Информация

Решение Верховного суда: Определение N 67-АПУ16-10 от 09.06.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 67-АПУ16-10

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 9 июня 2016 г

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Иванова Г.П.

судей Фроловой Л.Г. и Русакова В.В.

при секретаре Щукиной Ю.В.

с участием прокурора Митюшова В.П., осужденных Ковальчука Н.Г., Константинова Д.Ю., Константиновой Т.С., Шевелева Д.В адвокатов Бондаренко В.Х.. Живовой Т.Г., Волобоевой Л.Ю., Конькова В.А.,

рассмотрела в судебном заседании от 9 июня 2016 года дело по апелляционным жалобам осужденных Ковальчука Н.Г., Константинова Д.Ю., Константиновой Т.С., Шевелева Д.В., адвокатов Пономарева Е.В Гулак М.В., Демуриной И.Н., Чистякова А.Ю., дополнительной апелляционной жалобе адвоката Фаткуллина Р.М. к апелляционной жалобе адвоката Пономарева Е.В. на приговор Новосибирского областного суда от 2 марта 2016 года, которым

КОВАЛЬЧУК Н Г

не судимый осужден:

- по п.п. «б, в» ч.4 ст. 162 УК РФ - к 9 годам лишения свободы, со штрафом в размере 100 000 рублей, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев;

- по п.п. «ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ - к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев.

На основании ч.1 ст.53 УК РФ за каждое из совершенных преступлений установлены Ковальчуку Н.Г. следующие ограничения свободы: после отбытия основного назначенного наказания не выезжать в течение установленного срока за пределы территории муниципального образования, в котором он будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, в случаях, предусмотренных законодательством РФ, возложив на Ковальчука Н.Г. обязанность после отбытия наказания в виде лишения свободы 1 раз в месяц являться в указанный орган для регистрации.

В соответствии с требованиями ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Ковальчуку Н.Г. наказание в виде 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 100000 рублей, с ограничением свободы на срок 2 года с установлением ему следующих ограничений свободы: после отбытия основного назначенного наказания не выезжать в течение установленного срока за пределы территории муниципального образования, в котором он будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, в случаях предусмотренных законодательством РФ, возложена на Ковальчука Н.Г обязанность после отбытия наказания в виде лишения свободы 1 раз в месяц являться в указанный орган для регистрации,

КОНСТАНТИНОВ Д Ю ,

не судимый,

осужден:

- по п.п. «б, в» ч.4 ст. 162 УК РФ - к 11 годам лишения свободы, со штрафом в размере 100000 рублей, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев;

- по п.п. «ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ - к 17 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев.

На основании ч.1 ст.53 УК РФ за каждое из совершенных преступлений установлены Константинову Д.Ю. следующие ограничения свободы: после отбытия основного назначенного наказания не выезжать в течение установленного срока за пределы территории муниципального образования, в котором он будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, в случаях, предусмотренных законодательством РФ, возложена на Константинова Д.Ю. обязанность после отбытия наказания в виде лишения свободы 1 раз в месяц являться в указанный орган для регистрации.

В соответствии с требованиями ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Константинову Д.Ю. наказание в виде 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 100000 рублей, с ограничением свободы на срок 2 года с установлением ему следующих ограничений свободы: после отбытия основного назначенного наказания не выезжать в течение установленного срока за пределы территории муниципального образования, в котором он будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, в случаях предусмотренных законодательством РФ, возложена на Константинова Д.Ю. обязанность после отбытия наказания в виде лишения свободы 1 раз в месяц являться в указанный орган для регистрации,

КОНСТАНТИНОВА Т С осуждена:

- по п.п. «б, в» ч.4 ст. 162 УК РФ - к 11 годам лишения свободы, со штрафом в размере 100000 рублей, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев;

- по п.п. «ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ - к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев.

На основании ч.1 ст.53 УК РФ за каждое из совершенных преступлений установлены Константиновой Т.С. следующие ограничения свободы: после отбытия основного назначенного наказания не выезжать в течение установленного срока за пределы территории муниципального образования, в котором она будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, в случаях, предусмотренных законодательством РФ, возложена на Константинову Т.С. обязанность после отбытия наказания в виде лишения свободы 1 раз в месяц являться в указанный орган для регистрации.

В соответствии с требованиями ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Константиновой Т.С. наказание в виде 15 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 100000 рублей, с ограничением свободы на срок 2 года, с установлением ей следующих ограничений свободы: после отбытия основного назначенного наказания не выезжать в течение установленного срока за пределы территории муниципального образования, в котором она будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, в случаях предусмотренных законодательством РФ, с возложением на Константинову Т.С. обязанности после отбытия наказания в виде лишения свободы 1 раз в месяц являться в указанный орган для регистрации.

ШЕВЕЛЕВ Д В осужден к лишению свободы:

- по п.п. «б, в» ч.4 ст. 162 УК РФ - сроком на 12 лет, со штрафом в размере 100000 рублей, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев;

- по п.п. «ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ - сроком на 17 лет с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев.

На основании ч.1 ст.53 УК РФ за каждое из совершенных преступлений установлены Шевелеву Д.В. следующие ограничения свободы: после отбытия основного назначенного наказания не выезжать в течение установленного срока за пределы территории муниципального образования, в котором он будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, в случаях, предусмотренных законодательством РФ, возложена на Шевелева Д.В. обязанность после отбытия наказания в виде лишения свободы 1 раз в месяц, являться в указанный орган для регистрации.

В соответствии с требованиями ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Шевелеву Д.В. наказание в виде 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 100000 рублей, с ограничением свободы на срок 2 года, с установлением ему следующих ограничений свободы: после отбытия основного назначенного наказания не выезжать в течение установленного срока за пределы территории муниципального образования, в котором он будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, в случаях предусмотренных законодательством РФ, и возложением на Шевелева Д.В. обязанности после отбытия наказания в виде лишения свободы 1 раз в месяц являться в указанный орган для регистрации.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденных Ковальчука Н.Г., Константинова Д.Ю., Константиновой Т.С, Шевелева Д.В., адвокатов Бондаренко В.Х.. Живовой Т.Г., Волобоевой Л.Ю Конькова В.А., в поддержание апелляционных жалоб, мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

согласно приговору Ковальчук Н.Г., Константинов Д.Ю Константинова Т.С. и Шевелев Д.В., действуя группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в особо крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью совершили разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества на гр. Б года рождения, в ходе которого, действуя группой лиц по предварительному сговору, совершили убийство гр.Б сопряженное с разбоем.

Преступления ими совершены в и районах г. , в январе 2015 года, при обстоятельствах приведенных в приговоре.

В апелляционных жалобах осужденный Ковальчук Н.Г. и адвокат Чистяков А.Ю., утверждают, что материалами дела не опровергнуты утверждения осужденного Ковальчука о том, осужденные по данному делу лица не договаривались убить потерпевшего. Согласно разработанному плану, потерпевшего собирались связать и оставить во дворе какого-нибудь дома. Лично Ковальчук, никаких орудий для убийства потерпевшего не брал, когда потерпевшего привезли в гараж, он был еще жив. Считают, что действия Ковальчука следует квалифицировать как грабеж. Ссылаются на то, что автомобиль, которым пользовался Б , зарегистрирован на другое лицо, на этом основании считают что Б не может быть потерпевшим в связи с незаконным изъятием автомобиля, не соглашаются с гражданским иском потерпевших, просят приговор отменить дело направить на новое судебное рассмотрение. В дополнениях к апелляционным жалобам осужденный Ковальчук утверждает, что он один убил (задушил) потерпевшего Б из-за того, что тот, находясь в гараже, рассмотрел его при свете лампы, грозил заявить в полицию. Утверждает, что оговорил в ходе предварительного следствия других осужденных по делу. Просит приговор изменить квалифицировать его действия по ст. ст. 105 ч. 1, 161 ч. 3 УК РФ, смягчить наказание.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Константинов Д.Ю. и адвокат Демурина И.Н., не оспаривая того, что Константинов с другими осужденными по делу напали на Б для того чтобы похитить автомобиль, которым он управлял утверждают, что осужденные не договаривались об убийстве потерпевшего, они собирались его лишить способности двигаться, связав скотчем и оставить во дворе какого-нибудь дома. Считают, что материалами дела не установлено, что Константинов наносил удары потерпевшему кулаком с зажатым в нем болтом. Ссылаются на то, что болт не изъят, не исследован, а на теле потерпевшего, поврежденного огнем, не обнаружено следов нанесения ударов в голову, так же как и следов удушения. Считают, что в первоначальных показаниях осужденные по данному делу оговорили друг друга в целях самим избежать сурового наказания. Полагают, что суд дал неверную оценку доказательствам по делу, неверно установил фактические обстоятельства происшедшего Просят приговор изменить, квалифицировать действия Константинова по ст. 161 ч. 3 и 316, УК РФ, смягчить наказание, исключить взыскание с него денежных средств в счет компенсации морального вреда потерпевшей;

- осужденная Константинова Т.С, адвокат Пономарев Е.В. и адвокат Фаткуллин Р.М. в дополнениях к жалобе адвоката Пономарева Е.В утверждают, что Константинова действуя согласно отведенной ей роли лишь завлекла потерпевшего, управлявшего автомашиной в безлюдное место, брызнула из газового баллончика ему в лицо и убежала. Она договаривалась с другими осужденными лишь о том, что потерпевшего свяжут и оставят во дворе какого-нибудь дома. Она не предполагала, что другие осужденные применят к потерпевшему насилие, опасное для его жизни. Об убийстве потерпевшего не договаривалась. Утверждают, что материалами дела не опровергнуты доводы Константиновой о том, что когда связанного скотчем потерпевшего привезли в гараж, он был еще жив. Ссылаются на то, что газовый баллончик Константинова приобрела задолго до совершенного преступления, для самообороны. Распыленный ею газ мог вызвать кратковременное расстройство здоровья потерпевшего а не тяжкий вред. Считают, что в отношении тяжкого вреда здоровью потерпевшего и его смерти, имеется эксцесс других исполнителей, а не Константиновой. Считают неверно установленной стоимость похищенной у потерпевшего автомашины. Полагают, что суд не учел при назначении Константиновой наказания, имеющиеся смягчающие обстоятельства, в том числе ее молодой возраст, стечение тяжелых жизненных обстоятельств совершение преступления из-за служебной зависимости от Константинова наличие инвалидности, у ее матери. Просят приговор изменить, исключить из него осуждение Константиновой за убийство и причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего в ходе завладения его имуществом смягчить наказание,

осужденный Шевелев Д.В. и адвокат Гулак М.В. также утверждают, что у осужденных по данному делу не было предварительной договоренности на убийство потерпевшего, Шевелев не душил потерпевшего, а лишь удерживал его за шею, не принимал участия в его убийстве. Ссылаются на то, что эксперты не смогли установить причину смерти Б , не установили у него телесных повреждений характерных для удушения. Шевелев считает, что суд не разобрался в деле Относит к недопустимому доказательству протокол его допроса от 20 февраля 2015 года. Утверждает, что в протоколе отсутствует подпись адвоката. Считает, что его невиновность подтверждается показаниями свидетеля Р . Просят разобраться в деле, квалифицировать действия Шевелева в соответствии с доводами жалоб, смягчить наказание.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Морковина М.Е. просит оставить их без удовлетворения.

В возражениях на дополнения к апелляционной жалобе осужденного Ковальчука Н.Г., осужденная Константинова Т.С, просит отнестись с недоверием к пояснениям Ковальчука о том, что он один совершил убийство потерпевшего, считает, что Ковальчук оговаривает себя.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб судебная коллегия находит выводы суда о виновности Ковальчука Константинова, Константиновой и Шевелева в совершенных ими преступлениях, основанными на доказательствах, полученных в порядке установленном законом, надлежаще исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Виновность осужденных Ковальчука, Константинова Константиновой и Шевелева подтверждается данными, зафиксированными в явке с повинной Ковальчука, их собственными показаниями обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они согласуются между собой, дополняют друг друга, соответствуют фактическим обстоятельствам происшедшего, подтверждаются другими доказательствами по делу.

Из показаний осужденных Ковальчука, Константинова Константиновой и Шевелева судом установлено, что они предварительно договорились убить водителя дорогой автомашины и завладеть ею Конкретные действия по причинению потерпевшему смерти не обсуждали договорились действовать по обстановке. При этом о договоренности осужденных убить водителя с тем, чтобы завладеть его автомобилем, в ходе предварительного следствия в своих показаниях прямо указывали осужденные Ковальчук и Шевелев, в том числе Шевелев - неоднократно (т. 3 л.д. 51, т. 6 л.д. 11, 46).

Из показаний осужденных также следует, что согласно договоренности, Константинова должна была завлечь водителя управляющего автомобилем в заранее оговоренное осужденными безлюдное место, для подавления его сопротивления, распылить ему в лицо перцовый газ из баллончика, что и сделала, при этом в лицо потерпевшему она распылила газ из баллончика в том момент, когда Шевелев совершал действия по удушению потерпевшего. Об этом поясняли в ходе предварительного следствия Ковальчук, Шевелев и Константинов (т. 3 л.д. 1-3, 11-16, 17-23, 50-56, 68-71, т. 4 л.д. 16-27, т. 6 л.д. 8-15, 44-47). Ковальчук также уточнял, что «перцовый баллончик» для Константиновой был приобретен накануне совершения преступлений - 28 января 2015 года (т. 6 л.д. 13). Шевелев, Ковальчук и Константинов поясняли о применении Константиновой «перцового баллончика» к потерпевшему в момент удушения его Шевелевым. Константинов в своих показаниях уточнял, что газовый баллончик Константинова взяла с собой для подавления сопротивления водителя (т. 4 л.д. 11).

Помимо этого, Шевелев пояснял, что когда Константинова применила к потерпевшему газ из баллончика, часть его содержимого попала и ему в глаза (он в это время душил водителя), он вынужден был протирать глаза, чтобы продолжить свои преступные действия. Последнее обстоятельство свидетельствует о предназначении примененного газа в баллончике для временного поражения цели и свидетельствует об обоснованности отнесения судом данного газового баллончика к предмету используемому сужденными в качестве оружия.

Анализ показаний осужденных Ковальчука, Константинова Константиновой и Шевелева, позволил суду установить преступные действия каждого из них, направленные на разбой и убийство потерпевшего, установить роль каждого из них, в содеянном.

Так, из показаний осужденных судом установлено, что Ковальчук Константинов, Константинова и Шевелев, каждый из них совершал действия направленные на убийство потерпевшего Б и завладение его автомобилем.

Константинова завлекла потерпевшего в безлюдное место, увидев что потерпевший оказывает сопротивление Шевелеву, который обхватив шею потерпевшего, стал его душить, Константинова направила струю газа из баллончика в лицо потерпевшего, тем самым участвуя в разбойном нападении и причинении смерти потерпевшему. Действуя согласно отведенным ролям Константинов и Ковальчук ворвались в автомобиль и нанесли удары кулаками в голову потерпевшего, при этом в кулаке Константина был зажат неустановленный следствием металлический тупой твердый предмет, который осужденные в своих показаниях называют «металлический болт». Применение «металлического болта Константиновым при нанесении ударов потерпевшему в голову подтверждали в своих показаниях на предварительном следствии Ковальчук, Шевелев и Константинова. Константинова подтвердила это обстоятельство и в судебном заседании пояснила, что Константинов открыв водительскую дверь, стал наносить водителю удары в голову рукой, в которой был «металлический болт». Из показаний осужденных судом установлено, что в дальнейшем Ковальчук, Константинов и Шевелев, вытащили потерпевшего из автомобиля, Константинов и Шевелев, обхватив шею потерпевшего с разных сторон, продолжили удушение потерпевшего, а Ковальчук, нанес удар в область спины потерпевшего, после чего стал удерживать руками его туловище и ноги, до момента наступления смерти Б от механической асфиксии.

Из материалов дела судом установлено, что следственные действия с Ковальчуком, Константиновым, Константиновой и Шевелевым проводились в установленном законом порядке, в том числе с участием адвокатов, в необходимых случаях понятых, протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний, как по процедуре проведения следственных действий, так и по содержанию показаний Ковальчука, Константинова, Константиновой и Шевелева.

При этом Ковальчуку, Константинову, Константиновой и Шевелеву разъяснялись предусмотренные уголовно-процессуальным законом права в соответствии с их процессуальным положением, они предупреждались о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств в том числе и при последующем отказе от данных показаний, разъяснялось также право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не свидетельствовать против самих себя.

Осужденные Ковальчук и Шевелев и в судебном заседании подтвердили, что показания в ходе предварительного следствия давали добровольно и самостоятельно.

Вопреки доводам жалобы осужденного Шевелева в протоколе его допроса от 20 февраля 2015 года правильно указан номер уголовного дела и имеются подписи адвоката Шалагина В.И., участвовавшего в проведении данного следственного действия.

Как усматривается из протоколов допросов на предварительном следствии осужденных, в том числе Ковальчука и Шевелева, они поясняли о преступных действиях не только Константинова и Константиновой, но и о своих собственных. При таких данных, утверждения Константиновой и Константинова о том, что Ковальчук и Шевелев оговорили их с тем, чтобы самим избежать уголовной ответственности за содеянное, утверждения Ковальчука об оговоре им Константинова и Шевелева, а Константинова о том, что он оговорил Шевелева, обоснованно признаны судом несостоятельными.

Судом не установлено оснований у осужденных Ковальчука Константинова, Константиновой и Шевелева к самооговору и оговору друг друга в показаниях, признанных судом достоверными, не усматривается таковых и судебной коллегией.

С учетом приведенных данных, в том числе касающихся порядка проведения следственных действий с осужденными, следует признать также правильными выводы суда о несостоятельности утверждений Шевелева о том, что он не давал следователю показаний о наличии между осужденными договоренности на убийство потерпевшего, а протоколы допроса подписал, невнимательно прочитав их.

Судом проверялись причины изменения осужденными показаний чему дана правильная оценка в приговоре.

Показания осужденных Ковальчука, Константинова Константиновой и Шевелева об обстоятельствах совершенных преступлений подтверждаются и другими доказательствами по делу.

Так показания Ковальчука о том, что он нанес удар в область спины потерпевшего, после чего стал удерживать руками его туловище и ноги подтверждаются выводами, изложенными в заключении судебно медицинской экспертизы, согласно которым при исследовании трупа Б обнаружено кровоизлияние в мышцах спины справа образованное от воздействия твердого тупого предмета.

Показания осужденных о нанесении Константиновым ударов по голове потерпевшего с использованием «металлического болта», наличии у потерпевшего кровотечения, подтверждаются данными зафиксированными в протоколе осмотра места происшествия, выводами экспертов.

Так согласно протоколу осмотра места происшествия - в ходе осмотра гаража № расположенного по ул , обнаружен автомобиль « » в частично разобранном состоянии; из салона изъяты фрагменты обшивки крыши и с нижней части водительского сидения. Согласно выводам содержащимся в заключениях экспертов №217 от 17 апреля 2015 года и №145 от 09 апреля 2015 года, на фрагментах обшивки крыши автомобиля и обшивке с нижней части водительского сидения обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается за счет потерпевшего Б

Из заключения эксперта №МК-95 усматривается, что на лицевой поверхности фрагмента обшивки крыши с автомобиля «»

имеются брызги крови, которые образовались в результате падения брызг крови от размахивания окровавленным предметом, падения брызг крови происходило в направлении снизу вверх, снизу вверх спереди назад и снизу вверх спереди назад слева направо, перпендикулярно и под острыми углами к лицевой поверхности фрагмента.

Согласно выводам, изложенным в заключениях эксперта № 686 и № 686/1 (экспертиза трупа) достоверно установить причину смерти Б

невозможно из-за обгорания, обугливания мягких тканей, костей, а также исследования трупа после длительного оттаивания. Вместе с тем, с учетом конкретных обстоятельств дела эксперт не исключает возможность наступления смерти Б от механической асфиксии вследствие сдавливания шеи руками, которая оценивается как тяжкий вред здоровью и является опасной для жизни;

Виновность осужденных подтверждается также данными зафиксированными в протоколах осмотра места происшествия, опознания трупа потерпевшего, другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Выводы эксперта о невозможности установить причину смерти Б при проведении экспертизы ввиду обгорания обугливания мягких тканей, костей, при наличии совокупности доказательств подтверждающих виновность осужденных в совершении разбойного нападения на Б и его убийства, не могут свидетельствовать о непричастности осужденных к указанным преступлениям.

Из справки ОАО СЛК-моторс на 29января 2015 года следует, что остаточная стоимость автомобиля г.в., с учетом износа, составила 1500000 руб. /т.7 л.д.235/.

Согласно справке, выданной ООО « , стоимость сотового телефона « » составила 29 785 руб. /т.7 л.д.227/.

Оснований поставить под сомнение приведенные в указанных справках данные о стоимости принадлежавшего потерпевшему имущества у суда не имелось.

То, что приобретенный Б автомобиль по его просьбе был зарегистрирован Д на свое имя, для оценки действий осужденных значения не имеет.

Не поставляет под сомнение изложенные в приговоре выводы суда и то, что органами следствия не обнаружены «металлический болт которым Константинов наносил удары потерпевшему и использованный осужденными для подавления сопротивления потерпевшего газовый баллончик.

Из протокола судебного заседания усматривается, что в судебном заседании тщательно исследовались перечисленные доказательства, они проанализированы судом, проверены им в соответствии с правилами предусмотренными ст. 87 УПК РФ, в том числе, путем их сопоставления и им дана оценка с точки зрения относимости, допустимости, достоверности а всех собранных доказательств в совокупности - достаточности для разрешения данного уголовного дела.

При этом в приговоре полно и правильно изложено содержание всех исследованных по делу доказательств, приведены выводы, касающиеся проверки и оценки каждого из них.

Выводы суда, касающиеся оценки каждого из доказательств надлежащим образом мотивированы, приведенные аргументы убедительны, сомнений в своей объективности и правильности у судебной коллегии не вызывают.

В том числе суд в приговоре указал, почему одни показания осужденных Ковальчука, Константинова, Константиновой и Шевелева признал достоверными и положил их в основу приговора, а другие отверг как недостоверные.

Как видно из протокола судебного заседания председательствующим судьей создавались все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, в том числе, участникам процесса в полной мере была обеспечена возможность заявлять ходатайства, задавать вопросы допрашиваемым лицам.

В судебном заседании исследованы все существенные для правильного разрешения данного дела по существу доказательства достаточность и допустимость которых сомнений не вызывает.

Из протокола судебного заседания также усматривается, что суд не ограничивал прав участников процесса по исследованию доказательств.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденными Ковальчуком, Константиновым, Константиновой и Шевелевым в свою защиту, в том числе об отсутствии у них предварительной договоренности об убийстве потерпевшего непричастности каждого из них к причинению смерти потерпевшему, и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся материалами дела.

Судом в приговоре приведены убедительные мотивы принятого решения о несостоятельности каждого из приводимых осужденными доводов.

С учетом приведенных данных, судебной коллегией признаются несостоятельными также доводы апелляционных жалоб об эксцессе исполнителей: Ковальчука, Константинова, Шевелева, которые, по утверждениям в жалобах Константиновой и адвокатов, вышли за пределы договоренности с Константиновой и совершили в отношении Б более тяжкие преступления, а также доводы дополнительной апелляционной жалобы осужденного Ковальчука о том, что он один совершил убийство Б уже после совершенного на него разбойного нападения.

Осужденный Шевелев необоснованно ссылается в своей жалобе на показания свидетеля Р (т. 2 л.д. 232-237), которые не исследовались в судебном заседании. Ходатайств о допросе этого свидетеля, стороной защиты в ходе судебного разбирательства не заявлялось.

Решение суда о вменяемости Ковальчука, Константинова Константиновой, Шевелева основано на материалах дела, данных о личности каждого из них, принято судом также с учетом выводов изложенных в заключениях комплексных судебных психолого психиатрических экспертиз, оснований сомневаться в правильности которых не имелось.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Ковальчуком, Константиновым Константиновой, Шевелевым преступлений, прийти к правильному выводу об их виновности в совершении этих преступлений, а также о квалификации их действий.

Как правильно указано в приговоре, поскольку между всеми осужденными состоялась предварительная договоренность на завладение чужим имуществом путем разбойного нападения на водителя автомобиля и его убийство, состоялось распределение ролей, согласно которому они и действовали, каждый, совершая действия, направленные на причинение смерти потерпевшему, то все они являются соисполнителями разбоя и убийства потерпевшего Б , в том числе Константинова, которая во исполнение своей роли в ходе лишения жизни Б подавляла его сопротивление, тем самым лишив возможности защищаться.

Как указано в приговоре, при назначении осужденным Ковальчуку Константинову, Константиновой и Шевелеву наказания, суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, отнесенных законом к категории особо тяжких, данные о личности каждого из них, в том числе то, что все они, в целом характеризуется удовлетворительно, состояние здоровья всех осужденных условия их жизни, а также обстоятельства дела, влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семьей наличие у осужденной Константиновой матери-инвалида.

Согласно заключению судебной психолого-психиатрической экспертизы осужденная Константинова обнаруживает истерическое расстройство личности. Данное обстоятельство также обоснованно учтено судом при назначении Константиновой наказания. Ошибочное упоминание судом в данном случае ч. 2 ст. 22 УК РФ не повлияло на существо принятого решения.

Обоснованно в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Ковальчука, судом признана его явка с повинной, которую суд использовал в качестве доказательства.

Обстоятельством, смягчающим наказание Ковальчуку и Константинову, суд также обоснованно признал наличие у них малолетних детей, принял во внимание, что ребенок Ковальчука страдает рядом заболеваний.

Судом не установлено обстоятельств совершения Константиновой преступлений в силу тяжелого стечения жизненных обстоятельств либо ее служебной зависимости от Константинова, не усматривается таких обстоятельств и судебной коллегией. Наличие у матери Константиновой инвалидности учтено судом при назначении ей наказания.

Обстоятельств, отягчающих наказание осужденных Ковальчука Константинова, Константиновой и Шевелева судом не установлено.

При наличии к тому законных оснований при назначении Ковальчуку наказания за совершение разбоя суд применил правила ч.1 ст.62 УК РФ.

Выводы суда о назначении Ковальчуку, Константинову Константиновой, Шевелеву наказания в виде лишения свободы с реальной изоляцией их от общества в приговоре мотивированы и признаются судебной коллегией правильными.

Оснований к назначению Ковальчуку, Константинову Константиновой, Шевелеву наказания с применением правил предусмотренных ст. ст. 64, 73 УК РФ также как и к изменению категорий совершенных ими преступлений на менее тяжкие судом первой инстанции не установлено, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Назначенное Ковальчуку, Константинову, Константиновой Шевелеву наказание соответствует требованиям закона, является справедливым, оснований к его смягчению не имеется.

Гражданский иск потерпевшей Ф разрешен судом в соответствии с требованиями закона, в том числе с учетом того, что исковые требования о возмещении материального ущерба нашли полное документальное подтверждение, эти требования, а также требования о возмещении морального вреда не являются чрезмерными, соответствуют принципу разумности и справедливости.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора по данному делу не допущено.

По изложенным основаниям приговор в отношении Ковальчука Константинова, Константиновой, Шевелева оставляется судебной коллегией без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Новосибирского областного суда от 2 марта 2016 года в отношении Ковальчука Н Г Константинова Д Ю , Константиновой Т С Шевелева Д В оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующи

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 22 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта