Информация

Решение Верховного суда: Определение N 45-АПУ15-19 от 09.04.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

1

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 45-АПУ15-19

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 9 апреля 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткина А. С,

судей Истоминой Г.К и Климова А.Н.,

при секретаре Поляковой А. С рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу осужденного Ермишина М.А. на приговор Свердловского областного суда от 27 января 2015 года, которым

Ермишин М А,

судимый 4 апреля 2005 года по ч. 1 ст. 105 УК

РФ к 11 годам лишения свободы, освобожден 25 июля 2012 года условно-

досрочно на неотбытый срок 3 года 5 месяцев 25 дней осужден по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы.

В соответствии с п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ, на основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию полностью присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 4 апреля 2005 года и окончательно назначено по совокупности приговоров наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с осужденного Ермишина М.А. в доход федерального бюджета рублей в возмещение процессуальных издержек.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения осужденного Ермишина М.А. и адвоката Артеменко Л.Н., поддержавших доводы жалобы мнение прокурора Федченко Ю.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Ермишин М.А. признан виновным в совершении убийства К

Б С

Данное преступление совершено им в г. и в г.

области при следующих обстоятельствах.

11 сентября 2013 года в период времени с 18 часов до 23 часов, в доме

по ул. в г. в ходе распития спиртных напитков между Ермишиным М.А. и К произошел конфликт, в ходе которого последняя стала высказывать в адрес Ермишина М.А. нецензурные выражения В связи с этим у Ермишина М.А. на почве внезапно возникших неприязненных отношений возник умысел на убийство К Реализуя свой умысел, Ермишин М.А. предложил К пройти в другую комнату, где нанес ей руками не менее 4 ударов в голову и не менее двух ударов заранее приисканным ножом в переднюю поверхность груди, причинив описанные в приговоре телесные повреждения, в том числе квалифицирующиеся как причинившие тяжкий вред здоровью потерпевшей. В результате действий Ермишина М.А. наступила смерть К на месте преступления от обильной кровопотери.

После совершения убийства К 11 сентября 2013 года в период до 23 часов у Ермишина М.А., находившегося по указанному выше адресу, опасавшегося мести со стороны Б за совершенное убийство К возник умысел на убийство Б Реализуя свой умысел, Ермишин М.А. попросил Б зайти в комнату, где он ранее совершил убийство К где нанес Б не менее 3 ударов руками в голову, 1 удар клинком ножа в голову, не менее 3 ударов клинком ножа в спину и не менее 2 ударов кувалдой в область головы причинив своими действиями описанные в приговоре телесные повреждения, в том числе квалифицирующиеся как причинившие тяжкий вред здоровью потерпевшего. В результате действий Ермишина М.А. наступила смерть Б на месте преступления от отека и набухания головного мозга развившегося в результате черепно-мозговой травмы с кровоизлияниями под мягкую мозговую оболочку и в вещество головного мозга.

Кроме того, в период с 18 часов 19 октября 2013 года до 9 часов 50 минут 20 октября 2013 года в доме по ул. в г.

области, в ходе совместного распития спиртных напитков между Ермишиным М.А. и С возникла ссора в связи с тем, что последний потребовал, чтобы Ермишин М.А. покинул его дом. На почве внезапно возникших личных неприязненных отношений у Ермишина М.А возник умысел на убийство С Реализуя свой умысел, Ермишин М.А. нанес С один удар кулаком в область груди, схватил его за одежду и бросил на кровать, после чего металлическим уголком нанес ему множественные удары в голову, по туловищу, в область верхних и нижних конечностей, а также ножом, приисканным на месте преступления, один удар в шею С причинив своими действиями описанные в приговоре телесные повреждения, в том числе квалифицирующиеся как причинившие тяжкий вред здоровью потерпевшего. В результате действий Ермишина М.А наступила смерть С на месте преступления от острой кровопотери развившейся вследствие резаной раны шеи.

В суде Ермишин М.А. свою вину в предъявленном ему обвинении признал полностью.

В апелляционной жалобе с дополнением осужденный Ермишин М.А., не оспаривая установленные судом фактические обстоятельства дела и правильность выводов о его виновности, считает приговор несправедливым вследствие чрезмерной его суровости. Указывает, что судом при назначении наказания не учтен ряд смягчающих наказание обстоятельств, в том числе его положительные характеристики по предыдущему месту отбывания наказания отрицательные характеристики потерпевших, противоправное поведение потерпевших К и С явившееся причиной конфликтов, явку его с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, признание вины, чистосердечное раскаяние в содеянном, принесение им извинений потерпевшим в судебном заседании наличие у него ребенка и заболеваний. Обращает внимание на противоречия в показаниях свидетелей Р иШ С учетом изложенного просит приговор изменить, применить к нему положения ст.64 УК РФ и снизить ему назначенное наказание. Кроме того, просит отменить приговор в части взыскания с него процессуальных издержек в размере рублей.

В возражениях государственный обвинитель Родионова Е.Н. указывает о своем несогласии с доводами жалоб, просит оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционной жалобы с дополнением, выслушав выступления участников процесса, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Расследование уголовного дела проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства.

Уголовное дело в суде рассмотрено в соответствии с положениями глав 36 - 39 УПК РФ.

Допрошенный в судебном заседании Ермишин М.А. вину по предъявленному обвинению признал полностью, пояснил, что в ходе распития спиртных напитков у него возникла ссора с К которая оскорбляла его. Поскольку ему это не понравилось, он вышел с К

в другую комнату, взяв с собой нож, чтоб попугать последнюю. В комнате К продолжала ругаться, он ударил ее рукой, а затем ножом дважды в грудь, отчего та упала. Когда он вышел из комнаты, туда зашел Б Подумав, что тот может его ударить из мести за убийство жены К он ударил Б в спину и в голову кулаком повалил на кровать и ударил ножом, после чего сходил на кухню, взял кувалду и нанес ею два удара по голове Б Трупы он сбросил в подпол, ножи кувалду, билеты, телефоны сжег в огороде и ушел из дома, уехал в г.

Там, в один из дней он распивал спиртное с ранее знакомым С дома у последнего. В ходе распития спиртного у него с С произошел конфликт из-за того, что тот начал выгонять его из дома. На его возражения С взял в руки металлический уголок Опасаясь, что С может его ударить, он сам ударил последнего кулаком в лицо, а когда тот упал, он схватил упавший на пол металлический уголок и нанес им 3-4 удара по спине и телу С и повалил его на диван. После этого он взял нож и ударил им С в шею. Труп С он сбросил в погреб.

Аналогичные сведения о причастности Ермишина М.А. к совершению преступления содержатся и в данной им явке с повинной (т. 3 л.д. 170 - 171), а также в показаниях Ермишина М.А., данных им в ходе предварительного расследования при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого (т. 3 л.д. 173 - 179, 200 - 203, т. 4 л.д. 152 - 163, 167 - 173), а также при проверке его показаний на месте (т. 3 л.д. 204 - 208, т. 4 л.д. 174 - 180), оглашенных в судебном заседании.

Приведенные доказательства обоснованно признаны судом допустимыми и положены в основу обвинительного приговора.

Выводы суда о виновности Ермишина М.А. основаны также и на иных доказательствах, исследованных в судебном заседании и получивших оценку в приговоре.

Из оглашенных в судебном заседании показаний свидетеля З следует, что он снимал комнату у К и Б 11 сентября 2013 года в их дом пришел незнакомый ему парень, как впоследствии ему стало известно - Ермишин М.А., из разговора он понял, что тот недавно освободился из мест лишения свободы, где отбывал наказание за убийство, а ранее снимал у К комнату. После этого он уехал на работу Вернувшись домой в тот же день около 21 часа, он увидел, как Ермишин М.А вышел из дома со спортивной сумкой. Зайдя в дом, он не обнаружил в нем хозяев, а в комнате увидел беспорядок и следы крови, в огороде были следы от костра. Он позвонил своему напарнику С а когда тот приехал, они вызвали сотрудников полиции (т. 2 л.д. 203 - 207, т. 3 л.д. 12-14).

В ходе предварительного расследования З опознал Ермишина М.А. по фотографии (т. 2 л.д. 209 - 214), а также опознал изъятую у Ермишина М.А. спортивную сумку (т.З л.д. 191 - 194, 32 - 36).

Аналогичные показания давал в ходе предварительного расследования и в судебном заседании об обстоятельствах, имеющих значение для дела, и свидетель С (т. 2 л.д. 198-201).

В ходе осмотра места происшествия от 12 сентября 2013 года, в подполе дома по ул. в г. были обнаружены трупы К и Б в доме были обнаружены и изъяты отпечатки пальцев рук, постельное белье со следами вещества бурого цвета, на огороде в кострище обнаружено: кувалда, 2 клинка ножа, часть обгоревшего механизма (т. 1 л.д. 136 - 151, 152 - 160, 161 - 164).

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть К наступила от обильной кровопотери в результате причинения ей двух колото-резаных слепых ранений передней поверхности грудной клетки слева и справа, проникающих в плевральную полость с повреждением внутренних органов, квалифицирующихся как причинившие тяжкий вред здоровью, образовавшихся в результате двух воздействий острого предмета, обладающего колюще-режущими свойствами. Также обнаружены и иные повреждения, не состоящие в причинно-следственной связи с наступлением смерти: 2 ссадины в лобной области справа, 1 ссадина в левой подглазничной области, кровоизлияние в мягких тканях теменной области слева. Данные повреждения образовались в результате четырех воздействий твердого тупого предмета или предметов (т. 1 л.д. 244 - 250).

Согласно заключению судебно-медицинской медико-криминалистической экспертизы, вышеприведенные два колото-резаных ранения образовались от действия клинка ножа, изъятого из кострища при осмотре территории дома по ул. в г. е (т. 2 л.д. 65 - 79).

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть Б наступила от отека и набухания головного мозга, развившегося в результате черепно-мозговой травмы с кровоизлияниями под мягкую мозговую оболочку и в вещество головного мозга. Также обнаружены и другие телесные повреждения, не состоящие в прямой причинной связи с наступлением смерти резаная рана на коже в лобной области, 3 непроникающие колото-резаные раны на коже спины, которые могли быть причинены предметом, обладающим режущими свойствами, типа ножа, а также кровоподтеки на коже правой скуловой области, на коже верхней губы справа, кровоизлияние в слизистую верхней губы справа, травматическая экстракция четвертого зуба справа на нижней челюсти, которые могли быть причинены тупым твердым предметом незадолго до наступления смерти (т. 1 л.д. 231 - 239).

Согласно заключению судебно-медицинской медико-криминалистической экспертизы, переломы костей черепа от трупа Б могли образоваться от ударов ударными поверхностями кувалды, изъятой из кострища при осмотре территории дома по ул. в г. (т. 2 л.д. 41 - 59).

Из заключения дактилоскопической экспертизы следует, что один из следов пальца руки, обнаруженный в доме по ул. в г. при осмотре места происшествия оставлен указательным пальцем правой руки Ермишина М.А. (т. 5 л.д. 181 - 184).

Из показаний свидетеля Р в судебном заседании и в ходе предварительного расследования следует, что в ходе разговора во второй половине сентября 2013 года Ермишин М.А. рассказал ей, что совершил убийство двух человек - пожилой супружеской пары, трупы которых сбросил в подпол, а когда уходил с места преступления, встретился с мужчиной, который сможет его узнать. 19 октября 2013 года она поссорилась с Ермишиным М.А. и выгнала его из дома. 20 октября 2013 года тот вернулся около 16 часов и сообщил, что убил С ночью во время ссоры в доме последнего нанес С удар ножом, труп сбросил в подпол. После этого Ермишин М.А. уехал, а она рассказала обо всем Ш и сообщила участковому Вместе с участковым и Ш они пришли в дом С где обнаружили труп последнего (т. 3 л.д. 44 - 45).

Аналогичные показания давал в судебном заседании и на предварительном следствии и свидетель Ш пояснивший, что со слов Р ему стало известно о том, что Ермишин М.А. совершил убийство С (т. 4 л.д. 106 - 107).

Вопреки доводам апелляционной жалобы показания свидетелей Р

иШ согласуются между собой, не имеют противоречий по основным моментам. Имеющиеся незначительные противоречия, касающиеся обстоятельств знакомства свидетелей с Ермишиным М.А., последовательности событий, не являются существенными, не влияют на доказанность вины Ермишина М.А. в совершении преступления и объясняются особенностями восприятия, а также длительным временем, прошедшем с момента рассматриваемых событий до допроса свидетелей в судебном заседании.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 20 октября 2013 года во время осмотра дома по ул. г области в подполе был обнаружен труп С с телесными повреждениями, а в доме был изъят нож, смывы вещества бурого цвета и металлический уголок (т.4 л.д. 3-15).

Согласно заключениям судебно-биологических экспертиз, в пятнах на ноже, трех смывах, изъятых на месте происшествия, металлическом уголке обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от С (т. 4 л.д. 46 - 49, т. 2 л.д. 139 - 140).

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть С наступила от острой кровопотери, наступившей вследствие резаной раны шеи, расценивающейся как причинившая тяжкий вред здоровью Кроме того, обнаружены и иные, не состоящие в прямой причинной связи с наступлением смерти, телесные повреждения: закрытый перелом левой плечевой кости в средней трети, который был причинен при воздействии грани тупого твердого предмета, например, гранью металлического уголка ушибленная рана на границе правой теменно-височной области, ушибленная рана за левой ушной раковиной, множественные кровоподтеки, ссадины которые были причинены от воздействия твердых тупых предметов и граней таковых (т. 4 л.д. 21 - 23).

Обнаруженные при судебно-медицинских экспертизах трупов К Б иС телесные повреждения, их локализация и механизм образования согласуются с показаниями Ермишина М.А. об обстоятельствах причинения телесных повреждений указанным лицам и их убийства.

Таким образом, в ходе судебного следствия, на основании представленных сторонами в состязательном процессе доказательств, судом правильно были установлены фактические обстоятельства уголовного дела, которые в апелляционной жалобе и дополнении к ней не оспариваются.

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении уголовного дела судом допущено не было.

Содеянное осужденным получило надлежащую юридическую оценку Квалификация действий Ермишина М.А. по пункту "а" части 2 статьи 105 УК РФ, как убийство двух и более лиц, является правильной. Выводы суда в данной части достаточно полно мотивированы в приговоре.

Психическое состояние Ермишина М.А. также было предметом исследования в судебном заседании. С учетом фактических обстоятельств содеянного, заключения экспертов, суд обоснованно признал его вменяемым (т. 2л.д. 128-133).

Судом, при назначении Ермишину М.А. наказания были учтены обстоятельства, указанные в статье 60 УК РФ - характер и степень общественной опасности преступления, данные о его личности, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Вопреки доводам апелляционной жалобы и дополнения к ней, суд в качестве обстоятельств, смягчающих наказание Ермишина М.А., признал и в полной мере учел его явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, полное признание им вины и раскаяние в содеянном, принесение извинений потерпевшим, положительные характеристики по предыдущему месту отбывания наказания, наличие у него малолетнего ребенка и хронических заболеваний, а также противоправное поведение потерпевшей К явившееся поводом для конфликта, приведшего к преступлению. Учтены и приведены в приговоре характеризующие осужденного Ермишина М.А. данные.

Доводы осужденного в ходе судебного разбирательства и в апелляционной жалобе о том, что поводом для совершения преступления в отношении С.

явились противоправность и аморальность поведения последнего, судом обоснованно отвергнуты как противоречащие установленным обстоятельствам произошедшего.

Судебная коллегия также не находит оснований для признания поведения С противоправным либо аморальным и учета этого обстоятельства в качестве смягчающего наказание Ермишина М.А. Как правильно установил суд первой инстанции, Ермишин М.А. лишил жизни С в ответ на требование последнего покинуть его дом, при этом действия Ермишина М.А. не были связаны с защитой от какого-либо общественно опасного посягательства со стороны потерпевшего, поскольку в момент нанесения им ударов ножом С последний никакой опасности для него не представлял и сопротивление не оказывал.

Также обоснованно суд признал и наличие в действиях Ермишина М.А отягчающего наказание обстоятельства - рецидива преступлений, поскольку осужденный, имея неснятую и непогашенную судимость за совершение особо тяжкого преступления, вновь совершил особо тяжкое преступление.

Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденного, суд учел всю имеющуюся совокупность смягчающих наказание Ермишина М.А обстоятельств, при этом не установлены обстоятельства, которые давали бы суду основания к применению в отношении Ермишина М.А. положений статьи 64 УК РФ. Выводы суда мотивированы в приговоре.

Не установлены судебной коллегией и обстоятельства для применения к Ермишину М.А. положений части 6 статьи 15 УК РФ.

Кроме этого суд, в соответствии с принципом справедливости соответствия назначенного наказания тяжести содеянного, учитывая личность подсудимого Ермишина М.А., несмотря на наличие обстоятельств, смягчающих наказание, учитывая обстоятельства совершения преступления, связанного с лишением жизни трех человек, обоснованно признал, что Ермишин М.А представляет исключительную опасность для общества и в соответствии со ст. 57 УК РФ правомерно назначил ему наказание по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ в виде пожизненного лишения свободы.

Назначенное Ермишину М.А. наказание отвечает требованиям статьи 6 УК РФ, является справедливым, и не может быть признано чрезмерно суровым, о чем указывается в апелляционной жалобе.

Оснований для смягчения осужденному наказания, изменения приговора в отношении Ермишина М.А. по доводам апелляционной жалобы судебная коллегия не находит.

Также несостоятельными судебная коллегия признает и доводы осужденного о необоснованном взыскании с него процессуальных издержек за оказание адвокатом юридической помощи осужденному в размере рублей, поскольку это взыскание произведено в соответствии со статьями 131, 132 УПК РФ. Оснований для освобождения осужденного Ермишина М.А. от возмещения указанной суммы в доход федерального бюджета, судом обоснованно не установлено.

При этом, как следует из материалов уголовного дела, адвокат Диева Е.А оказывала юридическую помощь осужденному Ермишину М.А. по назначению суда, занимала активную позицию в процессе, в связи с чем, доводы апелляционной жалобы о ненадлежащем исполнении защитником своих обязанностей, являются несостоятельными. В ходе судебного разбирательства заявлений об отказе от защитника от Ермишина М.А. не поступало, с участием защитника Диевой Е.А. он был согласен.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 38913, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Свердловского областного суда от 27 января 2015 года в отношении ЕРМИШИНА М А оставить без изменения апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий.

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 57 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта