Информация

Решение Верховного суда: Определение N 56-АПУ17-23 от 17.10.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 56-АПУ17-23

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 17 о к т я б р я 2 0 1 7 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Иванова Г.П., судей Боровикова В.П., Зеленина СР.,

с участием осужденного Панфиловича И.Н., адвоката Арутюновой И.В прокурора Кечиной И.А. при секретаре Ивановой А.А. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу осужденного Панфиловича И.Н. на приговор Приморского краевого суда от 21 июля 2017 года, которым

ПАНФИЛОВИЧ И.Н.,

несудимый осужден по пп. «д», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, по ч.З ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 4 годам лишения свободы с ограничением свободы на 6 месяцев.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 19 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч.1 ст.53 УК РФ в отношении его установлены соответствующие ограничения и на него возложены определенные обязанности.

Приговором разрешен гражданский иск и определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения осужденного Пан филовича И.Н. и адвоката Арутюновой И.В., поддержавших доводы апелляционной жалобы, выступление прокурора Кечиной И.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила :

согласно приговору Панфилович И.Н. осужден за убийство Т

совершенное с особой жестокостью, с целью скрыть причинение иным лицом данной потерпевшей тяжкого вреда здоровью. По последнему факту, имевшему место 5 августа 2015 года, было возбуждено уголовное дело по п. «з» ч.2 ст. 111 УК РФ.

Убийство совершено в тот же день, 5 августа 2015 года, в селе Приморского края. После причинения потерпевшей тяжкого вреда здоровью П вылил ей на голову краску и жидкость с горючим веществом Затем он бросил горящую спичку в потерпевшую, в результате чего произошло воспламенение ее одежды. Смерть Т наступила 11 августа 2015 года в результате термического ожога 1П-1У степени лица, шеи, туловища верхних конечностей, осложнившегося гнойным дерматитом и сепсисом.

Панфилович И.Н. также осужден за разбойное нападение на Б

иХ совершенное с применением предмета, используемо го в качестве оружия, и пневматического пистолета, с незаконным проникновением в жилище.

Преступление совершено 13 января 2016 года в селе Приморского края.

Он же осужден за грабеж, совершенный в отношении С в ходе чего осужденный похитил имущество потерпевшего на общую сумму 4002 рубля.

При этом осужденный угрожал потерпевшему и находившейся в это время в квартире М применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Данное преступление совершено 21 января 2016 года в селе При морского края.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Панфилович И.Н. ставит вопрос об оправдании его по пп. «д», «к» ч.2 ст. 105 и ч.З ст. 162 УК РФ и о переквалификации его действий с п. «г» ч.2 ст. 161 на ч.2 ст.330 УК РФ.

Не признавая вину в совершении убийства и разбойного нападения, осужденный указывает на то, что суд неправильно оценил его показания, данные в судебном заседании, где он рассказал о действительных событиях, имевших место в период убийства. Одежда потерпевшей воспламенилась в результате того, что Б бросил в нее горящую спичку. При этом Панфилович И.Н. обращает внимание на то, что в ходе предварительного следствия он оговорил себя в результате применения в отношении его недозволенных методов ведения предварительного следствия. Он выражает несогласие с выводами прокурорской проверки.

По его мнению, в приговоре в обоснование доказанности его вины в убийстве суд неправомерно сослался на показания свидетеля Б в ходе предварительного следствия, который оговорил его под воздействием оперативных сотрудников полиции. Данный свидетель опасался, что могут отменить его условное осуждение, а поэтому дал необходимые им показания, от которых он отказался в суде первой инстанции.

Осужденный также считает, что не следует доверять показаниям Т

(мать погибшей), так как она страдает психическим заболеванием Показания Т не являются конкретизированными. Перед смертью погибшая сообщила матери, что ее поджег И , не называя при этом его фамилию.

Отрицая причастность к разбойному нападению, осужденный указывает что он не знал потерпевших. 13 января 2016 года он не был в общежитии, где проживают Б иХ которых он увидел впервые в судебном заседании, что подтвердили потерпевшие.

Осужденный Панфилович И.Н., не соглашаясь с юридической квалификацией его действий по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ, ссылается на то, что он забрал уС свои комплектующие детали к компьютеру. Потерпевшего он ударил за его грубость.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Камболин А.В. приводит суждения относительно несостоятельности позиции ее автора.

Проверив материалы уголовно дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, а также возражения на нее, судебная коллегия считает необходимым при говор оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Оснований, указанных в ст.38915 УПК РФ, влекущих отмену либо изменение приговора, не усматривается.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждаются исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

В соответствии с ч.1 ст.88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, собранные доказательства в совокупности - достаточности для постановления оспариваемого об винительного приговора.

Доводы апелляционной жалобы не основаны на фактических данных и законе.

В обоснование доказанности вины Панфиловича И.Н. в приговоре суд правомерно сослался на показания свидетеля Б данные в ходе предварительного следствия, где он подтвердил, что в ходе распития спиртных напитков Б избил Т Панфилович И.Н. также ударил Т за то, что она сообщила в полицию о наркотиках Потом Панфилович И.Н. вылил на Т краску и какую-то жид кость, которая по запаху напоминала бензин. На выходе из дома Т

пригрозила, что она сообщит в полицию о ее избиении Б После этого Панфилович И.Н. бросил горящую спичку в Т после чего ее одежда воспламенилась.

В ходе очной ставки свидетель Б продолжал уличать Панфилович И.Н. в том, что именно последний поджег Т

Суд первой инстанции обоснованно отверг показания свидетеля Б данные в судебном заседании, где он не говорил о причастности Панфиловича И.Н. к поджогу потерпевшей.

Заявление данного свидетеля о применении в отношении его недозволенных методов ведения предварительного следствия является несостоятельным.

По результатам проведенной проверки было отказано в возбуждении уголовного дела ввиду необоснованности заявления Б По делу нет оснований для того, чтобы сомневаться в эффективности методов проведенной про верки.

Виновность осужденного и одновременно достоверность первоначальных показаний свидетеля Б подтверждаются другими приведенными в при говоре доказательствами.

В ходе предварительного следствия Т - мать погибшей Т - сообщила о том, что ее дочь проживала с Б

5 августа 2015 года Т пришла к ней, дочь была в ожогах, одежда частично была обгоревшей. Дочь рассказала, что ее облили бензином и подожгли. Это сделал И проживающий в доме № по ул Она предположила, что дочь имела в виду Панфиловича Ивана.

Судебная коллегия считает, что следует признать обоснованным подозрение Т о причастности именно Панфиловича Ивана к поджогу ее дочери. 4 августа 2015 года к ней приходила дочь и говорила о том, что к ним в гости приходили Панфилович И.Н., Б

Ее показания не противоречат остальным материалам уголовного дела.

5 августа 2015 года Т обратилась в ОМВД по Хорольскому району с сообщением о причинении ее дочери телесных повреждений.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № 29-8/909/2015 от 14 декабря 2015 года на трупе Т обнаружена обширная ожоговая рана в области лица с распространением на область шеи, переднюю заднюю и боковую поверхность грудной клетки и на верхние конечности в виде некроза и обугливания мягких тканей, а также были обнаружены ушибленные раны в теменной области слева, в теменно-височной области слева, кровоизлияния в мягкие ткани головы, в теменную область слева и под мягкую мозговую оболочку головного мозга. Смерть потерпевшей наступила в результате термического ожога П1-1У степени лица, шеи, туловища, верхних конечностей осложнившегося гнойным дерматитом и сепсисом.

Телесные повреждения, повлекшие смерть, возникли в результате воз действия открытого пламени огня.

0 6 этом свидетельствует осмотр одежды потерпевшей. На двух фрагментах обгоревшей ткани блузки имеются следовые количества бензина, видоизмененного в результате испарения (горения). Данное вещество было обнаружено и на другой одежде Т

Из протокола осмотра места происшествия усматривается, что на полу в квартире обнаружены многочисленные следы краски. Потерпевшая Т

также подтвердила, что дочь жаловалась на Б в связи с его избиением ее.

Показания Т в ходе предварительного следствия являются допустимым доказательством.

У Т обнаружено психическое расстройство в форме легкой умственной отсталости с минимальными поведенческими нарушениями Однако это психическое расстройство не лишает ее возможности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать показания в период времени, максимально приближенный к событиям, очевидцем которых она являлась.

В заключении экспертизы №971 от 21 июня 2017 года также указано, что в настоящее время с учетом возрастных особенностей, снижения мнестической сферы интеллектуальных особенностей, индивидуально-типологических, эмоционально-волевых особенностей она не может давать показания, очевидцем которых она являлась.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно сослался на первоначальные показания Т

Суд первой инстанции обоснованно признал Панфиловича И.Н. виновным в совершении разбойного нападения.

В ходе предварительного следствия Панфилович И.Н. подтвердил, что 13 января 2016 года он ударил несколько раз палкой по голове Х а за тем достал пистолет и выстрелил в Х после чего он забрал два телефона и ЖК-монитор с ДВД-проигрывателем. Впоследствии он выдал похищенное имущество. Последнее обстоятельство подтверждается протоколом осмотра места происшествия от 15 января 2016 года.

Доводы осужденного о применении в отношении его недозволенных методов ведения предварительного следствия тщательно рассмотрены судом пер вой инстанции и обоснованно, мотивированно признаны несостоятельными.

Виновность Панфиловича И.Н. подтверждается показаниями потерпевших Х иБ данными в ходе предварительного следствия.

Суд первой инстанции дал правильную оценку измененным показаниям потерпевших. Их первоначальные показания согласуются с другими приведенными в приговоре доказательствами, в том числе с заключениями различных судебных экспертиз.

Показания Панфиловича И.Н. в ходе предварительного следствия, где он признавал вину в совершении разбойного нападения, не противоречат пояснениям свидетелей Б иС данным в ходе предварительного следствия.

Несостоятельным является довод осужденного о том, что из квартиры по терпевших С иМ он забрал принадлежащий ему системный блок.

В ходе предварительного следствия П подтвердил, что он похитил системный блок С

В судебном заседании потерпевшая М уличала Панфилович И.Н. в нанесении ударов по голове С и хищении системного блока.

Данные показания не противоречат пояснениям свидетеля Б который подтвердил, что Панфилович И.Н. вышел из квартиры С с системным блоком.

Свидетель Б также пояснил, что системный блок принадлежал С

В приговоре приведены и иные доказательства, подтверждающие виновность Панфиловича И.Н.

В обоснование доказанности его вины в приговоре суд не ссылался на показания С в связи с наличием у последнего психического расстройства и ввиду его недееспособности.

Действия осужденного судом квалифицированы правильно.

С учетом установленных судом обстоятельств отсутствуют основания для оправдания осужденного и изменения юридической квалификации его действий.

При назначении наказания суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ.

Назначенное осужденному наказание отвечает принципам и целям, предусмотренным ст. 6 и 43 УК РФ.

Приговор соответствует ст. 297 УПК РФ и является законным, обоснованным и справедливым.

Руководствуясь ст. 389 13 , 389 2 0 , 38928 и 38933 УПК РФ, судебная колле гия

определила:

приговор Приморского краевого суда от 21 июля 2017 года в отношении Панфиловича И.Н. оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 43 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта