Информация

Решение Верховного суда: Определение N 33-АПУ15-21 от 28.01.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №33-АПУ 15-21

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 28 я н в а р я 2 0 1 6 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А. С,

судей Кочиной И.Г. и Истоминой Г.Н.,

с участием:

государственного обвинителя - прокурора Шиховой Н.В.,

осужденных Сергеева ДО., Петерсона О.Ю., Дунаевского А.Л.,

Черноусова АС. и Долгорукова В.Б.,

защитников - адвокатов Артеменко Л.Н. Цапленкова Ю.К.,Кузнецова А.А.,

Орлова А.С., Арутюновой ИВ., Волобоевой Л.Ю. и Урсола АЛ.,

при секретаре Горностаевой Е.Е рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Сергеева Д.О., Петерсона О.Ю., Дунаевского А.П Черноусова А С , Долгорукова В.Б., Оказова Э.Э., адвокатов Суева Е.О. и Антонь Я.М. на приговор Ленинградского областного суда от 20 августа 2015 года, которым

Сергеев Д О

судимый:

- 20.02.2008 г. по п.п. «а», «в», «з» ч.2 ст. 126, п. «а» ч.2 ст. 163 (за три преступления), ч.З ст. 69 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы освобожденный 14.02.2011 г. условно-досрочно на 2 года 1 месяц 7 дней,

осужден:

- по ч.1 ст.209 УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет с ограничением свободы сроком на 1 год и 6 ^десяцев,

- за каждое из двух преступлений., предусмотренных п.п. «а», «б ч.4 ст. 162 УК РФ (от 19.10.2011 г. и от 19.01.2012 г.) к лишению свободы сроком на 9 лет 6 месяцев с ограничением свободы сроком на 1 год,

- за каждое из трех преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б ч.4 ст.226 УК РФ (от 19.10.2011 г., 05.04.2 012 г., 27.07.2012 г.) к лишению свободы сроком на 9 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- за каждое из семи преступлений, предусмотренных п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ (от 05.04.2012 г., 14.04.2012 г., 19.04.2012 г., 21.05.2012 г., 01.06.2012 г., 08.06.2012 г., 27.07.2012 г.) к лишеншо свободы сроком на 9 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ (от 04.05.2012 г.) к лишению свободы сроком на 5 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по ч.4 ст. 166 УК РФ (от 21.05.2012 г ) к лишению свободы сроком на 6 лет,

- по п.п. «а», «в» ч.4 ст. 162 УК РФ (от 19.06.2012 г.) к лишению свободы сроком на 10 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по ч.2 ст.325 УК РФ к исправительным работам сроком на 8 месяцев с удержанием 10% заработка в доход государства с освобождением от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования,

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказании - к 13 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год 9 мес яцев,

- в соответствии со ст. 70 УК РФ, окончательно, по совокупности приговоров, путем частичного присоединения наказания по приговору от 20.08.2008 г. (в виде 1 года лишения свободы) - к 14 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на срок 1 год 9 месяцев с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре;

Петерсон О Ю

судимый:

- 21.03.2008 г. по ч.З ст. 162 (за два преступления), п.п. «а», «б» ч.2 ст. 158 УК РФ, ч. 2 ст. 162, ч.З ст. 69 УК РФ к лишению свободы сроком на 9 лет, 15.11.2011 г. освобожденный условно-досрочно на 2 года 11 месяцев,

осужден:

- по ч.2 ст.209 УК РФ к лишению свободы сроком на 9 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по п.п. «а», «б» ч.4 ст. 162 УК РФ (от 19.01.2012 г.) к лишению свободы сроком на 9 лет 6 месяцев с ограничением свободы сроком на 1 год,

- за каждое из семи преступлений, предусмотренных п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ (от 05.04.2012 г., 14.04.2012 г., 19.04.2012 г., 21.05.2012 г., 01.06.2012 г., 08.06.2012 г., 27.07.2012 г.) к лишению свободы сроком на 9 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- за каждое из двух преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б ч.4 ст.226 УК РФ (от 05.04.2012 г. и 27.07,2012 г.) к лишению свободы сроком на 9 лет с ограничением свободы сроком на I год,

- по п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ (от 04.05.2012 г.) к лишению свободы сроком на 5 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по ч.4 ст. 166 УК РФ (от 21.05.2012 г.) к лишению свободы сроком на 6 лет,

- по п.п. «а», «в» ч.4 ст. 162 УК РФ (от 19.06.2012 г.) к лишению свободы сроком на 10 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по ч.2 ст.325 УК РФ к исправительным работам сроком на 8 месяцев с удержанием 10% заработка в доход государства с освобождением от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования,

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний - к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год 9 месяцев,

- в соответствии со ст. 70 УК РФ, окончательно, по совокупности приговоров, путем частичного (в виде 1 года лишения свободы) присоединения наказания по приговору от 21.03.2008 г. - к 13 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на срок 1 год 9 месяцев с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре;

Дунаевский А Л

судимый:

- 24.06.2004 г. по п.п. «а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы сроком на 4 года, условно, с испытательным сроком на 4 года,

- 25.06.2007 г. по ч.З ст. 162, 70 УК РФ - к 5 годам лишения свободы, 29.10.2009 г. освобожденный условно-досрочно на 1 год 4 месяца 19 дней,

оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 166 УК РФ на основании п.1 ч,1 ст. 27 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления,

осужден:

по ч.2 ст.209 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет с ограничением свободы сро ком на 6 месяцев,

- за каждое из двух преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б» ч.4 ст. 162 УК РФ (от 19.10.2011 г., 19.01.2012 г.) с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет 6 месяцев с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по п.п. «а», «б» ч.4 ст.226 УК РФ (от 19.10 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- за каждое из четырех преступлений, предусмотренных п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ (от 14.04.2012 г., 19.04.2012 г., 21.05.2012 г., 01.06.2012 г.) с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по п. «а» ч.4 ст.!58 УК РФ (от 04.05.2012 г.) к лишению свободы сроком на 2 года с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по п.п. «а», «в» ч.4 ст. 162 УК РФ (от [9.06.2012 г.) с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет 6 месяцев с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по ч.2 ст.325 УК РФ к исправительным работам сроком на 8 месяцев с удержанием 10% заработка в доход государства с освобождением от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования,

- на основании ч.З ст.69 УК РФ, окончательно, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 7 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре;

О

судимый:

- 27.12.2007 г. (с изменениями от 11,33.2008 г.) по п. «а» ч.2 ст. 163 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года 5 месяцев, 22.12.2008 г освобожденный условно-досрочно на 1 год 2 месяца 4 дня,

- 30.04.2014 г. (с учетом изменений от 28.08.2014 г.) по п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ (за 9 преступлений), ч.З ст. 30, п. «а» ч.4 ст. 158, ч.З ст. 69 УК РФ к лишению свободы сроком на 7 лет 10 месяцев,

осужден:

- по ч.2 ст.209 УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет с ограничением свободы сроком на 6 месяцев,

- за каждое из двух преступлений, предусмотренных п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ (от 21.05.2012г., 01.06.2012 г.) к лишению свободы сроком на 8 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по ч.4 ст. 166 УК РФ (от 21.05.2012 г.) к лишению свободы сроком на 6 лет,

- на основании ч.З ст.69 УК РФ но совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний - к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре;

- на основании ч.5 ст.69 УК РФ, окончательно, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 30.04.2014 г. - к 12 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре;

Черноусое А С ,

судимый:

- 04.09.2013 г. по ч.З ст. 30 и п. «г» ч.З ст. 228.1, ч.2 ст. 228, ч.З ст. 69 УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет ] месяц,

осужден:

- по ч.2 ст.209 УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет с ограничением свободы сроком на 6 месяцев,

- за каждое из двух преступлений, п редусмотренных п.п. «а», «б» ч.4 ст.!62 УК РФ (19.10.2011 г.,19.01.2012 г.) к лишению свободы сроком на 9 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по п.п. «а», «б» ч.4 ст.226 УК РФ (от 19.10.2011г.) к лишению свободы сроком на 8 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказании - к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре,

- в соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ. окончательно, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 04.09.2013 г. • к 12 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в при говоре;

Долгоруков В Б

судимый:

- 22.02.2006 г. по ч.2 ст. 228, п. «в» ч.З ст. 228, ч.2 ст. 228, ч.З ст. 69 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет 6 месяцев, условно, с испытательным сроком на 4 года,

- 22.10.2007 г. по ч.З ст. 30 и ч.1ст.22й 1, 70 УК РФ - к лишению свободы сроком на 8 лет, 28.06.2010 г. освобожденный условно-досрочно на 3 года 10 месяцев 23 дня,

оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.209 УК РФ по основанию, предусмотренному п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ, в связи с непричастностью к совершению преступления,

осужден:

- по п. «а» ч.4 ст.!62 УК РФ (от 05.04.2012 г.) к лишению свободы сроком на 8 лет с ограничением свободы сроком на I год,

- по п.п. «а», «б» ч.4 ст.226 УК РФ (от 05.04.2012 г.) к лишению свободы сроком на 8 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний - к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в при говоре;

- в соответствии со ст. 70 УК РФ, окончательно, по совокупности приговоров, путем частичного (в виде 1 года лишения свободы) присоединения к назначенному наказанию наказания, не отбытого по приговору от 22.10.2007 г., - к 10 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год 9 месяцев, с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре;

Этим же приговором осуждены Кондратов А Ф и Твердохлебов В В приговор в отношении которых не обжалован.

За частично оправданными признано право на реабилитацию, принято решение по гражданским искам, вещественным доказательствам и процессуальным издержкам.

Заслушав доклад судьи Кочиной И.Г., выступление осужденных Сергеева Д.О., Петерсона О.Ю., Дунае некого А. Л., Черноусова А С Долгорукова В.Б., адвокатов Артеменко Л.Н., Цапленкова Ю.К Кузнецова А.А., Орлова А С , Арутюновой ИВ., Волобоевой Л.Ю. и Урсола А.Л., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах и в дополнениях к ним, прокурора Шиховой Н.В., просившей об уточнении окончательного наказания в отношении Сергеева и решения по вопросу о распоряжении вещественным доказательством - автомобилем Судебная коллегия

установила:

Согласно приговору Сергеев осужден за создание банды в целях нападений на граждан, он же, Петерсон, Дунаевский, Кондратов, О и Черноусов - за участие в банде и совершенных ею нападениях:

Сергеев, Дунаевский и Черноусов - за разбой, совершенный 19.10.2011 г в отношении Б и А с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, в особо крупном размере,

а также за хищение огнестрельного оружия, организованной группой, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья;

Сергеев, Дунаевский, Черноусов и Петерсон - за разбой, совершенный 19.01.2012 г. в отношении К и С с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, в особо крупном размере;

Сергеев, Петерсон, Долгоруков и Твердохлебов - за разбой, совершенный 05.04.2012 г. в отношении П и Л с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой,

а также за хищение огнестрельного оружия, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, организованной группой;

Сергеев, Петерсон и Дунаевский - за разбой, совершенный 14.04.2012 г в отношении К с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище организованной группой;

Сергеев, Петерсон и Дунаевский - за разбой, совершенный 19.04.2012 г. в отношении Р иО с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, в крупном размере;

Сергеев, Петерсон, Дунаевский и Кондрашов - за кражу 04.05.2012 г имущества, принадлежащего В , с незаконным проникновением в жилище в крупном размере, организованной группой;

Сергеев, Петерсон, Дунаевский, Кондрашов и О - за разбой совершенный 20.05.2012 г. в отношении Н ,А и Ф с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, в крупном размере (за исключением Дунаевского),

а также за угон автомобиля А с применением как насилия, не опасного для жизни и здоровья, так и с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, организованной груп ной;

Сергеев, Петерсон, Дунаевский, Кондратов и О - за разбой совершенный 01.06.2012 г. в отношении К иМ с угрозой применения к ним насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой;

Сергеев и Петерсон - за разбой, совершенный 08.06.2012 года в отношении С с угрозой примев ения к ней насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, в крупном размере;

Сергеев, Петерсон, Дунаевский и Кондратов - за разбой, совершенный 19.06.2012 г. в отношении Н и Г с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего,

а также за похищение у гражданина важного личного документа;

Сергеев и Петерсон - за разбой, совершенный 27.07.2012 г. в отношении К иС с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище организованной группой,

а также за хищение оружия с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, организованной группой.

Преступления совершены в период с 19 октября 2011 по 27 июля 2012 года на территории г. и области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные не признали вину в создании банды руководстве и участии в банде, частично признали вину в совершении других преступлений.

В апелляционной жалобе и в дополнении к ней осужденный Сергеев ДО просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Приговор в части осуждения ею за создание банды считает необоснованным, а положенные в основу его доказательства в этой части недостоверными. Считает, что указанные в приговоре признаки банды не нашли своего подтверждения.

По эпизоду в отношении потерпевших Б ,К иС выражает несогласие с особо крупным ргдмером похищенного имущества полагая, что он не нашел своего подтверждения. Приводя и анализируя исследованные доказательства по преступлениям в отношении вышеуказанных потерпевших, а также в отношении П и Л К Р ,В ,А ,К ,С ,Ш иС считает недоказанным, что он предоставлял информацию о наличии в домах потерпевших крупных денежных сумм, давал указание проникнуть в жилища передавал другим участникам преступлений для этих целей оружие, рации и средства маскировки. Напротив, автор жалобы обращает внимание Судебной коллегии на свою малозначительную роль в совершении преступлений связанную с доставкой других к участников к месту совершения преступлений Ввиду недоказанности его руководящей роли в банде государственный обвинитель отказался от обвинения в этой части, следовательно, по его мнению, подлежит исключению из объема обвинения и указание на действия руководящего характера. Осужденный укрывает, что не имел умысла на хищение у потерпевших оружия и угон автомобиля. Поскольку непосредственного участия в разбоях он не принимал, то не знал о совершении данных преступлений и не мог повлиять на действия других лиц. Автор жалобы указывает, что не принимал участия в совершении преступлений в отношении потерпевших К иМ . По эпизоду в отношении потерпевших Н иГ не согласен с выводом суда о том, что для совершения преступления передал пистолет конструкции Токарева Кондрашеву, намереваясь самостоятельно использовать пистолет с глушителем. Утверждает, что выстрелил в Н случайно и не два раза как указано в приговоре, а один раз.

Назначенное ему наказание Сергеев считает чрезмерно суровым подлежащим смягчению, а решение суда по искам потерпевшим - незаконным ввиду недоказанности размеров взысканий.

Осужденный Петерсон О.Ю. в апелля нионной жалобе и в дополнениях к ней полагает, что обвинение в бандитизме не нашло своего подтверждения ввиду отсутствия таких признаков банды как сплоченность участников наличие лидера, иерархии, распределения ролей, подготовки преступлений постоянства форм и методов преступной деятельности. Доказательством тому считает ходатайство государственного обвинителя об исключении из объема его обвинения указания на создание организованной вооруженной группы и руководство ею.

Автор жалобы считает незаконным осуждение за преступления в отношении супругов К С йиШ , а также по эпизоду от 8 июня 2012 года в отношении потерпевшей С . Выводы суда о том, что он сам признавал факт поездки в день нападения в пос. (по месту жительства С ) считает не соответствующими его показаниям. Осужденный указывает, что его обвинение в совершении вышеуказанных преступлений построено лишь на противоречивых показаниях Сергеева и на вероятностных выводах эксперта о том, что следы на месте преступления по месту жительства К С иШ могли быть оставлены изъятой у него обувью. Квалификацию его действий в отношении Н считает неправил Е.НОЙ, поскольку у него не имелось умысла на причинение ему тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

При принятии решения по делу Петерсон просит учесть, что в остальной части осуждения он давал последовательные и подробные показания, под стражей в качестве меры пресечения не содержался, имеет малолетнего ребенка и проблемы со здоровьем. Считает, что наличие хронических заболеваний ( и вегето-сосудистой дистонии), подтвержденных справкой филиала « » ФКУЗ МСЧ ФСИН России, должно послужить основанием для смягчения наказания.

Ввиду отсутствия доказательств обоснованности размера взыскания по искам потерпевших принятые судом решения в этой части осужденный считает незаконными.

На основании изложенного приговор просит отменить и дело направить на новое рассмотрение.

Осужденный Дунаевский АЛ. в апелляционной жалобе, излагая свою версию совершения преступлений и анализируя исследованные доказательства полагает, что обвинение в бандитизме не нашло своего подтверждения ввиду недоказанности основных признаков банды.

Автор жалобы указывает, что в совершении преступлений 1и 19 июня 2012 года и хищении паспорта он непосредственного участия не принимал, в связи с чем просит его в этой части оправдать.

Свои действия по эпизодам от 19 октября 2011 года и 20 мая 2012 года Дунаевский просит квалифицировать как пособничество в совершении преступлений, поскольку его роль была пассивной, а преступления от 19 января, 14 и 19 апреля, 4 мая 2012 года заранее не планировались и были совершены спонтанно, в связи с чем полагает, что с учетом обстоятельств их совершения, его роли возможно назначение более мягкого наказания.

По мнению осужденного, суд при вын ксении приговора не в полной мере учел смягчающие наказание обстоятельства (активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, указание тайника с оружием, дачу подробных достоверных показаний, написание явок с повинной), данные4© его личности, наличие у него ряда хронических заболеваний и нуждаемость в лечении, которое не может быть проведено в условиях изоляции от общества Данные обстоятельства автор жалобы считает достаточными для применения к нему условного осуждения.

Осужденный О в апелляционной жалобе и в дополнении к ней просит об отмене или изменении приговора в связи с его незаконностью необоснованностью и несправедливостью и смягчении назначенного ему наказания, а также указывает на нарушение права на защиту в связи с тем, что адвокат не представил в суде заявленное им ходатайство о наличии определения СМЭ.

Адвокат Суев Е.О. в защиту интересов осужденного Черноусова в апелляционной жалобе просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, полага1Я, что выводы суда об участии подзащитного в банде и хищении оружия не нашли своего подтверждения, в приговоре не приведено тому доказательств, а действия подзащитного в части совершения разбоев квалифицированы неправильно. Приводя выдержки из приговора, автор жалобы утверждает, что Черноусов не участвовал в подготовке разбойных нападений, не угрожал потерпевшим и не применял к ним насилие, не использовал при совершении преступлений средства связи и не поддерживал с членами банды отношений, не посещал квартиру на ул.,

а Сергеев и Петерсон не могл и давать ему руководящие указания ввиду отказа прокурора от их обвинения в руководстве бандой. Не соглашаясь с оценкой исследованных доказательств, адвокат считает, что показания Черноусова, изложенные в суде, не опровергнуты.

Наличие у подзащитного хронических заболеваний автор жалобы просит признать обстоятельством, смягчающим наказание Черноусова, а решение суда по искам потерпевших К иС считает незаконным, поскольку документально не подтвержден размер взыскания.

Осужденный Черноусов А.С. в апелляционной жалобе и в дополнении к ней, приводя те же доводы, что и адвокат в защиту его интересов, просит об отмене приговора ввиду недоказанности его участия в деятельности банды, в подготовке и совершении нападений, в угрозе и применении насилия к потерпевшим, использовании средств связи для координации действий участников преступлений, в поддержании отношений с участниками банды.

Просит учесть в качестве смягчающи:»: наказание обстоятельств наличие у него хронических заболеваний (гепатит и панкреатит) и положительных характеристик, выражает несогласие в части решения суда по искам потерпевших.

Адвокат Антонь Я.М. в защиту интересов осужденного Долгорукова в апелляционной жалобе и в дополнении к ней указывает, что ее подзащитный заранее не был знаком с другими участниками преступления, что нападение на потерпевших П и Л заранее не планировалось и не готовилось, а преступная группа не имела руководителя, в связи с чем считает что действия Долгорукова судом квалифицированы неправильно. Приводя показания подзащитного и осужденного Твердохлебова о том, что он полагал совершить не разбой, а кражу, о присутствии в доме жильцов не знал, как и о наличии у Петерсона оружия, сам лично ничего не похищал, о наличии в похищенном чехле оружия не догадывался. Автор жалобы полагает, что исследованными доказательствами подтверждается лишь участие Долгорукова в хищении группой лиц по предварительному сговору, в связи с чем просит исключить квалифицирующий признак совершения преступления организованной группой, а по обвинению в хищении оружия подзащитного оправдать.

Назначенное Долгорукову наказание адвокат считает излишне суровым Полагает возможным признать смягчающими обстоятельствами совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, положительные характеристики Долгорукова, состояние здоровья, как подзащитного, так и его матери, являющейся инвалидом, факт нахо;«сдения на иждивении матери, сына и жены, а совокупность смягчающих обстоятельств признать исключительной и применить в отношении Долгорукова ст. 64 УК РФ.

Осужденный Долгоруков В.Б. в апелляционной жалобе и в дополнениях к ней, приводя те же доводы, что и адвокат в его защиту, просит об изменении приговора ввиду неправильности квалификации его действий. Автор жалобы полагает, что исследованными доказательствами подтверждается лишь его участие в хищении, в связи с чем из квалификации действий в части разбоя считает правильным исключить квалифицирующий признак совершения преступления организованной группой. Не оспаривает, что он предварительно договорился на совершение хищения с Петерсоном и Твердохлебовым, но при этом роли не распределяли, использование оружия при совершении преступления не планировали, о хищении оружия из дома потерпевших не договаривались.

Осужденный считает, что суд незаконно назначил окончательное наказание путем присоединения неотбытого наказания по приговору от 22.10.2007 г., поскольку при аресте 02.11.2012 г. было отменено постановление от 28.06.2010 г. об условно-досрочном освобождении его по приговору от 22.10.2007 г. и он, будучи арестованным по настоящему делу, продолжил отбывать наказание по приговору от 22.10.2007 г., срок наказания отбыл 21.05.2014 г. Кроме того, обращает внимание на ошибку, допущенную судом при принятии решения в отношении вещественного доказательства, автомобиля « » с номером владельцем которого указана Д .

В возражениях государственный обвинитель - прокурор Смагин Е.Е просит апелляционные жалобы оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив в апелляционном порядке м атериалы уголовного дела, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах и в дополнениях к ним возражения на апелляционные жалобы. Судебная коллегия приходит к следующему.

Не смотря на доводы апелляционных жалоб, выводы суда о виновности Сергеева в организации банды, Дунаевского, Петерсона, Черноусова Кондрашова, О - в участии в банде и совершаемых ею нападениях соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются приведенными в приговоре доказательствами.

В совокупности из показаний осужденных, признанных достоверными проверки их показаний на местах обнаружения оружия, результатов осмотра мест происшествий, протоколов выемки предметов, которые использовались в процессе совершения преступлений, суд правильно установил, что Сергеев создал организованную устойчивую вооруженную группу в целях нападения на граждан, в которую вошли Дунаевский. Черноусов, Петерсон, Кондратов и О

Согласно исследованным доказательствам на протяжении длительного времени, с 19 октября 2011 по 27 июля 2012 года, бандой совершено более десятка нападений, направленных на завладение чужим имуществом, что подтверждает вывод суда относительно целей создания и деятельности банды направленной на получение материального обогащения преступным путем, а именно, путем нападения на граждан.

Как правильно установлено судом, все нападения отличались наличием тщательной подготовки, стабильностью состава участников, слаженностью действий , схожестью методов преступной деятельности.

На вооружении банды имелось следующее огнестрельное оружие пистолет Токарева, револьвер, пистолет Макарова, ружье, карабин, пистолет с глушителем, а также газовые револьвер и пистолет, бесствольный пистолет и боеприпасы. Часть данного оружия использовалось членами банды при совершении нападений, другая часть была добыта ими в результате преступной деятельности с целью пополнения арсенала банды, в связи с чем суд обоснованно решил, что о наличии оружия было известно всем участникам банды.

В распоряжении банды имелись автомобили, средства связи (телефоны и рации), средства маскировки (рабочие куртки, шапки-маски), приспособления для подавления сопротивления потерпевших (наручники, хомуты для связывания, скотч).

Судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что, создав банду Сергеев обеспечивал ее участников средствами маскировки и наблюдения наряду с другими участниками - оружием, автотранспортом, средствами связи планировал преступную деятельность, готовил нападения и принимал в них участие, обеспечивал хранение оружия и похищенного имущества.

Вопреки доводам апелляционной жалобы Сергеева, в подтверждение своих выводов суд сослался на допустимые и достоверные доказательства, в том числе на показания Дунаевского, изложив в приговоре основания, по которым одни доказательства взял за основу., а другие отверг.

Так из показаний Дунаевского., полученных с соблюдением процессуальных требований и согласующихся с другими, исследованными в суде доказательствами, следует, что именно от Сергеева исходила инициатива совершения ряда нападений на граждан, проживающих в индивидуальных жилых домах. Для данной цели Сергеев попросил его подобрать людей. В средине октября 2011 года, согласившись с предложением Сергеева, он обратился к Г , который дал согласие на участие в таких преступлениях и в свою очередь, склонил к совершению преступлений Черноусова. Затем он пригласил Петерсона, который привлек к участию в совершении нападений Кондрашова и О . Согласно показаниям Дунаевского все участники преступной деятельности подбирались из числа хорошо знакомых, имевших криминальный опыт, заинтересованных в достижении материального благополучия преступным путем.

В своих показаниях относительно обстоятельств совершенных преступлений Дунаевский указал, что объекты для нападений подбирал Сергеев, предварительно собирая информацию о том, у кого из жильцов в доме может находиться крупная сумма денег, он же определял круг участников преступлений, место их сбора, где разрабатывались планы преступных действий, на автомобиле доставлял их к месту нападения, привозил с собой оружие, средства маскировки (иногда это делал Петерсон) и обеспечивал ими всех участников преступления. В большинстве случаев, оставаясь в автомобиле, Сергеев, будучи на связи при помощи телефона или рации контролировал ситуацию и обеспечивал быстрый отъезд участников нападений с мест преступлений.

Дунаевский пояснил, что каждое преступление готовилось заблаговременно: собирались участники нападения, часто в квартире в г.

на ул. для обсуждения плана действий, проверяли участок дома, подобранный Сергеевым, на который планировалось нападение изучали его охрану и пути подхода. Из средств маскировки использовали рабочие куртки, перчатки, шапки-маски. Для нападений использовали пистолеты, наручники, скотч, для связи - сотовые телефоны и рации. После совершения нападений похищенное имущество участники преступлений делили между собой, средства маскировки, связи и оружие участники сдавали Сергееву (т.27 л.д.152-159).

Взятые судом за основу показания Дунаевского, данные им в ходе предварительного следствия, в судебном заседании подтвердили Петерсон Черноусов, Кондратов и О , не расценивая при этом созданную группу в качестве банды.

Обстоятельства, сообщенные Дунаевским, не отрицал в своих показаниях и Сергеев, который пояснил, что общаться с Дунаевским начал с августа 2011 года, что мотивом совершения преступлений было тяжелое материальное положение. В свободное о г работы время он присматривал индивидуальные дома, подходящие для ограбления, сообщал об этом остальным участникам. Его устраивало, что ранее судимые люди слушались его, доверяли его информации и не требовали от него активного участия в нападениях. Совершению нападений предшествовал осмотр домов и местности Например, подготовка к хищению имущества Н началась за неделю до преступления: дом и участок были предварительно осмотрен, установлены пути отхода, за день до совершения преступления к нему приехал Кондратов, а утром следующего дня - Петерсон, который еще раз проверил обстановку лишь после этого приступили к совершени ЕО преступления, одев маски и взяв с собой оружие. При этом Сергеев не отрицал, что часть обнаруженного у него оружия была похищена в результате на падений и передана ему другими участниками преступлений (т.19 л.д. 210-22 2, т. 24 л.д. 34-37, 68-108).

О достоверности показаний Сергеева и Дунаевского, данных в ходе предварительного следствия, свидетельствует то, что именно по месту жительства Сергеева были изъяты газовый и бесствольный пистолеты, газовый револьвер, наручники и маски, имен но он показал место хранения огнестрельного оружия (ружья и карабина) я боеприпасов к нему, похищенных у граждан, место, куда выбросил пистолет Макарова, используемый при нападениях, Сергеев и Дунаевский указали место, где Сергеев прятал используемые при нападениях пистолеты, по месту проживания Дунаевского изъяты два огнестрельных пистолета с боеприпасами, по месту жительства Петерсона - наручники и прицел.

Изъятое оружие было предметом экспертного изучения и признано пригодным для стрельбы (т.19 л.д. 41, 155-166, т.21 л.д. 144-147, т.22 л.д. 175- 188, т.23 л.д.232-236, т.24, л.д. 38-42, 191-196 т.26 л.д. 142-146199-201, т.27 л.д. 52-61, т.38 л.д. 154-242, т. 39 л.д. 1-112, 113-133, т. 40 л.д. 31-35).

Об использовании автомобилей для целей банды указывает наличие в « » скотча, который использовался в отношении потерпевших, и бинокля, при помощи которого проводили наблюдение за объектами нападений (т.21 л.д. 1-3,т.30л.д. 18-20).

О наличии тесной взаимосвязи между членами банды, кроме показаний осужденных свидетельствует наличие совместных фотографий Сергеева Дунаевского и Петерсона, Петерсона и Кондрашова, визитной карточки Сергеева у Петерсона, доверенностей выданных Г на управление автомашиной « » на имя Сергеева и Дунаевского, документы подтверждающие факт работы Петерсона на предприятии Сергеева, (т. 20 л.д. 185-200, т.21 л.д. 25-27, т.25 л.д. 100-102, т.38 л.д. 33-48, 52-128, т.28 л.д. 224- 228, т.29л.д.51-56).

Кроме того, в тайнике, указанном Сергеевым, обнаружены и изъяты три рации, два зарядных устройства и 6 шнуров к ним, из автомобиля которым управлял Дунаевский, - несколько мобильных телефонов и две сим карты, у Петерсона- несколько мобильных телефонов и сим-карт (т.25 л.д.31- 32, т.26 л.д. 92-96).

Таким образом, совокупностью исследованных доказательств полностью подтверждаются выводы суда о том, что Сергеев создал банду, в которую вошли Дунаевский, Черноусов, Петерсон, Кондратов и О которая отличалась стабильностью состава, сплоченностью ее участников объединенных общей целью материального обогащения путем совместного совершения преступлений, длительностью существования и большим количеством преступлений, совершенных но схожей методике, с проведением подготовки с применением оружия, о наличии которого были осведомлены все участники банды, с использованием конспиративных средств и транспорта.

При таких обстоятельствах суд правильно квалифицировал действия Сергеева по ч. 1 ст. 209 УК РФ, а действия Дунаевского, Черноусова, Петерсона Кондрашова и О - по ч.2 ст. 209 УК РФ как участие в банде и совершаемых ею нападениях.

Показаниям осужденных, данным в судебном заседании, в которых Сергеев признавал лишь второстепенную роль в совершении разбоев и отрицал свое участие в создании и деятельности банды, а Дунаевский, Черноусов Петерсон, Кондратов и О ссылались на то, что не предполагали и не осознавали своего участия в банде, суд дал объективную оценку как не соответствующим действительности, мотивы которой приведены в приговоре.

Оснований не согласиться с данной оценкой у Судебной коллегии не имеется.

Вопреки доводам апелляционных жалоб исключение из объема обвинения Сергеева и Петерсона руководя щей роли в банде не влечет иных юридических последствий кроме уменьшения объема обвинения Сергеева по ч. 1 ст. 209 и переквалификации действий Петерсона с 1 на ч.2 ст. 209 УК РФ что и сделал суд, и не ставит под сомнение выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений, установленных судом, поскольку признак руководства не является для бандыединственнымопределяющим.

Соответствуют фактическим обстоятельствам дела и выводы суда о виновности осужденных в совершении Е составе банды ряда нападений указанных в приговоре, которые подтверждаются показаниями потерпевших свидетелей, протоколами осмотров мест происшествий, документами о принадлежности потерпевшим похищенного имущества и протоколами их осмотра, протоколами обысков и выемок похищенного, заключениями экспертов и другими письменными доказательствами, а также показаниями осужденных.

Тщательно исследовав и объективно оценив представленные сторонами доказательства, суд правильно установил обстоятельства преступлений и верно квалифицировал действия осужденных.

Позицию осужденных, о том, что они по просьбе Сергеева помогали последнему собирать долги, суд правильно оценил как не соответствующую действительности, поскольку ни один из потерпевших не подтвердил наличие долга перед Сергеевым.

Не смотря на доводы апелляционных жалоб, в том числе жалобы Сергеева, суд обоснованно пришел к выводу, что умысел осужденных при совершении нападений был направлен на незаконное завладение и хищение любого ценного имущества, в том числе и оружия, за счет которого пополнялся арсенал банды.

Суд обоснованно положил в основу приговора показания потерпевших как об обстоятельствах нападений, так и о перечне похищенного у них имущества, о его стоимости, поскольку они согласуются как с показаниями осужденных, взятых судом за основу, так и с другими исследованными судом доказательствами, и не вызывают сомнений в своей достоверности.

Доводы осужденных о неправильной квалификации действий по эпизоду от 19.10.2011 г. ввиду отнесения стоимости похищенного имущества к особо крупному размеру являются несостоятельн ыми по следующим основаниям.

Так из показаний потерпевших Б Б Б.

иА следует, что 19.10.2С11 г. трое мужчин, один из которых в маске, а другой в черной шапке и с пистолетом с глушителем, угрожая оружием, ворвались в жилой дом и напали на женщин. Приставляя пистолет к голове Б обещая прострелить ей ноги, застегнули на Б наручники и похитили из сейфов деньги в сумме рублей, евро (по курсу ЦБ равняется рубля VI), карабин «Сайга» с патронами стоимостью рублей, принадлежащие Б чем причинили ему ущерб на сумму рублей, документы на автомобили « » и « », а также деньги в сумме рублей, принадлежащие Б деньги в сумме рублей, ноутбук стоимостью рублей, и интернет-модем стоимостью рублей, принадлежащие Б.,

чем причинили ей ущерб на сумму рублей.

Осужденные сами не отрицали, что при дележе похищенных денег Сергеев и Дунаевский получили примерно по а Черноусов -

Таким образом, исходя из исследованных доказательств, учитывая, что применительно к хищениям особо крупным размером считается стоимость похищенного, превышающая один миллион рублей, суд правильно определил наличие квалифицирующего признака хищения «в особо крупном размере».

Судом дана оценка показаний осужденных Сергеева и Дунаевского в части перекладывания друг на друга ответственности на непосредственное участие в нападении, когда каждый из них, пытаясь приуменьшить свою роль указывал, что лишь наблюдал из автомобили за совершением преступления.

Опираясь на показания осужденного Черноусова, суд правильно установил, что непосредственным участником нападения являлись Дунаевский Черноусов и иное лицо, а Сергеев в соответствии со своей ролью подыскал объект нападения, разработал план, доставил на место участников, распределил между ними роли, передал им среден Е;а маскировки, связи и оружие обеспечивал контроль за обстановкой и отход участников нападения.

Передача оружия происходила Е автомобиле в присутствии всех участников нападения, следовательно, каждый из них был осведомлен и планировал его использование в ходе совершения преступления.

Исходя из показаний потерпевших и осужденных суд правильно установил, что при нападении использовался пистолет Токарева, который в дальнейшем был обнаружен в подвальном помещении по месту жительства Дунаевского, и, который согласно заключению эксперта пригоден для стрельбы и относится к категории огнестрельного оружия.

Показаниям подсудимых Сергеева. Дунаевского и Черноусова о том, что оружие в доме они не похищали, суд обоснованно дал критическую оценку поскольку принадлежащее Б оружие было впоследствии обнаружено в хранилище, указанном Сергеевым (т.19 л.д. 41-44, 155-158, т.22 л.д. 175-181, 182-188).

Похищенный у Б карабин пригоден для стрельбы и относится к разряду огнестрельного оружия, что следует из заключения эксперта.

При таких обстоятельствах суд правильно квалифицировал действия Сергеева, Дунаевского и Черноусов п.п. «а», «б» ч.4 ст. 162 УК РФ как разбой совершенный с угрозой применения насил ня, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище организованной группой, в особо крупном размере и как хищение огнестрельного оружия, организованной группой, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

Несостоятельными являются доводы осужденного Сергеева оспаривающего квалификацию его действий в части нападения 19.01.2012 года на потерпевших К и С доводы Дунаевского об отсутствии подготовки и планирования данного преступления, а также Петерсона - о недоказанности его участия в хищении имущества потерпевших.

Так, из взятых судом за основу показаний Дунаевского следует, что объект для нападения подобрал Сергеев, после чего он вместе с Сергеевым Петерсоном и Г предварительно выезжали к месту будущего преступления и осматривали подходы к дому, обнаружили на территории сторожевую собаку, в связи с чем для нападения взяли с собой маски и два пистолета: «ТТ» и «ПМ» с глушителем, а также снотворное для собаки Непосредственными исполнителями нападения были он, Петерсон и Черноусов, а Сергеев, доставив их к месту, оставался на связи и ждал в машине после чего увез их с места преступления.

Обстоятельства, изложенные Дунаевским, не отрицали Черноусов и Сергеев, они согласуются и с показаниями потерпевшего К , согласно которым трое мужчин в масках, с пистолетами ворвались в дом, приковали его наручниками к батарее и, наставляя на него пистолет, угрожая прострелить колено, завладели деньгами в сумме рублей.

Потерпевшая С показала, что были похищены принадлежащие ей золотые украшения, фотоаппарат и ключ от машины на сумму рублей.

Показания потерпевших в том числе о количестве и стоимости похищенного не вызывают сомнений в своей достоверности и согласуются с показаниями осужденных, согласно которым исполнители получили за совершение нападения из похищенных денег по рублей, а Сергеев называл суммы от до рублей. При этом наличие у С ювелирных изделий, которые были похищены по время нападения подтверждается их фотографиями, исследованными в суде и оцененными судом наряду с другими доказательствами.

Таким образом, вопреки доводам жалоб осужденных их участие в подготовке и совершении данного преступления в составе банды нашло свое подтверждение, а действия Сергеева, Дунаевского, Черноусова и Петерсона правильно квалифицированы судом по п.п. «а», «б» ч.4 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище организованной группой, в особо крупном размере.

Доводы осужденных Долгорукова и Твердохлебова о том, что они планировали участвовать лишь в тайном хищении имущества потерпевших П иЛ , без применения оружия и не знали о том, что было похищено оружие из дома потерпевших, судом обоснованно опровергнуты, как не нашедшие своего подтверждения. В обоснование своих выводов суд правильно сослался на показания Петерсона, Долгорукова и Твердохлебова данные в ходе предварительного следствия, из которых следует, что перечень имущества и способ его хищения в ходе предварительной договоренности на совершение преступления не оговаривался.

Исследовав показания Долгорукова и Твердохлебова, данные на очных ставках с Петерсоном (т.32 л.д. 125), показания Долгорукова при допросе в качестве подозреваемого (т. 29 л.д. 150-154) суд правильно установил, что каждый из них согласился с предложением Петерсона участвовать в серии нападений на дома. Долгоруков и Твердохлебов знали, что для первого нападения был предложен заранее подобранный Сергеевым объект, в котором должна находиться крупная сумма денег, осознавали, что в преступлении задействованы 4 человека, что Сергеевым заранее были приготовлены доставлены и участникам нападения выданы маскирующие куртки и шапки маски, а Петерсон дополнительно взял с собой сумку со снаряжением. В ходе нападения и Долгоруков, и Твердохлебов, увидев, что Петерсон достает из сумки и применяет к потерпевшим пистолет и хомуты для связывания, не отказались от продолжения преступления, а, наоборот, продолжили свое участие в нем, помогли в применении хомутов и воспользовавшись примененной соисполнителем угрозой применения насилия, опасного для жизни, для завладения имуществом потерпевших.

В результате совместных действий осужденные похитили имущество потерпевшей П на сумму рублей и имущество Л на сумму рублей, в том числе оружи:;.

Объективно оценив данные показания в совокупности с показаниями потерпевшей П , пояснившей, что нападавших было трое, они были одеты в строительные куртки, маски, угрожали ей, один направлял на нее пистолет, а другой связывал руки, показаниями потерпевшего Л свидетелей Т и К , подтвердивших со слов П обстоятельства нападения, протоколом осмотра записей с видеокамер наружного наблюдения совместно с Сергеевым, который пояснил, что перед нападением разведку местности проводил Петерсон, он же поле этого направился к объекту нападения с лестницей и сумкой, следом за ними прошли Долгоруков и Твердохлебов, после нападения похищенное оружие в зачехленном виде нес Долгоруков, протоколом осмотра диска с фотографиями ювелирных изделий, принадлежащих П , документами подтверждающими наличие у Л оружия, которое было похищено протоколом обыска жилища Сергеева и протоколом осмотра места хранения Сергеевым оружия, где были обнаружены принадлежащие Л пистолет «Хорхе» и огнестрельное охотничье ружье «Фабарм», суд сделал обоснованный вывод о том, что и Долгоруков и Твердохлебов, зная планы Сергеева и Петерсона, связанные с серией нападений на граждан, видя тщательность подготовки нападения и высокий уровень оснащения его участников, факт распределения ролей, осознавали, что принимают участие в преступлении, совершаемом организованной вооруженной группой.

Таким образом, доводы апелляционных жалоб осужденных и адвоката Антонь в этой части Судебная коллегия признает несостоятельными, а квалификацию действий осужденных Сергеева, Петерсона, Долгорукова и Твердохлебова правильной по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ как разбой с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой, а также по п.п. «а», «б» ч.4 ст. 226 УК РФ как хищение огнестрельного оружия, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья организованной группой.

Осужденный Дунаевский в апелляционной жалобе оспаривает факт предварительной подготовки хищения имущества потерпевших К 14 апреля 2012 года, Р иО 19 апреля 2012 г., однако его доводы опровергаются показаниями подсудимых Дунаевского и Петерсона, данных как в ходе предварительного, так и судебного следствия, исходя из которых суд правильно установил, что преступления совершены по инициативе Сергеева, он же в ходе подготовки отобрал объекты для нападений, определил круг участников преступлений, распределил между ними роли, в обоих случаях привез их к местам преступления, предусмотрел использование специальных средств, выдал нападавшим куртки, маски, средства связи - рацию, оружие средства для преодоления сопротивления потерпевших - скотч и хомуты для связывания рук и ног, сам же оставался в автомобиле для контроля над обстановкой, связи с исполнителями нападения и обеспечения их ухода с места преступления.

С показаниями Дунаевского и Петерсона об обстоятельствах подготовки преступления в ходе предварительного следствия согласился и осужденный Сергеев (т.24 л.д. 68-80).

Обстоятельства нападения, объем и стоимость похищенного также подтверждаются показаниями потерпевших, справками из больницы о состоянии здоровья потерпевшей К , поступившей 15.04.2012 г., о стоимости проведенного ей лечения, протоколами осмотра мест происшествий заключениями экспертов, фотографиями ювелирных изделий, похищенных у Р .

В результате нападений осужденные незаконно завладели имуществом супругов К на сумму рубля и имуществом супругов Р иО на сумму рублей.

При таких обстоятельствах выводы суда о виновности Сергеева Дунаевского и Петерсона в совершении обоих нападений в составе банды являются правильными, их действия по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ квалифицированы верно как разбой с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, в отношении потерпевших Р и О - дополнительно, в крупном размере.

Из показаний осужденных Сергеева, Дуневского, Петерсона и Кондрашова, вопреки доводам апелляционной жалобы Дунаевского, суд правильно установил, что подготовка проводилась и перед тайным хищением имущества потерпевшего В Согласно их показаниям предварительно за домом велось наблюдение из бинокля, в результате которого было установлено место, куда хозяйка, уходя из дома, прятала ключ. Воспользовавшись отсутствием хозяев 4 мая 2012 г. Дунаевский, Петерсон и Кондратов при помощи ключа открыли дом, и тайно похитили имущество на сумму рубля. Находясь рядом в автомобиле, Сергеев обеспечивал их безопасность уход с места преступления и вывоз похищенного имущества.

Оснований подвергать сомнению квалификацию действий Сергеева Петерсона, Дунаевского и Кондрашова по п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ как кражу с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой, не имеется.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы осужденного Сергеева о том, что его умыслом не охватывался угон автомашины, принадлежащей А

Так Сергеев в соответствии со своей ролью подготовил и данное нападение, доставил к месту участником., снабдил их оружием, хомутами средствами связи и, находясь в автомобиле, оставался на связи с исполнителями нападения, обеспечивая им безопасность, быстрый уход с места преступления и вывоз похищенного имущества.

Согласно показаний потерпевшей А осужденные не могли вскрыть сейфы, поэтому забрали их с собой, предварительно обсудив эти вопросы по телефону.

Следовательно, суд правильно установил, что решение о вывозе сейфов на автомобиле потерпевшей было принято участниками нападения по согласованию с Сергеевым.

Согласно со ст. 35 УК РФ лицо, создавшее организованную группу подлежит уголовной ответственности за их организацию, а также за все совершенные организованной группой преступления, если они охватывались его умыслом.

Таким образом, квалификация действий Сергеева, Петерсона Кондрашова и О по ч.4 ст. 166 УК РФ как угон автомобиля с применением как насилия, не опасного для жизни и здоровья, так и с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, организованной группой дана правильно.

Не вызывает сомнений и правильность юридической оценки действий Сергеева, Дунаевского, Петерсона, Кондрашова и О по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ в отношении Н ,А иФ , поскольку нападение было совершено с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, с применением к ним оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проник не вением в жилище, организованной группой, в крупном размере.

Из показаний потерпевших К и М , свидетеля К следует, что в дом ворвались трое бандитов в масках, с оружием которые, угрожая и приставляя пистолет к ее голове, похитили их имущество на сумму рублей.

Объективно оценив все исследованные по данному пункту обвинения доказательства, сопоставив с ними показания осужденных, суд правильно отдал предпочтение показаниям К , признав их достоверными, из которых следует, что непосредственно при установленных судом обстоятельствах нападение совершили он, Петерсон и О , а Сергеев и Дунаевский в соответствии со своей ролью занимались подготовкой преступления, доставкой его участников к месту нападения, оснащением их средствами маскировки и оружием.

Выводы суда относительно роли каждого из участников преступления у Судебной коллегии сомнений не вызывают, поскольку убедительно подтверждаются исследованными доказательствами, приведенными в приговоре, ими же опровергается позиция осужденных Сергеева и Дунаевского о том, что они не принимали участия в совершении преступления 1 июня 2012 г. в отношении К иМ

Действия Сергеева, Петерсона, Дунаевского, Кондрашова и О правильно квалифицированы судом по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ как разбой совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище организованной группой.

По обвинению в совершении нападения на потерпевших Н и Г суд, тщательно исследовав все показания осужденных, не отрицавших своего участия в нападении, но дававших противоречивые показания об обстоятельствах нанесения потерпевшему ножевого и огнестрельного ранений перекладывавших ответственность друг на друга, суд правильно подверг их критической оценке, изложив в приговоре мотивы принятого решения, и взял за основу показания потерпевшего Н поскольку они конкретны последовательны на протяжении предварительного и судебного следствия.

Из показаний потерпевшего следует, что выстрелил в него из пистолета с глушителем и нанес ему ножевое ранение именно Сергеев, который среди нападавших занимал лидирующее положение, отдавал приказы и перед уходом требовал, чтобы его добили.

Показания потерпевшего согласуются с показаниями свидетелей Б иУ , пояснивших, что ножевое ранение Н получил при нападении, заключением эксперта о наличии на теле потерпевшего огнестрельного и ножевого ранений, причинивших тяжкий вред здоровью.

Сергеева, Кондрашова и Петерсона потерпевший Н опознал как участников нападения, а Н опознала Дунаевского как лицо которое за несколько дней до нападения проходило мимо их участка, что подтверждает выводы суда о том, что нападение готовилось заранее.

Правильно установив обстоятельства дела, суд верно квалифицировал действия осужденных Сергеева, Петерсона, Дунаевского и Кондрашова как разбой с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и как похищение у гражданина важного личного документа, поскольку ими было похищено свидетельство о регистрации транспортного средства - автомобиля

Согласно ч.5 ст. 35 УК РФ участники организованной группы несут уголовную ответственность за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали. Поэтому действия Дунаевского, вопреки его доводам, наряду с исполнителями нападений, совершенных в отношении потерпевших А К иМ ,Н иГ правильно квалифицированы как разбой, без ссылки на ст. 33 УК РФ.

Осужденный Петерсон считает недоказанным его участие в совершении нападений на потерпевшую С , а также на К С и Ш , однако выводы суда о виновности его и Сергеева в совершении данных нападений сомнений не вызываю, поскольку они сделаны на основе объективной оценки исследованных доказательств, которые в своей совокупности достаточны для принятия решения по данному обвинению.

Суд правомерно положил в основу приговора в этой части показания Сергеева, как последовательные и непротиворечивые, который показывал, что оба преступления совершены им в пос. совместно с Петерсоном.

Как следует из протокола судебного заседания Петерсон не отрицал, что в день нападения на С ездил вместе с Сергеевым в данный поселок. Его замечания на протокол судебного заседани и в этой части судом рассмотрены и отклонены, как несостоятельные.

Согласуются показания Сергеева и с показаниями потерпевшей С о том, что нападавших было двое (в масках и с оружием), с показаниями потерпевших К давших такое же описание двоих преступников.

Таким образом, суд сделал правильный вывод о виновности Сергеева и Петерсона в совершении преступлений и правильно квалифицировал их действия в обоих случаях по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, а также по п.п. «а», «б ч.4 ст. 226 УК РФ в части хищения оружия, принадлежащего Ш

Все доказательства, положенные в основу приговора отвечают требованиям допустимости, поскольку получены с соблюдением требований УПК РФ.

Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденного О его защиту осуществляли профессиональные адвокаты, которые наряду с ним активно участвовали в реализации предоставленных процессуальных прав, в том числе права на заявление ходатайств в судебном заседании.

Так в ходе предварительного слушания по ходатайству О поддержанному адвокатом, было изучено судом и приобщено к уголовному делу консультативное заключение невролога от 08.11.2013 года (т.69 л.д. 69, 82).

В ходе судебного следствия адвокат Кочерга заявил ходатайства о приобщении к делу протокола медицинского исследования О при помощи МРТ и о назначении в отношении его повторной судебно психиатрической экспертизы, которые были разрешены судом надлежащим образом: медицинские данные осужденного изучены участниками процесса и судом, а в назначении повторной экспертизы отказано с приведением мотивов принятого решения, которое не противореч ит требованиям ст.ст. 207 УПК РФ.

В частности, при принятии решения суд учитывал, что в отношении О в ходе предварительного следствия была проведена судебно психиатрическая экспертиза, которая учла данные о состоянии здоровья испытуемого, ответила на все вопросы, при этом выводы экспертов не противоречивы, в связи с чем не имеется оснований сомневаться в их правильности.

При таких обстоятельства решение суда об отсутствии оснований для назначения повторной судебно-психиатрической экспертизы является правильным, а несогласие с законным решением суда об отказе в удовлетворении ходатайства не может расцениваться как основание для изменения приговора и не свидетельствует о нарушении судом прав участников процесса и принципов правосудия.

На основании заключений судебно-психиатрических экспертиз и адекватного поведения осужденных в период как предварительного, так и судебного следствия суд правильно сделал вывод о их вменяемости и с учетом иных, имеющих значение обстоятельств, принял правильное решение о том каждый из осужденных должен нести уголовную ответственность за содеянное.

При назначении наказания суд правильно учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности осужденных, наличие смягчающих обстоятельств, обстоятельств, отягчающих наказание, а также влияние назначенных наказаний на исправление осужденных и условия жизни их семей.

У Сергеева, Петерсона, Дунаевского суд признал смягчающими обстоятельствами их явки с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, у О и Долгорукова - явки с повинной, у всех, кроме Дунаевского и Долгорукова - наличие малолетних детей, а у Дунаевского и О - наличие подтвержденных заболеваний.

Иных обстоятельств, предусмотрен вых ч.1 ст. 61 УК РФ, не имеется Оснований для признания смягчающими обстоятельств, не перечисленных в ч. 1 ст. 61 УК РФ, суд не усмотрел, не усматривает их и Судебная коллегия.

Наличие заболеваний у Петерсона, подтвержденных справкой начальника филиала больницы № ФКУЗ МСЧ ФСИН России от 17.11.2015 г., у Черноусова, подтвержденных выпиской из его медицинской карты (т.31 л.д. 142), данные об операционном лечении Долгорукова, указанные в выписном эпикризе (т. 30 л.д. 114), а также обстоятельства, указанные в апелляционной жалобе адвоката Антонь, характеризующие Долгорукова и его семейное окружение изучены и приняты во внимание судом при решении вопроса о наказании.

Оснований для применения ч.б ст. 15, ч.1 ст. 62 УК РФ в отношении Сергеева, Петерсона, Дунаевского, О и Долгорукова не имеется ввиду наличия у каждого из осужденных отягчаю щих обстоятельств, а у Черноусова отсутствия смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.п. «и», «к» ч.1 ст. 61 УК РФ и недостаточности оснований для изменения категории преступлений.

В приговоре судом подробно приведены мотивы невозможности применения к осужденным условного осуждения и ст. 64 УК РФ (кроме Дунаевского), с которыми в полной мере соглашается Судебная коллегия.

Таким образом, нарушений требований уголовного закона при назначении осужденным основного наказания не допущено, оснований считать назначенное наказание чрезмерно суровым не имеется.

Вопреки доводам осужденного Долгорукова, требования ст. 70 УК РФ при назначении ему окончательного наказания судом применены правильно поскольку он совершил преступление в период условно-досрочного освобождения от наказания по предЕлдущему приговору. Правильно постановлено об исчислении срока наказания со дня провозглашения приговора - 20.08.2015 г. и о зачете с в срок отбытия наказания времени содержания под стражей в качестве меры пресечения с 31 октября 2012 г по 19 августа 2015 г.

Доводы осужденного о необходимости зачета времени содержания под стражей по настоящему делу одновременно в счет отбытия наказания по предыдущему приговору противоречат нормам уголовного закона.

Вместе с тем, окончательное дополнительное наказание в отношении Долгорукова подлежит смягчению по следующим основаниям.

Так в соответствии со ст. 70 УК РФ к наказанию, назначенному Долгорукову В.Б. по правилам ч.З ст. 69 УК РФ по настоящему приговору (в виде 9 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев), суд, частично присоединив не отб Е»пую часть наказания по приговору от 22 октября 2007 года (в виде 1 года лишения свободы), окончательно назначил 10 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год 9 месяцев, в то время как дополнительное наказание по приговору от 22 октября 2007 года осужденному не назначалось и, следовательно, к настоящему приговору не присоединялось.

При таких обстоятельствах окончательный срок ограничения свободы подлежит смягчению до 1 года 6 месяцев.

Окончательное наказание в отношении Сергеева Д.О. подлежит уточнению в части даты приговора, наказание по которому присоединено по правилам ст. 70 УК РФ, поскольку суд, правильно назначив размер наказания ошибочно сослался на несуществующий приговор от 20 августа 2008 года, в то время, как Сергеев не отбыл наказание по приговору от 20 февраля 2008 года.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с требованиями ст.ст. 1064, 1101 ГК РФ.

Судебная коллегия признает законным и обоснованным решение о взыскание в пользу Б рублей, в пользу Б -

рублей, в пользу Б - рублей, в пользу К -

рублей, С - рублей, Л - рублей П - рублей, К - рублей, К.

- 14 рублей, Р - рублей, О рублей В - рубля, А - рублей, Н - рублей К - рублей, Н - рублей, Г -

рублей, Н - рублей, К - рублей Ш - - рублей, поскольку оно соответствуют требованиям ст.ст. 1064 ГК РФ и подтверждаются показаниями потерпевших, являющихся гражданскими истцами, каждый из которых поддержал заявленный иск, дал пояснения по перечню и стоимости похищенного и поврежденного имущества не доверять которым нет оснований, поскольку оснований для оговора потерпевшими осужденных не установлено, кроме того, показания потерпевших подтверждаются их родствен пиками, свидетелями, документами на похищенное имущество и его фотографиями.

При этом при расчете размера вреда, причиненного хищением валюты суд правильно учитывал курсовую разницу валют на день принятия решения, а также в отношении каждого из потерпевши х учитывал наличие или отсутствие возвращенного имущества.

Суд обоснованно удовлетворил иски Территориального фонда обязательного медицинского страхования области, поскольку денежные средства фонда были потрачены на лечение потерпевших Н в сумме рублей копеек, К - в сумме рублей копеек, пострадавших в результате преступлений, совершенных осужденными.

При определении круга ответчиков суд правильно руководствовался ст. 1080 ГК РФ, определяющей солидарную ответственность за совместно причиненный вред.

Решения суда о взыскании с осужденных компенсации морального вреда (в пользу П - рублей, Н рублей, в пользу Г и Н - по рублей) приняты с учетом характера и степени нравственных и физических страданий потерпевших материального положения сторон. Размеры компенсаций соответствуют требованиям разумности и справедливости.

Как правильно указал в своей апелляционной жалобе Долгоруков в части принятия решения о распоряжении вещественным доказательством автомобилем « » с государстве иным регистрационным знаком

а также ключом к нему и свидетельством о регистрации данного транспортного средства суд допустил ошибку, передав его Д не являющейся ни собственником, ни владельцем данного автомобиля.

В постановлении следователя о возвращении данного вещественного доказательства от 25 марта 2013 г. отражено, что автомобиль принадлежит Г однако в связи со смертью собственника был передан на ответственное хранение его супруге Г

При таких обстоятельствах, допущенную ошибку следует исправить и в соответствии с п. 6 ч.З ст.81 УПК РФ оставить автомобиль по принадлежности уГ

Кроме того, после провозглашения приговора, 29 октября 2015 года, умер осужденный О , что подтверждается копией свидетельства о смерти от 2 ноября 2015 года, в связи с чем приговор в отношении его следует отменить, а уголовное преследование прекратить на основании п.2 ч.1 ст. 27 УПК РФ.

На основании вышеизложенного, р> Есоводствуясь ст.ст. 389.15, 389.20, 389.26, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Ленинградского областного суда от 20 августа 2015 года в отношении О отменить, в связи с его смертью уголовное преследование прекратить на основании п.2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Этот же приговор в отношении Сергеева Д О и Долгорукова В Б в части окончательного наказания изменить:

- в соответствии со ст.70 УК РФ к наказанию, назначенному Сергееву Д.О. по правилам ч.З ст. 69 УК РФ по настоящему приговору (в виде 13 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год 9 месяцев частично присоединить неотбытую часть наказания по приговору от 20 февраля 2008 года (в виде 1 года лишения свободы) и окончательно назначить ему 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год 9 месяцев.

В соответствии со ст.53 УК РФ установить Сергееву Д.О. следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования по месту жительства, не изменять место жительства и работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц являться в указанный орган для регистрации, не )осодить из квартиры в ночное время суток, с 22 до 6 часов.

- назначенное Долгорукову В.Б. по правилам ст.70 УК РФ окончательное дополнительное наказание в виде ограничения свободы смягчить до 1 года 6 месяцев с установлением ограничений и возложением обязанностей указанных в приговоре: не выезжать за пределы территории муниципального образования по месту жительства, не изменять место жительства и работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, три раза в месяц являться в указанный орган для регистрации, не уходить из квартиры в ночное время суток, с 22 до 6 часов.

Этот же приговор в части распоряжения вещественными доказательствами изменить:

автомобиль « » с государе I венным регистрационным знаком

ключ к нему и свидетельство о регистрации данного транспортного средства оставить по принадлежности у Г

В остальном этот же приговор в отношении Сергеева Д.О. и Долгорукова В.Б., этот же приговор в отношении Петерсона О Ю Дунаевского А Л , Черноуеова А С оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных Сергеева ДО Петерсона О.Ю., Дунаевского А.П., Черноуеова А.С., Долгорукова В.Б О адвокатов Суева Е.О. и Антонь ЯМ. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 35 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта