Информация

Решение Верховного суда: Определение N 81-АПУ13-12 от 03.07.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 81-АПУ13-12

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а « 3 » и ю л я 2 0 1 3 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Боровикова В.П.,

судей Фетисова СМ., Ведерниковой ОН.

при секретаре Стручеве В.А.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Медведева А.Н., Потапова ВВ., Петрова А.С., Калачева А.Е., Горбунова В.Н адвокатов Золодуева Н.В., Шашковой ТВ., Сапрыкина А.Г., Шлеминой М.Г Трегубовой Э.Я., Снегиревой Д.Г. и представление государственного обвини теля Луценко Г.Е. на приговор Кемеровского областного суда от 25 марта 2013 года, которым:

ИСАЕНКО М А

несудимый,

осужден по п. «а» ч.2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) к 5 годам лишения свободы, по ч.З ст.33 и п. «а» ч.2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) с применением ст.62 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по пп. «в», «г» ч.2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) с применением ст.62 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч. 1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) с применением ст.62 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч.З ст.30, ч.5 ст.ЗЗ и пп. «а», «е», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) с применением ст.62 УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ч.5 ст.ЗЗ и ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) с применением ст.62 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

ПЕТРОВ А С ,

ранее судимый:

- 1 июня 2005 г. - по ч.З ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы услов­

но с испытательным сроком 2 года;

- 17 апреля 2009 г. - по ст. 158 ч.З и 158 ч.2 п. «в» УК РФ с применением

ч.З ст.69 и ст.70 УК РФ к 6 годам лишения свободы, 29 мая 2009 г. осво­

божден условно-досрочно на 2 года 10 месяцев 9 дней,

осужден по ч.З ст.30, ч.З ст.ЗЗ и пп. «а», «е», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к 15 годам лишения свободы, по ч.З ст.ЗЗ и ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) к 4 годам лишения свободы.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 15 лет 6 месяцев лишения свободы К назначенному наказанию частично присоединено наказание, не отбытое по приговору Новокузнецкого городского суда Кемеровской области от 17 апреля 2009 г., и на основании ст.70 и 79 ч.7 п. «в» УК РФ окончательно назначено 17 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима;

ПОТАПОВ В В

несудимый,

осужден по п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ с применением ст.62 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч.З ст.30, ч.5 ст.ЗЗ и пп. «а», «е», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 420-ФЗ) с применением ст.62 УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ч.5 ст.ЗЗ и ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) с применением ст.62 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

ГОРБУНОВ В Н ,

несудимый,

осужден по ч.З ст.30, ч.5 ст.ЗЗ и пп. «а», «е», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) с применением ст.62 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ч.5 ст.ЗЗ и ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) с применением ст.62 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Он же оправдан по п. «а» ч.З ст. 163, ч.1 ст.161 и п. «г» ч.2 ст.112 УК РФ на основании п.2 ч.2 ст.302 УПК РФ за непричастностью к совершению указанных преступлений, в связи с чем за ним признано право на реабилитацию;

МЕДВЕДЕВ А Н

несудимый,

осужден по п. «а» ч.2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, преступление, совершенное в отношении Ш)

к 2 годам лишения свободы, по п. «а» ч.2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, преступление, совершенное в отношении Е к 3 годам лишения свободы, по ч.2 ст.222 УК РФ с применением ст.62 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч.З ст.30 и пп. «а», «е», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) с применением ст.62 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ с применением ст.62 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

КАЛАЧЕВ А Е

несудимый,

осужден по п. «а» ч.2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) к 2 годам лишения свободы, по ч.2 ст.222 УК РФ с применением ст.62 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч.З ст.30 и пп. «а», «е», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ с применением ст.62 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) с применением ст.62 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговором разрешены гражданские иски и вопрос о процессуальных издержках и определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения осужденных Потапова ВВ., Калачева А.Е., Медведева А.Н., Горбунова В.Н., Петрова А С , Иса енко М.А. и адвокатов Курлянцевой Е.В. в защиту интересов Медведева А.Н Реброва Н.И. в защиту интересов Потапова ВВ., Филиппова С.Г. в защиту интересов Петрова А.С., Кротовой С В . в защиту интересов Калачева А.Е., Снеги ревой Д.Г. в защиту интересов Исаенко М.А. и Чегодайкина А.Н. в защиту интересов Горбунова В.Н., поддержавших доводы соответствующих апелляционных жалоб, и выступление прокурора Кечиной И.А., полагавшей изменить при говор в отношении осужденных с учетом части доводов апелляционного представления, судебная коллегия

установила:

согласно приговору Исаенко М.А., Петров А.С., Потапов ВВ., Горбунов В.Н., Медведев А.Н. и Калачев А.Е. осуждены за совершение ряда преступлений.

Потапов В В . осужден за то, что 25 октября 2009 г. он вместе с неустановленным лицом причинили средней тяжести вред здоровью потерпевшего Ш

Исаенко М.А. и Медведев А.Н. осуждены за вымогательство, совершен ное по предварительному сговору между собой, с угрозой применения насилия в отношении Ш что имело место 25 октября 2009 г. (требовали передать рублей, с чем был вынужден согласиться потерпевший).

Исаенко М.А. осужден за то, что в период с 2008 года по ноябрь 2009 го да он организовал совершение вымогательства в отношении потерпевшего Е

а Медведев А.Н. и Калачев А.Е. - за совершение данного вымогательства, которое имело место в конце октября - начале ноября 2009 г.

Исаенко М.А. также осужден за вымогательство, совершенное в начале ноября 2009 г. в отношении На в результате чего потерпевшему причинен ущерб в размере рублей (осужденный требовал у потер певшего деньги в сумме рублей, но так как их не было у последнего он забрал у Н К. автомобиль стоимостью рублей).

Он же осужден за незаконное хранение с 2002-2004 годов ручной осколочной гранаты Ф-1 и ручной осколочной гранаты РГД-5, являющихся боеприпасами, по адресу: область, г. пул.

В 2009 году указанные предметы он перевез в квартиру, расположенную по пр-ту вг (там он проживал), где продолжал незаконно их хранить.

Кроме того, Петров А.С. осужден за организацию покушения на убийство двух и более лиц, действуя при этом по предварительному сговору с Исаенко М.А., Потаповым В.В., Медведевым А.Н., Калачевым А.Е. и Горбуновым В.Н.

Указанные осужденные согласовали между собой план убийства лиц, которые предъявляли материальные претензии к Петрову А.С. в связи с тем, что последний облил краской и разбил стекла в автомобилях, желая таким образом вынудить их автовладельцев (автомобили стояли возле близлежащих к платной стоянке домов) ставить свои автомобили на стоянку, принадлежащую тестю Петрова А.С, с целью повышения прибыльности бизнеса.

Он же, Петров А.С, осужден за организацию умышленного уничтожения и повреждения чужого имущества, повлекшего причинение значительного ущерба и иных тяжких последствий, путем взрыва.

Калачев А.Е. и Медведев А.Н. осуждены за покушение на убийство двух и более лиц, совершенное группой лиц по предварительному сговору, обще опасным способом, и за умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба и иные тяжкие по следствия, путем взрыва.

Исаенко М.А., Горбунов В.Н. и Потапов В.В. осуждены за пособничество в покушении на убийство двух и более лиц, совершенное группой лиц по предварительному сговору, общеопасным способом, и за пособничество в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества, повлекшем причинение значительного ущерба и иных тяжких последствий, путем взрыва. Все они действовали из личных неприязненных отношений к потерпевшим.

Действуя по разработанному плану в интересах Петрова А.С, 12 ноября 2009 г. Исаенко М.А. незаконно передал Потапову В.В. осколочную гранату Ф- 1 и осколочную гранату РГД-5, которые последний перевез в автомобиле к до му по пр-ту где в присутствии Исаенко М.А., Горбунова В.Н. и Петрова А.С. Потапов В.В. незаконно передал Калачеву А.Е. ручную осколочную гранату Ф-1 и Медведеву А.Н. ручную осколочную гранату РГД-5, а те не законно носили их при себе.

Потапов В.В. был вооружен охотничьим ружьем, переданным ему Горбуновым В.Н., а Петров А.С. - пистолетом. Они находились возле здания клуба. Перед ними поставлена цель - контроль за обстановкой и оказание содействия в совершении преступления. Горбунов В.Н. находился в автомобиле и ждал участников преступления, чтобы увезти их с места происшествия.

В это время Медведев А.Н. и Калачев А.Е. зашли в клуб ООО (,

в котором находились работники клуба и посетители. Там же находились лица, которые предъявляли претензии к Петрову А.С.

Медведев А.Н. и Калачев А.Е. бросили в зал клуба по одной имевшейся у каждого из них гранате, в результате чего произошли взрывы и потерпевшим П Б М был причинен тяжкий вред здоровью, потерпевшему Г - средней тяжести вред здоровью М Н иШ - легкий вред здоровью, а Л - ранение мягких тканей левой половины грудной клетки которое относится к повреждениям, не причинившим вреда здоровью.

Преступление не было доведено до конца по независящим от них обстоятельствам, так как потерпевшим своевременно была оказана медицинская по мощь.

В результате взрывов собственнику клуба был причинен значительный ущерб на рублей. »

Преступления совершены в г. при указанных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Луценко Г.Е. ставит вопрос об изменении приговора в отношении Исаенко М.А., Петрова А.С, Потапова В.В., Горбунова В.Н., Медведева А.Н. и Калачева А.Е. в связи с неправильным применением уголовного закона.

Автор апелляционного представления полагает, что, несмотря на то, что в санкции ч.2 ст. 167 УК РФ и ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) появился альтернативный лишению свободы вид наказания - принудительные работы, однако на момент постановления приговора положения закона о принудительных работах не применялись, по скольку из ч.З ст.8 Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ (в редакции от 30 декабря 2012 г. № 307-ФЗ) следует, что положения названного за кона в части принудительных работ применяются с 1 января 2014 года, в связи с чем этот вид наказания не может быть назначен.

Таким образом, осуждая вышеуказанных лиц по ч.2 ст. 167 УК РФ и ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ как считает государственный обвинитель, суд применил закон, не подлежащий применению. }

По ее мнению, действия осужденных подлежат переквалификации:

Исаенко М.А. с ч.1 ст.222 УК РФ и ч.5 ст.ЗЗ, ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 7 декабря 2011 г.) на ч.1 ст.222 УК РФ и ч.5 ст.ЗЗ, ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г.№162-ФЗ);

Петрова А.С. с ч.З ст.ЗЗ, ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального за кона № 420-ФЗ от 7 декабря 2011 г.) на ч.З ст.ЗЗ, ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ);

Потапова В.В. с ч.1 ст.222 УК РФ и ч.5 ст.ЗЗ, ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) на ч.1 ст.222 УК РФ и ч.5 ст.ЗЗ, ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ);

Горбунова В.Н. с ч.5 ст.ЗЗ, ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 7 декабря 2011 г.) на ч.5 ст.ЗЗ, ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ);

Медведева А.Н., Калачева А.Е. с ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 7 декабря 2011 г.) на ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ).

В апелляционной жалобе осужденный Медведев А.Н. выражает несогласие с осуждением его по п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ (эпизод, связанный с потер певшим Е полагая при этом, что в суде не были представлены доказательства, подтверждающие, что он угрожал потерпевшему.

Одновременно он анализирует показания потерпевшего и свидетелей по данному эпизоду обвинения, делая при этом вывод о том, что он ни с кем не до говаривался о совершении вымогательства, а поэтому он просит оправдать его по п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ.

Не соглашаясь с осуждением по п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ (эпизод, связанный с потерпевшим Ш осужденный Медведев А.Н. приводит анализ исследованных по этому эпизоду осуждения доказательств, полагая, что его виновность не нашла своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, а поэтому он также ставит вопрос о его оправдании по п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ (эпизод, связанный с потерпевшим Ш

Анализируя показания потерпевших, осужденных и выводы судебно медицинских экспертиз, Медведев А.Н. ставит вопрос о переквалификации его действий с ч.З ст. 30 и пп. «а», «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ «на статьи, которые соответствуют фактической степени тяжести телесных повреждений, причиненных им потерпевшим (в том числе тех, здоровью которых был нанесен лег кий вред)».

При этом он указал, что он был уверен в том, что имевшаяся у него граната была шумовой, а поэтому у него не было умысла на убийство двух и более лиц.

Осужденный также просит отменить приговор в части гражданского иска о взыскании с него в пользу потерпевших Б иП по

рублей в счет компенсации морального вреда.

Вместе с тем он ссылается на заключение судмедэксперта, делая вывод о своей непричастности к причинению указанным выше потерпевшим телесных повреждений, которые образовались от взрыва гранаты Ф-1, а у него была граната РГД-5.

В апелляционной жалобе осужденный Медведев А.Н. приводит суждения о несправедливости приговора.

В апелляционной жалобе адвокат Трегубова Э.Я. ставит вопрос об оправдании Медведева по п. «а» ч. 2 ст. 163 и п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ (по эпизодам, связанным с потерпевшими Е иШ и о переквалификации его действий с ч.З ст. 30 и пп. «а», «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 2 ст. 115 и ч. 2 ст. 116 УК РФ.

При этом она приводит доводы, аналогичные тем, на которые ссылается осужденный Медведев А.Н.

Она считает, что ни потерпевший Ш ни свидетели Л С Д Ч , В и В не подтвердили, что Медведев А.Н. угрожал потерпевшему и требовал деньги. Из показаний потер певшего следует, что «угрозы применения насилия в его адрес допускал Исаен ко», с которым, по ее мнению, Медведев А.Н.никогда предварительно не договаривался о совершении вымогательства в отношении Ш

Аналогичной позиции защитник придерживается и по эпизоду вымогательства, совершенного в отношении потерпевшего Е

Она полагает, что приведенные в приговоре показания потерпевшего и свидетелей А Б Го Г Г

О иЧ не подтверждают, что Медведев А.Н. угрожал потерпевшему применением насилия и требовал у того передать ему автомобиль.

По мнению защитника, по делу нет достоверных доказательств, свидетельствующих, что Медведев А.Н. действовал с прямым умыслом на убийство двух и более лиц.

В то же время она ссылается на то, что потерпевшим М Г Ш М Б иП

повреждения причинены в результате взрыва гранаты Ф-1 (это следует из обнаруженных осколков), которую бросил осужденный Калачев А.Е.

Медведев А.Н. использовал гранату РГД-5, от взрыва которой пострадали Н иЛ

В результате взрыва был причинен легкий вред здоровью потерпевшего Н а причиненные Л повреждения не повлекли вреда его здоровью. Остальные выводы медико-криминалистической экспертизы о возможном причинении части повреждений всем потерпевшим от взрыва обеих гранат, на что в приговоре сослался суд в обоснование доказанности вины Медведева А.Н., носят предположительный характер.

Адвокат Трегубова Э.Я. также обращает внимание на чрезмерную суровость назначенного Медведеву А.Н. наказания, а поэтому она просит снизить срок наказания.

В апелляционной жалобе осужденный Калачев А.Е. ставит вопрос об от мене приговора в части осуждения по п. «а» ч. 2 ст. 163, ч. 2 ст. 222 и ч. 2 ст. 167 УК РФ и оправдании, а также о переквалификации его действий с ч. 3 ст. 30 и пп. «а», «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ «на статьи, предусматривающие ответственность за фактически причиненный вред здоровью потерпевших» и назначении ему наказания по правилам ст. 64 УК РФ с учетом наличия смягчающих и отсутствием отягчающих его наказание обстоятельств.

По его мнению, выводы суда о том, что Исаенко М.А. поручил ему и Медведеву А.Н. потребовать, чтобы Е передал им рублей либо автомобиль, угрожая при этом потерпевшему насилием, не подтверждаются исследованными в суде доказательствами.

При этом он анализирует показания лиц, на которые в приговоре сослался суд в обоснование доказанности его вины в совершении данного преступления.

Он указывает на то, что суд не учел позицию потерпевшего в суде, не подтвердившего свои показания, данные в ходе предварительного следствия (протокол он подписал, не читая его, так как был без очков и доверился следователю).

Осужденный полагает, что заявление Е не является доказательством, так как он не предупреждался об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, показания свидетеля Г в ходе предварительно го следствия следует отнести к недопустимым доказательствам ввиду нарушений процессуального закона при его допросе (показания он давал в присутствии нескольких следователей, они говорили ему, что необходимо писать, на что указал свидетель в суде).

Излагая позицию о своей уверенности в том, что он приобрел и носил не боевую гранату, а шумовую, о чем в суде показали Потапов ВВ., Исаенко М.А., Медведев А.Н. и Горбунов В.Н., Калачев А.В. полагает, что в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 222 УК РФ.

Он также обращает внимание на отсутствие в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ, так как не установлен собственник помещения, в котором произошел взрыв. Как пояснил представитель ООО « », они занимали данное помещение по договору аренды.

Отрицая наличие у него умысла на убийство двух и более лиц, Калачев А.Е. утверждает, что он расценивал гранату как шумовую, у него было лишь одно желание - попугать определенных лиц, в чем убедил его Петров А.С.

Кроме того, он выражает несогласие с тем, что в приговоре в обоснование его вины суд сослался частично на показания, данные им в ходе предварительного следствия (т. 9 л.л. 62-72), где он указал на то, что во время нахождения в СИЗО г. Исаенко М.А. и Петров А.С. передали ему записку, в которой изложена их просьба о том, чтобы он отказался от своих прежних показаний.

По его мнению, суд неправильно оценил информацию, зафиксированную в записке, показания подсудимых Исаенко М.А. и Петрова АС. не согласуются между собой.

Осужденный также полагает, что суд назначил ему чрезмерно суровое наказание, формально сославшись на наличие совокупности смягчающих его наказание обстоятельств.

На аналогичные просьбу и доводы в своей апелляционной жалобе сослалась адвокат Шлемина М.Г. в защиту интересов осужденного Калачева А.Е.

Кроме оправдания, она просит переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 30 и пп. «а», «е», «ж» ч. 2 ст. 105 на ч. 1 ст. 118 УК РФ и освободить Калаче ва А.Е. от уголовной ответственности в связи истечением сроков давности при влечения к уголовной ответственности.

При этом она анализирует различные показания потерпевшего Е

подсудимых Калачева А.Е., Медведева А.Н., Исаенко М.А., из которых следует, что Калачев А.Е. не знал о похищении автомобиля, при нем потерпевшему никто не угрожал, ее подзащитный полагал, что Е добровольно передал автомобиль.

По ее мнению, суд не обосновал вывод о причинении ООО « » значительного ущерба.

Она также считает, что суд назначил Калачеву А.Е. несправедливое наказание.

В апелляционной жалобе осужденный Горбунов В.Н. просит изменить приговор и снизить ему срок наказания с применением ст. 64 УК РФ, ссылаясь при этом на то, что суд не учел его роль, которая свелась к тому, что он увез Калачева, Медведева, Петрова и Потапова с места преступления, гранаты он не видел и никому их не передавал, он был против применения учебных гранат, он не предполагал, что они совершат такое преступление, у него не было мотива для причинения вреда здоровью потерпевших.

При этом он указал, что суд формально сослался на совокупность смягчающих его наказание обстоятельств.

На аналогичные доводы и просьбу в своей апелляционной жалобе сослался адвокат Сапрыкин А.Г. в защиту интересов осужденного Горбунова В.Н Дополнительно он приводит суждения о возможности применения в отношении его подзащитного правил ст. 73 УК РФ, наличии в его действиях состава преступления, предусмотренного ст.316 УК РФ. В действиях остальных осужденных он усматривает эксцесс исполнителя. По его мнению, при отсутствии вины Горбунова В.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст.30, ч.5 ст.ЗЗ и пп. «а», «е», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, он подлежит оправданию по ч.5 ст.ЗЗ и ч.2 ст. 167 УК РФ, в связи с чем следует отказать в удовлетворении иска Б иП о взыскании с его подзащитного соответствующей суммы денег в счет компенсации морального вреда.

В апелляционной жалобе осужденный Потапов ВВ., анализируя показания потерпевшего Ш осужденного Горбунова В.Н., свидетелей В В и заключение судебно-медицинской экспертизы излагает обстоятельства, имевшие место, по его мнению, указывает на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, полагая при этом что он и неустановленное лицо (которого, как он считает, не было) не избивали Ш телесные повреждения последний получил при падении. Он же Ш находясь в нетрезвом состоянии, спровоцировал конфликт, а по этому он просит переквалифицировать его действия с п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ, не указывая при этом уголовный закон, и снизить срок наказания по данному эпизоду.

В связи с этими обстоятельствами он выражает несогласие с решением суда об удовлетворении иска Ш о компенсации морального вреда ставя при этом вопрос о его отмене.

В то же время он указал на то, что показания, изложенные в протоколе судебного заседания (не указано, какие), не соответствуют действительности.

По его мнению, он неправильно осужден по ч.З ст.30, ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «е», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, так как в обоснование доказанности его вины в при говоре суд незаконно сослался на показания свидетелей М К

иК которые не явились в суд. Осужденные Петров А.С Исаенко М.А. и их защитники возражали против исследования их показаний Осужденный считает, что выводы суда по данному эпизоду ни на чем не основаны. Никто не подтвердил, что он наряду с другими участвовал в принятии решения о необходимости бросить гранату в зал клуба. При этом он анализирует показания осужденных и свидетелей. Гранаты были шумовые, он никого не собирался убивать. Он всегда говорил, что хотел попугать парней.

Он полагает, что ружье было изъято с нарушением норм уголовно процессуального закона, при его изъятии из гаража К последний не присутствовал, что подтвердил в суде понятой П Протокол данного следственного действия был оформлен в «отделении милиции».

В связи с изложенным выше он просит переквалифицировать его действия со ст.30 ч.З, 33 ч.5 и 105 ч.2 пп. «а», «е», «ж» УК РФ «на другую более мягкую статью, соответствующую содеянному» и снизить срок наказания с применением ст.64 УК РФ, учитывая положительные данные, характеризующие его.

Не соглашаясь с выводом суда о том, что он перевозил и передавал грана ты, Потапов В.В. ставит вопрос о его оправдании по ч.1 ст.222 УК РФ.

Он указывает на отсутствие доказательств, свидетельствующих о том, что он преследовал цель - уничтожить чужое имущество, а поэтому он просит оправдать его по ч.5 ст.ЗЗ и ч.2 ст. 167 УК РФ.

Осужденный обращает внимание на то, что его не ознакомили с протоколом судебного заседания в ходе судебного разбирательства. С протоколом он был ознакомлен после постановления приговора. В нем неправильно отражены фактические данные, на что он указал в своих замечаниях.

Он считает, что суд назначил ему чрезмерно суровое наказание, не учел положительные данные, характеризующие его.

В апелляционной жалобе адвокат Шашкова Т.В. просит изменить приговор в отношении Потапова В.В. и переквалифицировать его действия с п. «г ч.2 ст. 112 на ч.1 ст. 116 УК РФ, полагая, что ее подзащитный не действовал с умыслом на умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью потер певшего Ш

По ее мнению, по делу нет доказательств, свидетельствующих о том, что Потапов В.В. незаконно приобрел, перевозил и передавал две гранаты.

При этом она анализирует определенные доказательства, указав на то, что Потапов В.В. не собирался кого-либо убивать.

Адвокат Шашкова Т.В. считает, что Потапову В.В. назначено чрезмерно суровое наказание.

В апелляционной жалобе адвокат Снегирева Д.Г. просит отменить приговор в отношении Исаенко М.Г. и оправдать его, сославшись при этом на отсутствие доказательств, подтверждающих виновность ее подзащитного.

Защитник анализирует доказательства, на которые в приговоре сослался суд в обоснование доказанности вины Исаенко М.Г., и делает иные выводы.

По ее мнению, в нарушение ст.252 УПК РФ суд ухудшил положение Иса енко М.Г.

Органами предварительного следствия ему предъявлено обвинение в том что он является непосредственным исполнителем покушения на убийство. Не смотря на это, приговором суда он признан организатором преступления.

Она полагает, что суд не дал надлежащей оценки показаниям потерпевшего Н , который подтвердил в суде, что он передал автомобиль Исаен ко на основании «гражданско-правового договора». Суд признал Исаенко виновным в совершении преступления, предусмотренного пп. «в», «г» ч.2 ст. 163 УК РФ, однако при этом не было учтено, что ему не предъявлено обвинение в совершении вымогательства в крупном размере.

Адвокат Снегирева Д.Г. считает, что «прямой умысел Исаенко на незаконное хранение и перевозку боеприпасов (взрывных устройств) не доказан».

Исаенко обвиняется в том числе в незаконных передаче и ношении взрывных устройств. Вместе с тем, по мнению защитника, суд «... никакого суждения о прекращении в части незаконной передачи и ношении не вынес».

Защитник обращает внимание на то, что нет данных, свидетельствующих о причинении собственнику клуба значительного ущерба в результате производства взрывов Кроме того, она полагает, что Исаенко не намеревался кого-либо убивать.

Адвокат Снегирева Д.Г. выражает несогласие с назначенным Исаенко наказанием, считая его несправедливым. Она указала, что суд «... незаконно не применил в отношении ее подзащитного положения ст. 64 УК РФ».

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Петров А.С ставит вопрос об отмене приговора и о направлении дела на новое судебное разбирательство, сославшись при этом на то, что суд не дал надлежащей оценки показаниям лиц, допрошенных в судебном заседании, показания подсудимых изложены избирательно, что изменило смысл сказанного, по делу отсутствуют доказательства, подтверждающие, что подсудимые знали о действительных свойствах гранат, суд не учел показания К иГ об отсутствии у него причин для порчи автомобилей.

Он полагает, что суд не решил вопрос об относимости видеозаписи камеры наружного наблюдения дома № по ул. от 1 ноября 2009 г.

По его мнению, не соответствуют действительности выводы суда о том что он «организовал совершение преступления, разработал план, распределил роли, руководил исполнением, требуя неукоснительного соблюдения роли каждым участником в совершаемом преступлении».

Он также указал на то, что в отношении подсудимых применялись недозволенные методы ведения следствия, о чем они сообщили в ходе судебного разбирательства, однако суд не дал должной оценки этим пояснениям.

Он не отрицает своей вины в том, что он добросовестно заблуждался относительно опасности муляжных (шумовых) гранат, которые стали причиной тяжких последствий для людей, не имевших отношения к конфликту.

Осужденный считает, что суд не учел данное обстоятельство и несправедливо назначил максимально возможное наказание - 15 лет лишения свободы.

При этом суд «Не дал оценку причинам и поведению криминальной группировки, как не имеющие отношения к совершенному преступлению».

Петров А.С. указал, что с остальными осужденными он не договаривался о совершении преступлений, приговор не соответствует положениям ст. 297 и 307 УПК РФ.

Он выражает несогласие с решением суда о признании в его действиях особо опасного рецидива.

В соответствии с п. «в» ч. 4 ст. 18 УК РФ, как он считает, суд не должен был учитывать приговор Заводского районного суда г. Кемерово от 1 июня 2005 г., которым он был осужден к лишению свободы условно, а поэтому данная судимость не влечет каких-либо правовых последствий.

Кроме того, осужденный полагает, что при назначении окончательного наказания суд должен был руководствоваться требованиями ч. 2 ст. 69 УК РФ а не положениями ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Назначенное наказание он считает несправедливым.

В апелляционной жалобе адвокат Зол оду ев Н.В. просит отменить приговор в отношении Петрова А.С. и направить дело на новое судебное разбирательство.

По его мнению, в приговоре суд не обосновал вывод, почему Петрова А.С. следует считать организатором преступлений, не установлен мотив со вершения преступлений, суд не дал надлежащей оценки всем доказательствам несостоятельным является вывод суда о совершении преступления общеопасным способом.

Защитник полагает, что по делу не установлен факт причинения собственнику помещения значительного ущерба.

Одновременно он указывает на то, что ООО « не является собствен ником помещения, вопреки исковым требованиям суд неправомерно взыскал с виновных лиц в пользу потерпевших Б и П соответствующие суммы денег в долевом порядке в равных долях (они ставили вопрос о солидарном порядке удовлетворения исковых требований).

Кроме того, защитник считает, что суд назначил Петрову А.С. чрезмерно суровое наказание.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Луценко Т.Е. приводит суждения относительно несостоятельности позиции их авторов.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных представления и жалоб, а также возражения на жалобы, судебная коллегия считает необходимым изменить приговор в отношении Исаенко М.А., Петрова А.С, Потапова В.В., Горбунова В.Н., Медведева А.Н. и Калачева А.Е. по следующим основаниям.

Доводы апелляционного представления подлежат удовлетворению частично.

Действия осужденных, связанные с различной формой соучастия в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества, повлекшем причинение значительного ущерба и иных тяжких последствий, как они изложены в приговоре при описании преступного деяния и его юридической квалификации, следует переквалифицировать на аналогичный закон в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ.

При этом судебная коллегия исходит из положений ст.9 ч.1 и 10 чЛ УК РФ и ст.8 ч.З Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ (в редакции Федерального закона от 30 декабря 2012 г. № 307-ФЗ), из которых следует, что применению подлежит уголовный закон, действующий во время совершения преступления, за исключением случаев, когда новый уголовный закон улучшает положение подсудимого любым образом.

Принудительные работы применяются с 1 января 2014 г., то есть на сегодняшний день в данном плане новый уголовный закон не предусматривает какого-либо улучшения положения осужденных.

Аналогичным образом необходимо поступать при юридической квалификации действий виновных лиц, связанных с незаконным оборотом боеприпасов.

Вместе с тем судебная коллегия не может согласиться с автором апелляционного представления о необходимости переквалификации действий определенных виновных лиц по данному эпизоду осуждения на уголовный закон в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ, так как это не отвечает требованиям изложенных выше норм уголовного закона.

Поэтому в удовлетворении апелляционного представления в этой части государственному обвинителю следует отказать.

Судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать действия виновных лиц по этому эпизоду осуждения на уголовный закон в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ.

Кроме того, в приговор необходимо внести и другие изменения.

Суд признал осужденных виновными в незаконном обороте взрывного устройства, что не основано на фактических данных и законе.

Согласно приговору они признаны виновными в совершении различных действий с гранатами Ф-1 и РГД-5. Суд пришел к неверному выводу о том, что эти предметы являются взрывными устройствами.

Напротив, данные предметы относятся к боеприпасам, а поэтому их следует считать виновными в незаконном обороте боеприпасов.

Исаенко М.А. виновен в незаконных хранении, ношении и передаче бое припасов.

Из осуждения его по ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) необходимо исключить незаконную перевозку взрывных устройств.

Из приговора также следует исключить осуждение Исаенко М.А. по п. «г» ч.2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26- ФЗ) ввиду того, что при квалификации его действий по эпизоду вымогательства в отношении потерпевшего Н (впоследствии был изъят автомобиль стоимостью рублей) органами предварительного следствия ему не был вменен в вину квалифицирующий признак - совершение вымогательства в крупном размере.

Несмотря на фактическое вменение ему в вину хищение имущества в крупном размере, его действия органами предварительного следствия были квалифицированы по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ.

Суд пришел к выводу, что Исаенко М.А. один совершил вымогательство В нарушение ст.252 УПК РФ суд первой инстанции незаконно признал его виновным по п. «г» ч.2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ). Его необходимо считать осужденным по п. «в» ч.2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ).

Потапова В.В. следует считать виновным в незаконной передаче боеприпасов.

Из его осуждения по ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) необходимо исключить незаконные приобретение и перевозку взрывных устройств.

Действия Медведева А.Н. и Калачева А.Е. следует переквалифицировать с ч.2 ст.222 УК РФ на ч.1 ст.222 УК РФ.

Суд первой инстанции признал их виновными в незаконных операциях со взрывными устройствами, совершенных группой лиц по предварительному сговору.

При этом необходимо отметить, что действия лиц, передавших им в определенной последовательности гранаты, судом квалифицированы по ч. 1 ст.222 УК РФ.

В то же время суд не учел установленные им же самим фактические обстоятельства дела.

Согласно приговору Исаенко М.А. передал Потапову В.В. хранившиеся у него гранату Ф-1 и гранату РГД-5. С этими гранатами на автомобиле они приехали к обусловленному месту, где Потапов В.В. передавал Медведеву А.Н. гранату РГД-5, аКалачеву А.Е. - Ф - 1 .

Каждый из последних нес определенную гранату в клуб, где Медведев А.Н. бросил гранату РГД-5 в зал клуба, а Калачев А.Е. - Ф-1.

При таких обстоятельствах нельзя признать, что их действия, связанные с гранатами, совершены по предварительному сговору между собой.

Предварительный сговор (как и у остальных осужденных) у них был на правлен на убийство двух и более лиц. При этом они действовали общеопасным способом.

Из осуждения Медведева А.Н. и Калачева А.Е. по ч. 1 ст.222 УК РФ необходимо исключить незаконное приобретение взрывного устройства. Их следует считать виновными в незаконном ношении боеприпаса. Из установленных в суде фактических обстоятельств усматривается, что никто из них не приобретал гранату. Каждый из них взял по одной гранате с той целью, чтобы, используя их в качестве орудия преступления, совершить другое более тяжкое преступление.

В действиях Потапова В.В. также отсутствует незаконное приобретение боеприпасов по изложенным выше основаниям. Он взял гранаты с целью по следующей их передачи Медведеву А.Н. и Калачеву А.Е.

В его же действиях, как и в действиях Исаенко М.А., отсутствует незаконная перевозка боеприпасов.

Во время движения гранаты были у Потапова В.В. Автомобиль у них был в качестве средства передвижения к месту покушения на убийство.

При назначении наказания по совокупности преступлений Петрову А.С Потапову ВВ., Горбунову В.Н. необходимо руководствоваться положениями ч.2 ст.69 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420- ФЗ).

В данном случае судебная коллегия исходит из требований ч.1 ст. 10 УК РФ и юридической квалификации действий виновных лиц.

Из протокола судебного заседания (т.40 л.д. 119, 128 и 242) следует, что в судебном заседании стороной обвинения были исследованы показания Ма

(т.5 л.д.60-62), К (т.4 л.д.138-141) и К (т.4 л.д. 188-192) в связи с их неявкой в суд: последний находится в федеральном розыске, а первых двух свидетелей место жительства установить невозможно В отношении их применялись определенные меры для обеспечения их явки в суд, но они оказались безрезультатными.

Суд признал данные обстоятельства чрезвычайными и разрешил стороне обвинения исследовать их показания. Подсудимый Петров А.С. и адвокат Зо лодуев Н.В. возражали против исследования показаний свидетеля К

Они же возражали против исследования показаний свидетелей М

иК

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что прежние показания свидетелей М К и Ко были исследованы с нарушением ст.240 и 281 чч.1 и 2 УПК РФ и с несоблюдением требований подпункта «е» пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сторона защиты была лишена права на допрос свидетелей сто роны обвинения.

Поэтому из приговора необходимо исключить ссылку суда на показания указанных выше свидетелей при обосновании доказанности вины осужденных (без указания на это обстоятельство в резолютивной части апелляционного определения).

Данное решение апелляционной инстанции не влияет на законность обоснованность и справедливость обвинительного приговора, в котором приведена достаточная совокупность относимых, допустимых и достоверных доказательств, подтверждающих виновность осужденных.

При этом судебная коллегия учитывает информацию, озвученную данными свидетелями.

Показания свидетеля К сводятся к тому, что он - директор ООО « » (ООО « »), учредителем которого является К У жены К - М повредили автомобиль.

Он предполагал, что это сделал Петров А.С, с которым и с другими он разговаривал по этому поводу. Петров А.С. все отрицал.

13 ноября 2009 г. по телефону ему сообщили о взрыве в клубе. Об этом же в ходе предварительного следствия рассказали свидетели М и К

Как следует из приговора, озвученная указанными выше свидетелями информация подтверждается иными приведенными в приговоре доказательствами.

В приговоре суд сослался на показания Ш в ходе предвари тельного следствия (т.6 л.д. 127).

Не признавая определенные показания достоверными, суд первой ин станции пришел к выводу, что в данном случае потерпевший добросовестно заблуждается (показания относятся к обвинению Горбунова в избиении Ш и открытом хищении золотой цепочки и крестика).

Оправдательный приговор сторонами не обжалуется.

Указанные выше показания потерпевшего никоим образом не связаны с обвинительным приговором в отношении Исаенко М.А.

Довод адвоката Снегиревой Д.Г. о том, что в нарушение ст.240 УПК РФ суд неправомерно сослался в приговоре на данные показания потерпевшего Ш судебная коллегия признает состоятельными, так как из протокола судебного заседания не следует, что они были оглашены в суде.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора ссылку суда на эти показания потерпевшего (т.6 л.д. 127).

Данное решение не влияет на законность осуждения Исаенко М.А.

С учетом изменений, внесенных в приговор, связанных с фактическими обстоятельствами дела и юридической квалификации, необходимо разрешить вопрос о наказании в соответствующей мере.

В остальной части приговор в отношении осужденных судебная коллегия считает необходимым оставить без изменения, а апелляционные представление и жалобы - без удовлетворения.

Оснований, указанных в ст.389-15 УПК РФ, влекущих отмену либо изменение приговора (за исключением внесенных выше в приговор изменений), не усматривается.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждаются исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

В соответствии с ч.1 ст.88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, собранные доказательства в совокупности - достаточности для постановления оспариваемого об винительного приговора.

Суд первой инстанции правомерно сослался на определенные показания осужденных, данные в ходе предварительного следствия, в обоснование доказанности их вины.

Довод авторов кассационных жалоб о применении недозволенных методов ведения предварительного следствия был предметом тщательного исследования в суде.

Приведенные в приговоре данные свидетельствуют о том, что этот довод является надуманным, на что указывает письмо, изъятое 23 апреля 2010 г. сотрудниками ФГУ г. . Оно было обнаружено в камере №

у Калачева А.Е.

Из письма следует, что Исаенко М.А. обращается к Калачеву А.Е. с просьбой об изменении первоначальных показаний. Он настоятельно его про сит, чтобы тот в суде утверждал о том, что их били и заставили дать другие показания. Ранее Калачев А.Е. признал, что в период, когда он находился в СИЗО-

г , Исаенко М.А. и Петров А.С. передавали записки, в которых была изложена их просьба, чтобы он, Калачев А.Е., отказался от ранее данных им показаний и дал другие, способствующие освобождению их от уголовной ответственности. Показания осужденных в суде о том, что в ходе предвари тельного следствия в отношении их применялись различные формы и способы насилия есть разработанный план. Подтверждением того является указанная выше информация в письме.

При разрешении данного вопроса следует учитывать и другие обстоятельства.

Показания следователя М видеозаписи следственных действий, отсутствие видимых повреждений опровергают утверждение стороны защиты о применении недозволенных методов ведения следствия.

Их утверждения опровергаются показаниями свидетелей Л Т В., У М З Ш

Необходимо также учитывать, что явки с повинной написаны осужденными собственноручно, при допросе их в качестве подозреваемых и обвиняемых, проверке показаний на месте участвовали, в том числе, адвокаты, никаких замечаний от них не поступило, они удостоверили правильность своих показаний.

В приговоре приведены и другие достаточные данные, свидетельствующие о несостоятельности позиции стороны защиты по озвученному выше доводу-

Суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что в ходе предварительного следствия при допросе потерпевшего Е не было нарушений норм уголовно-процессуального закона. Его заявление в суде о неозна комлении с протоколом допроса (т.5 л.д.144-148) ввиду отсутствия очков не со ответствует действительности.

Показания он дал добровольно, перед этим был ознакомлен со своими правами, подписал протокол без каких-либо замечаний и дополнений.

В ходе предварительного следствия осужденные изобличали друг друга они подробно описали роль каждого из них в совершении преступлений.

Из явки с повинной и протокола допроса Исаенко М.А. в качестве обвиняемого следует, что он дал гранаты. От Петрова он слышал о повреждении им 6 автомобилей.

12 ноября 2009 г. он, Петров и Глушков были на встрече с лицами, которые требовали решить вопрос о возмещении ущерба владельцам поврежденных автомобилей. Те предлагали различные варианты разрешения конфликта.

Было решено встретиться в клубе « Петров знал, что у него есть две боевые гранаты Ф-1 и РГД-5. Он хранил их с 2004 года в различных местах Петров сказал, что они поедут к клубу и нужно взять две гранаты, а он, Петров возьмет с собой пистолет Макарова. Медведев и Калачев поехали к клубу на одной машине, а он, Петров, Горбунов и Потапов - на другой В автомобиле было ружье Горбунова. Возле клуба он и Петров вышли из автомобиля, а Горбунов и Потапов остались в машине. Эти события имели место 13 ноября 2009 г.

Петров предложил бросить гранаты в клуб, который поручил это сделать Медведеву и Калачеву.

Он передал гранаты Потапову, а тот - Медведеву и Калачеву. Все знали что гранаты боевые.

В явке с повинной Петров А.С. признал, что он обливал краской автомобили, которые находились возле близлежащих к стоянке дворов. Он делал это с той целью, чтобы автовладельцы ставили свои машины на стоянку. Тем самым должна была повыситься прибыль. За совершенные им действия к нему стали предъявлять претензии.

В ходе допроса он подтвердил, что все вместе решили дать Медведеву и Калачеву гранаты, чтобы они бросили их в клуб, что впоследствии и произошло.

О действиях, связанных с хранением и передачей гранат, об обстоятельствах произведенных в клубе взрывов в ходе предварительного следствия также рассказали Потапов В.В., Горбунов В.Н., Медведев А.Н. и Калачев А.Е.

Таким образом, на первоначальной стадии предварительного следствия осужденные признавали вину в содеянном и подробно рассказали об обстоятельствах совершенных преступлений.

Их пояснения в совокупности с другими доказательствами опровергают их же последующую версию о том, что гранаты не были боевыми, а шумовые, у них была одна цель - попугать тех, кто предъявлял претензии Петрову.

Суд первой инстанции дал подробный анализ всем показаниям осужденных и сделал правильный вывод относительно того, какие из них следует считать правдивыми, а какие не соответствуют действительности.

Виновность осужденных подтверждается, в том числе, показаниями свидетелей К Г Х П С

Л К М К П,

А потерпевших М Г Б иП

Потерпевшие подтвердили, что они находились в клубе, где увидели, как по полу прокатилась граната, в результате чего они получили ранения.

Н пояснил, что в результате взрыва осколками гранат у него была повреждена нога.

Потерпевший Ш показал, что в клуб вошли два парня, которые что-то бросили в зал, после чего произошел взрыв, его отбросило на пол под столом лежал раненый мужчина.

Об обстоятельствах производства взрывов рассказали также потерпевшие М , С П Ю Е

П

Обстановка в клубе после взрывов двух гранат, повреждения, причиненные потерпевшим, указанным при описании преступного деяния, характер и наименование уничтоженного и поврежденного имущества достаточно подробно зафиксированы в протоколах осмотра места происшествия, выемки, заключениях судебных химической, взрывотехнической, баллистических, дактилоскопических и судебно-медицинских экспертиз.

Судебная коллегия считает, что применение осужденными боевых гранат в зале клуба (стесненное пространство), где находится много людей, свидетельствует о наличии у виновных лиц прямого умысла на убийство двух и более лиц общеопасным способом. Это следует также из характера причиненных по терпевшим телесных повреждений.

При таких обстоятельствах нельзя согласиться с суждениями авторов апелляционных жалоб о переквалификации действий осужденных на статьи УК РФ, предусматривающие уголовную ответственность за фактически причиненные телесные повреждения. В данном случае принцип объективного вменения нельзя признать приемлемым. Для правильного разрешения уголовного дела необходимо учитывать субъективную сторону преступления, а она характеризуется прямым умыслом.

Несостоятельным является довод апелляционных жалоб о том, что Медведев А.Н. не может нести ответственность за причинение телесных повреждений М Га Ш М Б

иП на том основании, что указанные потерпевшие повреждения получили в результате взрыва гранаты Ф-1, которую бросил Ка лачев А.Е.

Как признано установленным, Медведев А.Н. бросил гранату РГД-5, ос колки которой обнаружены в теле потерпевших Н иЛ

В результате взрыва гранаты был причинен легкий вред здоровью Н

уЛ С обнаружены повреждения, не причинившие вред его здоровью.

Однако нельзя оставлять без внимания, что у осужденных был прямой умысел на убийство многих людей, а поэтому исход дела не следует ставить в зависимость от того, какой вред здоровью был причинен в результате взрыва конкретной гранаты. Осужденные действовали группой лиц по предварительному сговору (у них была сложная форма соисполнительства), они преследовали одну цель.

Вместе с тем необходимо также учитывать вывод эксперта о том, что не исключается вероятность причинения части повреждений у всех потерпевших от взрывов обеих гранат, имеющих, на что указано в заключении взрывотехни ческой экспертизы, радиус поражения, превышающий размеры помещения, где произошли взрывы.

С учетом обстоятельств дела суд правильно разрешил гражданский иск и обоснованно взыскал с Медведева А.Н. в пользу Б иП

по рублей в счет компенсации морального вреда.

Факт уничтожения и повреждения чужого имущества подтверждается показаниями потерпевших, выводами строительно-технической экспертизы и заключением эксперта № 46-11/2009.

Виновность осужденных в совершении других преступлений, изложенных в приговоре, также подтверждается достаточной совокупностью достоверных доказательств, которым суд первой инстанции дал правильную оценку.

Суд правильно квалифицировал действия Потапова В.В. по п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ, поскольку, как следует из заключения судебно-медицинской экспертизы, потерпевшему Ш был причинен средней тяжести вред здоровью. Кроме того, судом обоснованно его действия квалифицированы как совершенные группой лиц. Из показаний потерпевшего следует, что ему начали наносить различные удары в область головы и тела ногами. Сколько конкретно человек его били, он не знает, но их было не менее двух, возможно, даже трое Он пытался закрываться от ударов, а поэтому парней не рассматривал, на улице было темно. Оснований не доверять показаниям потерпевшего в судебном заседании не установлено.

Судом дана правильная оценка исследованным в судебном заседании доказательствам по эпизоду вымогательства у Ш и действия Исаенко и Медведева судом верно квалифицированы по п. «а» ч.2 ст. 163 УК РФ.

Медведев действовал по предварительному сговору с Исаенко.

Осужденные осознавали, что предъявляют незаконные имущественные требования, действовали с корыстной целью. Угроза служила средством достижения цели и была реальной.

Из установленных в судебном заседании обстоятельств следует, что роль Исаенко как организатора преступления выразилась в том, что он, узнав о не выполненных договорных отношениях между Е иБ поручил Медведеву А.Н. и Калачеву А.Е. потребовать от Е передать им деньги в сумме рублей или принадлежащий ему автомобиль».

Он указал на то, чтобы перегнали автомобиль госу- дарственный регистрационный номер шз на стоянку в автоком плексе « », расположенном по адресу: г.

Исаенко организовал снятие автомобиля с регистрационного учета и его продажу и получил 50% суммы, вырученной от его продажи.

Данные обстоятельства подтверждаются показаниями потерпевшего Е

о том, что подсудимые Медведев и Калачев действовали по предвари тельному сговору между собой, вместе требовали деньги - возврат долга Б ­

а затем стали требовать передать им автомобиль. При этом А не только кричал, но и угрожал, что в случае отказа он не только будет Е из бивать, но и вообще убьет. Поэтому Е передал А и его приятелю ПТС и ключи от автомобиля. Приятель А сел за руль машины Е после чего они уехали.

Медведев и Калачев не отрицали, что по просьбе Исаенко они получили от Е его автомобиль, документы, ключи и перегнали автомобиль на сто янку. При этом за рулем был Калачев.

Из показаний свидетеля Г усматривается, что Исаенко был инициатором содействия Б в возврате долга Е за половину суммы После продажи машины он встретился с Исаенко и передал ему в соответствии с договоренностью рублей.

Свидетель Г подтвердил, что Исаенко организовал снятие автомобиля с учета.

Суд обоснованно и мотивированно отверг версию Исаенко о существовании договорных отношений (договора аренды автомобиля) между ним и Н

и признал достоверными показания Н в ходе предварительного следствия. Они являются относимыми, допустимыми и достоверными, так как он дал их добровольно после ознакомления его с правами потерпевшего, под писал протокол без каких-либо замечаний. Кроме того, из протокола допроса следует, что на потерпевшего знакомыми подсудимого Исаенко было оказано давление с целью заставить его изменить показания, он опасался за жизнь и здоровье членов своей семьи и за свою жизнь. Его заставили подписать договор аренды после того, как следователем ему была возвращена машина.

Как видно из показаний потерпевшего Н Исаенко потребовал уН рублей за то, что он возил людей на . Затем он сказал ему, что он должен отдать ему автомобиль, после чего несколько раз ударил Н кулаком в область груди. Налетов вынужден был подчиниться, а поэтому он передал Исаенко ПТС на свой автомобиль и ключи зажигания от него. Исаенко уехал на автомобиле Н и противоправно завладел его автомобилем « » транзитный номер стоимостью

рублей.

Суд правильно разрешил вопрос о допустимости доказательств, на которые он сослался в приговоре в обоснование доказанности вины осужденных.

Правильно установленным в суде фактическим обстоятельствам дела да на верная юридическая оценка (за исключением соответствующих изменений).

При назначении наказания суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст.60 УК РФ, в том числе обстоятельства, на которые ссылаются авторы апелляционных жалоб.

По делу нет оснований для применения правил ст.64 и 73 УК РФ.

Суд правильно назначил Петрову АС. отбывать наказание в исправительной колонии особого режима. Он имеет две непогашенные судимости за совершение тяжких преступлений.

Настоящим приговором он осужден, в том числе, за совершение особого тяжкого преступления, а поэтому, учитывая положения п. «б» ч.4 ст. 18 УК РФ в его действиях усматривается особо опасный рецидив.

Руководствуясь ст.389-15, 389-20, 380-28, 389-33 и 389-35 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Кемеровского областного суда от 25 марта 2013 года в отношении Исаенко М А Петрова А С Потапова В В Горбунова В Н , Медведева А Н и Калачева А Е изменить:

- действия Исаенко М.А. переквалифицировать с ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) на ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), по которой с применением ст.62 УК РФ назначить 1 год 6 месяцев лишения свободы.

Считать его виновным по данному уголовному закону в незаконных хранении, ношении и передаче боеприпасов(а не взрывных устройств).

Исключить из его осуждения по ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 204 г. № 73-ФЗ) незаконную перевозку взрывных устройств.

Переквалифицировать действия Исаенко М.А. с ч.5 ст.ЗЗ и ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) на ч.5 ст.ЗЗ и ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ), по которой с применением ст.62 УК РФ назначить 2 года 6 месяцев лишения свободы.

Исключить из приговора осуждение Исаенко М.А. по п. «г» ч.2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ).

Снизить срок назначенного Исаенко М.А. наказания по п. «в» ч.2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) с применением ст.62 УК РФ до 3 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч.2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 мар та 2011 г. № 26-ФЗ), ч.З ст.ЗЗ и п. «а» ч.2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ), п. «в» ч.2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ), ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), ч.5 ст.ЗЗ, ч.З ст.30 и пп. «а», «е», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), ч.5 ст.ЗЗ и ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ), путем частичного сложения наказаний осужденному Исаенко М А окончательно назначить 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

- действия Петрова АС. переквалифицировать с ч.З ст.ЗЗ и ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) на ч.З ст.ЗЗ и ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ), по которой назначить 3 года 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч.2 ст.69 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) по совокупности преступлений, предусмотренных ч.З ст.ЗЗ, ч.З ст.30 и пп. «а», «е», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), ч.З ст.ЗЗ и ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ), путем поглощения менее строгого наказания более строгим Петрову АС. назначить 15 лет лишения свободы.

К назначенному наказанию частично присоединить наказание, не отбытое по приговору Новокузнецкого районного суда Кемеровской области от 17 апреля 2009 года, и на основании ст.70 и 79 ч.7 п. «в» УК РФ осужденному Петрову А С окончательно назначить 16 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима;

- переквалифицировать действия Потапова В. В. с ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) на ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), по которой с применением ст.62 УК РФ назначить 1 год 6 месяцев лишения свободы.

Считать его виновным по данному уголовному закону за незаконную передачу боеприпасов (а не взрывных устройств).

Исключить из его осуждения по ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) незаконные приобретение и перевозку взрывных устройств.

Переквалифицировать действия Потапова ВВ. с ч.5 ст.ЗЗ и ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) на ч.5 ст.ЗЗ и ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ), по которой с применением ст.62 УК РФ назначить 2 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч.2 ст.69 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) по совокупности преступлений, предусмотренных п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ, ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), ч.5 ст.ЗЗ, ч.З ст.30 и пп. «а», «е», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), ч.5 ст.ЗЗ и ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ путем частичного сложения наказаний осужденному Потапову В В

окончательно назначить 9 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

- переквалифицировать действия Горбунова В.Н. с ч.5 ст.ЗЗ и ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) на ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ), по которой с применением ст. 62 УК РФ назначить 2 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и пп. «а», «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ), путем поглощения менее строгого наказания более строгим осужденному Горбунову В

Н окончательно назначить 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

- действия Медведева А.Н. переквалифицировать с ч. 2 ст. 222 УК РФ на ч. 1 ст. 222 УК РФ, по которой с применением ст. 62 УК РФ назначить 1 год 6 месяцев лишения свободы.

Считать его виновным по данному уголовному закону в незаконном ношении боеприпаса (а не взрывного устройства).

Исключить из его осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ незаконное приобретение взрывного устройства.

Переквалифицировать его действия с ч. 2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) на ч. 2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ), по которой с применением ст. 62 УК РФ назначить 2 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ), п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального за кона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ), ч. 1 ст. 222, ч. 3 ст. 30 и пп. «а», «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ ч. 2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ), путем частичного сложения наказаний осужденному Медведеву А

Н окончательно назначить 13 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

- переквалифицировать действия Калачева А.Е. с ч. 2 ст. 222 УК РФ на ч. 1 ст. 222 УК РФ, по которой с применением ст. 62 УК РФ назначить 1 год 6 месяцев лишения свободы.

Считать его виновным по данному уголовному закону в незаконном ношении боеприпаса (а не взрывного устройства).

Исключить из его осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ незаконное приобретение взрывного устройства.

Переквалифицировать его действия с ч. 2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) на ч. 2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ), по которой с применением ст. 62 УК РФ назначить 2 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ), ч. 1 ст. 222 УК РФ, ч. 3 ст. 30 и пп. «а», «е», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ путем частичного сложения наказаний осужденному Калачеву А Е

окончательно назначить 12 лет лишения свободы в исправительной коло нии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении Исаенко М.А., Петрова А С Потапова ВВ., Горбунова В.Н., Медведева А.Н. и Калачева А.Е. оставить без изменения, а апелляционные жалобы и представление - без удовлетворения.

Приговор и апелляционное определение могут быть обжалованы в порядке надзора по правилам главы 48-1 УПК РФ в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года со дня их вступления в законную силу.

Председательствующий Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 18 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта