Информация

Решение Верховного суда: Определение N 53-О14-4 от 25.02.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 53-014-4

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а «25» февраля 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Боровикова В.П.,

судей Русакова ВВ., Ермолаевой Т. А.

при секретаре Малаховой Е.И.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу адвоката Шиховцева С В . на приговор Красноярского краевого суда от 3 июля 2006 года которым

БЕРЛИЗОВ М А

несудимый осужден по пп. «д», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы, по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 11 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговором разрешен гражданский иск и определена судьба вещественных доказательств.

Этим же приговором осуждены Елохин А Ю Лиханов Д В и Васильев Д В

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения осужденного Берлизова М.А. и адвоката Кротовой СВ., поддержавших доводы кассационной жалобы защитника осужденного Берлизова М.А. - адвоката Шиховцева СВ., выступление прокурора Кечиной И.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

согласно приговору Берлизов М.А. осужден за разбойное нападение на Б совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, и убийство потерпевшей в ходе данного нападения с особой жестокостью.

Преступления совершены 2 декабря 2005 г. в г. Ж

края при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе адвокат Шиховцев С В . просит изменить приговор в отношении Берлизова М.А., переквалифицировать его действия с пп. «д», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ и снизить срок назначенного наказания, указав при этом на то, что его подзащитный всегда утверждал о том, что смертельные ранения в шею потерпевшей Б он причинил после завладения ее деньгами.

Уходя из ее квартиры, она оскорбила его нецензурной бранью, в ответ на что он нанес ножом удары в шею потерпевшей.

Данные показания Берлизова М.А. в суде подтвердили Елохин А.Ю. и Васильев Д.В., однако суд неправомерно их отверг, сославшись в обоснование доказанности вины Берлизова М.А. в совершении квалифицированного убийства на показания Васильева Д.В., данные им в ходе предварительного следствия 18 января 2006 г.

Вместе с тем суд не учел показания Васильева Д.В., данные им в ходе предварительного следствия 3 декабря 2005 г., когда он был допрошен в качестве подозреваемого (т. 2 л.д. 92-96).

Тогда Васильев Д.В. подтвердил, что Берлизов М.А. требовал от женщины деньги, брал утюг в руки, включил его и прикладывал утюг к телу потерпевшей.

Потом он, вернувшись из кухни, увидел, что Берлизов М.А. наносил ножом удары в шею потерпевшей.

По мнению защитника, в ходе предварительного следствия Васильев Д.В дал противоречивые показания о времени, последовательности причинения Берлизовым М.А. термических ожогов потерпевшей и нанесения им ударов ножом в шею Б

Адвокат Шиховцев С В . обращает внимание на то, что суд оставил без внимания заявление Васильева Д.В. в суде о том, что в ходе предварительного следствия он оговорил Берлизова М.А. с той целью, чтобы «самому защититься от обвинения в убийстве».

Автор кассационной жалобы считает, что при назначении наказания суд не учел добровольного возмещения материального вреда в полном объеме и частичного возмещения морального вреда в размере рублей, наличия положительных характеристик с места работы (т. 1 л.д. 117 и 119), отсутствия судимости, полного признания вины в содеянном.

При решении данного вопроса суд указал на то, что преступление носит корыстный мотив, связано с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия в отношении потерпевшей, то есть «суд повторил квалифицирующие признаки ст. 162 УК РФ, которые были уже учтены при квалификации его действий».

В дополнениях к кассационной жалобе адвоката Шиховцева СВ осужденный Берлизов М.А. также указал на то, что при назначении ему наказания суд не учел в качестве смягчающего обстоятельства - добровольное возмещение имущественного вреда в полном объеме и частичное возмещение морального вреда в размере рублей, что, по его мнению, противоречит ч. 3 ст. 60 и п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Осужденный полагает, что размер назначенного ему наказания подлежит снижению.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает необходимым приговор в отношении Берлизова М.А. изменить по следующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания суд обязан учитывать, в том числе, обстоятельства, смягчающие наказание.

В соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ к обстоятельствам, смягчающим наказание, следует относить также добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступлений.

Как указано в приговоре, родственники Берлизова М.А. полностью возместили имущественный ущерб, а моральный вред возместили частично (суд постановил взыскать с осужденного Берлизова М.А. в пользу Б

рублей в счет компенсации морального вреда).

Однако данное обстоятельство суд не учел при назначении наказания, а поэтому осужденному необходимо снизить размер назначенного наказания признав одновременно обстоятельством, смягчающим наказание Берлизова,

- полное возмещение имущественного вреда и частичное возмещение морального вреда (не указывая на последнее обстоятельство в резолютивной части кассационного определения).

Обстоятельств, отягчающих наказание Берлизова М.А., не установлено.

При снижении срока наказания по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ необходимо руководствоваться положениями ч. 1 ст. 62 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ).

Указанные правила не могут быть применены в отношении осуждения Берлизова М.А. по пп. «д», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как санкция данного уголовного закона предусматривает наказание в виде пожизненного лишения свободы и смертной казни.

Вместе с тем ему необходимо снизить срок наказания по пп. «д», «з ч. 2 ст. 105 УК РФ на общих основаниях в связи с признанием наличия смягчающего его наказание обстоятельства.

В остальной части приговор следует оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Оснований, указанных в ч. 1 ст. 379 УПК РФ, влекущих отмену либо изменение приговора (за исключением внесенных выше изменений), не усматривается.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждаются исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, собранные доказательства в совокупности - достаточности для постановления оспариваемого обвинительного приговора.

Доводы адвоката Шиховцева С В . были предметом исследования в суде первой инстанции. По ним суд принял обоснованные и мотивированные решения, сомневаться в правильности которых судебная коллегия не находит оснований.

Суждения автора кассационной жалобы носят произвольный характер Его попытка искусственно разделить характер причиненных потерпевшей повреждений во время единого деяния, связанного с завладением деньгами Б ни на чем не основана. Она опровергается приведенными в приговоре доказательствами.

Из пояснений Берлизова М.А., Елохина А.Ю., Лиханова Д.В. и Васильева Д.В. следует, что они проникли в квартиру потерпевшей с той целью, чтобы взять у нее деньги.

Находясь там, они стали искать деньги.

Елохин А.Ю. нашел рублей.

Последний также подтвердил, что в руках Берлизова М.А. был утюг. Это было после того, как он отыскал деньги потерпевшей.

В суде Берлизов М.А. признал, что он нанес ножом несколько ударов в шею потерпевшей из-за того, что она нецензурно выразилась в его адрес. Он брал утюг и включал его.

Из данных в суде показаний осужденных усматривается, что определенные обстоятельства дела они не помнят.

В то же время из их показаний с очевидностью следует, что утюг и нож были задействованы Берлизовым М.А. после того, как Елохин А.Ю. «нашел»

рублей, принадлежащие потерпевшей.

Судебная коллегия считает, что, несмотря на занятую осужденными позицию в суде, виновность Берлизова М.А. в содеянном подтверждается достаточной совокупностью достоверных доказательств.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что ригель замка входной двери квартиры потерпевшей находится в закрытом положении однако дверь свободно открывается. В большой жилой комнате квартиры обнаружен обнаженный труп Б при осмотре которого выявлены резаные и колото-резаные раны кожи в области шеи, лица и верхней части

§ грудной клетки спереди, кожные резаные раны обеих ушных раковин термические ожоги в области живота и бедер. Под головой трупа палас обильно пропитан веществом, похожим на кровь, со скоплением в виде лужи со сгустками размером примерно 50x50 см, помарки аналогичного вещества обнаружены на поверхности стены и фрагментах мебели слева от трупа на расстоянии 244 см по горизонтальному протяжению и до 171 см по высоте аналогичные помарки на потолке над трупом на протяжении до 266 см от окна квартиры. В непосредственной близости от трупа обнаружен и изъят электрический утюг с обильными наложениями вещества черного цвета на подошвенной поверхности, имеющей по состоянию на 02 часа 03.12.2005 г повышенную температуру, несмотря на отключение от электропитания. Во всех помещениях квартиры отмечается общий беспорядок. Дверь входа в туалет лежит на полу и на ее поверхности имеется след-наложение вещества похожего на кровь, по форме напоминающий след подошвенной части обуви который изъят путем спила фрагмента двери.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы трупа смерть Б наступила вследствие острой массивной кровопотери возникшей в результате колото-резаного ранения переднебоковой поверхности верхней трети шеи слева с полным поперечным пересечением левой наружной сонной артерии, которое по признаку опасности для жизни в момент причинения относится к повлекшим причинение тяжкого вреда здоровью состоит в прямой причинной связи со смертью. Смерть потерпевшей после причинения указанного ранения могла наступить в период времени ограниченный 10-15 минутами, возможность совершения потерпевшей активных действий после получения указанного ранения ограничена промежутком времени, исчисляемым единичными минутами. Судя по состоянию ранних трупных изменений, смерть Б могла последовать в период 2-4 часов назад от 02 часов 03.12.2005 г.

В ходе экспертизы трупа обнаружены и другие повреждения:

два колото-резаных проникающих в левую плевральную полость ранения левой половины грудной клетки спереди с повреждением верхушки и верхней доли левого легкого, которые по признаку опасности для жизни в момент причинения относятся к причинившим тяжкий вред здоровью, однако в прямой причинной связи с наступлением смерти Б не состоят;

состояние прерванной механической (странгуляционной) асфиксии тяжелой степени с формированием острых застойных нарушений кровообращения в сосудах головы, о котором свидетельствует комплекс телесных повреждений, два мелкоочаговых, близко расположенных друг к другу, кровоподтека передней поверхности верхней трети шеи справа закрытый сгибательный перелом подъязычной кости справа с очаговым кровоизлиянием в окружающие мягкие ткани, закрытый сгибательный перелом основания левого верхнего рожка щитовидного хряща с очаговым кровоизлиянием в окружающие мягкие ткани, мелкоточечные кровоизлияния в соединительные оболочки нижних век глаз. Совокупность телесных повреждений, повлекших описанное состояние, по признаку опасности для жизни в момент причинения квалифицируется как причинившая тяжкий вред здоровью, однако она не связана с наступлением смерти Б ;

закрытая черепно-мозговая травма с ушибом головного мозга легкой степени без заметных явлений сдавления головного мозга с субарахноидальным кровоизлиянием на поверхности правого и левого большого полушария головного мозга, кровоизлияниями в серое вещество коры мозга и желудочки мозга, сопровождавшаяся кровоподтеками кожи и кровоизлияниями в мягкие ткани в области правого теменного бугра и лобно-теменно-височной области слева;

резаная рана кожи и мягких тканей левой ушной раковины нижнечелюстной и поднижнечелюстной областей лица слева с почти полным отсечением левой ушной раковины;

резаная рана кожи и мягких тканей места прикрепления верхней части правой ушной раковины с частичным отсечением правой ушной раковины.

Указанные закрытая черепно-мозговая травма и резаные раны в области ушных раковин по признаку длительного расстройства здоровья на срок свыше трех недель квалифицируются как причинившие средней тяжести вред здоровью;

два колото-резаных ранения верхней трети шеи слева, колото-резаное ранение верхней трети шеи справа, линейная поперечная резаная рана кожи верхней трети шеи, которые по признаку кратковременного расстройства здоровья на срок менее трех недель относятся к причинившим легкий вред здоровью;

множественные кровоподтеки лобной области и надпереносья, век левого и правого глаза, правой лобно-височной области, щечной области слева носогубного треугольника и подбородочной области, полосовидные внутрикожные кровоизлияния в центральном отделе подбородка, кровоподтеки и ссадины кожи носа, подглазничной области справа, подбородочной области справа с переходом на поднижнечелюстную область, ссадины кожи наружного края левой глазницы, скуловой и подглазничной области слева, ушибленные раны губ, множественные поверхностные резаные раны кожи шеи, колото резаная рана кожи козелка ушной раковины, множественные поверхностные линейные резаные раны кожи передней поверхности верхней половины грудной клетки, множественные мелкие колото-резаные ранки кожи лобной области головы, кровоподтеки ключичной области и шеи, подключичной и дельтовидной областей, скопление внутрикожных кровоизлияний сложной формы на переднебоковой поверхности нижней половины грудной клетки справа по краю реберной дуги, ссадина и кровоподтеки поверхности правого предплечья, кровоподтеки тыльной поверхности правой и левой кисти, левого предплечья, ссадина и кровоподтеки поверхности левой и правой голени очаговые кровоизлияния в ягодичной области и нижней части боковой поверхности грудной клетки, которые не расцениваются как причинившие вред здоровью.

В общей сложности Б причинено 13 колото-резаных ранений, не менее 14 резаных ранений, возникших от воздействия орудия, обладающего колюще-режущими свойствами. Локализация повреждений в области головы свидетельствует о применении не менее 10-12 воздействий тупым твердым предметом.

Потерпевшей также причинены термические ожоги кожи на трех участках тела общей площадью около 7-8 % поверхности кожи - передней поверхности грудной клетки спереди, надчревной области живота и левого подреберья (40,5 х 16-12 см), заднебоковой поверхности грудной клетки слева (20 х 7-10 см), наружной поверхности верхней трети левого бедра (19,5 х 8,5-6,5 см), которые по признаку кратковременного расстройства здоровья на срок менее трех недель относятся к причинившим легкий вред здоровью.

Перечисленные телесные повреждения, кроме термических ожогов, были причинены потерпевшей незадолго до наступления смерти, термические ожоги могли быть причинены потерпевшей как незадолго до наступления ее смерти так и в атональном или ближайшем посмертном периоде.

Высказаться о последовательности причинения потерпевшей всех обнаруженных телесных повреждений не представляется возможным. Однако причинение повреждений в виде закрытой черепно-мозговой травмы кровоподтеков и ссадин, кровоизлияний в мягкие ткани, а также прерванной механической асфиксии могло иметь место до формирования в организме Б состояния острой массивной кровопотери. Причинение термических ожогов кожи могло осуществляться при достаточно выраженном состоянии острой массивной кровопотери, то есть после причинения колото-резаного ранения шеи слева с пересечением левой наружной сонной артерии Причинение потерпевшей резаной и колото-резаных ранений шеи, кроме описанного выше, могло предшествовать или примерно совпадать с моментом причинения колото-резаного ранения шеи с пересечением наружной левой сонной артерии, но до развития у Б состояния острой массивной кровопотери.

Повреждений, которые обычно характерны для попыток самообороны жертвы от лица, вооруженного острым орудием, при исследовании трупа не обнаружено.

Термические ожоги кожи могли быть причинены от контактного воздействия раскаленной поверхности, размерные характеристики и контуры границ ожоговых поверхностей не исключают возможности причинения термических ожогов от контактного воздействия раскаленной металлической подошвы электроутюга.

При судебно-химическом исследовании биосред трупа обнаружен этиловый алкоголь в концентрации, соответствующей по аналогии с живыми лицами тяжелой степени алкогольного опьянения.

В ходе предварительного следствия Васильев Д.В. (т. 2 л.д. 115-118) подтвердил, что Берлизов М.А. отрезал уши потерпевшей и наносил удары ножом в различные части тела. При этом он требовал, чтобы потерпевшая указала, где она хранит деньги. Затем Елохин А.Ю. нашел рублей, после чего Берлизов М.А. заявил о том, что у потерпевшей должны быть еще деньги так как она получила пенсию. Поэтому Берлизов М.А. стал требовать, чтобы потерпевшая сообщила о том, где она хранит деньги, но та сказала, что их нет После этого Берлизов М.А. попросил Елохина А.Ю. нагреть утюг и передать ему, что и было последним сделано.

Судебная коллегия считает, что данные показания Васильева Д.В объективно подтверждаются выводами судмедэксперта относительно характера и последовательности причиненных потерпевшей повреждений, которые свидетельствуют о том, что Берлизов М.А. убил потерпевшую в ходе разбойного нападения. При этом убийство было совершено с особой жестокостью. Правильно установленным в суде фактическим обстоятельствам дела дана верная юридическая оценка.

При назначении Берлизову М.А. наказания суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ, в том числе обстоятельства, на которые ссылается автор кассационной жалобы (за исключением того обстоятельства, что осужденный полностью возместил имущественный ущерб и частично возместил моральный вред).

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 60 УК РФ при решении данного вопроса суд правомерно учел характер и степень общественной опасности содеянного.

В рассматриваемом случае нельзя вести речь о нарушении ч. 2 ст. 63 УК РФ. Назначенное наказание отвечает целям и требованиям, указанным в ст. 6 и 43 УК РФ.

Руководствуясь ст.377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Красноярского краевого суда от 3 июля 2006 года в отношении Берлизова М А изменить и снизить ему размер назначенного по пп. «д», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ наказания до 16 лет 11 месяцев лишения свободы, по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ) - до 10 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных пп. «д», «з» ч. 2 ст. 105 и п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, путем частичного сложения наказаний осужденному Берлизову М А окончательно назначить 17 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении Берлизова М.А. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 60 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта