Информация

Решение Верховного суда: Определение N 45-АПУ17-15 от 26.09.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 45-АПУ17-15

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 26 сентября 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Червоткина А.С судей Истоминой Г.Н. и Сабурова Д.Э при секретаре Семеновой Т.Е с участием государственного обвинителя - старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Прониной Е.Н защитников осужденных - адвокатов Шгшоваловой Н.Ю., Шевченко Е.М Кротовой С В рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Михалева Э.М., Лабзина Е.А., Гильмановой Р.Р. и их защитников Асадуллиной Н.М., Балай К.Г., Актуганова М.В., на приговор Свердловского областного суда от 23 июня 2017 года, которым

Михалев Э.М.,

несудимый осужден к лишению свободы по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ сроком на 1 год, по пп. «ж», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ сроком на 15 лет с ограничением свободы на 1 год.

По совокупности преступлений в соответствии с ч.З ст.69 УК РФ назначено 15 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год.

Гильманова Римма, Ршштована,

ранее судимая

28.01.2011 г. Орджоникидзевским районным судом г.

Екатеринбурга с учетом изменений, внесенных

кассационным определением Свердловского областного

суда от 08.04.2011 г. по ч. 1 ст. 111 УК РФ (в редакции

Федерального закона от 07.03.2011 г. к 3 годам лишения

свободы осуждена к лишению свободы по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ сроком на 1 год по пп. «ж», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ сроком на 13 лет с ограничением свободы на 1 год.

По совокупности преступлений в соответствии с ч.З ст.69 УК РФ назначено 13 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, с ограничением свободы на 1 год.

Лабзин Е.А.,

ранее судимый

17.02.2005 по ч.З ст.30, п.«г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 3 годам

лишения свободы условно с испытательным сроком на 3

года; 25.01.2008 условное осуждение отменено, направлен в

места лишения свободы на срок 3 года, освобожден

условно-досрочно 17.08.2010 5 месяцев 7 дней;

27.02.2012 по ч.З ст.30, ч.1 ст. 158, ч.1 ст. 158 УК РФ с

применением ст. 70 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения

свободы осужден к лишению свободы по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ сроком на 2 года 6 месяцев, по пп. «ж», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ сроком на 13 лет.

По совокупности преступлений в соответствии с ч.З ст.69 УК РФ назначено 13 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в пользу Ш в возмещение материального ущерба с Михалева Э.М., Гильмановой Р.Р. и Лабзина Е.А. солидарно 60.000 рублей и в счет компенсации морального вреда с Михалева Э.М. - 400.000 рублей; с Гильмановой Р.Р. - 300.000 рублей; с Лабзина Е.А. - 300.000 рублей.

2

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора и доводы апелляционных жалоб, выступления осужденных Михалева Э.М., Гильмановой Р.Р., Лабзина Е.А. и их защитников адвокатов Шаповаловой Н.Ю., Кротовой СВ., Шевченко ЕМ поддержавших доводы жалоб; выступление государственного обвинителя Прониной Е.Н., полагавшей приговор в отношении Михалева Э.М изменить: переквалифицировать его действия с п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ на ч. 1 ст. 115 УК РФ, по которой ему назначить наказание в виде исправительных работ сроком на 1 год с удержанием 10 % заработка, и смягчить наказание по совокупности преступлений, а в остальном приговор в отношении Михалева Э.М., Гильмановой Р.Р., Лабзина Е.А. оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Михалев Э.М., Гильманова Р.Р. и Лабзин Е.А. осуждены за убийство Ш группой лиц по предварительному сговору с целью скрыть другое преступление.

Михалев Э.М. и Гильманова Р.Р. осуждены также за умышленное причинение легкого вреда здоровью Ш с применением предмета используемого в качестве оружия, а Лабзин Е.А. - за открытое похищение имущества Ш с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Указанные преступления совершены ими 19 февраля 2016 года в городе Екатеринбурге при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Асадуллина Н.М. в защиту осужденного Михалева Н.М. указывает на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

По доводам жалобы причастность Михалева Н.М. к убийству Ш не доказана. В судебном заседании Михалев утверждал, что не убивал Ш скотчем его не заматывал, шнурки не брал и не душил потерпевшего. Кто убил Ш не знает, поскольку уснул.

Свои показания на предварительном следствии Михалев не подтвердил в судебном заседании, объяснив их тем, что двое суток не спал, был рассеян в связи с чем согласился с тем, что от него хотели слышать.

Полагает, что показания Михалева в судебном заседании являются достоверными. Именно эти его показания согласуются с другими материалами дела.

Приведя анализ исследованных судом доказательств, отмечает, что они не опровергают версию Михалева о непричастности к убийству Ш .

Показания осужденных Лабзина и Гильмановой в судебном заседании об участии Михалева в убийстве потерпевшего не согласуются ни с показаниями свидетелей, ни с заключением судебно-медицинского эксперта.

з

Показания осужденных на предварительном следствии не могут быть положены в основу приговора в силу того, что они двое суток перед допросом не спали, накануне употребляли спиртные напитки, а потому не могли адекватно воспринимать ситуацию.

Михалев не совершал действий, направленных на лишение жизни Ш действиями Гильмановой и Лабз нна не руководил.

В приговоре суд не привел мотивы принятого в отношении Михалева решения.

Кроме того при назначении Михалеву наказания суд не мотивировал признание отягчающим обстоятельством состояние алкогольного опьянения учел в качестве

С учетом этого считает, незаконным осуждение Михалева по п. «в» ч.2 ст. 115, пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, в связи с чем просит об отмене приговора и прекращении уголовного дела за непричастностью Михалева к совершению преступлений.

Об этом же ставит вопрос в своей апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Михалев Э.М., также утверждая о непричастности к причинению смерти Ш

Подробно описывая события 19 февраля 2016 года, обстоятельства совместного с потерпевшим и осужденными употребления спиртных напитков, конфликта с потерпевшим, утверждает, что не принимал участия в убийстве Ш . Не отрицает, что предлагал Лабзину связать Ш скотчем, чтобы таким образом погасить конфликт между потерпевшим, Лабзиным и Гильмановой. Когда проснулся, и увидел, что Ш мертв, пытался вызвать скорую помощь, ходил к соседу Н К в надежде на то, что тот вызовет скорую помощь Лабзину и Гильмановой он сказал, что возьмет вину на себя, однако в тот момент он не знал, что Ш был задушен, считал, что тот умер от телесных повреждений, полученных в ходе избиения, в котором он (Михалев) также участвовал, а потому чувствовал свою вину.

Анализируя показания свидетелей, З , Д А П , Б обращает внимание на то, что они дают одинаковые показания, что, по его мнению, ставит под сомнение их достоверность. В судебном заседании З ,Д иА пояснили, что ничего не знают и не слышали об удушении потерпевшего, то есть подтвердили его показания о том, что ему не было известно об удушении потерпевшего, но суд не дал этому оценку.

Суд не принял во внимание, что Гильманова и Новоселов состоят в фактических брачных отношениях, а проживал в их квартире. Кроме того они все ранее судимы, отбывали наказание в виде лишения свободы. Они имели возможность обговорить все обстоятельства случившегося, и переложить вину на него. Утверждает, что Гильманова, Новоселов и

4

Лабзин оговорили его. Не учел суд и его состояние во время допроса на предварительном следствии спустя двое суток после случившегося, в течение которых он не спал, кроме того плохо себя чувствовал после алкогольного отравления.

Умысла на убийство Ш и мотива его убивать у него не было Напротив, у него с Ш был общий интерес, потерпевший пообещал ему помощь в трудоустройстве, однако суд не принял во внимание эти обстоятельства. В группе с другими осужденными не состоял, потерпевшего не убивал, цели скрыть другое преступление не преследовал.

Полагает, что в силу того, что он юридически не грамотен, впервые оказался в подобной ситуации, с ним должен был работать психолог и хороший адвокат, но адвокат Валевин не выполнил свою работу, он заявил отвод этому адвокату, а нового адвоката увидел только в суде. С делом знакомился без адвоката.

С учетом этих обстоятельств полагает., что приговор подлежит отмене.

В апелляционной жалобе адвокат Балай К.Г. в защиту Лабзина Е.А указывает на незаконность и необоснован ность приговора.

Считает, что действия Лабзина неправильно квалифицированы по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ как оконченное преступление, поскольку Лабзин не имел возможности распорядиться похищенными у Ш вещами, был задержан сотрудниками полиции спящим у трупа Ш , из квартиры не выходил. Передачу похищенного телефона Михалеву суд расценил как распоряжение имуществом, однако по показаниям Лабзина и Михалева последний сам забрал у Лабзина телефон.

По обвинению в убийстве Лабзин утверждал, что у него не было конфликта с потерпевшим, что все действия в отношении Ш он выполнил по требованию Михалева, поскольку боялся его. Считает, что причиной смерти Ш явился нанесенный Михалевым смертельный удар напильником в голову потерпевшего, а не удушение.

Полагает, что объективные доказательства виновности Лабзина в совершении убийства отсутствуют.

Назначенное Лабзину наказание является, по мнению автора жалобы чрезмерно суровым. Суд формально, не в полной мере учел смягчающие обстоятельства. Лабзин имеет ряд тяжелых хронических заболеваний, его мать является инвалидом второй группы, однако суд не учел это.

Просит изменить приговор, оправдать Лобазина по пп «ж», «к» ч. 2 ст.

105 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления переквалифицировать его действия на ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, и смягчить ему наказание до минимального размера.

Об этом же просит в своей апелляционной жалобе осужденный Лабзин Е.А., приводя такие же доводы, что и в жалобе адвоката. Помимо этого

5

указывает, что не согласен с заключением эксперта о причине смерти Ш , а также с заключением эксперта по следам пальцев рук на напильнике. Суд необоснованно указал, что на напильнике обнаружены следы рук его (Лобазина) и Гильмановой, хотя Михалев в своих первоначальных показаниях пояснял, что после удушения потерпевший был жив, и он нанес ему по голове 5-6 ударов напильником, после чего Ш перестал подавать признаки жизни, а эксперт констатирует, что смерть наступила от удушения.

Неправильно установил суд рецидив в его действиях, поскольку предыдущие его судимости погашены.

Адвокат Актуганов В.Е. в защиту Гильмановой Р.Р. в своей апелляционной жалобе указывает на незаконность и необоснованность приговора.

Анализируя доказательства, положенные в основу приговора в обоснование виновности Гильмановой в убийстве Ш , отмечает, что ни одно из этих доказательств не свидетельствует о виновности Гильмановой.

На ее одежде, руках, теле не обнаружены следы крови, а тем более крови потерпевшего Шуракова.

На шнурках, которыми был задушен Ш , не обнаружены ни следы, ни ДНК Гильманговой.

На фрагменте бруска, которым Гильманова несколько раз ударила потерпевшего, не обнаружены следы крови, что свидетельствует о том, что в этот момент на голове потерпевшего крови не было.

Гильманова вызвала по телефону сотрудников полиции, а потому версия суда о наличии у нее цели скрыть преступление, абсурдна.

Показания свидетелей К З и Д которые подтверждают показания осужденной о совершении убийства Михалевым и Лабзиным, не приведены в приговоре и им не дана оценка.

Допущенные судом нарушения привели к неверным выводам в отношении Гильмановой.

Просит приговор в отношении Гильмановой отменить и вынести в отношении оправдательный приговор.

Осужденная Гильманова Р.Р.в своей апелляционной жалобе также просит оправдать ее по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

По доводам жалобы Михалев и Лабзин оговорили ее в совершении убийства Ш .

Михалева она неоднократно выгоняла из дома, в связи с чем между ними сложились неприязненные отношения, что могло явиться причиной ее оговора Михалевым.

6

Лабзин на суде дал правдивые показания о ее роли, но суд не принял их во внимание.

Не отрицает свою вину по ч. 2 ст. 115 УК РФ и готова понести за это наказание.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных и их защитников государственный обвинитель Дроздецкая М.И. и потерпевшая Ш просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в содеянном правильными, соответствующий чи фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Доводы жалоб о непричастности осужденных к причинению смерти Ш не основаны на материалах дела и опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, сами осужденные Михалев и Лабзин, будучи допрошенными в ходе предварительного следствия дали подробные показания об обстоятельствах избиения и последующего убийства потерпевшего содержание которых приведено в приговоре, и из которых следует, что в причинении смерти потерпевшему Ш принимали непосредственное участие все осужденные, при этом по указанию Михалева Лабзин связал Ш лентой скотч, а Михалев стал душить потерпевшего обмотанным вокруг шеи скотчем, когда скотч стап рваться, Михалев попросил Гильманову дать ему другой предмет, которым можно задушить Ш и Гильманова передала Михалеву шнурки, которые Михалев сначала один в то время, как Лабзин удерживал Ш а затем вместе с Лабзиным затягивали на шее потерпевшего до тех пор, пока тот не умер, а Гильманова в это время удерживала Ш за ноги.

Допрошены были Михалев Э.М. и Лабзин Е.А. на предварительном следствии с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, с участием адвокатов, при этом каких-либо замечаний и дополнений в том числе о состоянии Михалева, препятствующем его допросу, ни в ходе допроса, ни по его окончании от допрашиваемых и их защитников не поступило.

Допрошенные судом в качестве свидетелей сотрудники уголовного розыска Б и К а также сотрудники патрульно-постовой службы полиции З иД пояснили о том, что незаконное воздействие на Михалева Э.М. Лабзина и Гильманову при их задержании и

7

доставлении в отдел полиции не оказывалось, к ним не применялась ни физическая сила, ни спецсредства.

Оснований не доверять показаниям указанных свидетелей суд не имел.

Из видеозаписи проверки показаний на месте подсудимого Михалева Э.М также следует, что никакого незаконного воздействия на него не оказывалось он добровольно рассказал об обстоятельствах причинения смерти Ш при этом не высказывал жалоб на плохое; самочувствие. Его внешний вид поведение также не свидетельствуют о плохом самочувствии и о том, что перед следственным действием он подвергся какому-либо незаконному воздействию.

Об отсутствии незаконного воздействия на Михалева, принуждения его к даче показаний, о том, что гон свободен был в выборе позиции свидетельствует и последующее изменение им показаний на предварительном следствии, в ходе которых он стал отрицать свою причастность к убийству Ш .

Оценивая показания осужденного Лабзина Е.А. в судебном заседании об оговоре Гильмановой Р.Р. в убийстве потерпевшего, о том, что Михалев угрожал ему расправой, в связи с чем он вынужден был подчиниться ему и выполнял его указания, суд правильно отметил в приговоре, что в течение всего предварительного следствия таких доводов Лабзин не заявлял, что его поведение во время преступления, когда он сначала самостоятельно похитил одежду и телефон потерпевшего, после чего совместно с Михалевым и Гильмановой применял насилие к Ш не свидетельствует об оказании на него воздействия со стороны Михалева. Не смог Лабзин Е.А. в судебном заседании объяснить и причину оговора им Гильмановой, к которому его никто не принуждал.

С учетом этих обстоятельств суд обоснованно признал показания Михалева и Лабзина на предварительном следствии допустимыми доказательствами и сослался на них в приговоре.

В судебном заседании Михалев также не отрицал, что давал указание Лабзину связать Ш скотчем, а Лабзин подтвердил свои показания на предварительном следствии о том, что вместе с Михалевым затягивали не шее потерпевшего шнурок.

Осужденная Гильманова в судебном заседании также пояснила, что видела, как Михалев и Лабзин обматывали скотчем руки и ноги Ш ,а также вокруг его шеи, Ш сопротивлялся, просил его отпустить, но Михалев тянул обмотанный вокруг шеи Ш скотч на себя, а Лабзин сидел в ногах у Ш и держал ему ноги, затем Михалев взял из коробочки шнурки и, обмотав шею Ш , стал его душить.

8

Показания осужденных Михалева и Лабзина на предварительном следствии об обстоятельствах причинения смерти Ш с использованием скотча, шнурка объективно подтверждаются

- данными осмотра места происшествия, в ходе которого на шее трупа Ш обнаружено две зафиксированных петли из ленты «скотч» и петля из шнурка, завязанного на узел, кроме того в ходе осмотра обнаружены и изъяты напильник металлический со следами наслоения вещества, похожего на кровь; фрагмент деревянного бруска; фрагменты скомканного скотча рулон скотча;

- заключением судебно-медицинского эксперта по результатам исследования трупа потерпевшего, согласно которому смерть Ш наступила в результате механической асфиксии от удавления петлей, на что указывают: петля завязанная сзади на узел, незамкнутая странгуляционная борозда и замкнутая странгуляционная борозда верхней трети шеи, которые образовались в результате не менее двукратного сдавления шеи, причинены одномоментно либо в небольшой промежуток времени, давностью образования;

заключениями судебно-медициБ ского эксперта по результатам исследования изъятой у Михнева и Лабзина одежды, а также изъятых с места происшествия вещественных доказательств, согласно которым кровь и ДНК на куртке Михалева Э.М., куртке и штанах Лабзина Е.А. (составляющих комбинезон) принадлежит Ш с вероятностью не менее 99,9999999999%.; на веревке выявлено смешение ДНК не менее трех человек примесь ДНК Ш не исключается.

Показания осужденных Михалева и Лабзина об участии в убийстве Ш соответствуют показаниям свидетеля Н , который пояснил в судебном заседании, что когда проснулся и обнаружил труп Ш в квартире, Михалев на его вопросы сказал, что душил Ш шнурком, сначала бил Ш , но силы у него закончились, и он (Михалев) попросил Лабзина помочь ему. Они вместе стали бить Ша затем вдвоем с Лабзиным стали шнурком душить Ш . Все шнурки от старых ботинок и кроссовок он хранит на тумбочке, где стоит зеркало, в плетеной коробке. В этой коробке, насколько он помнит, было 2 пары шнурков (4 штуки). Когда он прибирался в квартире, то нашел только один белый шнурок, который выбросил вместе с запачканными кровью вещами. В комнате он хранил также большой напильник, длиной около 40 см, который лежал всегда около стола. О месте хранения шнурков знали он, Гильманова и Михалев.

Оснований не доверять показаниям свидетеля Новоселова суд не имел Данные о его заинтересованности в исходе дела, об оговоре им Михалева и Лабзина в материалах дела отсутствуют.

9

Сам Новоселов не был очевидцем преступления, и то обстоятельство что Михалев не рассказал ему, что Гильманова удерживала Ш в момент его удушения не может поставить под сомнение достоверность показаний свидетеля.

Принимая во внимание содержание показаний Михалева и Лабзина на предварительном следствии, в ходе которых они рассказали как своих действиях, так и о действиях других участников преступления, соответствие их показаний другим доказательствам, суд обоснованно признал их достоверными и положил в основу приговора.

Оценив все рассмотренные в судебнс м заседании доказательства, суд пришел к правильному выводу о том, что в причинении смерти Ш путем его удушения принимали непосредственное участие Михалев, Лабзин и Гильманова.

Показаниями свидетелей З , Д А П Б , К которые не были очевидцами совершенных в отношении Ш преступлений, а также исходящими и входящими звонками на телефон, которым пользовался Михалев, на что имеются ссылки в жалобах этот вывод суда не опровергается.

Приведенным выше заключением эксперта, а также показаниями Михалева и Лабзина о затягивании петли из скотча и шнурка на шее потерпевшего подтверждается вывод суда о том, что причиной смерти Ш явилась механическая асфиксия вследствие удавления петлей, а не причиненные в результате избиения телесные повреждения, о чем указывается в жалобах.

Вопреки доводам жалоб суд дал оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам и привел мотивы, в силу которых им приняты показания Лабзина и Михалева на предварительном следствии и соответствующие им показания в судебном заседании и отвергнуты показания осужденных в судебном заседании о непричастности к причинению смерти Ш .

Дело рассмотрено судом с соблюдением принципа состязательности сторон, которым имели возможность в полной мере осуществить предоставленные им права.

Право осужденных на защиту не нарушено судом. Доводы жалобы Михалева о том, что он не был обеспечен надлежащей защитой опровергаются материалами дела, из которых следует, что с момента его задержания был допущен к участию в деле защитник Валевин А.В., который

10

осуществлял защиту интересов Михалева до окончания расследования ознакомившись с материалами дела, на предварительном слушании и в начальной стадии судебного разбирательства. 15 мая 2017 года в связи с отказом Михалева от услуг адвоката Валевина А.В., последний был отстранен от участия в деле, для зашиты интересов Михалева назначен адвокат Асадуллина Н.М., которая принимала активное участие в ходе судебного следствия, по окончании которого в прениях высказала согласованную с подсудимым позицию, поддержав ее и в апелляционной жалобе в защиту Михалева.

При таком положении Судебная коллегия приходит к выводу о том, что ни органами предварительного следствия, ни судом не было нарушено право Михалева Э.М. на защиту.

По указанным мотивам оснований для отмены приговора не имеется.

Действия осужденных по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, действия Гильмановой Р.Р. по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ, а также действия Лабзина по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ правильно квалифицированы судом.

Суд правильно установил мотив убийства Ш - стремление осужденных скрыть ранее совершенные в отношении потерпевшего преступления.

Принимая такое решение, суд правильно сослался на то, что Михалев и Гильманова вначале избили Ш , причинив легкий вред его здоровью, а Лабзин Д.Ю. открыто похитил его имущество. Совершив эти преступления осужденные осознавали, что Ш может обратиться в правоохранительные органы с заявлением о привлечении их к уголовной ответственности. Это обстоятельство подтверждается показаниями Михалева и Лабзина о том, что после избиения потерпевшего Михалев боялся, что тот пойдет в полицию, в связи с чем предложил связать Ш , затем связанного потерпевшего они задушили, чтобы последний не обратился в полицию.

Вместе с тем, признавая доказанным участие Михалева в причинении легкого вреда здоровью Ш Судебная коллегия находит ошибочной квалификацию его действий по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ, как совершенных с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Михалев наносил потерпевшему Ш удары рукой и ногой. Палку, которая признана судом предметом, используемым в качестве оружия, Михалев не применял в отношении потерпевшего, договоренности с Гильмановой о применении палки не имел. После того, как Михалев нанес удары Ш рукой и

11

ногой в голову, Гильманова взяла в квартире палку и нанесла ею удары по голове потерпевшего. После этого Михалев также нанес потерпевшему удары руками и ногами по голове, туловищу и конечностям.

Таким образом, установленные судом обстоятельства свидетельствуют о том, что Гильманова, действуя самостоятельно, применила палку в отношении потерпевшего, Михалев не вступал с ней в сговор на применение палки и не оказывал ей содействия в применении этого орудия преступления.

При таком положении вывод суда о наличии в действиях Михалева квалифицирующего признака «применение предмета, используемого в качестве оружия» нельзя признать обоснованным.

Содеянное Михалевым подпадает под признаки преступления предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ.

Уголовное дело по ч. 1 ст. 115 УК РФ согласно ч.2, ч. 3 ст. 318 УПК РФ в случае смерти потерпевшего возбуждается путем подачи заявления его близким родственником или следователем, а также с согласия прокурора дознавателем в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, к каковым относятся случаи, когда преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

Из материалов дела следует, что уголовное дело в отношении Михалева по ст. 115 УК РФ не возбуждалось. Настоящее дело возбуждено по ч. 1 ст. 105 УК РФ, по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ в отношении Лабзина Е.А. и по ч. 1 ст. 115 УК РФ в отношении Гильмановой. (т. 1 л.д. 1, 37, 70)

Заявления потерпевшей Ш - матери погибшего Ш о привлечении Михалева к уголовной ответственности за избиение сына в материалах дела не имеется. В судебном заседании у потерпевшей Ш также не выяснялся вопрсс о том, желает ли она привлечь Михалева к уголовной ответственности за причинение легкого вреда здоровью Ш

С учетом этих обстоятельств уголовное преследование Михалева по ч. 1 ст. 115 УК РФ в силу п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием заявления потерпевшего подлежит прекращению.

Наказание Михалеву за убийство, осужденным Гильмановой и Лабзину за каждое преступление и по совокупности преступлений назначено

12

соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на их исправление.

Смягчающие обстоятельства: состояние здоровья всех осужденных наличие у них тяжких заболеваний, отсутствие у Михалева судимости оказание Лабзиным активного способствованию раскрытию и расследованию преступлений, наличие у Гильмановой Р Р. несовершеннолетнего ребенка а также положительные данные об их личности в полной мере учтены судом при назначении наказания осужденным.

Правильно признано судом отягчающим наказание осужденных обстоятельством совершение преступлений в состоянии алкогольного опьянения. Вопреки доводам жалоб суд привел в приговоре мотивы этого решения, которые Судебная коллегия находит обоснованными и убедительными.

В связи с тем, что на момент совершения преступлений Лабзин Е.А. и Гильманова Р.Р. имели каждый по одной неснятой и непогашенной судимости за тяжкое преступление и вновь совершили особо тяжкое преступление, а Лабзин и тяжкое преступление, суд в соответствии с п.«б» ч.2 ст. 18 УК РФ правильно признал его действиях Лабзина по обоим преступлениям и в действиях Гильмановой по убийству опасный рецидив преступлений, а по причинению Ш легкого вреда здоровью в соответствии с ч.1 ст. 18 УК РФ - рецидив преступлений, и признал рецидив преступлений отягчающим их наказание обстоятельством

Доводы жалобы Лабзина о том, что у него судимости погашены опровергаются как материалами дела, так и его показаниями о том, что наказание им по приговорам от 17.02.2005 г. и от 27.02.2012 года отбыто в мае 2013 года.

При таких данных оснований для признания назначенного осужденным наказания несправедливым и для его смягчения не имеется.

Вместе с тем, в связи прекращение уголовного преследования в отношении Михалева по ч. 1 ст. 115 УК РФ указание суда о назначении ему наказания по совокупности преступления по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ подлежит исключению из приговора.

11 90 98

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389 , 389 , 389 УПК РФ, Судебная коллегия

о пр е д ел ила:

13

приговор Свердловского областного суда от 23 июня 2017 года в отношении Михалева Э.М. изменить.

Переквалифицировать его действия с п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ на ч. 1 ст. 115 УК РФ, уголовное преследование в этой части прекратить на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием заявления потерпевшего.

Исключить указание суда о назначении Михалеву Э.М. назначении наказания по совокупности преступления по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Считать Михалева Э.М. осужденным по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

В остальном приговор в отношении Михалева Э.М. и тот же приговор в отношении Гильмановой Р.Р., Лабзина Е.А. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Михалева Э.М., Лабзина Е.А., Гильмановой Р.Р. и их защитников Асадуллиной Н.М., Балай К.Г., Актуганова М.В. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи:

14

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 30 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта