Информация

Решение Верховного суда: Определение N 81-АПУ17-6 от 18.07.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №81-АПУ 17-6

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 18 и ю л я 2 0 1 7 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Иванова Г.П., судей Боровикова В.П., Зыкина В.Я.,

с участием осужденных Агарина И.Г., Першина А.А., Ачелова СВ адвокатов Шевченко Е.М., Волобоевой Л.Ю., Кротовой СВ., прокурора Луканиной Я.Н. при секретаре Карпукове А.О. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Першина А.А Агарина И.Г., адвокатов Кузнецовой Г.А., Туза СВ., Васильевой И.В действующих в интересах осужденных Ачелова СВ., Першина А.А. и Агарина И.Г. соответственно, законного представителя осужденного Ачелова С В . - Ачелова В.Д. на приговор Кемеровского областного суда от 31 января 2017 года, которым:

АГАРИН И Г

несудимый,

осужден по ч. 4 ст. 150 УК РФ к 6 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, по ч. 3 ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 20 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 9 месяцев с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ в отношении его установлены соответствующие ограничения и на него возложены определенные обязанности;

ПЕРШИН А А

несудимый,

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 18 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ в отношении его установлены соответствующие ограничения и на него возложены определенные обязанности;

АЧЕЛОВ С В

несудимый,

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч. 5 ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговором разрешен гражданский иск и определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения осужденных Агарина И.Г., Першина А.А., Ачелова СВ., адвокатов Шевченко Е.М Волобоевой Л.Ю., Кротовой СВ., поддержавших доводы соответствующих апелляционных жалоб, выступление прокурора Луканиной Я.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

согласно приговору Агарин И.Г. осужден за вовлечение несовершеннолетнего Ачелова СВ., января года рождения, в совершение разбойного нападения на М и пособничества в убийстве потерпевшей в ходе разбойного нападения. Агарин И.Г. обещал Ачелову СВ выгоду материального характера в виде денег и имущества потерпевшей уговаривал его совершить особо тяжкие преступления, возбуждал у Ачелова С В . зависть к потерпевшей в связи с ее материальным благополучием.

Кроме того, Агарин И.Г., Першин А.А. и Ачелов С В . осуждены за разбойное нападение на М совершенное по предварительному сговору между собой, с незаконным проникновением в жилище, в ходе которого Першин А.А. убил потерпевшую. Организатором убийства был Агарин И.Г., он же разработал план разбойного нападения и убийства распределил роли каждого участника преступлений. В ходе убийства Ачелову С В . была отведена роль пособника.

После убийства осужденные завладели чужим имуществом.

Преступления совершены в период с 16 по 19 октября 2015 года в г. при указанных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционной жалобе законный представитель осужденного Ачелова С В . - Ачелов В.Д. просит смягчить назначенное его сыну наказание ссылаясь при этом на то, что последний написал явку с повинной способствовал раскрытию преступлений, которые он совершил под влиянием взрослых лиц.

По его мнению, сын раскаялся в содеянном, находясь на свободе, он не совершил ничего предосудительного, продолжал учиться в техникуме.

На аналогичные доводы и просьбу указала адвокат Кузнецова Г.А. в своей апелляционной жалобе.

Она дополнительно сослалась на то, что Ачелов СВ. совершил преступления в несовершеннолетнем возрасте, положительно характеризуется Защитник также просит назначить Ачелову СВ. условное наказание.

В апелляционной жалобе осужденный Першин А.А. ставит вопрос о смягчении назначенного ему наказания и снижении размера компенсации морального вреда, взысканного в пользу К а также о пересмотре решения суда о взыскании с него в пользу К Е. 1 500 000 рублей в счет компенсации морального вреда. При этом он не приводит никаких доводов в обоснование своей просьбы. Вместе с тем он обращает внимание на «поверхностное проведение судебно-психиатрической экспертизы» в отношении его.

В апелляционной жалобе адвокат Туз С В . просит снизить срок назначенного Першину А.А. наказания, снизить размер компенсации морального вреда, взысканный в пользу К до разумных пределов, отказать в удовлетворении иска о возмещении морального вреда в пользу несовершеннолетнего К

Ссылаясь на заключение комиссионной судебно-психиатрической экспертизы № 213/16 от 6 апреля 2016 года, в которой указано, что возрастная незрелость К не позволяла ему понимать характер и значение противоправных деяний, свидетелем которых он являлся, правильно воспринимать обстоятельства дела, а поэтому, как полагает защитник, данному лицу не были причинены нравственные страдания, в связи с чем он не имеет законных оснований на компенсацию морального вреда.

Адвокат Туз СВ. также считает завышенным размер компенсации морального вреда, взысканный в пользу потерпевшей К (с осужденного Першина А.А. в ее пользу взыскали 1 000 000 рублей).

Кроме того, он подвергает сомнению научную обоснованность выводов экспертов, изложенных в заключениях № 725/15 от 15 декабря 2015 года и № 858/16 от 27 декабря 2016 года, на основании которых суд признал Першина А.А. вменяемым в период совершения преступлений.

Защитник обращает внимание на то, что согласно заключению экспертов № 725/15 от 15 декабря 2015 года Першин А.А. обнаруживает остаточные явления раннего органического поражения головного мозга с психопатизацией личности. Однако степень указанных особенностей психики Першина А.А выражена не столь значительно, чтобы он не мог в период, относящийся к инкриминируемому ему деянию, осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

В судебном заседании эксперт-психиатр Т пояснил, что имеющаяся у Першина А.А. степень указанных особенностей психики является сложной, пограничной, но комиссия экспертов пришла к выводу, что в момент совершения преступлений он мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

По мнению автора апелляционной жалобы, для ответа на вопросы поставленные на разрешение комиссии экспертов, требуется более глубокое изучение психики Першина А.А., что возможно только в стационарных условиях.

В дополнениях к апелляционной жалобе адвокат Туз СВ., ссылаясь на ответ кандидата медицинских наук, доцента кафедры медицинской реабилитации ГОУБ ДПО НГИУВ Минздрава Российской Федерации М о необходимости проведения ряда дополнительных медицинских обследований Першина А.А., ставит вопрос об отмене приговора в отношении последнего и о направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Агарин И.Г просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.

Излагая собственные показания в ходе предварительного следствия и обстоятельства, имевшие место, по мнению осужденного, Агарин И.Г полагает, что его незаконно осудили по ч. 4 ст. 150 и ч. 3 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. При этом он указывает, что суд не дал надлежащей оценки его показаниям, доказательств, подтверждающих его виновность в вовлечении Ачелова С В . в совершение преступлений, кроме показаний последнего, по делу нет. Ни на чем не основан вывод суда о том, что он организовал убийство потерпевшей в ходе разбойного нападения.

В приговоре не дана оценка показаниям свидетеля К в суде об отсутствии сговора между ним, Першиным А.А. и Ачеловым СВ. на убийство потерпевшей.

Осужденный обращает внимание на то, что в ходе предварительного следствия К была допрошена в отсутствие законного представителя, на свидетеля следователь оказывал психологическое воздействие.

Он также просит постановить оправдательный приговор по ч. 4 ст. 150, ч. 3 ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В обоснование своей просьбы Агарин И.Г. ссылается и на другие доводы.

Суд неправильно оценил показания свидетеля Ж которая сообщила о том, что в ходе предварительного следствия она дала показания по просьбе Ачелова С В . с той целью, чтобы последний смог избежать наказания связанного с лишением свободы.

Он просит переквалифицировать его действия с п. «в» ч. 4 ст. 162 на пп. «а», «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Осужденный выражает несогласие с решением суда по гражданскому иску, полагает, что К следует отказать в удовлетворении иска о взыскании компенсации морального вреда ввиду отсутствия законных оснований, а также снизить размер компенсации морального вреда, подлежащий взысканию с него в пользу потерпевшей К (975000 рублей), до разумных пределов.

На аналогичные доводы и просьбу указала адвокат Васильева И.В.

В то же время она дает определенную оценку показаниям осужденных и свидетелей Б Ж

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Шестопалова Н.А. и потерпевшая К приводят суждения относительно несостоятельности позиции их авторов.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, а также возражения на них, судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Оснований, указанных в ст. 389 15 УПК РФ, влекущих отмену либо изменение приговора, не усматривается.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, и подтверждаются исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, собранные доказательства в совокупности - достаточности для постановления оспариваемого обвинительного приговора.

Доводы апелляционных жалоб не основаны на фактических данных и законе, они являются аналогичными суждениям, высказанным стороной защиты в ходе судебного следствия. Данные доводы были предметом тщательного исследования, по ним приняты обоснованные, мотивированные решения, сомневаться в правильности которых судебная коллегия не находит оснований.

В приговоре суд указал, почему он одни доказательства принимает, а другие отвергает.

В судебном заседании суда первой инстанции осужденный Ачелов СВ признал вину в содеянном, подтвердил показания, данные в ходе предварительного следствия, где он достаточно подробно рассказал о своей роли при совершении преступлений, одновременно уличая Першина А.А. и Агарина И.Г. в причастности к преступлениям, за которые они осуждены.

В частности, Ачелов С В . сообщил о том, что Агарин И.Г. знал о его 16- летнем возрасте, 15 или 16 октября 2015 года последний настойчиво уговаривал его совершить ограбление соседки М проживающей этажом выше квартиры Агарина И.Г., который рассказал об источнике информированности о наличии у соседки денег. О необходимости ограбить М Агарин И.Г сообщил Першину А.А.

Агарин И.Г. предложил усыпить соседку хлороформом. Однако впоследствии Агарин И.Г. сказал, что М следует убить, так как оставив ее в живых, она может опознать его.

Першин А.А. согласился с предложением Агарина И.Г. о завладении имуществом потерпевшей и ее убийстве.

В ночь на 19 октября 2015 года, распивая спиртные напитки, он вместе с Агариным И.Г. обсуждали план совершения преступлений. На совершение преступлений он пошел по той причине, что Агарин И.Г. возбудил в нем корыстный интерес своими многочисленными рассказами о деньгах, которые М хранила в своей квартире. Агарин И.Г. разработал план совершения преступлений, согласно которому Агарин И.Г. остался в своей квартире ожидать условного сигнала, оповещающего об убийстве потерпевшей.

Получив от Агарина И.Г. медицинскую маску, одноразовые резиновые перчатки (их взял Першин А.А.) и кожаные перчатки (их взял он), он и Першин А.А. подошли к двери квартиры М

Перед этим Агарин И.Г. дал ему нож и сказал, чтобы он встретил Першина А.А. и передал нож для убийства, что он и сделал. Входную дверь в подъезд открыл им Агарин И.Г. через домофон своей квартиры. Находясь возле двери квартиры М он и Першин А.А. надели на лицо медицинскую маску. Он закрыл рукой дверной глазок, а Першин А.А. постучал в дверь квартиры. Из квартиры донесшийся женский голос спросил о том, кто стучится на что Першин А.А. представился соседом и попросил дать соль, что также входило в разработанный Агариным И.Г. план совершения преступлений Когда М открыла дверь, Першин А.А. ударил ее ножом, после чего он и Першин А.А. зашли в квартиру, он закрыл за собой входную дверь М стояла на коленях в прихожей. Потерпевшая и одежда Першина А.А. были в крови. М просила о помощи. На ее крик из комнаты выскочил мальчик, на вид 4 года, который, увидев происходящее испугался и стал кричать. Он занес мальчика в комнату, стал с ним разговаривать, чтобы тот успокоился и перестал кричать. Через непродолжительное время зашел Першин А.А., в квартире было тихо. После этого он передал по телефону Агарину И.Г. сигнал, который означал, что М мертва. Через 30 секунд в квартиру зашел Агарин И.Г. и стал искать деньги, однако не нашел их. Забрав бутылку коньяка и шкатулку с украшениями, они покинули место происшествия.

Он и Першин А.А. выбежали из подъезда, Агарина И.Г. с ними уже не было.

Першин А.А. вспомнил, что забыл нож в квартире, а поэтому вернулся обратно. В это время из подъезда вышел Агарин И.Г. с незнакомым парнем. Он пошел в сторону гаражей. Вскоре его догнал Першин А.А., в руках у которого был нож, который последний выбросил в овраг. Потом он и Першин А.А уехали на такси к Ж а оттуда пошли к ее родственникам в частный дом, где распили похищенный коньяк. Он и Першин А.А. рассказали Ж о совершенном преступлении.

Достоверность показаний Ачелова СВ. и одновременно виновность осужденных подтверждаются другими приведенными в приговоре доказательствами, которые согласуются между собой и являются последовательными.

Следует отметить, что по делу нет оснований для того, чтобы подвергать сомнению достоверность показаний Ачелова С В .

В судебном заседании Першин А.А. признал вину в совершенных преступлениях.

Першин А.А. подтвердил, что именно он убил М в ходе разбойного нападения ножом, переданным ему Ачеловым СВ., который сообщил, что этот нож дал ему Агарин И.Г. для него.

Вместе с тем Першин А.А. уличал Агарина И.Г. в причастности к убийству потерпевшей в ходе разбойного нападения.

Его показания не противоречат пояснениям осужденного Ачелова СВ.

Из показаний осужденного Першина А.А. усматривается, что организатором совершенных преступлений был Агарин И.Г., который разработал план совершения разбойного нападения и убийства потерпевшей Он же рассказал ему о том, что он был в квартире соседки, делал ремонт в ее квартире, женщина - директор ЖЭКа, видел в квартире много ценных вещей и стопку пятитысячных купюр.

В ходе предварительного следствия и в судебном заседании осужденные Першин А.А. и Ачелов С В . опровергли утверждения Агарина И.Г. о его непричастности к вовлечению Ачелова С В . в совершение преступлений, к разбойному нападению на М и организации ее убийства в ходе разбойного нападения.

Версия Агарина И.Г. о его причастности лишь к ограблению потерпевшей противоречит всем материалам уголовного дела, она носит защитный установочный характер и направлена на уменьшение своей роли в содеянном и, следовательно, напрямую связана с его попыткой уйти от уголовной ответственности за совершение наиболее тяжких преступлений, которые были инициированы именно им.

В обоснование своей позиции осужденный Агарин И.Г. и его защитник приводят произвольные суждения.

В ходе предварительного следствия свидетели Б и Ж показали, что Першин А.А. сообщил им об убийстве женщины При этом они подтвердили и другие обстоятельства. Першин А.А. рассказал что 19 октября 2015 года он, С (речь идет об Ачелове СВ.) и Агарин И.Г убили женщину в квартире, которая находится по соседству с Агариным И.Г Об этом они договорились заранее.

В судебном заседании свидетели Б и Ж подтвердили свои прежние показания, пояснив при этом о том, что определенные обстоятельства, сообщенные им Першиным А.А., они забыли ввиду истечения длительного времени. В ходе предварительного следствия они лучше помнили произошедшие события.

При таких обстоятельствах нельзя говорить о противоречивости показаний данных свидетелей (т. 1 л.д. 92-95, 98-103, т. 4 л.д. 91-100, т. 17 л.д.16,23,31,35).

Доводы адвоката Васильевой И.В. не соответствуют действительности.

Из протокола судебного заседания усматривается, что в судебном заседании свидетель Ж не говорила о сообщении Першиным А.А. о принятии им самостоятельно решения об убийстве потерпевшей (т. 17 л.д. 18- 35).

Также в судебном заседании свидетель Р не показывала о том, что со слов Першина А.А. стало известно о наличии у них умысла на ограбление потерпевшей, предварительно усыпив ее, об убийстве речь не шла (т. 17 л.д. 42-49).

Из протокола судебного заседания следует, что Ачелов СВ. не говорил о наличии у него, Першина А.А. и Агарина И.Г. договоренности на ограбление женщины.

Судебная коллегия считает, что искажение показаний свидетелей направлено на формирование версии (она же усматривается из пояснений осужденного Агарина И.Г.), из которой следует, что изначально была договоренность на ограбление, однако в ходе совершения преступления Першин А.А., выйдя за пределы договоренности, самостоятельно совершил разбойное нападение, в ходе которого убил потерпевшую (эксцесс исполнителя).

Данная позиция противоречит материалам уголовного дела и опровергается приведенными в приговоре доказательствами.

При этом нельзя оставлять без внимания то обстоятельство, что адвокат Васильева И.В. не знакомилась с протоколом судебного заседания и, как следствие, не подавала на него замечаний.

Несостоятельным является довод Агарина И.Г. о недопустимости показаний свидетеля К

Согласно показаниям законного представителя несовершеннолетнего свидетеля К - К она присутствовала при допросе дочери К никто не оказывал давление на ее дочь (т. 17 л.д. 67).

Данные пояснения согласуются с информацией, зафиксированной в протоколе допроса свидетеля К из которой следует, что ее допрос произведен с участием законного представителя, никаких заявлений не поступило, участники допроса удостоверили правильность показаний. В судебном заседании свидетель К подтвердила прежние показания (т. 2 л.д. 228-234, т. 17 л.д. 67, 69).

В ходе предварительного следствия К показала, что в конце октября 2015 года Ачелов С В . сообщил, что Агарин И уговорил его и Першина А забрать крупную сумму денег у женщины.

Показания данного свидетеля согласуются с пояснениями осужденного Ачелова С В .

Свидетель К также подтвердила, что со слов Першина А ей было известно о том, что в квартиру женщины пошли Першин А и Ачелов С , а Агарин И остался у себя и ждал сигнала об убийстве женщины, после чего последний пришел в квартиру женщины и искал деньги. Ачелов С рассказал о том, что он встретил Першина А на остановке и передал ему нож, который дал ему Агарин И

Не соответствует действительности довод Агарина И.Г. о том, что в судебном заседании 13 марта 2016 года свидетель Ж показала о том что в ходе предварительного следствия она дала показания со слов Ачелова С В . и по просьбе последнего, чтобы он смог избежать наказания в виде лишения свободы (т. 17 л.д. 33).

Она подтвердила свои прежние показания (т. 3 л.д. 54-55).

Замечания Агарина И.Г. на протокол судебного заседания рассмотрены в установленном законом порядке и мотивированно отклонены (т. 18 л.д. 123).

В приговоре приведены и иные доказательства, подтверждающие виновность Агарина И.Г., Першина А.А. и Ачелова СВ., которым суд дал надлежащую оценку.

Действия осужденных судом квалифицированы правильно, решение по данному вопросу в приговоре обосновано и мотивировано.

При назначении наказания суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ, в том числе обстоятельства на которые ссылаются авторы апелляционных жалоб.

Назначенное наказание отвечает принципам и целям, предусмотренным ст. 6 и 43 УК РФ.

В судебном заседании достаточно полно было исследовано психическое состояние Першина А.А. как в период совершения преступлений, так и в настоящее время.

В ходе предварительного следствия в отношении Першина А.А. была проведена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. В ходе судебного разбирательства установлено, что в период прохождения военной службы Першин А.А. был обследован в психиатрическом отделении ФГКУ № ВКГ МО РФ, при производстве психолого-психиатрической экспертизы экспертам данные сведения не были представлены и не учитывались при разрешении вопроса о психическом состоянии Першина А.А. Суд пришел к выводу, что заключение экспертов является неполным, поскольку экспертами не учтены обстоятельства, имеющие значение для разрешения постановленных вопросов, и назначил по делу дополнительную психолого-психиатрическую экспертизу.

Из заключений экспертов № 725/15 от 15 декабря 2015 года и №858/16 от 27 декабря 2016 года следует, что Першин А.А. обнаруживает остаточные явления раннего органического поражения головного мозга с психопатизацией личности. Однако степень указанных особенностей психики у Першина А.А выражена не столь значительно, чтобы он не мог в период, относящийся к инкриминируемому ему деянию, осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, так как он способен корригировать свое поведение с учетом конкретных ситуаций и предвидеть последствия своих действий, имеет достаточные интеллектуально мнестические функции, понимает противоправность и наказуемость содеянного, у него сохранены критические способности. В момент совершения правонарушения Першин А.А. также не обнаруживал каких-либо признаков временного болезненного расстройства психической деятельности В настоящее время он может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания. В принудительном лечении не нуждается.

Необходимо также отметить, что при психиатрическом освидетельствовании, проведенном Першину А.А. в 2014 году в ФГКУ № ВГК МО РФ, не выявлено оснований для какого-либо ограничения к военной службе по психическому состоянию, что видно из выписного эпикриза (т. 16 л.д. 144) и нашло отражение в заключении экспертов №858/16 от 27 декабря 2016 года (т. 16 л.д. 149). Першин А.А. демобилизовался по окончании срока службы, в характеристике по месту службы отмечается, что Першин А.А обязанности по занимаемой должности освоил, выполняет их добросовестно по предметам боевой подготовки имеет положительные оценки, в сложной обстановке ориентируется, способен принять правильное решение (т. 7 л.д. 209- 210).

Эпилептоидный тип акцентуации характера, диагностированный при психологическом (а не психиатрическом) исследовании в 2014 году в ФГКУ №321 ВГК МО РФ (т. 16 л.д. 142) и нашедший свое подтверждение лишь при психологическом исследовании при производстве экспертизы 27 декабря 2016 года, относится к психологическим особенностям личности Першина А.А. - его характеру (совокупности устойчивых черт личности), значения для решения вопроса о состоянии психики Першина А.А. не имеет.

Давая оценку заключениям проведенных по делу судебных экспертиз, суд пришел к выводу об обоснованности выводов экспертов, поскольку заключения экспертов соответствуют требованиям ст. 204 УПК РФ, экспертные исследования проведены компетентными лицами, обладающими специальными познаниями и навыками в области экспертного исследования, имеющими высшую и первую квалификационные категории, длительный стаж работы по специальности, в пределах поставленных вопросов, входящих в компетенцию экспертов, которым разъяснены положения ст. 57 УПК РФ, они были предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ. Выводы экспертов мотивированы.

В судебном заседании не было установлено обстоятельств, дающих основания сомневаться в обоснованности выводов экспертов и во вменяемости Першина А.А., его способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы. Как видно из протокола судебного заседания, осужденный Першин А.А. активно пользовался своими правами, его поведение было адекватно процессуальной ситуации, он ясно излагал свою позицию по делу.

При разрешении оспариваемого вопроса судебная коллегия не может учитывать ответ кандидата медицинских наук, доцента кафедры медицинской реабилитации ГОУБ ДПО НГИУВ Минздрава Российской Федерации М данный на адвокатский запрос, о том, что проведенное в ходе судебно-психиатрических экспертиз обследование Першина А.А. является неполным, оно недостаточно для ответа на вопрос о его вменяемости и оценки реального состояния психики Першина А.А., требуется проведение ряда дополнительных медицинских исследований, так как данная информация получена вне рамок производства по уголовному делу, с нарушением требований уголовно-процессуального закона и по сути является лишь субъективным мнением не обладающего процессуальным статусом лица.

Согласно ч. 4 ст. 15 УПК РФ стороны защиты и обвинения равны перед судом. Однако в данном случае указанные требования закона будут не соблюдены. Сторона обвинения, иные участники стороны защиты (помимо адвоката Туза СВ.) были лишены права высказать суду свое мнение по поводу привлечения М к участию в деле и относительно поставленного перед ним адвокатом Тузом С В . вопроса, а равно стороны были лишены возможности довести до сведения суда в установленном законом порядке свою оценку компетентности М и высказанным им суждениям Сведения об образовании, специальности, стаже работы лица, к которому обратился адвокат, а также иные данные, свидетельствующие о его компетентности и надлежащей квалификации, отсутствуют.

Адвокат Туз С В . имел возможность реализовать свое право на предоставление доказательств в установленном законом порядке, однако ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании не ходатайствовал о привлечении к участию в деле М и постановке перед ним вопросов относительно проведенных в отношении Першина А.А. судебно психиатрических экспертиз.

М не проводил обследование Першина А.А. Ответ на запрос адвоката содержит только выдержки из истории болезни Першина А.А. и проведенных в отношении его экспертиз. При этом автор ответа, не приводя конкретных доводов, высказывает произвольные суждения относительно полноты и достаточности проведенного в ходе производства экспертиз обследования Першина А.А. На основании чего М пришел к выводу о том, что для установления психического статуса Першина А.А. необходимы консультации ЛОР и невролога-генетика, а равно и другие обследования, из данного им ответа не ясно.

Более того, суждения автора ответа на запрос адвоката основаны на недостоверных данных. В ответе на запрос адвоката М указывает что мать Першина А.А. пояснила, что Першин А.А. «в массовой школе не потянул - учился в классе коррекции». Однако при рассмотрении дела по существу мать Першина А.А. - Р поясняла, что Першин А.А учился в гимназическом классе, после третьего класса гимназический класс был расформирован и Першин А.А. продолжил учиться в обычном классе, закончил школу на «4»и «5» (т. 17 лист протокола 160-161).

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований для проведения дополнительной либо повторной судебно-психиатрической экспертизы в отношении Першина А.А.

Доводы авторов апелляционных жалоб об отсутствии оснований для компенсации морального вреда малолетнему К являются несостоятельными.

М являлась близким родственником - бабушкой К Е., которому на момент убийства потерпевшей было 4 года 9 месяцев. В ходе судебного разбирательства установлено, что К видел, как подсудимые напали на М во время нанесения потерпевшей ударов ножом находился в соседней комнате, после того как осужденные покинули квартиру, первым обнаружил, что М мертва Тот факт, что К Е. понимал, что близкий ему человек - бабушка умерла в результате насильственных действий подсудимых, испытывал и испытывает в связи с этим нравственные страдания, подтверждается показаниями свидетелей П К потерпевшей К

Из показаний свидетеля П следует, что она, услышав крик из квартиры М вышла в подъезд, увидела, что из квартиры М выбежал незнакомый парень, после чего из квартиры вышел внук М который сказал о том, что убили его бабушку. Она заглянула в квартиру и увидела, что М лежит в луже крови (т. 17 лист протокола 70-71).

Свидетель К пояснила, что после смерти М К иК жили у нее. К был в ужасном состоянии, отказывался от еды, плакал, боялся стуков в дверь, посторонних людей. К рассказывал ей, что «плохие дяди убили бабушку» (т. 17 лист протокола 113).

Из показаний потерпевшей К В. следует, что ее сын К тяжело переживает смерть бабушки - М К рассказывал ей, что пытался поднять бабушке голову, дать ей телефон, чтобы она вызвала «Скорую», а она не могла говорить. Также пояснила, что ее сын, услышав, что собака подавилась - хрипит, упал в обморок, после того как очнулся, сказал, что «бабусе режут горлышко». До настоящего времени сын находится в стрессовом состоянии. Она была вынуждена обращаться за помощью к психологу (т. 17 лист 89-90).

Следует отметить, что заключение психиатрической экспертизы № 213/16 от 16 апреля 2016 года в отношении К Е., на которое ссылается адвокат Туз С В . в обоснование своих доводов, не исследовалось в ходе судебного разбирательства, никто не заявлял ходатайств об исследовании данного заключения эксперта.

Размеры сумм, подлежащих взысканию в качестве компенсации причиненного преступлением морального вреда, являются обоснованными разумными и справедливыми.

Из приговора видно, что при определении размера компенсации морального вреда суд, в соответствии с требованиями ст. 1101 ГК РФ, учел характер и степень страданий К и малолетнего К их индивидуальные особенности, требования разумности и справедливости Также принято во внимание материальное положение Першина А.А. - он трудоспособен, иждивенцев не имеет (т. 17 л.д.203).

При этом суд не оставил аналогичные данные других осужденных.

Приговор соответствует ст. 297 УПК РФ и является законным обоснованным и справедливым.

Руководствуясь ст. 389^ , 389^ , 389^ и 389^ УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Кемеровского областного суда от 31 января 2017 года в отношении Агарина И Г Першина А А и Ачелова С В оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 33 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта