Информация

Решение Верховного суда: Определение N 5-О09-205СП от 30.09.2009 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

1

Дело № 5-о09-205 сп

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Город Москва 30 сентября 2009 года.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда

Российской Федерации

в составе:

председательствующего - Шурыгина А.П.

судей - Степалина В.П. и Анохина В.Д.

при секретаре Карелиной О.В.

рассмотрела в судебном заседании от 30 сентября 2009 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Никонорова Е.А., Фурсовой М.О., Никишовой А.А., Романовой С.А., Сорочана А.Л., Куща И.В., Зименкова О.А., адвокатов Старостиной Л.В Котенко СВ., Хорста Д.И., Левона К.А., Комаровой Е.Н Мерцальской - Мезенцевой В.А., Штина И.С, Шинкарева А.А. на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 15 мая 2009 года, которым

НИКОНОРОВ Е А ,

осужден к лишению свободы по ст. 159 ч. 4 УК РФ (по факту приобретения права на квартиру

на 6 лет 6 месяцев, ст. 159 ч. 4 УК РФ (по факту приобретения права на квартиру )

на 6 лет 6 месяцев, ст. 159 ч. 4 УК РФ (по факту приобретения права на квартиру)

на 9 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно к отбытию назначено 12 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором суда Никоноров Е.А. оправдан: по обвинению по ст. ст. 159 ч. 4 (по факту приобретения права на квартиру ), 210 ч. 1, 33 ч. 5, 327 ч. 1 УК РФ на основании ст. 302 ч. 2 п. п. 1,4 УПК РФ; по ст. ст. 159 ч. 4 (по факту приобретения права на квартиру),

159 ч. 4 (по факту приобретения права на квартиру

159 ч. 4 (по факту приобретения права на квартиру,

159 ч. 4 (по факту приобретения права на квартиру,

159 ч. 4 (по факту приобретения права на квартиру)

УК РФ на основании ст. 302 ч. 2 п. п. 2, 4 УПК РФ, который в этой части не обжалован.

ФУРСОВА М О,

осуждена к лишению свободы по ст. 159 ч. 4 УК РФ (по факту приобретения права на квартиру)

на 6 лет 6 месяцев, ст. 159 ч. 4 УК РФ (по факту приобретения права на квартиру)

на 6 лет 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно к отбытию назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором суда Фурсова М.А. оправдана: по обвинению по ст. 159 ч. 4 УК РФ (по факту приобретения права на квартиру)

на основании ст. 302 ч. 2 п. п. 2, 4 УПК РФ; ст. 210 ч. 1 УК РФ на основании ст. 302 ч. 2 п. п. 1, 4 УПК РФ, который в этой части не обжалован.

НИКИШОВА А А

осуждена по ст. 159 ч. 4 УК РФ (по факту приобретения права на квартиру)

на 5 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором суда Никишова А.А. оправдана: по обвинению по ст. ст. 159 ч. 4, 285 ч. 3 УК РФ (по факту приобретения права на квартиру а)

на основании ст. 302 ч. 2 п. п. 2, 4 УПК РФ; ст. 210 ч. 3 УК РФ на основании ст. 302 ч. 2 п. п. 1,4 УПК РФ который в этой части не обжалован.

РОМАНОВА С А

осуждена к лишению свободы по ст. 159 ч. 4 УК РФ (по факту приобретения права на квартиру)

на 6 лет 6 месяцев, ст. 159 ч. 4 УК РФ (по факту приобретения права на квартиру)

на 6 лет 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно к отбытию назначено 8 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором суда Романова С.А. оправдана по ст. 210 ч. 2 УК РФ на основании ст. 302 ч. 2 п. п. 1,4 УПК РФ, который в этой части не обжалован.

СОРОЧАН А Л ,

осужден к лишению свободы по ст. 159 ч. 4 УК РФ (по факту приобретения права на квартиру)

на 6 лет 6 месяцев, ст. 159 ч. 4 УК РФ (по факту приобретения права на квартиру)

на 6 лет 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно к отбытию назначено 8 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором суда Сорочан А.Л. оправдан: по обвинению по ст. 210 ч. 2 УК РФ на основании ст. 302 ч. 2 п. п. 1,4 УПК РФ, который в этой части не обжалован.

КУЩ И

осужден к лишению свободы по ст. 159 ч. 4 УК РФ (по факту приобретения права на квартиру)

на 6 лет 6 месяцев, ст. 159 ч. 4 УК РФ (по факту приобретения права на квартиру

на 6 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно к отбытию назначено 7 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

ЗИМЕНКОВ О А ,

осужден к лишению свободы по ст. 159 ч. 4 УК РФ (по факту приобретения права на квартиру)

на 6 лет 6 месяцев, ст. 159 ч. 4 УК РФ (по факту приобретения права на квартиру),

на 6 лет 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 8 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Постановлено гражданские иски ДЖП и ЖФ потерпевших Г , К , Е оставить без рассмотрения, сохранив за гражданскими истцами право на удовлетворение гражданских исков в порядке гражданского судопроизводства.

Решен вопрос о вещественных доказательствах.

По делу оправданы Гвоздяк СМ. и Сагитов В.М., в отношении которых приговор суда не обжалован.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления осужденных Никонорова Е.А., Фурсовой М.О., Никишовой А.А Романовой С.А., Сорочана А.Л., Куща И.В., Зименкова О.А адвокатов Цапина В.И., Котенко СВ., Старостиной Л.В., Антонова О.А., Штина И.С, Шинкарева А.А., Вовка А.М., Плиева А.А Шамаева П.И. по доводам кассационных жалоб, прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

судом с участием присяжных заседателей при обстоятельствах, изложенных в приговоре, признаны виновными в совершении в 2003-2006 годах:

осужденный Никоноров в составе организованной группы с другими лицами мошенничества в особо крупном размере завладении права на квартиры:

; также с осужденным Сорочаном ;

осужденные Фурсова, Романова в составе организованной группы, а Кущ по предварительному сговору группой лиц мошенничества в особо крупном размере, завладении права на квартиру ,

осужденные Фурсова, Романова, Никишова в составе организованной группы, Никишова также с использованием своего служебного положения, а Кущ по предварительному сговору группой лиц мошенничества в особо крупном размере, завладении права на квартиру .

осужденный Сорочан в составе организованной группы с другими лицами мошенничества в особо крупном размере завладении права на квартиры:

также с Никоноровым.

осужденный Зименков по предварительному сговору с другими лицами мошенничества в особо крупном размере завладении права на квартиры:

В кассационных жалобах и дополнениях:

осужденный Никоноров просит приговор суда изменить правильно квалифицировать его действия и смягчить наказание которое является чрезмерно жестким. Указывает, что стоимость квартир была определена произвольно, а суд отказал в вызове специалистов Ч и Ш для оценки. В присутствии присяжных заседателей были исследованы все протоколы допросов на предварительном следствии, в которых имелись отказы от дачи показаний. В напутственном слове председательствующая была необъективной, так как сказала, что достаточность доказательств определяется профессиональностью следователей прокомментировала отказы от дачи показаний, предложила присяжным заседателям подумать, почему отказались, не разъяснила размер наказания при вердикте о снисхождении. По эпизоду с квартирой действия квалифицированы неправильно, не было организованной группы, незаконного завладения квартирой, которая принадлежала ему на праве собственности. При назначении наказания суд формально указал смягчающие обстоятельства, но фактически их не учел;

адвокат Хорст Д.И. в защиту Никонорова просит приговор суда изменить. Указывает, что в нарушение ст. 276 ч. 1 п. 1 УПК РФ были оглашены протоколы допросов обвиняемого Никонорова на предварительном следствии в полном объеме, в том числе факты отказа от дачи показаний или отвечать на какой-либо вопрос, а также его допрос в качестве свидетеля в томе 13 на листах 135-137.

Исследованы 10 заключений об оценке стоимости квартир, которые по его мнению, являлись недопустимыми доказательствами, так как экспертам не разъяснялись права, не указано должностное лицо назначившее экспертизу, отсутствуют сведения о предупреждении об уголовной ответственности. В нарушение ст. 15 УПК РФ стороне защиты отказано в удовлетворении ходатайств о вызове Ч и Ш , проводивших оценку квартир, о предоставлении времени для вызова специалиста по решению вопроса обоснованности оценки указанными лицами. В нарушение ст. 340 УПК РФ в напутственном слове председательствующей содержалось личное отношение к исследованным доказательствам Просит переквалифицировать действия осужденного по эпизодам: с квартирой на ст. 159 ч. 1 УК РФ; с квартирой на ст. 327 ч. 3 УК РФ поскольку эта квартира перешла в собственность на основании договора пожизненного содержания, осужденный лишь использовал свидетельство о смерти при продаже квартиры; по эпизоду с квартирой исключить особо крупный размер. С учетом вердикта присяжных заседателей о снисхождении положительных данных о личности, возраста, наличия на иждивении 2 детей, назначить минимальное наказание;

осужденная Фурсова просит приговор суда изменить смягчить назначенное ей наказание, отменить арест на автомашину Указывает, что в присутствии присяжных заседателей оглашены показания подсудимых на предварительном следствии, когда они отказывались давать показания. В напутственном слове председательствующая была необъективной, так как сказала, что достаточность доказательств определяется следователями, а при разъяснении назначения наказания по ст. 159 ч. 4 УК РФ в случае вердикта о снисхождении, не разъяснила, что срок наказания увеличивается при совокупности преступлений. При назначении наказания суд формально отнесся к оценке положительных данных о ее личности, не учел, что ранее к ответственности не привлекалась, длительное время содержалась под стражей, а также вердикт о снисхождении. В связи с тем, что гражданский иск передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства и по предъявленным ей эпизодам потерпевшие претензий не имеют суду необходимо было решить вопрос о принадлежащей ей автомашине, не признанной вещественным доказательством, но на которую на предварительном следствии был наложен арест;

адвокат Комарова Е.Н. в защиту Фурсовой, не конкретизируя, просит приговор суда отменить. В дополнении просит приговор суда изменить, смягчить назначенное наказание которое является несправедливым вследствие строгости, с учетом незначительной роли осужденной, положительных данных о личности, вердикта коллегии присяжных заседателей о снисхождении. Также просит отменить наложенный арест на автомашину. Суд не решил вопрос о вещественных доказательствах;

адвокат Котенко С В . в защиту Фурсовой просит приговор суда изменить, переквалифицировать действия осужденной на ст. 165 УК РФ, поскольку не представлено доказательств, которые бы свидетельствовали о присвоении денежных средств, состав мошенничества отсутствует и действия осужденной при наличии данных могут рассматриваться как причинение имущественного ущерба. При назначении наказания суд формально перечислил положительные данные о личности, а также исказил их и дал им неправильную оценку. Просит учесть требования ст. 31 УК РФ применить ст. 73 УК РФ;

осужденная Никишова просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение, утверждает о своей невиновности. Указывает, что присяжные заседатели не установили никакой заинтересованности, признали, что она денег не получала и не намеревалась получать, в связи с чем, считает, что вердикт подтверждает ее доводы о том, что она ничего не знала, ни с кем из подсудимых не была знакома и не могла договариваться. Вопросы и напутственное слово были составлены таким образом, чтобы вынудить присяжных заседателей сказать, что она виновна по обстоятельствам, которые они не могли осмыслить, не имея юридического образования;

адвокат Левой К.А. в защиту Никишовой, не конкретизируя просит приговор суда отменить, как незаконный и необоснованный;

адвокат Старостина Л.В. в защиту Никишовой просит приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что вопрос № 63 сформулирован таким образом, что присяжные заседатели вынужденно констатировали организованную группу, вопрос № 70 сформулирован таким образом, что оказывалось, что Никишова совершила преступление в организованной группе. В напутственном слове председательствующая не разъяснила различия понятий группы по предварительному сговору и без предварительного сговора, выразила свое мнение к вопросам связанным с признанием совершения преступления организованной группой. Приговор суда не соответствует вердикту, с учетом которого действия осужденной могли бы быть квалифицированы как халатность по ст. 293 ч. 1 УК РФ. Присяжные исключили получение денег Никишовой, и в приговоре отсутствует мотивировка корыстного мотива. При назначении наказания суд хотя и указал все смягчающие обстоятельства, вердикт присяжных заседателей о снисхождении, однако дал ошибочную оценку тяжести содеянного;

осужденная Романова просит приговор суда, как постановленный с нарушением уголовно-процессуального закона и несправедливый, отменить, дело направить на новое рассмотрение а в случае отсутствия оснований к этому, переквалифицировать ее действия по эпизоду с квартирой на ст. 327 УК РФ. Указывает, что в ходе судебного следствия суд отказал в удовлетворении ходатайства об оглашении показаний свидетелей

иШ об исключении из разбирательства дела двух доверенностей, как недопустимых доказательств. В прениях государственный обвинитель ввел присяжных заседателей в заблуждение относительно ее участия в совершении преступлений В напутственном слове председательствующая убеждала присяжных заседателей в допустимости всех доказательств, не довела до сведения присяжных заседателей содержание ст. ст. 159, 285, 327 УК РФ, не разъяснила порядок назначения наказания по совокупности преступлений, ввела в заблуждение присяжных заседателей относительно ее позиции по предъявленному обвинению, сказала, что адвокаты не оспаривают события преступлений, а полагают, что обвинение не предоставило достаточных доказательств с достоверностью подтверждающих виновность, хотя она и адвокат заявляли, что она не участвовала в совершении преступлений, что они вообще не увидели доказательств ее причастности. В приговоре необоснованно вменено получение денег, так как вердиктом присяжных заседателей это из обвинения исключено при ответе на вопрос № 57;

осужденный Сорочан просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение. Указывает, что суд не учел, что он совершил все действия в болезненном состоянии, так как страдает алкоголизмом, плохо помнит происходившее, что он никакой материальной выгоды не имел, что присяжные заседатели признали его заслуживающим снисхождения;

адвокаты Штин И.С. и Шинкарев А.А. в совместной жалобе в защиту Сорочана просят приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательства, а в случае отсутствия для этого оснований применить закон о менее тяжком преступлении, смягчить наказание, применить ст. ст. 64, 73 УК РФ Указывают, что суд необоснованно признал виновным Сорочана по ст. 159 ч. 4 УК РФ. Исходя из вердикта коллегии присяжных заседателей, в действиях осужденного отсутствует такие обязательные признаки мошенничества, как совершение обмана с корыстной целью, изъятие и (или) обращение имущества в свою пользу, не установлены обстоятельства, свидетельствующие об организованной группе. В случае признания Сорочана виновным его действия следует расценить как пособничество группе лиц по предварительному сговору. Не учтено, что Сорочан страдает алкоголизмом, следствием чего, по их мнению, стали интеллектуально-психические нарушения здоровья осужденного, но следователем и судом отказано в удовлетворении ходатайства о проведении комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизы. При назначении наказания не учтены возраст состояние здоровья, положительные данные о личности, первое привлечение к уголовной ответственности, активное способствование раскрытию преступления, отсутствие отягчающих обстоятельств, вердикт присяжных заседателей о снисхождении обязывающий председательствующего применить ст. ст. 64, 65 УК РФ;

осужденный Кущ просит приговор суда изменить переквалифицировать его действия на ст. 165 ч. 3 п. п. «а, б» УК РФ поскольку судом установлено, что был вовлечен в группу Фурсовой действовал под ее принуждением и не был уведомлен о совершении мошенничества, не изготавливал никаких документов, не получал никаких денег. При назначении наказания судом не учтены положительные данные о его личности, активное способствование раскрытию преступления и изобличению соучастников привлечение к ответственности впервые, наличие на иждивении малолетнего ребенка, больной матери. Просит применить ст. 64 ч. 1 УК РФ, смягчить наказание до 5 лет лишения свободы условно;

осужденный Зименков просит смягчить срок и порядок отбывания назначенного ему наказания с учетом вердикта коллегии присяжных заседателей, смягчающих обстоятельств, признания вины и раскаяния, совершения преступления впервые положительных характеристик, состояния здоровья, совершения преступления не для материальной выгоды, а в связи с оказанным психологическим давлением на его жену;

адвокат Мерцальская - Мезенцева В.А. в защиту Зименкова просит приговор суда изменить, смягчить наказание, являющееся несправедливым вследствие строгости. Назначить осужденному наказание без лишения свободы, поскольку его роль в совершении преступления незначительная, он активно способствовал раскрытию преступления, положительно характеризуется, у него больная мать имеются все обстоятельства для применения ст. ст. 64, 73 УК РФ.

В возражении на кассационные жалобы государственный обвинитель Мустафаев Р.А. указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражения, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных Никонорова, Фурсовой Никишовой, Романовой, Сорочана, Куща, Зименкова в совершении инкриминированных каждому указанных в приговоре суда преступлений.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобах о нарушении судом уголовно-процессуального закона при судебном следствии.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено на основе принципа состязательности установленного ст. 15 УПК РФ, с учетом требований ст. 335 УПК РФ об особенностях судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей.

Данных о том, что с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не имеется.

Показания Никонорова на предварительном следствии, на которые имеются ссылки в жалобах осужденных Никонорова и Фурсовой, адвоката Хорста Д.И., были оглашены по ходатайству государственного обвинителя в связи с наличием существенных противоречий с показаниями в судебном заседании в соответствии с требованиями ст. ст. 252, 276 ч. 1 п. 1, 335 ч. 7 УПК РФ. После оглашения этих показаний от сторон никаких заявлений и вопросов не поступило. Сведений о том, что оглашались показания Никонорова на предварительном следствии в качестве свидетеля нет. В томе 13 на листах 135-137, на что ссылается в жалобе адвокат Хорст Д.И., имеется протокол очной ставки с обвиняемым Кущом и этот протокол оглашался только в части показаний обвиняемого Куща, против чего сторона защиты не возражала. Показания не явившихся свидетелей Ш иШ не оглашались в связи с отсутствием с торон седательствующая обоснованно отказала в удовлетворении ходатайств адвоката Хорста Д.И. о признании недопустимыми доказательствами заключений об оценке рыночной стоимости квартир, осужденной Романовой доверенностей, так как оснований для этого не было. Нарушений уголовно-процессуального закона не допущено, оценка проводилась по запросу следователя с предоставлением необходимых документов, ответы на запросы в форме заключений не свидетельствуют о проведении экспертных исследований, так как постановлений о назначении экспертиз не было, а доверенности были изъяты в ходе выемки. Вызов Ч и Ш проводивших оценку квартир, не вызывалс димост было оснований для их допроса по поставленным в ходатайстве вопросам. Не было также оснований для предоставления дополнительного времени адвокату Хорсту Д.И. для решения вопроса о вызове других специалистов. Выводы суда об этом подробно мотивированы в постановлениях (т. 31, л.д. 174, т. 33, л.д. 40-41, 67-70, 94-98, 107т. 32, л.д. 225).

При этом, как следует из протокола судебного заседания адвокат Хорст Д.И. не был ограничен во времени для решения вопроса приглашения в суд дополнительных специалистов в соответствии с ч. 4 ст. 271 УПК РФ, поскольку судебное следствие в тот день 20 апреля 2009 года не было закончено, продолжалось 21 апреля, и лишь 22 апреля суд перешел к выслушиванию прений сторон (т. 33, л.д. 101, 115).

Прения сторон соответствуют требованиям ст. ст. 252, 292, 336, 337 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания следует, что в прениях выступали два государственных обвинителя в соответствии с объемом предъявленного обвинения, в том числе осужденной Романовой (т. 33, л.д. 115-141).

В связи с этим судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобе осужденной Романовой о том, что в прениях государственный обвинитель якобы ввел присяжных заседателей в заблуждение относительно ее участия в совершении преступлений.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 252, 338, 339, 341-345 УПК РФ.

Доводы в жалобе адвоката Старостиной Л.В. о том, что вопросы № № 63, 70 были сформулированы таким образом, что присяжные заседатели вынужденно констатировали организованную группу и участие в ней Никишовой, в жалобе осужденной Никишовой о том, что вопросы были составлены таким образом, чтобы вынудить присяжных заседателей сказать, что она виновна по обстоятельствам, которые они не могли осмыслить не имея юридического образования, являются несостоятельными, так как эти доводы не основаны на законе и противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что все вопросы подлежащие разрешению присяжными заседателями, в том числе №, № 63, 70 на которые имеются ссылки в жалобах, были сформулированы в соответствии с требованиями ст. ст. 252, 338, 339 УПК РФ в отношении каждого из подсудимых в соответствии с предъявленным каждому из них обвинением, с учетом результатов судебного следствия, прений сторон. Вопрос № 63 был сформулирован относительно доказанности или недоказанности деяния по эпизоду с квартирой,

а вопрос № 73 о доказанности или недоказанности участия в этом деянии подсудимой Никишовой, совершении действий указанных в обвинении. Замечаний и предложений по сформулированным председательствующим вопросам № № 63, 70 от участников судебного разбирательства, в том числе от адвоката Старостиной Л.В. и осужденной Никишовой, не поступило. В вопросах не имеется указанных в жалобах обстоятельств, в том числе нет вопросов, требующих от присяжных заседателей собственно юридической оценки (т. 30, л.д. 224-225, 289, т. 33, л.д. 218-220).

Несостоятельными являются и доводы в кассационных жалобах о необъективности председательствующего в напутственном слове, поскольку также противоречат материалам дела и не основаны на законе.

Напутственное слово председательствующей, приобщенное к протоколу судебного заседания, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ (т. 30, л.д. 103-192).

В напутственном слове нет данных, на которые ссылаются в своих жалобах осужденные Никоноров, Никишова, Романова адвокаты Хорст Д.И., Старостина Л.В., в частности, о том, что председательствующая якобы прокомментировала факты отказов на предварительном следствии подсудимых, в том числе Никонорова от дачи показаний и предложила присяжным заседателям подумать почему отказались, сказала, что достаточность доказательств определяется профессиональностью следователей, убеждала присяжных заседателей в допустимости доказательств, неправильно разъяснила порядок назначения наказания при вердикте о снисхождении, что напутственное слово вынудило присяжных заседателей сказать, что Никишова виновна, что в напутственном слове председательствующей содержалось личное отношение к исследованным доказательствам, что председательствующая выразила свое мнение к вопросам, связанным с признанием совершения преступления организованной группой.

Из текста напутственного слова следует, что председательствующая правильно сообщила содержание обвинения и всех уголовных законов, предусматривающих ответственность за совершение деяний, в которых подсудимые обвинялись, напомнила присяжным заседателям исследованные доказательства, о компетенции присяжных заседателей, о том, что они должны оценить все доказательства в их совокупности, разъяснила им основные правила оценки, в том числе показаний подсудимого сущность принципа презумпции невиновности, положение о толковании неустранимых сомнений в пользу подсудимого разъяснила, что отказ подсудимого от дачи показаний или отвечать на отдельные вопросы не имеют юридического значения и не могут быть истолкованы, как свидетельство виновности, изложила позиции сторон, разъяснила порядок назначения наказания при вердикте о снисхождении. Кроме этого, председательствующая разъяснила присяжным заседателям о том, что закон запрещает ей высказывать свое мнение по делу, но если они посчитают, что она в своей речи высказала свое мнение, то они не должны учитывать это при вынесении вердикта, постановить вердикт по своему внутреннему убеждению и совести, основанному на всесторонней оценке исследованных доказательств. Разъяснения присяжным заседателям различия между понятиями группы по предварительному сговору и группы без предварительного сговора на что ссылается в жалобе адвокат Старостина Л.В., не требовалось поскольку это юридический вопрос разрешается председательствующим без участия присяжных заседателей в соответствии с требованиями ст. 334 УПК РФ.

Не могут также быть приняты во внимание и служить основанием к отмене приговора доводы в жалобах осужденных Фурсовой, Романовой о том, что председательствующая не разъяснила порядок назначения наказания по совокупности преступлений, поскольку ст. 340 УПК РФ, определяющая напутственное слово председательствующего, не предусматривает такого разъяснения, а ст. 69 УК РФ не предусматривает при назначении наказания по совокупности преступлений применение правил, определенных ст. 65 УК РФ при вердикте присяжных заседателей о снисхождении.

Приговор постановлен председательствующей в соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей действия каждого из осужденных председательствующей квалифицированы правильно.

Оснований для переквалификации действий: осужденного Никонорова по доводам в его жалобе и жалобе адвоката Хорста Д.И по эпизоду с квартирой на ст. 159 ч. 1 УК РФ, по эпизоду с квартирой на ст. 327 ч. 3 УК РФ, исключению квалифицирующего признака «особо крупный размер» по эпизоду с квартирой осужденной Фурсовой на ст. 165 УК РФ по доводам в жалобе адвоката Котенко СВ.; осужденной Никишовой на ст. 293 ч. 1 УК РФ по доводам в жалобе адвоката Старостиной Л.В.; осужденной Романовой на ст. 327 УК РФ по доводам в ее жалобе; осужденного Сорочана, как пособничество группе лиц по предварительному сговору по доводам в жалобе адвокатов Штина И.С. и Шинкарева А.А.; осужденного Куща по доводам в его жалобе на ст. 165 ч. 3 п п. «а, б» УК РФ, судебная коллегия не находит.

Вердиктом присяжных заседателей признано доказанным что осужденный Никоноров завладел указанными квартирами путем обмана. Так, по эпизоду с квартирой стоимостью рублей, при ответах на основные вопросы № № 1, 3 в частности, что он, действуя совместно и согласованно в группе, выполняя свою роль, разработал план, путем обмана получил паспорт Л ., изготовил подложные документы для регистрации его в квартире, убедил приватизировать квартиру обеспечить государственную регистрацию, после чего заставил подписать договор купли-продажи квартиры. По эпизоду с квартирой , при ответах на основной вопрос № 13, в частности, что он, действуя совместно и согласованно в группе, выполняя свою роль Никоноров разработал план, вошел в доверие к потерпевшему Г заключив договор пожизненного содержания с иждивением, затем изготовил подложное свидетельство о смерти потерпевшего, предъявил подложные документы нотариусу, продал квартиру стоимостью

рублей, зарегистрировал право собственности. При ответе на основной вопрос № 29 признано, что стоимость квартиры

составляла рублей. Такой размер хищени

с примеча т. 158 УК РФ является особо крупным.

В отношении осужденной Фурсовой вердиктом присяжных заседателей при ответах на основные вопросы № № 53, 54 признано доказанным, что она, действуя совместно и согласованно в группе осужденной Романовой и другими лицами, а также договорившись с осужденным Кущем, завладела путем обмана квартирой,

выполняя свою роль, в частности, разработала план, изготовила доверенность получила свидетельство, изготовила три экземпляра договора завладела паспортном Н заменила в паспорте на фотографию осужденного Куща, дала ему указание выдавать себя за Н нашла покупателя и распределила полученные деньги между участниками группы. При ответах на основные вопросы № № 63, 67 признано доказанным, что она, действуя совместно и согласованно в группе с осужденными Никишовой, Романовой и другими лицами, а также договорившись с осужденным Кущем завладела путем обмана квартирой,

выполняя свою роль, в частности, разработала план завладела паспортами Б , С . и обменным ордером, изготовила экспликацию и поэтажный план, дала указания оформить доверенности от имени Б представляться С , сдать документы на регистрацию, завладеть паспортом Л , переклеить его фотографию, изготовила три экземпляра договора, распределила прибыль.

В отношении осужденной Никишовой вердиктом присяжных заседателей при ответах на основные вопросы № № 63, 70 признано доказанным, что она, действуя совместно и согласованно с осужденными Фурсовой, Романовой и другими лицами, а также договорившись с осужденным Кущем, завладела путем обмана квартирой , выполняя свою роль, в частности, используя свои полномочия в паспортном столе, изготовила и передала участнику группы выписку из домовой книги, чтобы получить свидетельство о смерти Б ., тем самым скрыть на необходимое для осуществления задуманного время от государственных органов факт его смерти, заверила как подлинное подложные заявление о выписке из квартиры, копию паспорта Л и копию свидетельства о смерти.

В отношении осужденной Романовой вердиктом присяжных заседателей при ответах на основные вопросы № № 53, 57 признано доказанным, что она, действуя совместно и согласованно в группе осужденной Фурсовой и другими лицами, а также договорившись с осужденным Кущем, завладела путем обмана квартирой,

выполняя свою роль, в частности, изготовила доверенность, три экземпляра договора, выполнив в их рукописные записи и подписи от имени Е , завладела паспортном Н , заменила в паспорте на фотографию осужденного Куща. При ответах на основные вопросы № № 63, 73 признано доказанным, что она действуя совместно и согласованно в группе с осужденными Никишовой, Фурсовой и другими лицами, а также договорившись с осужденным Кущем, завладела путем обмана квартирой ,

выполняя свою роль, в частности, оформила доверенность, изготовила экспликацию и поэтажный план, подписала три экземпляра договора, нашла покупателя, получила деньги.

В отношении осужденного Сорочана вердиктом присяжных заседателей при ответах на основные вопросы № № 15, 19 признано доказанным, что он, действуя совместно и согласованно в группе с другими лицами, завладел путем обмана квартирой,

выполняя свою роль, в частности изготовил договора, доверенности, подал документы на государственную регистрацию, получил документы, нашел покупателя, выполнил в документах подписи и записи от имени Н ., получил деньги; При ответах на основные вопросы № № 29, 33 признано доказанным, что он, действуя совместно и согласованно в группе с осужденным Никоноровым и другими лицами, завладел путем обмана квартирой,

выполняя свою роль, в частности, завладел договором передачи квартиры, паспортом, используя паспорт на имя Б с вклеенной своей фотографией выдавал себя за него, говор, выполнил подписи от его имени, получил деньги.

В отношении осужденного Куща вердиктом присяжных заседателей при ответах на основные вопросы № № 53, 60 признано доказанным, что он, действуя совместно и договорившись с осужденными Фурсовой и Романовой и другими лицами, завладел путем обмана квартирой,

выполняя свою роль, в частности предъявил паспорт на имя Н со своей фотографией представился этим лицом, получил доверенность у нотариуса на государственную регистрацию квартиры в результате чего было получено свидетельство о государственной регистрации права собственности. При ответах на основные вопросы № № 63, 76 признано доказанным, что он, действуя совместно и договорившись с осужденными Фурсовой, Романовой, Никишовой и другими лицами завладел путем обмана квартирой,

выполняя свою роль, в частности, изготовил с Фурсовой подложную экспликацию, поэтажный план, три экземпляра договора купли-продажи квартиры, выполнил лично рукописные записи, подписи от имени Л , выдал себя за него, представил его паспорт со своей фотографией, оформил доверенность у нотариуса. В результате чего были получены свидетельства о государственной регистрации права собственности.

Не могут быть приняты во внимание доводы в жалобах о неправильности выводов вердикта коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных в совершении преступлений, так как по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда с участием присяжных заседателей.

Из материалов дела следует, что осужденные каждый были ознакомлены с особенностями рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей.

При назначении наказания каждому из осужденных судом учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, роль каждого из них, данные о личности каждого, все смягчающие обстоятельства, в том числе и указанные в жалобах вердикт присяжных заседателей о снисхождении в отношении осужденного Никонорова по двум эпизодам, осужденных Фурсовой Никишовой, Романовой, Сорочана, Куща, Зименкова по всем эпизодам. Обоснованные выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

Оснований для признания назначенного наказания несправедливым вследствие строгости, применения ст. ст. 64, 73 УК РФ по доводам в жалобах осужденных и адвокатов, судебная коллегия не находит.

Вопреки доводам в жалобе адвоката Комаровой Е.Н., из приговора суда следует, что вопрос о вещественных доказательствах разрешен.

Что касается отмены ареста на автомашину Фурсовой, на что имеются ссылки в жалобах осужденной Фурсовой и адвоката Комаровой Е.Н., то этот вопрос подлежит рассмотрению при исполнении приговора.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора суда с участием присяжных заседателей, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 15 мая 2009 года в отношении Никонорова Е А Фурсовой М О Никишовой А А Романовой С А Сорочана А Л , Куща И В и Зименкова О А оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Судьи -

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 31 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта