Информация

Решение Верховного суда: Определение N 35-АПУ17-2 от 21.03.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 35-АПУ17-2

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Гор.Москва 2 1 м а р т а 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткина А.С.,

судей Климова А.Н. и Истоминой Г.Н.,

при секретаре Поляковой А.С рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденного Лысенкова А.И. и адвоката Спиридовича И.А. на приговор Тверского областного суда от 13 января 2017 года, которым

Лысенков А И ,

ранее не судимый осужден по ч. 5 ст. 33, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 13 лет с ограничением свободы на срок 1 год по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 9 лет со штрафом в размере 500 000 рублей и с ограничением свободы на срок 1 год; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Лысенкову А.И назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 15 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 500 000 рублей и с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с установлением в соответствии со статьей 53 УК РФ следующих ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и возложением на осужденного обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации;

Миронов А А

ранее не судимый осужден по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 14 лет с ограничением свободы на срок 1 год; по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 9 лет со штрафом в размере 500 000 рублей и с ограничением свободы на срок 1 год; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Миронову А.А. назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 16 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 500 000 рублей и с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с установлением в соответствии со статьей 53 УК РФ следующих ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и возложением на осужденного обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Приговором решен вопрос о вещественных доказательствах.

Постановлено взыскать с Миронова А.А. и Лысенкова А.И в пользу потерпевшего Б возмещение материального ущерба в солидарном порядке денежные средства в сумме 30 800 рублей; в пользу потерпевшей Г в возмещение материального ущерба в солидарном порядке денежные средства в сумме 41 550 рублей, а также в ее пользу компенсацию причиненного морального вреда в долевом порядке в сумме 970 000 рублей: с М - 670 000 рублей, с Л - 300 000 рублей,

Осужденный Миронов А.А. приговор в апелляционном порядке не обжаловал, но приговор в отношении него проверяется в порядке ч. 2 ст. 389. 19 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., выступления осужденного Лысенкова А.И. и адвоката Спиридовича И.А., полагавших обвинительный приговор отменить и постановить в отношении Лысенкова А.И. оправдательный приговор, адвоката Шинелевой Т.Н., полагавшей приговор в отношении Миронова А.А. изменить и смягчить ему наказание мнение прокурора Коваль К.И., полагавшей приговор в отношении осужденных изменить, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Миронов А.А. и Лысенков А.И. признаны виновными в разбойном нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и предметов используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей С

Миронов А.А., кроме того, признан виновным в убийстве С сопряженном с разбоем; а Лысенков А.И. - в пособничестве в убийстве С сопряженном с разбоем.

Данные преступления совершены ими в г области в период времени с 22 часов 03 минут 19 февраля 2016 года по 04 часа 05 минут 20 февраля 2016 года при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В суде Лысенков А.И. вину свою в предъявленном обвинении не признал, а Миронов А.А. - признал, но от дачи показаний отказался.

В апелляционной жалобе осужденный Лысенков А.И. указывает о своем несогласии с приговором, и утверждает, что не вступал в преступный сговор с Мироновым А.А. на совершение преступления, ножа у него не было и договоренности убедиться в наступлении смерти потерпевшей не имелось. Полагает, что показания Миронова А.А., данные им на предварительном следствии, являются непоследовательными и противоречивыми, и они не имеют доказательственной силы. Оспаривает оценку, которую суд дал его показаниям, а также заключение эксперта о наличии в его показаниях на предварительном следствии психологических признаков заученности, обращая внимание на то, что он неоднократно давал одни и те же показания. Ссылается на отсутствие у него мотива совершения преступления и материальных затруднений, а также на то, что в ходе обыска добровольно выдал куртку Миронова А.А., оставленные им деньги, которыми он не распоряжался. Утверждает о своей непричастности к вмененным ему преступлениям, и просит приговор отменить.

В апелляционной жалобе (основной) адвокат Спиридович И.А действуя в интересах осужденного Лысенкова А.И., указывает о несогласии с приговором, утверждая, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и к действиям подзащитного уголовный закон применен неправильно. Отмечает, что имеющимися в деле доказательствами не подтверждается причастность Лысенкова А.И. к вмененным ему деяниям, а содержащиеся в приговоре формулировки объективной и субъективной сторон преступления имеют существенные противоречия, и они не согласуются с материалами дела Полагает, что Лысенков А.И. искусственно, огульно и бездоказательно «привязан» к действиям Миронова. В деле отсутствуют объективные доказательства, которые могли бы свидетельствовать о наличии договоренности между осужденными о совершении убийства. Напротив обвиняемые последовательно показывали об отсутствии у них умысла на убийство и такой договоренности. Судом необоснованно отклонен довод об эксцессе исполнителя, о чем последовательно и неоднократно заявлял сам Миронов следователю и эксперту-психиатру. В основу приговора были незаконно взяты показания Миронова, в которых он лгал, начиная с явки с повинной, а показания Лысенкова по делу, напротив, однообразны и согласуются с материалами дела. Автор жалобы утверждает, что Лысенков А.И. не совершал действий, направленных на причинение смерти С не содействовал Миронову А.А. ни советом, ни обещание убийства не передавал, не уничтожал его и не скрывал не способствовал проникновению Миронова А.А. в магазин, никакой информации по этому поводу не предоставлял. Когда Лысенков услышал крик и зашел в магазин, то потерпевшая была уже мертва. В соответствии с требованиями ст. 14 УПК РФ суд обязан все неустранимые противоречия и сомнения истолковать в пользу подсудимых. Просит обвинительный приговор отменить и вынести в отношении Лысенкова оправдательный приговор.

В дополнительной апелляционной жалобе адвокат Спиридович И.А. указывает, что суд не привел в приговоре мотивов изменения описания инкриминируемых деяний, а предъявленное осужденным в ходе предварительного расследования обвинение опровергнуто в судебном заседании. Приведенное в приговоре описание преступных деяний не основано на материалах дела и результатах судебного следствия. Так, в приговоре указано, что выводы о виновности обвиняемых в инкриминированных деяниях основаны на показаниях Миронова А.А который якобы полностью признал свою вину, однако, по мнению автора жалобы, Миронов А.А. вину свою в предъявленном ему обвинении не признал, отрицал наличие умысла и договоренности с Лысенковым на убийство С и разбой, так как в суде он заявил, что в квартире договаривались только о совершении кражи. Согласно ч. 5 ст. 33 УК РФ, соучастие в форме пособничества всегда совершается с прямым умыслом, однако в приговоре отсутствует описание конкретного вида договоренности между осужденными на совершение разбойного нападения, не приведены доказательства осведомленности Лысенкова А.И. о планируемом убийстве, а инкриминируемое осужденному нападение и причинение, в случае возможного сопротивления, телесных повреждений потерпевшей никак не свидетельствует об осознании Лысенковым А.И. наличия у Миронова А.А. умысла на убийство потерпевшей. Оспаривает вывод суда о совершении Лысенковым А.И пособничества в убийстве С утверждая, что такой вывод объективными доказательствами не подтвержден и не основан на материалах уголовного дела. Полагает, что обвинение Лысенкова в этой части основано на предположениях, и не опровергнуты доводы защиты об эксцессе исполнителя. Приведенное в приговоре описание действий осужденных, предшествующих непосредственному преступлению, суд ошибочно оценил, как договоренность о совершении разбоя и убийства Действия Лысенкова А.И. в части наблюдения у магазина за окружающей обстановкой никак не охватывались его умыслом по способствованию совершения Мироновым убийства, поскольку из уголовного дела следует что изначально обвиняемые договаривались о совершении другого преступления. В представленных материалах отсутствуют сведения о том что Лысенков А.И. был инициатором переодевания осужденных, контроля за обстановкой, приискания предметов (молотка и ножа), используемых в качестве оружия, и что он заранее обещал Миронову А.А. скрыть орудие и следы преступления. Заявляет, что позиция защиты о существенных нарушениях, необоснованности обвинения и отсутствии доказательств виновности Лысенкова не нашла отражения в приговоре, а приведенные защитой доводы оставлены судом без внимания. Отмечает, что описание в приговоре соучастия Лысенкова А.И. в разбое и пособничества в убийстве идентично. Полагает, что судом не опровергнуты доводы Миронова А.А об отсутствии у него умысла на убийство до входа в магазин и о его последующем совершении из опасения быть узнанным потерпевшей поскольку, находясь дома, он не знал, кто в эту ночь должен был работать продавцом, предложений об убийстве осужденные между собой не обсуждали. Утверждает, что убийство потерпевшей Миронов совершил вне сговора с Лысенковым и в его отсутствие, а проникновение Лысенкова А.И. на место преступления (в магазин) после убийства не является пособничеством, поскольку вмененное ему наблюдение за обстановкой никак не облегчало Миронову совершить убийство и не способствовало осуществлению данного преступления. Инкриминируемое уничтожение и сокрытие орудий и следов преступлений, а также наличие предварительной договоренности об этом не подтверждено имеющимися в деле доказательствами, и поэтому автор жалобы оценивает участие Лысенкова А.И. в сокрытии следов преступления как заранее не обещанное укрывательство. Полагает, что заключения судебно психологических экспертиз, согласно которым показания Миронова А.А данные им в ходе проведения проверки показаний на месте, признаны правдивыми, а в показаниях Лысенкова А.И. якобы усматриваются признаки заученности, стремления минимизировать свое участие и осведомленность, сфальсифицированы экспертом в связи с искажением действительных обстоятельств. Считает, что подобные заключения не могут служить доказательством по уголовному делу, и ссылки на них в приговоре являются незаконными. Просит об отмене приговора и о вынесении в отношении Лысенкова А.И. оправдательного приговора.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Цапкина Е.В., и потерпевшая Г указывают о своем несогласии с их доводами и просят оставить приговор без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Несмотря на отрицание Лысенковым А.И. своей причастности к разбойному нападения и убийству С его вина в совершении вмененных ему деяний подтверждается совокупностью следующих доказательств.

Так, из показаний Миронова А.А., данных им на предварительном следствии, исследованных в суде, усматривается, что 19 февраля 2016 года он предложил Лысенкову совершить кражу из магазина « », который согласился и предложил взять с собой молоток «на всякий случай», чтобы если не получиться, то он (Миронов) может оглушить продавщицу, ударив ее молотком по голове. Лысенков взял с собой перочинный ножик пояснив, что «на всякий случай». Оба надели матерчатые перчатки. Пока запирал дверь своей квартиры, то молоток передал Лысенкову. Примерно в 2 часа ночи Лысенков попытался снять входную дверь магазина с петель но продавщица проснулась, и они отошли от магазина. Через некоторое время, когда продавец вошла обратно в торговый зал, они вновь подошли к магазину, Лысенков передал ему молоток и сказал, чтобы он нанес продавщице молотком удар по голове, оглушил ее, а в случае необходимости он (Лысенков) готов перерезать ей горло. Он (Миронов позвонил в дверь, вышла продавщица, которая его узнала, открыла дверь и впустила в помещение. Когда С повернулась, он нанес ей удар молотком в область затылка. С закричала, и он нанес ей еще 3-4 удара. С упала, а он продолжал наносить ей удары молотком в голову. В помещение забежал Лысенков, из кассы и сейфа забрал деньги после чего они покинули магазин. Лысенков передал ему молоток который он оставил в торговом зале, со словами: «не оставляй улики Когда возвращались, то выкинули молоток, ящик-кассу, кроссовки перчатки. Дома у Лысенкова он переоделся в чистую одежду, а старую сожгли, так как на ней были следы крови. Его куртку Лысенков спрятал в кладовке. Похищенные деньги поделили, вызвали такси, съездили в магазин « », приобрели спиртное, закуску и продолжили употреблять алкоголь (т.5 л.д.101-112, 120-125, 130-135, 141-144, 156-159, т.2л.д.153-159).

Суд приведенные показания Миронова А.А. обоснованно признал достоверными, поскольку они согласуются с показаниями Лысенкова А.И., данных им в качестве подозреваемого, согласно которым он видел что Миронов заранее взял с собой молоток, как Миронов наносил удары молотком по голове потерпевшей. Когда вернулись к нему домой, то Миронов оставил свою куртку, а штаны сжег в титане, а взамен он дал ему свои джинсы и тапочки, поскольку тот кроссовки, молоток и перчатки выбросил. Денег было около 30 000 рублей, их поделили, съездили в магазин « » на такси и продолжили распивать спиртное (т.4 л.д.190-193).

Кроме того, приведенные выше показания Миронова А.А согласуются с другими доказательствами, подробный анализ которым дан в приговоре.

Так, потерпевшая Г показала, что ее мать С работая продавцом в магазине ООО « » в ночную смену с 20 часов 19 февраля 2016 года, действительно знала Миронова А.А. с детства и могла его впустить в помещение магазина.

Согласно показаниям свидетеля И около 23 часов 19 февраля 2016 года возле магазина « », где продавцом в ту ночь работала С она встретила Миронова А.А. и Лысенкова А.И.

По показаниям водителя такси М ночью 20 февраля 2016 года по поступившему от диспетчера вызову он отвозил с площади

к магазину « и обратно двух парней, среди которых в ходе расследования опознал Миронова А.А.

Согласно показаниям свидетеля П когда она работала в ночную смену в магазине « », то примерно в 4 часа ночи на такси приехали два парня, которые купили у нее спиртное и продукты. Она обратила внимание, что купюра в 500 рублей была испачкана свежей кровью (т.2 л.д.20-25).

Из протокола осмотра места происшествия усматривается, что в магазине « » изъята денежным купюра номиналом 500 рублей с пятнами красного цвета (т.1 л.д.147-148).

При производстве осмотра места происшествия в магазине « был обнаружен труп С с телесными повреждениями, а также следы обуви, след молотка, монеты, ящик-касса и другие предметы, в том числе со следами вещества бурого цвета, похожего на кровь (т.1 л.д.104-108).

В соответствии с заключением эксперта № 6, данные следы обуви оставлены подметкой подошвы ботинка на левую ногу Миронова А.А. (т.З л.д.225-242).

В ходе осмотра участка местности в районе гаражей (сараев) был обнаружен и изъят молоток со следами вещества бурого цвета, похожего на кровь (т.1 л.д. 141-144). Из протокола предъявления предмета для опознания следует, что данный молоток был опознан Мироновым А.А. как орудие преступления в отношении С (т.2 л.д.160-164).

В соответствии с заключением эксперта № 298, потерпевшей С было нанесено со значительной силой не менее 18 ударов тупым твердым предметом с ограниченной ударной поверхностью прямоугольной формы и имеющей в своем составе прямолинейное ребро какую имеет рабочая часть металлического молотка, изъятого с места происшествия, в связи с чем ушибленные раны головы у С могли быть причинены данным молотком (т.З л.д.47-54).

Из заключения эксперта № 299 следует, что раны затылочной области головы у С могли образоваться при обстоятельствах, указанных Мироновым А.А. в ходе проверки показаний на месте 21 февраля 2016 года (т.З л.д.64-67).

Заключением эксперта № 437 установлено, что нанесение повреждений головы С могло произойти при обстоятельствах, указанных Лысенковым А.И. при производстве проверки показаний на месте 19 октября 2016 года (т.З л.д.77-87).

На основании протокола обыска в жилище Миронова А.А. в числе прочего были изъяты предметы одежды и денежные средства в сумме 12 250 рублей (т.2 л.д.207-216).

В соответствии с протоколом обыска в жилище Лысенкова А.И были изъяты предметы одежды и денежные средства в сумме 17 450 рублей (т.2 л.д.223-239).

Что касается доводов жалоб по поводу судебно-психологических экспертиз, проведенных по видеозаписям с участием обвиняемых, то в них специалистом было высказано его субъективное мнение по предложенным вопросам, и его ответы, с учетом имеющихся в деле доказательств в их совокупности, никак не могли повлиять на принятое по делу решение.

Доказательства, положенные в основу приговора, исследованы и оценены судом в соответствии с требованиями статей 17 и 88 УПК РФ, и оснований сомневаться в его выводах о виновности Лысенкова и Миронова в инкриминированных деяниях не имеется.

Доводы защиты и осужденного Лысенкова А.И. о его непричастности к вмененным деяниям, в том числе и об эксцессе исполнителя в действиях Миронова А.А., тщательно проверялись в ходе судебного заседания, и обоснованно признаны несостоятельными.

О направленности умысла Миронова А.А. на убийство С.

и умысла Лысенкова А.И. на пособничество в убийстве потерпевшей помимо обстановки и характера нападения, выразившегося в его неожиданности и внезапности, свидетельствуют способ и орудия преступлений, характер и локализация телесных повреждений, а также последующее поведение осужденных.

Использование Мироновым А.А. в качестве орудия преступления молотка, обладающего большой поражающей способностью, для нанесения в короткий промежуток времени множественных ударов в голову С то есть в область расположения жизненно важных органов потерпевшей с силой, достаточной для образования повреждений причинивших смерть; нахождение при этом в соответствии с распределением ролей Лысенкова А.И., вооруженного ножом, у входа в магазин и его наблюдение за обстановкой, чтобы при необходимости сообщить об изменении ситуации Миронову А.А., а также его озвученная готовность нанести удары ножом потерпевшей; последующее поведение осужденных, которые, не предпринимая никаких мер к оказанию С медицинской помощи, завладели денежными средствами убедившись при этом, что потерпевшая перестала подавать признаки жизни, после чего скрылись с места преступлений сами и избавились от следов и орудия содеянного. Все приведенные выше обстоятельства указывают на согласованное применение осужденными насилия, опасного для жизни и здоровья, причинившего тяжкий вред здоровью С.,

на применение ими заранее приготовленного предмета - молотка используемого в качестве оружия, и, следовательно, на совместное совершение разбойного нападения и на соучастие Лысенкова в убийстве потерпевшей.

Вопреки доводам жалоб, описательно-мотивировочная часть приговора не противоречит предъявленному Миронову и Лысенкову обвинения, и постановленный приговор отвечает требованиям уголовно процессуального закона.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, и действиям осужденных, в том числе и Лысенкова, дал надлежащую юридическую оценку.

Оснований для переквалификации действий Лысенкова на закон о менее тяжком преступлении, как об этом указывается в жалобе адвоката Спиридовича И.А., судебная коллегия не усматривает. Также судебная коллегия не может согласиться и с доводами защитника Спиридовича И.А и осужденного Лысенкова А.И. об эксцессе исполнителя в действиях Миронова А.А.

Между тем, в установочной части приговора суд указал, что Миронов и Лысенков совершили разбойное нападение с использованием предмета (молотка), используемого в качестве оружия, а в описательно мотивировочной части приговора отмечено, что данное преступление они совершили с применением оружия и предмета, используемого в качестве оружия. Причем, в приговоре не описан способ применения осужденными оружия при разбое, и это обстоятельство органами предварительного следствия не вменялось ни Миронову, ни Лысенкову.

При таких данных судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора указание суда о применении Мироновым и Лысенковым оружия при разбойном нападении на С

Психическое состояние Миронова и Лысенкова проверено полно (т. 150-154, 165-169), и они обоснованно признаны вменяемыми.

Наказание Лысенкову и Миронову назначено с учетом требований Общей и Особенной частей УК РФ, с учетом их личности, всех значимых по делу обстоятельств, в том числе тех, на которые содержатся ссылки в апелляционных жалобах.

В качестве обстоятельства, отягчающего наказание осужденных, суд обоснованно признал, в соответствии с п. 1.1 ст. 63 УК РФ, совершение ими преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.

В качестве обстоятельства, смягчающего наказание Лысенкова, суд правомерно признал наличие на его иждивении малолетнего ребенка, а в отношении Миронова - активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличение других соучастников принесение извинений потерпевшей Г частичное возмещение морального вреда.

Оснований для применения к осужденным положений ст. ст. 64, 73 УК РФ и для изменения категорий совершенных ими преступлений в силу ч. 6 ст. 15 УК РФ судебная коллегия не усматривает.

Что касается ссылки в приговоре на учет мнения «потерпевшей Г настаивающей на строгом наказании подсудимых», то такие действия суда не согласуются с положениями ст. ст. 6, 60, 63 УК РФ и являются незаконными.

Так, согласно ч. 3 ст. 60 УК РФ, при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Таким образом, мнение потерпевшей о наказании подсудимых не отнесено законодателем к обстоятельствам, которые должны учитываться судом при назначении подсудимому наказания. Отягчающие наказание обстоятельства перечислены в ст. 63 УК РФ, и этот перечень также является исчерпывающим.

При таких данных указание суда об учете мнения «потерпевшей Г , настаивающей на строгом наказании подсудимых», подлежит исключению из приговора.

Учитывая, что Миронову и Лысенкову ошибочно учтено при назначении наказания мнение потерпевшей о строгом наказании, которое повлияло на его размер, а также исключение из приговора указания о применении осужденными оружия при разбойном нападении, то при таких данных назначенное им основное наказание в виде лишения свободы подлежит смягчению.

Кроме того, в соответствии с положениями ст. ст. 81 и 309 УПК РФ суд передал по принадлежности в счет возмещения ущерба потерпевшему Б монету достоинством 1 рубль, монеты (две - достоинством 2 рубля и четыре - достоинством 1 рубль), изъятые 20.02.2016 г. в ходе осмотра места происшествия - магазина « », и территории около этого магазина.

Однако далее в резолютивной части приговора суд постановил уничтожить эти же 7 монет в качестве вещественных доказательств, как не представляющие ценность.

Судебная коллегия считает необходимым устранить допущенное судом противоречие и исключить из приговора указание об уничтожении данных вещественных доказательств.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.26, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Тверского областного суда от 13 января 2017 года в отношении Миронова А А и Лысенкова А И изменить:

исключить указание о применении Мироновым А.А. и Лысенковым А.И. оружия при совершении разбойного нападения, об учете мнения «потерпевшей Г настаивающей на строгом наказании подсудимых», а также об уничтожении, как не представляющих ценность следующих вещественных доказательств: монеты достоинством 1 рубль монет (двух - достоинством 2 рубля и четырех - достоинством 1 рубль изъятых 20 февраля 2016 года в ходе осмотра места происшествия магазина « », расположенного по адресу: область, г.,

площадь д. , и территории около магазина;

смягчить назначенное наказание:

Миронову А.А. по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - до 13 лет 11 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год, по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - до 8 лет 11 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 500 000 рублей и с ограничением свободы на срок 1 год, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности данных преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначить Миронову А.А. окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 15 лет 11 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 500 000 рублей и с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с установлением в соответствии со ст. 53 УК РФ следующих ограничений не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и возложением на осужденного обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации;

Лысенкову А.И. по ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - до 12 лет 11 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год, по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ до 8 лет 11 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 500 000 рублей и с ограничением свободы на срок 1 год, на основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности данных преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить Лысенкову А.И наказание в виде лишения свободы на срок 14 лет 11 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 500 000 рублей и с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с установлением в соответствии со ст. 53 УК РФ следующих ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и возложением на осужденного обязанности являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

В остальной части приговор в отношении Миронова А А и Лысенкова А И оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 60 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта