Информация

Решение Верховного суда: Определение N 19-АПУ14-36СП от 11.12.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №19-АПУ 14-36СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 11 декабря 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Ботина А.Г.,

судей Абрамова С.Н. и Романовой Т.А.,

при секретаре Беликовой О.Д рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя и апелляционным жалобам потерпевших Б и М представителя потерпевшей О на приговор Ставропольского краевого суда от 22 июля 2014 года, по которому на основании вердикта коллегии присяжных заседателей

Мохов В А

ранее не судимый осужден к лишению свободы: по ч. 1 ст. 108 УК РФ на 1 год 6 месяцев, по ч. 1 ст. 108 УК РФ на 1 год 6 месяцев, по ч. 1 ст. 114 УК РФ на 6 месяцев; на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 3

года в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ботина А.Г., выступление осужденного Мохова В.А., адвоката Лунина В.Д. и защитника Ухлинова В.Е. в защиту интересов осужденного, не поддержавших доводы апелляционных представления государственного обвинителя и жалоб потерпевших, а также мнение прокурора Телешевой-Курицкой Н.В поддержавшей представление и жалобы потерпевших и полагавшей приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА вердиктом коллегии присяжных заседателей установлено, что 21 июля 2012 года на проспекте города , в ходе возникшего конфликта, переросшего в драку между двумя группами граждан на почве того, что А нанеся Б удар в грудь, открыто похитил у него механический экспандер, Мохов В.А., переоценив опасность для его жизни и жизни его знакомых, нанес удары ножом: Б - в грудь причинив ему ранение, проникающее в грудную полость с повреждением легкого и сердца; Э - в шею, причинив ему сквозное ранение шеи, от которых они скончались в тот же день в больнице, а также С - в брюшную полость, причинив ему проникающее колото резаное ранение брюшной полости с повреждением печени, повлекшее тяжкий вред здоровью.

Действия осужденного Мохова В.А. квалифицированы в отношении Б и Э как умышленные причинения смерти человеку при превышении пределов необходимой обороны, а в отношении С как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны.

В апелляционном представлении государственный обвинитель указывает на то, что осужденному неправильно назначено наказание, при этом полагает, что суд, исходя из требований ст. 56 УК РФ, не мог назначить осужденному наказание в виде лишения свободы за преступления небольшой тяжести, поскольку он ранее к уголовной ответственности не привлекался обстоятельства, отягчающие его наказание, отсутствуют, а санкции ч. 1 ст. 108 и ч. 1 ст. 114 УК РФ предусматривают иные виды наказания, не связанные с лишением свободы. Кроме того, обращает внимание на нарушение судом при назначении осужденному наказания положений ч. 1 ст. 65 УК РФ, согласно которым наказание лицу, признанному вердиктом коллегии присяжных заседателей заслуживающим снисхождение, не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания предусмотренного за совершение преступления.

В дополнительном апелляционном представлении государственный обвинитель утверждает, что при рассмотрении дела судом допущены нарушения уголовно-процессуального законодательства, повлиявшие на содержание данных присяжными заседателями ответов, при этом указывает на то, что в присутствии присяжных заседателей в судебном заседании был оглашен акт судебной психолого-психиатрической экспертизы и допрошен эксперт В разгласившие в присутствии присяжных заседателей сведения о личности осужденного, в последнем слове осужденный разгласил сведения о его проживании без отца, а в прениях защитник поставил под сомнение законность получения на предварительном следствии ряда доказательств, которые не были признаны недопустимыми, и высказывал критические замечания в адрес правоохранительных органов. Полагает, что эти нарушения закона повлияли на присяжных заседателей при ответе на вопросы. Обращает внимание на расхождение позиции адвоката и осужденного в судебном заседании. Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение.

В апелляционных жалобах (основных и дополнительных) потерпевшие Б и М О - представитель потерпевшей М выражая несогласие с приговором, утверждают что судебное разбирательство проведено с нарушением уголовно процессуального закона, при этом считают, что коллегия присяжных заседателей являлась тенденциозной, поскольку состояла из русскоязычных лиц, в то время как потерпевшие были армянской и грузинской национальности. Полагают, что показания эксперта, допустившего некорректные высказывания о психическом состоянии Мохова, а также высказывания представителя казачества о личности осужденного повлияли на формирование мнения присяжных заседателей. Считают, что вопросный лист сформулирован неправильно, при этом обращают внимание на отсутствие данных о том, что Мохов совершил действия в состоянии обороны. Просят приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство.

В письменных возражениях на апелляционные жалобы потерпевших и представление государственного обвинителя адвокат Бровцев Д.Г. и защитник Ухлинов В.В. в интересах осужденного Мохова, просят оставить их без удовлетворения. Вместе с тем, считают обоснованными доводы представления о неправильном назначении Мохову наказания.

Проверив по апелляционным жалобам законность, обоснованность и справедливость приговора, Судебная коллегия приходит к выводу о необходимости изменения приговора.

Безусловные основания отмены приговора, в том числе вынесенного на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, перечислены в ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ.

Судебная коллегия считает, что таких нарушений по настоящему делу допущено не было.

Как видно из материалов дела, вопросы, связанные с отбором кандидатов

в присяжные заседатели, в том числе, с проверкой наличия обстоятельств,

препятствующих участию лиц в качестве присяжных заседателей в рассмотрении настоящего уголовного дела, судом разрешены в соответствии с требованиями ст. 326 УПК РФ.

Подготовительная часть судебного заседания с участием присяжных заседателей, в ходе которой председательствующий по настоящему делу разъяснил сторонам их права, предусмотренные главой 36 УПК РФ, а также право заявить мотивированный и немотивированный отводы присяжным заседателям, проведена председательствующим в соответствии со ст. 327 УПК РФ.

Коллегия присяжных заседателей по настоящему делу, как видно из протокола судебного заседания, сформирована в полном соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ. Присяжные заседатели приняли присягу, текст которой изложен в ст. 332 УПК РФ, а также им разъяснены права предусмотренные ст. 333 УПК РФ.

С приведенными в апелляционных жалобах потерпевших доводами о тенденциозности коллегии присяжных заседателей на том основании, что она состояла лишь из русскоязычных лиц, в то время как потерпевшие были армянской и грузинской национальности, согласиться нельзя, поскольку отбор кандидатов в присяжные заседатели по национальному признаку законом не предусмотрен.

Таким образом, каких-либо нарушений требований уголовно процессуального законодательства при формировании коллегии присяжных заседателей, которые могли бы служить основанием для отмены приговора, не установлено.

Как видно из протокола судебного заседания, в стадии судебного разбирательства при исследовании доказательств, рассмотрении ходатайств сторон и выступлении их в прениях, нарушений, влекущих отмену приговора также допущено не было.

Нельзя согласиться с приведенными в апелляционных представлении государственного обвинителя и жалобах потерпевших доводами о том, что показания эксперта, допустившего некорректные высказывания о психическом состоянии Мохова, высказывания представителя казачества и самого осужденного о личности осужденного, а также постановка стороной защиты под сомнение законности получения на предварительном следствии ряда доказательств и высказывания критических замечаний в адрес

правоохранительных органов, повлияли на формирование мнения присяжных заседателей, поскольку, как видно из того же протокола судебного заседания во всех указанных выше случаях председательствующий судья прерывал такие выступления и разъяснял присяжным заседателям, что они не должны учитывать данные обстоятельства при вынесении вердикта.

Как следует из материалов дела, в частности, из того же протокола судебного заседания, председательствующий судья в письменном виде в соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ окончательно сформулировал вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, при этом содержание этих вопросов полностью отвечает требованиям ст. 339 УПК РФ Более того, в соответствии с ч. 5 ст. 339 УПК РФ судьей вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта, не ставились.

При этом нельзя согласиться с приведенными в апелляционных жалобах потерпевших доводами о том, что вопросный лист сформулирован неправильно, поскольку в поставленных вопросах отражены как обстоятельства, приведенные в обвинительном заключении, так и обстоятельства, установленные в судебном заседании.

Имеющееся в материалах дела исполненное председательствующим судьей по делу напутственное слово к присяжным заседателям соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, в нем отсутствует личное мнение судьи по вопросам, поставленным им перед коллегией присяжных заседателей. По настоящему делу не установлено нарушение в той или иной форме тайны совещания присяжных заседателей, закрепленной в ст. 341 УПК РФ, а также нарушений требований как ст. 343 УПК РФ при вынесении коллегией присяжных заседателей своего вердикта по настоящему делу, так и ст. 345 УПК РФ при провозглашении вердикта.

Что касается доводов, приведенных в апелляционных жалобах потерпевших, о том, что обстоятельства совершения преступлений при превышении осужденным пределов необходимой обороны в судебном заседании не установлены, то их обоснованными признать также нельзя поскольку виновность осужденного за перечисленные выше преступления установлена вердиктом присяжных заседателей, правильность которого в соответствии с ч. 4 ст. 347 УПК РФ ставить под сомнение запрещается.

Не основаны на материалах дела и приведенные в апелляционном представлении утверждения о том, что в судебном заседании позиции адвоката и осужденного не совпадали, поскольку какие-либо объективные данные свидетельствующие о нарушении права осужденного на защиту, не установлены.

Как видно из протокола судебного заседания, после вынесения обвинительного вердикта по настоящему делу судебное разбирательство было продолжено с участием сторон, при этом были исследованы обстоятельства связанные с квалификацией содеянного осужденным, назначением ему наказания и другими вопросами, разрешаемыми судом при постановлении обвинительного приговора, были выслушаны прения сторон и последние слова осужденных. Эти процессуальные действия выполнены в рамках установленных ст. 347 УПК РФ.

Таким образом, действия осужденного квалифицированы председательствующим судьей правильно, в соответствии с обвинительным вердиктом, что соответствует требованиями ст. 348 УПК РФ.

Исходя из требований ст. 56 УК РФ, осужденному наказание в виде лишения свободы назначено быть не могло, поскольку он совершил преступления небольшой тяжести, ранее к уголовной ответственности не привлекался, а обстоятельства, отягчающие его наказание, отсутствуют Кроме того, санкции ч. 1 ст. 108 и ч. 1 ст. 114 УК РФ предусматривают иные виды наказания, не связанные с лишением свободы. К тому же, при назначении осужденному наказания суд нарушил требования ч. 1 ст. 65 УК РФ, согласно которой наказание лицу, признанному вердиктом коллегии присяжных заседателей заслуживающим снисхождение, не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания предусмотренного за совершение преступления.

Поэтому приговор подлежит соответствующему изменению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20 и 389.28 УПК РФ Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА приговор Ставропольского краевого суда от 22 июля 2014 года в отношении Мохова В А изменить, снизить назначенное ему наказание: по ч. 1 ст. 108 УК РФ (по эпизоду в отношении Б до 1 года 6 месяцев исправительных работ с удержанием ежемесячно из заработной платы 20% в доход государства, по ч. 1 ст. 108 УК РФ (по эпизоду в отношении Э - до 1 года 6 месяцев исправительных работ с удержанием ежемесячно из заработной платы 20% в доход государства, по ч. 1 ст. 114 УК РФ (по эпизоду в отношении С - до 6 месяцев исправительных работ с удержанием ежемесячно из заработной платы 20% в доход государства; на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначить ему 2 года исправительных работ с удержанием ежемесячно из заработной платы 20% в доход государства.

Мохова В А из-под стражи в связи с отбытием наказания незамедлительно освободить.

В остальном приговор о нем оставить без изменения, а апелляционные представление и жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий -

Судьи -

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 56 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта