Информация

Решение Верховного суда: Определение N 66-О09-136СП от 15.09.2009 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 66-О09-136сп

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 15.09.2009

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Глазуновой Л.И судей Зеленина С Р . и Фетисова СМ при секретаре Назаровой Т.Д. рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Заниной А.А кассационные жалобы потерпевших Р иГ на приговор Иркутского областного суда с участием присяжных заседателей от 02.07.2009, по которому

Галичин А А оправдан по ст. 30 ч.З, ст. 105 ч.2 п. «е», ст. 105 ч.2 п.п. «а», «е» УК РФ за отсутствием в его действиях признаков преступления ст. 111 ч.2 п. «в» УК РФ (по факту причинения тяжкого вреда здоровью В , ст. 111 ч.2 п. «в» УК РФ (по факту причинения тяжкого вреда здоровью Г в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта за непричастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи Зеленина СР., выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Курочкиной Л.А., поддержавшей доводы кассационного представления об отмене приговора, судебная коллегия

установила:

Галичину А.А. вменялось совершение преступлений 05.09.2008 в период времени с 20 часов до 22 часов 40 минут

Государственный обвинитель Занина А.А. в кассационном представлении просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство со стадии после провозглашения вердикта присяжных заседателей.

Не оспаривая законность вынесенного вердикта и оправдания Галичина по ст.ст. 111 ч.2 п. «е», 111 ч.2 п. «е» УК РФ, обвинитель просит отменить оправдательный приговор в остальной части в связи с неправильным применением судом уголовного закона.

Обвинитель считает, что действия Галичина подлежали квалификации по ст. 108 ч.1 УК РФ, поскольку он превысил пределы необходимой обороны.

По мнению обвинителя, такое превышение выразилось в том, что придя на остановку с травматическим пистолетом, Галичин отступая от идущих на него С и Р , угрожавших причинением ему телесных повреждений, тогда как Г наносил удары Г,

после выстрела вверх стал стрелять в потерпевших, тогда как у него имелась возможность не стрелять в них, а просто напугать их своими выстрелами.

Произведенный в ответ на действия Р (наносившего удары битой по голове Г ) выстрел в область головы с близкого расстояния, по мнению обвинителя также свидетельствует о несоответствии действий Галичина характеру действий Р .

То обстоятельство, что Галичин взял в квартире карабин и в ответ на действия С ,Г иР произвел в них, безоружных выстрелы картечью, также говорит о превышении пределов необходимой обороны.

Потерпевшая Р просит приговор отменить и передать дело на новое рассмотрение, поскольку считает решения присяжных заседателей и судьи необоснованными и незаконными, так как баллистическая экспертиза исключает версию обвиняемого, свидетельские показания противоречат показаниям Галичина А.А., а версия необходимой обороны неоправданна, поскольку погибшие были безоружны.

Потерпевший Г также просит отменить оправдательный приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение. Считая вывод суда о необходимой обороне Галичина необоснованным, ссылается на установленные следствием обстоятельства происшедшего. Утверждает также, что характер действий Галичина не соответствовал причиненному ему и его брату вреду, а Галичин изначально имел умысел на убийство. Считает вынесенный приговор несправедливым.

Оправданный Галичин А.А. в возражениях просит оставить кассационные жалобы и представление без удовлетворения, поскольку со стороны потерпевших было применено насилие, опасное для жизни.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора суда.

В соответствии со ст. 385 ч.2 УПК РФ оправдательный приговор постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона по данному делу не усматривается, не указано на них и в кассационных жалобах.

Ссылки потерпевших на доказательства, подтверждающие, по их мнению, предъявленное Галичину А.А. обвинение и на само это обвинение, которое, по мнению потерпевших, является обоснованным, не могут служить основанием для отмены приговора суда, постановленного в соответствии с вердиктом присяжных заседателей, поскольку оценка доказательств с точки зрения их достоверности и достаточности для выводов по делу, а также установление фактических обстоятельств дела является исключительной компетенцией присяжных заседателей формулирующих свои выводы в вердикте.

Вердикт, в соответствии со ст. 348 и 385 УПК РФ, является обязательным для суда, а установленные им фактические обстоятельства не могут быть оспорены в кассационном порядке.

Доводы потерпевших и государственного обвинителя о необоснованности вывода суда о необходимой обороне Галичина А.А противоречат как установленным вердиктом фактическим обстоятельствам дела, так и уголовному закону.

Как установлено вердиктом коллегии присяжных заседателей выстрелы из травматического пистолета в С , Р и Г были произведены Галичиным, отступая, в ответ на то, что С и Г , разбив бутылки, взяли в руки горлышки от бутылок и вместе с Р пошли на Галичина, К иГ,

а Г стал наносить удары кулаком по телу и в голову Г , после чего Галичин выстрелил из пистолета в воздух, а С ,Г иР пошли в его сторону, высказывая угрозы причинения телесных повреждений, а С или Р направил свою руку в район пояса.

Государственный обвинитель считает, что превышение Галичиным пределов необходимой обороны выразилось в том, что он, после выстрела вверх стал стрелять в потерпевших, тогда как у него имелась возможность не стрелять в них, а просто напугать их своими выстрелами.

При это государственный обвинитель не отрицает того установленного вердиктом, обстоятельства, что перед выстрелами в потерпевших Галичин выстрелил в воздух.

Однако, как это видно из вердикта, после этого Р ,С и Г , угрожая причинением телесных повреждений, пошли в сторону Галичина, что свидетельствует о том, что выстрела в воздух они, вопреки предположению обвинителя, не испугались.

Кроме того, данный довод обвинителя противоречит положениям части 3 ст. 37 УК РФ, гарантирующим лицу право на необходимую оборону независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства.

С учетом избиения Г по голове кулаками использования горлышек от разбитых бутылок для создания угрозы причинения телесных повреждений и словесное подтверждение такой угрозы, а также иных, установленных вердиктом, обстоятельств, суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о том, что Галичин действовал в состоянии необходимой обороны

Выстрел в область головы Р был нанесен Галичиным, как установлено вердиктом присяжных заседателей, в ответ на действия Р , наносившего Г удары битой по голове.

Сам по себе характер этих действий Р свидетельствует об их опасности для жизни. Этот же вывод вытекает из заключения судебно медицинской экспертизы, согласно которого Г был причинен тяжкий вред здоровью - открытая черепно-мозговая травма.

Эти обстоятельства полностью соответствуют части 1 ст. 37 УПК РФ согласно которой не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни лица.

При этом не является преступлением причинение посягающему любого вреда, поэтому производство выстрела из травматического пистолета с близкого расстояния не может являться обстоятельством свидетельствующим о превышении пределов необходимой обороны.

Кроме того, в чем именно выразилось несоответствие действий Галичина характеру действий Р государственный обвинитель в представлении не указал.

Обвинитель считает, что то обстоятельство, что Галичин взял в квартире карабин и в ответ на действия С , Г иР , произвел в них, безоружных, выстрелы картечью, также говорит о превышении пределов необходимой обороны.

Однако, как установлено вердиктом коллегии присяжных заседателей эти выстрелы Галичин произвел в ответ на то, что С , сидя на Г , наносил тому удары кулаком по голове и телу, а после того как Галичин выстрелил из карабина в воздух, С продолжал наносить удары кулаком Г по голове и телу, а Р и Г пошли на него.

С учетом предыдущих действий С ,Р иГ в том числе опасных для жизни Г (нанесение ударов по голове), которые С продолжал и после выстрела Галичина в воздух, и действий Р и Г , не прекращавших нападение суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о необходимой обороне Галичина.

При таких обстоятельствах юридическая оценка действий Галичина А.А., данная в приговоре, соответствует требованиям уголовного закона, а доводы кассационного представления и жалоб о наличии оснований для отмены оправдательного приговора не нашли своего подтверждения.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Иркутского областного суда от 02.07.2009 в отношении Галичина А А оставить без изменения, кассационные жалобы и представление - без удовлетворения Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 37 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта