Информация

Решение Верховного суда: Определение N 46-О11-80 от 19.01.2012 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №46-011-80

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 19 я н в а р я 2 0 1 2 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Коваля ВС.

судей Эрдыниева Э.Б. и Бирюкова Н.И.

при секретаре Собчук Н.С.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Карпова Д.В., Федоринова С.Н., адвокатов Сибалакова А.Г., Гавриленко Е.А на приговор Самарского областного суда от 17 августа 2011 года, которым

Карпов Д В

несудимый;

- осужден к лишению свободы: по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ с применением ч.1 ст.62 УК РФ к 9 годам без штрафа и без ограничения свободы, по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 15 годам, с ограничением свободы на 1 год.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 17 лет лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год с указанием в приговоре возложенных на Карпова Д.В. ограничений, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Федоринов С Н ,

несудимый;

- осужден по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ с применением ч.1 ст.62 УК РФ к 9 годам лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., объяснение осужденного Карпова Д.В., выступление адвокатов Поддубного СВ., Сачковского А.И., мнение прокурора Шиховой Н.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Карпов Д.В. и Федоринов С.Н. признаны виновными в совершении группой лиц по предварительному сговору разбоя в отношении потерпевшего Б с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, при этом Карпов Д.В. также по признаку - с применением предмета, используемого в качестве оружия. Кроме того, Карпов Д.В осужден за убийство Б сопряженное с разбоем.

Преступления совершены 17 сентября 2010 года в г.

области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Карпов Д.В просит разобраться в деле, указывая, что на предварительном следствии показания им давались под незаконным воздействием со стороны оперативных сотрудников полиции, в отсутствие адвоката, при допросе в качестве подозреваемого он находился в сонном состоянии в связи с употреблением лекарств, в связи с чем данные показания не могут являться доказательствами. Также указывает, что он страдает частичной потерей памяти и он не помнит всех обстоятельств нанесения им телесных повреждений потерпевшему Б Полагает, что он находился в состоянии аффекта, вызванного тем, что Б высказал оскорбления в адрес его умершей жены. Подвергает сомнению выводы судебно психиатрической экспертизы, полагая, что эксперты не учли наличие у него провалов в памяти, и считает, что суд необоснованно отказал ему в удовлетворении ходатайства о назначении повторной судебно психиатрической экспертизы. Вместе с тем, полагает, что он не мог причинить потерпевшему весь объем повреждений, который был установлен при исследовании трупа потерпевшего и предполагает, что после их с Федориновым ухода из дома потерпевшего, когда последний был жив Б мог «добить» его племянник Б который первым обнаружил труп потерпевшего и у которого имелись мотивы для этого, то есть совместный бизнес. Также полагает, что выводы эксперта С проводившего судебно-медицинскую экспертизу трупа потерпевшего являются противоречивыми. Указывает, что он не совершал действий, за которые он необоснованно осужден. Просит приговор отменить и, как указывается в жалобе, «дело направить на новое судебное рассмотрение с переквалификацией ст. 105 ч.2 на ст. 107 ч.1 и проверкой состояния его психики, назначить наказание с учетом ч.1 ст.28 и ч.2 ст.28 УК РФ». Также просит переквалифицировать его действия с ч.4 ст. 162 на ч.1 ст. 161 УК РФ поскольку он не осознавал характер своих действий в силу нахождения в состоянии аффекта.

В кассационных жалобах: - осужденный Федоринов С.Н. выражает свое несогласие с приговором указывая, что мотива для совершения преступления в отношении Б у него не было, в избиении потерпевшего он участия не принимал и в предварительный сговор с Карповым на совершение преступления не вступал, внезапное нападение Карпова на Б являлось для него неожиданным. После того, как Карпов накинул удавку на Б , он, то есть Федоринов, не желая его удушения, перерезал ее и затем, когда Б в лежал на полу, осознав невозможность что-либо исправить поднялся на второй этаж дома и стал собираться, чтобы уйти. Как Карпов в этот момент вытащил из карманов потерпевшего деньги, мобильный телефон, снял с него золотые изделия и продолжил ли физическое воздействие на Б он не видел. Договоренность о том, что Карпов выкупит его мобильный телефон была у них еще до совершения преступления, на какие деньги Карпов выкупит телефон они не обсуждали Считает, что данные обстоятельства дела судом не опровергнуты, а доказательств его виновности по делу не имеется. Показания, данные им на предварительном следствии, которые он не подтвердил в судебном заседании являются недопустимыми доказательствами, поскольку были получены под незаконным воздействием со стороны оперативных работников милиции Просит проверить законность приговора и оправдать его. - адвокат Сибалаков А.Г. в интересах осужденного Карпова Д.В. указывает что в основу приговора были положены показания Федоринова и Карпова данные ими на предварительном следствии, однако их показания, данные в судебном заседании о том, что они не договаривались на совершение разбоя и в сговор друг с другом не вступали, судом были проигнорированы. Других доказательств, подтверждающих, что они напали на Б и применили к нему опасное для жизни насилие с целью хищения имущества, не имеется при этом Карпов признал вину только в совершении грабежа, а не разбоя Также считает необоснованным осуждение Карпова за совершение убийства сопряженного с разбоем, поскольку об отсутствии у него умысла на убийства из корыстных побуждений свидетельствует то, что он не похитил другие ценные вещи, в частности, автомобиль и видеокамеру. Указывает, что суд не принял во внимание показания Федоринова и Карпова о том, что Б оскорблял перед произошедшим умершую жену Карпова нецензурной бранью, то есть это аморальное поведение и явилось мотивом совершения убийства Карповым, в связи с чем считает, что суд неправильно квалифицировал деяния Карпова и не учел в качестве смягчающего обстоятельства аморальное поведение потерпевшего. Также при назначении наказания суд должным образом не учел такие смягчающие обстоятельства как активное способствование раскрытию преступления и болезни Карпова Просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение. - адвокат Гавриленко Е.А. в интересах осужденного Федоринова С.Н указывает, что суд пришел к выводу о его виновности только на основании показаний Карпова и Федоринова, данных ими на предварительном следствии, но последний пояснил, что данные показания были им даны под незаконным воздействием оперативных сотрудников милиции, и Б он каких-либо повреждений не причинял и его имущество не похищал. В отношении показаний Карпова, данных на предварительном следствии указывает, что Карпов в судебном заседании пояснял о своей психической несостоятельности и противоречия в своих показаниях объяснил своим болезненным состоянием, в связи с чем, считает, что данные показания не могут быть приняты во внимание. Полагает, что достоверных и достаточных доказательств виновности Федоринова по делу не добыто, в связи с чем просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Аверин А.В. считает доводы жалоб несостоятельными и подлежащими оставлению без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений, при установленных судом обстоятельствах соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Так, о наличии предварительной договоренности на избиение Б с целью получения от него денег указывал Карпов при допросе в качестве подозреваемого и на очной ставке с Федориновым, при этом как он пояснил, он нанес удары молотком Б а Федоринов ударил ногой Б в левый бок, после чего он сказал Федоринову чтобы тот посмотрел в окно, не видит ли кто все происходящее и затем предложил ему снять с Б золотые браслет, перстень, забрать телефон, содержимое карманов, с чем Федоринов согласился.

С данными утверждениями Карпова на очной ставке согласился и Федоринов, подтвердив данные показания и пояснив при этом, что кроме ударов молотком, нанесенных Карповым потерпевшему, который успел только зайти в комнату и поздороваться, он также нанес несколько ударов ногами по телу Б , а после того, как Карпов выкупил из ломбарда его телефон, он попросил у Карпова деньги и тот дал ему рублей.

Кроме того, Федоринов, неоднократно допрошенный в качестве обвиняемого, также пояснял, что он нанес несколько ударов ногами по телу Б и что он также подтверждает показания, данные на очной ставке с Карповым, при этом еще раз уточнил, что ударов по голове Б молотком он не наносил.

В ходе проверки показаний на месте Федоринов показал последовательность действий и способ совершения убийства Б Карповым путем нанесения последним не менее 5 ударов молотком по голове потерпевшего.

Кроме того, Карпов, неоднократно допрошенный в качестве обвиняемого, пояснял о нанесении им Б не менее 5 ударов молотком по голове, а также при выходе на место Карпов показал каким образом им были нанесены удары молотком по голове Б

Доводы Карпова и Федоринова о том, что данные показания были ими даны под незаконным воздействием со стороны оперативных работников милиции, судом обоснованно признаны несостоятельными, поскольку как видно из материалов дела, они допрашивались с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, с разъяснением их процессуальных прав, в том числе положений ст.51 Конституции РФ, в присутствии своих защитников - адвокатов Сибалакова А.Г., Гавриленко Е.А., а при выходе на место происшествия с целью проверки показаний и в присутствии понятых Каких-либо жалоб, замечаний об оказании незаконного воздействия осужденные не заявляли, более того, ими лично, как и их защитниками в протоколах удостоверены правильность записи содержания каждого следственного действия. Кроме того, из содержания протоколов следственных действий видно, что Карпов и Федоринов сообщают сведения о совершенных ими действиях, которые могли быть известны только лицу принимавшему в этом непосредственное участие, и в сложившейся ситуации не могли быть получены из других источников. То есть, оснований считать данные показания Карпова и Федоринова недопустимыми доказательствами не имеется. При этом, оценивая достоверность этих показаний Карпова и Федоринова в совокупности с другими доказательствами, суд правильно пришел к выводу, что они имеют доказательственное значение лишь в той части, в которой они не противоречат и согласуются с совокупностью других доказательств, исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре.

Так, по заключению эксперта № 10-7/76-2272 3/Т, при исследовании трупа Б обнаружены следующие прижизненные повреждения различной степени тяжести, и в том числе:

- не влекущие вреда здоровью, - в виде кровоподтеков: на верхнем и нижнем веках левого глаза; на верхнем веке правого глаза; на задней поверхности шеи в нижней трети; на передней поверхности грудной клетки слева по среднеключичной линии в проекции 1У-УП-го межреберья (в проекции переломов ребер); в виде ссадин: на задней поверхности грудной клетки по срединной линии тела в межлопаточной области; двух в лобной области справа и непосредственно у границы роста волос; одной на правом крыле носа; одной в проекции правого угла нижней челюсти; одной на правой боковой поверхности шеи с переходом на правую половину передней поверхности шеи в средней ее трети; двух на задней поверхности шеи в нижней трети; двух в проекции правого коленного сустава по передней поверхности; двух на передней поверхности правой голени в средней трети на тыльной поверхности правой кисти в проекции 2-го пястно-фалангового сустава;

- опасные для жизни и влекущие тяжкий вред здоровью, - в виде открытой тупой травмы головы, в которую входят семь ушибленных ран: на верхнем веке левого глаза; в лобной области по срединной линии тела, в межбровном промежутке; в волосистой части головы в лобно-теменной области слева, в 2,5 см от кромки роста волос; в затылочно-височной области слева; в теменно-затылочной области, в 1,5 см влево от срединной линии тела; в теменно-затылочной области, книзу от вышеописанной раны; в теменной области слева в 1,5 см кзади от третьей раны; кровоизлияния в мягких тканях головы в проекции кожных ран; три вдавленных перелома свода черепа в проекции кожных ран №№ 2,4,6, соответственно в лобной кости по срединной линии тела в межбровном промежутке и две в затылочной кости слева; оскольчатый перелом основания черепа в правой передней черепной ямке (верхняя стенка правой глазницы); кровоизлияние над и под твердую мозговую оболочку; кровоизлияние под мягкую мозговую оболочку на выпуклой поверхности правых лобной и височной долей с переходом на их основание; кровоизлияния в ткань правой височной доли головного мозга с пропитыванием в его желудочки; в виде множественных переломов левых ребер по двум анатомическим линиям без повреждения пристеночной плевры с образованием подвижного участка грудной клетки: с II по УШ-ое - по среднеключичной и по среднеподмышечной линиям; 1Х-го по среднеподмышечной линии; закрытой тупой травмы живота с повреждением большого сальника (2 повреждения) и кровоизлиянием в брюшную полость;

Давность образования открытой травмы головы с кровоизлиянием под оболочки и в вещество мозга не превышает периода в 1-2 часа до момента наступления смерти.

Множественные переломы левых ребер образовались в течение 2-3 суток до момента наступления смерти.

Закрытая тупая травма живота с повреждением большого сальника образовалась в течение 1-2 часов до момента наступления смерти.

Такие морфологические характеристики как строго прямолинейная форма ран (раны №№ 3, 5 и 6), осаднения их краев, а так же характерные повреждения на подлежащих костных образованиях, обычно соответствуют морфологическим характеристикам аналогичных повреждений, полученных в результате ударных воздействий твердого тупого предмета, у которого контактирующая поверхность представлена сведенными под прямым углом двумя плоскими гранями. При двукратном воздействии твердого тупого предмета со сходящимися гранями могут образовываться раны аналогичные ране № 4.

Открытая тупая травма головы с переломами свода и основания черепа и с кровоизлиянием в вещество и под оболочки головного мозга образовалась по направлению действия травмирующих сил приложенных к голове в результате не менее 8 ударных воздействий или одного твердого предмета со сложной геометрической формой, или нескольких предметов, имеющих вышеописанные конструктивные особенности, о чем свидетельствуют количество ушибленных ран и кровоподтеков в проекции свода черепа.

Смерть Б последовала от открытой тупой травмы головы с переломом свода и основания черепа и кровоизлиянием под оболочки и в вещество головного мозга, осложнившейся развитием отека головного мозга и вклинением его стволовых структур в большое затылочное отверстие.

В момент получения повреждений Б мог находится в любом положении при условии доступности мест их локализации для травматического воздействия травмирующего предмета.

Исходя из количества повреждений, их локализации, возможности образования от одного воздействия нескольких повреждений можно установить, что количество травмирующих воздействий по голове и шее твердым тупым предметом не менее 14, мягким или полужестким предметом не менее 1; по туловищу - твердым тупым предметом не менее 4; по конечностям - твердым тупым предметом не менее 3.

При травматических кровоизлияниях под оболочки и в вещество головного мозга обычно наступает потеря сознания (длительность потери сознания варьирует от секунд до суток), следовательно совершение каких либо самостоятельных действий потерпевшими исключается. Однако существует вероятность наступления «светлого промежутка», когда потерпевший приходит в сознание и, следовательно, может совершать самостоятельные действия неопределенный промежуток времени длительность которого, как правило, зависит от индивидуальной переносимости травмы, а в данном случае этот период не может превышать 1-2 часов. В таком случае объем и продолжительность самостоятельных действий снижается по мере нарастания угрожающего для жизни состояния (отек и с давление мозга) вплоть до их полного прекращения.

В судебном заседании эксперт С подтвердил выводы экспертизы, при этом пояснил, что смерть Б наступила в течение первых двух часов после получения смертельных повреждений. При этом морфологическое установление давности образования повреждений имеет определенные особенности, правила и порядок. Исходя из объективной оценки давности образования повреждений, с учетом ряда субъективных признаков, к которым относятся множественность, объем повреждений, их локализация, а также обстоятельства, которые известны из материалов представленного дела, все повреждения Б в том числе и переломы ребер, образовались в течение короткого промежутка времени, незадолго до момента наступления смерти, то есть за 1-2 часа Также при травматических кровоизлияниях под оболочки и в вещество головного мозга, обычно наступает потеря сознания, которая может длиться от нескольких секунд до нескольких суток. После получения травмы кровоизлияние в свод черепа растет, кровь туда изливается, в результате чего наступает сдавление мозга и его отек. Но, в этот промежуток времени, так называемый «светлый промежуток», сознание может восстановиться и человек может совершать активные действия, ползти, звать на помощь перемещаться, в течение неопределенного промежутка времени длительность которого зависит от индивидуальной переносимости травмы, и ограничивается тем промежутком времени, при котором возрастает отек мозга. В данном случае, это время ограничивается двумя часами, т.е Б после полученных травм мог придти в сознание, после чего он мог начать звать на помощь или перемещаться по помещению, что он, скорее всего и сделал, переместившись от места получения травмы к выходу.

Оснований не доверять выводам эксперта не имеется, поскольку экспертиза проведена в соответствии с требованиями закона, экспертом обладающим специальными познаниями в области судебной медицины каких-либо противоречий выводы экспертизы не содержат.

По заключению генотипоскопической экспертизы №9278 на молотке матраце, фрагменте ткани, фрагменте полимерного материала, изъятых с места происшествия, а также на паре кроссовок Карпова Д.В. обнаружена кровь человека, исследованием ДНК которой установлено, что она происходит от Б

По заключению медико-криминалистической экспертизы № 053-8/113, 114 рана № 6 на представленном препарате кожи теменно-затылочной области от трупа Б и соответствующий ей вдавленный перелом затылочной кости на представленном препарате фрагмента костей свода черепа от трупа Б причинены твердым тупым предметом контактирующая часть которого имела вид трех сходящихся граней с выраженными ребрами и выраженным углом.

Рана № 5 на представленном препарате кожи теменно-затылочной области от трупа Б причинена твердым тупым предметом с ограниченной по ширине контактирующей поверхностью длиной не менее 75 мм. Вдавленный перелом левой теменной кости на представленном препарате фрагмента костей свода черепа от трупа Б причинен твердым тупым предметом с ограниченной контактирующей поверхностью.

Не исключается возможность причинения раны № 5 на препарате кожи теменно-затылочной области от трупа Б боковыми частями представленного молотка.

Возможность причинения вдавленного перелома левой теменной кости на препарате фрагмента костей свода черепа от трупа Б представленным молотком не исключается.

Из показаний потерпевшего Б следует, что его отец Б строил дом долго, примерно лет 10 лет, но он никогда не задерживал выплату причитающейся рабочим заработной платы. Поэтому утверждение Карпова Д.В. о том, что отец не рассчитался с ним за якобы выполненную работу, не соответствует действительности. После смерти отца он посещал дом, и видел, что работы фактически не выполнены, никакой плиткой ничего не выложено, забор не выложен, беседка находится в разваленном состоянии. У отца были похищены сотовый телефон «»

стоимостью рублей, золотой браслет стоимостью рублей перстень стоимостью рублей, а также деньги в сумме рублей.

В ходе предварительного следствия он опознал перстень своего отца по камню овальной формы, и по обрамляющим его узорам, что подтверждается протоколом опознания Б перстня, как принадлежащего его отцу, и изъятого из ломбарда ООО « в г. что следует из протокола выемки.

Из акта приема-передачи имущества, залогового билета, справки из ломбарда следует, что переданный браслет в ломбард Карповым Д.В оценивается в сумму рублей, переданный перстень в ломбард Карповым Д.В. оценивается в сумму рублей, сотовый телефон марки « оценивается в сумму рублей.

Из протокола обыска следует, что в ходе обыска по месту жительства Карпова Д.В. по адресу: г. ул. изъяты сотовый телефон марки , молоток и др.

Из показаний свидетеля Б являющегося братом погибшего Б следует, что брат примерно около 10 лет занимался ремонтом дома, нанимал строителей. Кто и за что убил Б

ему неизвестно, но к этому могли быть причастны строители дома которые работали у него, так как последний жаловался на их некачественную работу и злоупотребление спиртным в доме.

Из показаний свидетеля Б - племянника погибшего Б следует, что последний раз он видел Б 16.09.10 года. Во время встречи Б рассказывал ему, как продвигается строительство дома, говорил, что через объявление в газете нанял новых рабочих. В этот день он договорился о встрече с Б на следующий день. Б одалживал у него строительную тачку которую тот собирался ему возвратить на следующий день. На следующий день он позвонил Б но тот на звонок не ответил. После этого он в течение нескольких дней звонил Б но телефон был отключен. Тогда он приехал в этот строящийся дом, но дверь дома оказалась закрытой, хотя во дворе дома стоял автомобиль марки принадлежащий его дяде. Сосед по дому сказал, что автомобиль стоит во дворе уже три дня, но самого Б он не видел. Его это насторожило, поскольку дядя болел, и он подумал, что возможно ему стало в доме плохо и его госпитализировали в больницу, но, объехав больницы, он выяснил, что Б не поступал. После этого он обратился в УВД по

у району г.о. с заявлением о розыске дяди. В последующем, он залез через открытую форточку в дом и около входной двери обнаружил труп Б который был весь в крови. При осмотре дома была обнаружена одна жилая комната, где стоял стол с остатками еды, залитыми кровью, рядом стоял пластиковый стул испачканный в крови. Об обнаружении трупа дяди он сообщил сотрудникам полиции, которые сразу же выехали на место происшествия. Позже ему стало известно, что дядю убили рабочие, которых он нанял на работу.

Б постоянно носил золотые изделия: цепочку, браслет и перстень с камнем красного цвета, пользовался телефоном в корпусе темного цвета, при себе имел документы и деньги. Оплату рабочим Б производил либо в виде конкретно оговоренной суммы раз в месяц, либо в зависимости от объема выполненных работ. Финансовых проблем с рабочими у Б никогда не было, он всегда старался рассчитаться с рабочими за выполненную работу в первую очередь. По характеру дядя был вспыльчивый, но, несмотря на это. он не мог просто так кого-либо оскорбить. Он мог это сделать только в ответ.

Из показаний свидетеля С следует, что он являлся соседом Б летом в доме у последнего стали работать четыре мужчины каменщиками, со временем двое перестали работать. В период работы от рабочих он никогда не слышал, чтобы между ними и Б

были ссоры, скандалы. Б приезжал в дом каждый день примерно в 11-12 часов. Последний раз видел рабочих в доме Б в четверг - 16 сентября 2010 года, примерно в 17 часов: Федоринов и Карпов шли к дому Б из магазина, с пакетом, у каждого в руках было по бутылке пива. Больше рабочих в доме Б он не видел. 17 сентября 2010 года он увидел, что у дома Б стоит его автомобиль марки « ». После этого, на протяжении всех выходных дней, автомобиль стоял у дома Б 21 сентября 2010 года ему стало известно о том, что Б убили в его доме.

Из показаний свидетеля М следует, что Карпов Д.В приходится мужем ее погибшей дочери. Последний раз видела его в середине сентября 2010 года, точную дату не помнит, в тот день Карпов Д.В. оставил у нее в квартире свои вещи: одежду и инструменты. На следующий день Карпов Д.В. приехал со своей сестрой Я и забрал данные вещи и инструменты.

Из показаний свидетеля Я данных на стадии предварительного следствия, следует, что своего брата Карпова Д.В последний раз она видела 17.09.10 года, когда ездила вместе с ним к его теще - М чтобы забрать вещи. Вечером Карпов Д.В. в процессе употребления спиртного сообщил о том, что убил человека. Поскольку брат находился в состоянии опьянения, она не придала значения его словам После этого, Карпов Д.В. еще три дня злоупотреблял алкоголем.

Из показаний свидетеля Б следует, что он является милиционером ИВС № УВД по району г. 27.09.10 года у Карпова Д.В. была изъята записка, выполненная от руки красителем синего цвета на половинчатом тетрадном листе, которая предназначалась для Федоринова С.Н.

Согласно протоколу выемки, в служебном кабинете № 2 прокуратуры

района г. произведена выемка записки, выполненная Карповым Д.В. и адресованная Федоринову СП.

Из протокола осмотра предметов следует, что осмотрена записка изъятая у Карпова Д.В. и адресованная Федоринову С.Н., из текста которой следует, что Федоринов С.Н. также как и Карпов Д.В. избивал Б

Таким образом, оценив совокупность всех исследованных по делу доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Карпова и Федоринова в совершении разбойного нападения на Б и убийстве последнего Карповым в ходе разбоя. При этом о заранее возникшем и обдуманном намерении Карпова и Федоринова совершить хищение имущества путем разбойного нападения на Б свидетельствуют установленные фактические обстоятельства и их совместные, согласованные действия как до, так и в ходе совершения преступлений и после, где каждый из участников посягательства выполнял отведенную ему роль, а именно: по приезду Б в дом, они сразу же напали на потерпевшего с целью завладения имуществом. При этом Карпов, выходя за пределы предварительной договоренности, подобрал с пола комнаты молоток, и используя его в качестве оружия, нанес не менее 15 ударов в область жизненно важных органов - голову и шею Б , которые повлекли тяжкий вред здоровью. В это же время Федоринов, действуя совместно и согласованно с Карповым, также применяя насилие, опасное для жизни и здоровья Б нанес ему не менее 4 ударов ногой в область туловища и не менее 3 ударов по конечностям, которые также повлекли тяжкий вред здоровью. После этого они сразу же завладели принадлежавшим потерпевшему Б имуществом: денежными средствами в сумме рублей, сотовым телефоном « », стоимостью рублей, золотым браслетом, стоимостью рублей, перстнем, стоимостью рублей, и с места происшествия скрылись. Кроме того, наличие корыстного мотива у осужденных при совершении нападения на потерпевшего, также подтверждается отсутствием у них денежных средств, о чем свидетельствуют их дальнейшие действия после совершенных преступлений, то есть выкупают заложенный в ломбарде телефон Федоринова и Карпов передает часть похищенных денег Федоринову. Также из показаний Карпова следует что Б ничего им не должен был за работу, что подтверждается показаниями свидетеля Б о том, что он осматривал дом после убийства отца и обнаружил, что Карпов и Федоринов не выполнили те работы, о которых говорили в суде. Непохищение осужденными автомашины, видеокамеры само по себе не может свидетельствовать об отсутствии у них корыстного мотива при совершении преступлений при наличии совокупности доказательств, подтверждающих хищение ими другого имущества, принадлежащего потерпевшему.

Также нанесение Карповым множественных ударов молотком (кувалдой) в область жизненно важных органов потерпевшего Б голову и шею свидетельствует о наличии у Карпова умысла на лишение жизни потерпевшего.

Кроме того, обоснованным является и вывод суда об отсутствии оснований считать, что при применении насилия к потерпевшему Карпов Д.В. находился в состоянии аффекта, влияющего на квалификацию его действий. Каких-либо обстоятельств, с которыми уголовный закон (ст. 107 УК РФ) связывает возможность внезапного возникновения у виновного лица юридически значимого аффекта {сильного душевного волнения), по настоящему делу не установлено. Так, из принятых судом последовательных показаний Карпова Д.В. и Федоринова С.Н. прямо следует, что нападение на Б было обдумано заранее и до прибытия Б в дом Из этих же показаний видно, что после приезда потерпевшего в дом они сразу же стали избивать его. При этом непосредственно перед нападением Б никакого насилия к Карпову Д.В. не применял, а равно не совершал в отношении него каких бы то ни было неправомерных действий связанных с высказыванием тяжких оскорблений в адрес умершей жены Карпова. Данные доводы Карповым были заявлены только в конце предварительного следствия и в судебном заседании, и изменение своих показаний Карповым и Федориновым суд, с учетом совокупности исследованных по делу доказательств, подтверждающих виновность Карпова в совершении преступлений и вместе с тем опровергающих данные доводы обоснованно расценил, как вызванное стремлением смягчить свою ответственность.

Кроме того, согласно заключению психолого-психиатрической экспертизы, выявленные у Карпова признаки расстройства поведения в виде психопатических черт характера выражены не столь значительно и не лишают его способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими. В период совершения деяния Карпов Д.В. в экспертно и юридически значимом эмоциональном состоянии (в том числе, в состоянии физиологического аффекта), которые могли существенно повлиять на его сознание и деятельность, не находился.

В удовлетворении ходатайства Карпова о проведении повторной психолого-психиатрической экспертизы судом отказано обоснованно поскольку вышеуказанная экспертиза в отношении Карпова проведена в соответствии с требованиями закона, комиссией экспертов, имеющих значительный стаж работы в области судебной психиатрии, при наличии достаточной информации об испытуемом, выводы экспертов надлежащим образом аргументированы, основаны на представленных медицинских документах в отношении Карпова Д.В.: компьютерной томографии головного мозга, амбулаторной карты, а также материалах уголовного дела и на непосредственном исследовании Карпова Д.В., то есть оснований для назначения повторной экспертизы не имелось.

С учетом установленных обстоятельств дела, исследованных по делу доказательств, суд правильно признал выводы экспертов обоснованными, а Карпова в отношении содеянного им вменяемым.

Несостоятельной и надуманной является и версия Карпова о том, что он не причинял потерпевшему смертельных ранений, а его «добил племянник Б , поскольку опровергается имеющимися по делу доказательствами, в частности вышеприведенными показаниями осужденных, данными на предварительном следствии, показаниями свидетеля Б заключением судебно-медицинской экспертизы по исследованию трупа потерпевшего, показаниями эксперта С

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Юридическая оценка действиям осужденных судом дана правильно.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, обстоятельств, смягчающих наказание, в том числе активное способствование раскрытию преступления, состояние здоровья Карпова, а также данных, характеризующих их личности. Оснований для признания в качестве смягчающего обстоятельства противоправного поведения потерпевшего не имеется ввиду неустановления такового как на предварительном следствии, так и в ходе судебного разбирательства.

Назначенное осужденным наказание является справедливым и оснований для его смягчения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.378, 388 УПК РФ судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Самарского областного суда от 17 августа 2011 года в отношении Карпова Д В и Федоринова С Н оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Карпова Д.В., Федоринова С.Н., адвокатов Сибалакова А.Г., Гавриленко Е.А. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 28 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта