Информация

Решение Верховного суда: Определение N 53-АПУ17-10 от 11.07.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 53-АПУ17-10

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а И и ю л я 2 0 1 7 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Иванова Г.П., судей Боровикова В.П., Ермолаевой Т.А.,

с участием осужденного Юлдошева Д.Д., адвоката Кротовой СВ прокурора Митюшова В.П., переводчика А при секретаре Щукиной Ю.В. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Юлдошева Д.Д. и адвоката Малюгиной Г.В. на приговор Красноярского краевого суда от 17 ноября 2016 года, которым

ЮЛДОШЕВ Д

несудимый,

осужден по ч. 5 ст. 228' УК РФ к 16 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговором определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения осужденного Юлдошева Д. Д., адвоката Кротовой СВ., поддержавших доводы апелляционных жалоб, выступление прокурора Митюшова В.П., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила :

согласно приговору Юлдошев Д.Д. осужден за незаконный сбыт наркотических средств, совершенный группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Преступление совершено в августе-сентябре 2015 года на территории г. при указанных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Малюгина Г.В ставит вопрос об отмене приговора в отношении Юлдошева Д. Д. и о передаче уголовного дела на новое судебное разбирательство.

По ее мнению, суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, в приговоре суд не указал, почему он принимает одни доказательства, а другие доказательства отвергает, в обоснование доказанности вины ее подзащитного в приговоре суд сослался на недопустимые доказательства, суд необоснованно отверг версию стороны защиты о допущенной в отношении Юлдошева Д.Д. провокации.

Защитник указывает на то, что суд неправильно оценил показания Юлдошева Д.Д. о совершении действий, связанных со сбытом наркотических средств, по указанию третьих лиц, Юлдошев Д.Д. не был организатором преступления и настаивал на заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, где он намеревался оказать помощь в раскрытии каналов сбыта наркотических средств из Республики Таджикистан.

Защитник полагает, что суд не дал надлежащей оценки обстоятельствам связанным с противоправной деятельностью семьи И , члены которой занимались незаконным сбытом наркотических средств.

Они спровоцировали поставку наркотических средств, после чего обратились в УФСКН России по Красноярскому краю, преследуя при этом цель - облегчить участь своего родственника О

Анализируя показания Юлдошева Д.Д., адвокат Малюгина Г.В. обращает внимание на то, что Юлдошев Д.Д. передал И 800 граммов героина однако И выдала всего 8 граммов героина.

Не соответствует действительности информация, зафиксированная в акте ОРМ от 9 сентября 2015 года.

Сотрудники УФСКН России по Красноярскому краю прослушивали телефонные переговоры, однако они не приняли мер к задержанию Ж который пригнал автомобиль, оборудованный тайниками, где находился героин.

Суд не устранил противоречия в показаниях свидетелей И

По мнению защитника, по делу есть сомнения в компетентности переводчика З который принимал участие в следственных действиях с Юлдошевым Д.Д. и при проведении повторной судебно психиатрической экспертизы.

Эксперты получили информацию не от обследуемого лица, а от переводчика.

При таких обстоятельствах, как считает защитник, заключение повторной судебно-психиатрической экспертизы следует признать недопустимым доказательством.

В апелляционной жалобе осужденный Юлдошев Д.Д. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь при этом на доводы, аналогичные тем, на которые указала адвокат Малюгина Г.В. в своей апелляционной жалобе.

Кроме того, он дополнительно указал на то, что его действия необходимо квалифицировать как покушение на незаконный сбыт наркотических средств так как преступление не окончено по независящим от него обстоятельствам.

По его мнению, при назначении наказания суд не в полной мере учел признание им вины, наличие ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, которое не было удовлетворено.

Суд оставил без внимания его пояснения о том, что преступление он совершил в силу тяжелых жизненных обстоятельств, ему были необходимы деньги для операции больной жене. Адвокат Малюгина Г.В. не в должной мере осуществляла его защиту. Осужденный также полагает, что аудиозапись на ДВД-диске № 4915/24нс от 25 ноября 2015 года подвергалась изменению отсутствует конец записи разговора, из которого следует, что он предлагал И отправить деньги через банк. При этом он отказывался пересчитывать деньги. Это было сделано при направлении уголовного дела в суд с той целью, чтобы обвинить его в организации преступления.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Волнистова Ж.Г. приводит суждения относительно несостоятельности позиции их авторов.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, а также возражения на них, судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Оснований, указанных в ст. 389 15 УПК РФ, влекущих отмену либо изменение приговора, не усматривается.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, и подтверждаются исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, собранные доказательства в совокупности - достаточности для постановления оспариваемого обвинительного приговора.

Доводы апелляционных жалоб не основаны на фактических данных и законе.

В судебном заседании Юлдошев Д.Д. подтвердил, что в начале августа 2015 года он ездил в г. Красноярск, где познакомился с И и передал подарки от А Он понимал, что А и И занимаются наркотиками. Поездка была связана с представлением его как лица которое впоследствии будет задействовано в сбыте наркотических средств. В сентябре 2015 года он вновь прилетел в г. Красноярск. Цель его поездки передать И крупную партию героина. Стоимость билета оплачивал А За передачу наркотических средств он должен был получить вознаграждение в размере 1400000 - 1500000 рублей. А показал ему тайники с наркотиками, которые были оборудованы в автомобиле. Он не знал каким образом будет доставлен данный автомобиль из Республики Таджикистан в г. Красноярск. Прилетев в г. Красноярск, на одной из квартир он встретился с Б , который пригнал автомобиль, оборудованный тайниками где находились наркотики.

8 сентября 2015 года он показал И один из тайников находящихся в пригнанном автомобиле, откуда был изъят наркотик. До данного тайника добраться было просто. Другой тайник он решил показать на следующий день.

9 сентября 2015 года он показал 2-й тайник, он находился в панели автомобиля. Автомеханик и сын И разобрали панель, после чего изъяли наркотики. Потом его задержали.

Изложенные выше показания свидетельствуют о том, что Юлдошев Д.Д являлся участником незаконного оборота наркотических средств.

Его же показания опровергают утверждение защитника о том, что в отношении Юлдошева Д.Д. была совершена провокация. У Юлдошева Д.Д умысел на незаконный сбыт наркотических средств возник до того, как сотрудники правоохранительных органов в соответствии с законом начали осуществлять деятельность, связанную с установлением лиц, причастных к совершению преступления.

Суждения защитника по данному доводу, как и по остальным, носят произвольный характер.

Ни на чем не основан довод апелляционных жалоб о заинтересованности свидетелей И в оговоре Юлдошева Д.Д.

Показания Юлдошева Д.Д. и одновременно его виновность в незаконном сбыте наркотических средств в особо крупном размере подтверждаются пояснениями свидетелей К Ч И И И Б И К К А и К приведенными в приговоре, которым суд первой инстанции дал правильную оценку.

Виновность осужденного объективно подтверждается результатами оперативно-розыскной деятельности, начало осуществления которой связано с добровольной выдачей И свертка с героином, что имело место 8 сентября 2015 года.

При этом заявитель сообщила, что мужчина по имени Д дал ей данный героин на пробу.

Согласно заключению судебно-химической экспертизы выданное И порошкообразное вещество является героином массой 8,90 грамма.

Впоследствии было проведено ОРМ «Оперативный эксперимент», в ходе которого был обнаружен и изъят, как указано в заключении судебно химической экспертизы, героин массой 4310 граммов. Это было произведено 9 сентября 2015 года. В тот же день была получена запись телефонных переговоров Юлдошева Д.Д.

Из аудиофайлов, полученных в ходе ОРМ «Оперативный эксперимент» 9 сентября 2015 года, находящихся на ДВД-диске № 4915/24нс, усматривается что между И и Юлдошевым Д.Д. происходил разговор, последний пояснял о необходимости приобретения инструментов и вызова автомеханика для разбора автомобиля, чтобы изъять из тайника героин.

Юлдошев Д.Д. согласовывал с И возможность дальнейшего приобретения последним героина до февраля 2016 года.

В судебном заседании указанные выше лица подтвердили подлинность данного разговора.

В приговоре приведены и иные доказательства, подтверждающие виновность Юлдошева Д.Д.

Правильно установленным в суде фактическим обстоятельствам уголовного дела дана верная юридическая оценка.

Действия осужденного правильно квалифицированы по ч. 5 ст. 228' УК РФ как незаконный сбыт наркотических средств, совершенный группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Решение по данному вопросу в приговоре мотивировано.

Не основано на законе утверждение осужденного о наличии в его действиях неоконченного состава преступления. Сбыт наркотических средств является оконченным с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю наркотиков, независимо от их фактического получения приобретателем, в том числе, если указанные действия проходили под контролем сотрудников правоохранительных органов.

В судебном заседании исследовались заключение судебно психиатрической экспертизы, протокол личного досмотра И протокол осмотра и прослушивания фонограммы от 20 декабря 2015 года.

Сторона защиты не ставила под сомнение допустимость указанных выше доказательств.

Защитник никогда не заявлял о нарушении переводчиком З требований уголовно-процессуального закона при проведении судебно психиатрической экспертизы. В судебном заседании Юлдошев Д.Д. не сообщал о том, что он не понимает переводчика, не заявлял ему отвод по мотивам его некомпетентности либо заинтересованности в исходе дела.

Судебная коллегия не усматривает оснований для того, чтобы сомневаться в законности доказательств, на которые в приговоре сослался суд в обоснование доказанности вины Юлдошева Д.Д., в том числе в научной обоснованности выводов судебно-психиатрической экспертизы.

С учетом всех обстоятельств дела суд правильно признал Юлдошева Д.Д вменяемым как в период совершения преступления, так и в настоящее время.

При допросе свидетеля И никто из участников процесса не высказывал каких-либо суждений относительно фальсификации протокола личного досмотра И

В судебном заседании не исследовался рапорт об обнаружении признаков преступления.

Аудиозапись, полученная в результате ОРМ, проведенного 9 сентября 2015 года, представлена следователю, осмотрена и приобщена к материалам уголовного дела в соответствии с требованиями норм уголовно процессуального закона. Содержание записи соответствует стенограмме представленной следователю вместе с результатами ОРД. При выполнении требований ст. 217 УПК РФ Юлдошев Д.Д. был ознакомлен с указанной выше записью в присутствии защитника и переводчика. В судебном заседании был исследован протокол осмотра и прослушивания аудиозаписи, однако сторона защиты не заявляла о фальсификации аудиозаписи.

Не может быть предметом исследования в суде апелляционной инстанции довод Юлдошева Д.Д. о необходимости проверки факта изъятия членами семьи Ивановых большей части героина в личных целях в силу требований ст. 252 УПК РФ.

Не соответствует действительности довод осужденного о халатном отношении адвоката Малюгиной Г.В. к своим профессиональным обязанностям по его защите.

В судебном заседании Юлдошев Д.Д. сообщил о том, что его речь изложена на бумаге, он совместно с адвокатом и переводчиком ознакомился с речью, он пожелал, чтобы адвокат огласил речь в судебных прениях, правом реплики не воспользовался, в последнем слове от Юлдошева Д.Д. не поступило никаких заявлений.

Произвольным суждением является утверждение осужденного о том, что сим-карта с номером была передана ему И с целью формирования доказательств причастности его к организации сбыта наркотических средств.

В судебном заседании суда первой инстанции Юлдошев Д.Д. не делал таких заявлений.

При назначении наказания суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ, в том числе обстоятельства на которые ссылается автор апелляционной жалобы.

Не основан на материалах уголовного дела довод осужденного о необходимости признания в качестве смягчающего его наказание обстоятельства - совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств.

По делу нет оснований для применения правил ст. 64 УК РФ.

Назначенное наказание отвечает целям, предусмотренным ст. 6 и 43 УК РФ.

Приговор соответствует ст. 297 УПК РФ и является законным обоснованным и справедливым.

Руководствуясь ст. 389 13 , 389 20 , 389 28 и 389 33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Красноярского краевого суда от 17 ноября 2016 года в отношении Юлдошева Д Д оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 43 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта