидетеля Висячкина В.А., отца осужденного, из которых следует, что после случившегося сын пришел к нему в гараж, где он находился со своим знакомым К и сообщил, что порезал или зарезал тещу иЛ показаниями свидетеля К согласно которым после того как Висячкины переговорили между собой, Висячкин В.А. сказал ему, что сын зарезал тещу и задел И ; показаниями свидетеля Ц участкового уполномоченного РУВД пояснившего, что дежурный направил его по адресу Л в связи с сообщением о криках о помощи, из-за двери квартиры был слышен стон, войдя в квартиру, увидел Л с ножевыми ранениями, а в комнате другую женщину с торчащим из груди ножом, со слов Л понял что сожитель Висячкин А.В. убил ее мать и порезал ее;

заключениями экспертов, проводивших судебно-медицинские, судебно цитологические, судебно-биологические, судебно-трасологические экспертизы.

С учетом изложенного суд обоснованно пришел к выводу о том, что оснований не доверять показаниям потерпевшей Л в том числе и в части утверждения о том, что осужденный хотел ее задушить, причинил ей ножом порез шеи, как указывает адвокат в своей жалобе, не имеется.

Согласно протоколу судебного заседания судебное следствие проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, всесторонне полно и объективно. Все представленные сторонами доказательства судом были исследованы, им дана надлежащая оценка в приговоре.

Ходатайства, заявленные сторонами в ходе судебного разбирательства судом разрешены в соответствии с требованиями закона, по ним судом приняты решения, каких-либо сведений о нарушении принципов равенства и состязательности сторон, предвзятом отношении председательствующего к той или иной стороне протокол судебного заседания не содержит.

Согласно материалам уголовного дела в ходе предварительного слушания по делу велся протокол судебного заседания, поэтому доводы жалобы осужденного об отсутствии указанного протокола являются необоснованными.

В ходе рассмотрения уголовного дела право Висячкина А.В. на защиту нарушено не было, как ошибочно считает осужденный.

Как следует из материалов дела, в ходе судебного разбирательства действительно два адвоката представляли интересы осужденного Висячкина А.В. Адвокат Созонов В.Г. оказывал юридическую помощь по назначению со стадии предварительного расследования, а адвокат Штукатурова Р.Г. - в судебном заседании по соглашению сторон. При этом осужденный, судя по протоколу судебного заседания, не возражал против того чтобы два адвоката защищали его в суде первой инстанции.

По смыслу статьи 7 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокаты исполняющие требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания органов предварительного следствия или суда, не обязаны во всех случаях подавать жалобы на решения судов.

По данному уголовному делу право на защиту при обжаловании приговора реализовано путем подачи жалобы осужденным Висячкиным А.В. и его адвокатом Штукатуровой Р.Г.

Уголовно-процессуальный закон не содержит требований о том, что в случае участия в уголовном деле в качестве защитников нескольких адвокатов каждый из них обязан обжаловать судебное решение в вышестоящий суд.

В приговоре отражены все обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу. При этом в нем, вопреки доводам жалобы осужденного указаны те телесные повреждения, причиненные Висячкиным А.В., которые повлекли смерть Л на месте происшествия.

Суд, с учетом имеющихся доказательств, правильно установил, что Висячкин А.В. совершил инкриминируемые ему действия в состоянии опьянения.

Суд, вопреки доводам жалоб, дал надлежащую правовую оценку действиям осужденного Висячкина А.В. Оснований для переквалификации его действий, о чем просят авторы жалоб, Судебная коллегия не находит.

Доводы кассационных жалоб о том, что Висячкин А.В. не имел умысла на убийство потерпевших, нельзя признать состоятельными.

Умысел на убийство обеих потерпевших подтверждается не только показаниями потерпевшей Л но и примененными орудиями преступлений (ножи), локализацией и степенью тяжести причиненных потерпевшим телесных повреждений.

При этом тот факт, что осужденный при наличии возможности убить потерпевшую Л этого не сделал, не свидетельствует об ошибочности квалификации его действий как покушение на убийство, как считает адвокат в своей жалобе.

Судебная коллегия считает, что совершенных осужденным действий в отношении потерпевшей Л достаточно для их квалификации как покушение на убийство.

Утверждение адвоката о том, что направленность действий осужденного одновременно против двух потерпевших - матери и дочери - исключает признак особой жестокости убийства, основано на неправильном толковании уголовного закона и не учитывает установленные судом фактические обстоятельства преступления.

Как установлено судом, Висячкин А.В. на глазах матери покушался на убийство потерпевшей Л (дочери), но не смог довести свой умысел до конца, а также на глазах дочери убил ее мать, потерпевшую Л

Исходя из этого его действия правильно квалифицированы судом по п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ, ч.З ст.30, пп. «а», «д» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Вместе с тем Судебная коллегия считает, что приговор суда подлежит изменению по следующим основаниям.

Висячкин А.В. обвинялся в убийстве потерпевшей Л с целью облегчить совершение убийства Л и в связи с выполнением Л общественного долга. Его действия в отношении Л были квалифицированы органами следствия по пп. «б», «д», «к»ч.2ст.105УКРФ.

Суд признал недоказанным совершение Висячкиным А.В. убийства потерпевшей Л по мотивам мести за выполнение общественного долга и исключил указанный признак из обвинения.

Однако вопреки мнению государственного обвинителя, отказавшегося в судебном заседании от обвинения Висячкина А.В. в совершении убийства Л по п.«к» ч.2 ст. 105 УК РФ, суд, не признав осужденного виновным по указанному пункту, тем не менее в описательно-мотивировочной части приговора наряду с указанием такого мотива убийства потерпевшей, как из личной неприязни, сослался и на то, что преступление им было совершено с целью облегчения совершения убийства потерпевшей Л и его сокрытия.

С учетом изложенного из приговора подлежит исключению указание о совершении Висячкиным А.В. убийства потерпевшей Л с целью облегчения совершения убийства потерпевшей Л и его сокрытия.

Наказание, назначенное по п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ, ч.З ст. 30, пп. «а», «д ч.2 ст. 105 УК РФ, подлежит смягчению.

При смягчении наказания по ч.З ст.30, пп. «а», «д» ч.2 ст. 105 УК РФ необходимо учитывать следующее.

Суд, установив наличие явки с повинной, предусмотренной п.«и» ч.1 ст.61 УК РФ, правильно применил правила ч.1 ст. 62 УК РФ, которые предусматривали, что при наличии смягчающих обстоятельств предусмотренных пп. «и» и (или) «к» ч.1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не должен превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Федеральным законом от 29 июня 2009 года № 141-ФЗ в указанную норму уголовного закона внесены изменения, согласно которым в названных выше случаях срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

С учетом положений ст. 10 УК РФ данный уголовный закон, смягчающий наказание, имеет обратную силу.

При назначении наказания за неоконченное преступление надлежит соблюдать сроки и размеры наказания, которые, в соответствии с чч.2 и 3 ст. 66 УК РФ, исчисляются от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за оконченное преступление. При этом пожизненное лишение свободы за приготовление к преступлению и покушение на преступление не назначается (ч.4 ст.66 УК РФ).

При применении ст. 62 УК РФ в случае совершения неоконченного преступления указанная в этих нормах часть наказания исчисляется от срока или размера наказания, которые могут быть назначены по правилам ст. 66 УК РФ.

Вместе с тем, если наряду с обстоятельствами, указанными в ч.1 ст. 62 УК РФ, суд установит наличие других смягчающих обстоятельств, наказание должно назначаться с учетом всех смягчающих обстоятельств.

Как видно из приговора, суд наряду с явкой с повинной, вопреки доводам жалоб, учел и другие смягчающие наказание обстоятельства, а именно признание вины, раскаяние в содеянном, возмещение материального ущерба потерпевшей.

Исходя из этого наказание по ч.З ст.30, пп. «а», «д» ч.2 ст. 105 УК РФ должно быть менее строгим, чем 10 лет лишения свободы.

Оснований для применения при назначении наказания положений ст. 64 УК РФ, как об этом просит осужденный в своей жалобе, Судебная коллегия не находит.

С учетом смягчения наказания по п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ, ч.З ст.30 пп. «а», «д» ч.2 ст. 105 УК РФ необходимо назначить более мягкое наказание по совокупности преступлений.

В остальном обжалуемый приговор подлежит оставлению без изменения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 379, 380, 382, 387 388 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Нижегородского областного суда от 19 декабря 2007 года в отношении Висячкина А В изменить.

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание о совершении им убийства потерпевшей Л с целью облегчения совершения убийства потерпевшей Л и его сокрытия.

Смягчить назначенное наказание по п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ до 13 лет 6 месяцев, по ч.З ст.30, пп. «а», «д» ч.2 ст. 105 УК РФ до 9 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п.«д» ч.2 ст. 105 УК РФ, ч.З ст.30, пп. «а», «д» ч.2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Висячкину А.В. наказание в виде лишения свободы сроком на 16 лет 6 месяцев.

В остальном указанный приговор в отношении Висячкина А.В. оставить без изменения, жалобы осужденного и адвоката Штукатуровой Р.Г. - без удовлетворения.

Председательствующий Судь

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 66 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта