Информация

Решение Верховного суда: Определение N 36-АПУ15-1 от 16.04.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 36-АПУ15-1

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 16 апреля 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Безуглого Н.П.

судей Климова А.Н., Червоткина АС.

при секретаре Барченковой М.А рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Бортникова А.В апелляционным жалобам потерпевших Б Г Г П и П осужденных Васильева СВ. и Шурыгина А.А., адвокатов Павлова ВС. и Лапиковой О.В на приговор Смоленского областного суда от 15 января 2015 года, которым

Васильев С В

судимый 24.05.2005 г. по ст.ст. 158 ч. 2 п.п. «а, б, в», 162 ч. 2 п.п. «а,

в», 69 ч. 3 УК РФ на 7 лет 6 месяцев лишения свободы, освобожден

условно-досрочно 09.07.2007 г. на 2 года 4 месяца 23 дня осужден к лишению свободы по: • ст. 163 ч. 1 УК РФ на два года; • ст. 162 ч. 3 УК РФ (по эпизоду от 10 июня 2012 года) - на восемь лет с ограничением свободы на 6 месяцев; • ст. 161 ч. 2 п. «в» УК РФ (по эпизоду от 22 июня 2012 года) - на четыре года шесть месяцев с ограничением свободы на 6 месяцев; • ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ - на 3 года с ограничением свободы на 6 месяцев; • ст. 162 ч. 2 УК РФ (по эпизоду от 16 июля 2012 года) на шесть лет с ограничением свободы на 6 месяцев; • ст. 209 ч. 1 УК РФ на одиннадцать лет с ограничением свободы на 1 год; • ст. 126 ч. 3 п. «а» УК РФ на 12 лет с ограничением свободы на 1 год; • ст. 166 ч. 3 УК РФ на пять лет; • ст. 163 ч. 3 п.п. «а, б» УК РФ на девять лет шесть месяцев с ограничением свободы на 1 год; • ст. 162 ч. 2 УК РФ (по эпизоду от 19 сентября 2012 года) на шесть лет шесть месяцев с ограничением свободы на 1 год • ст. 167 ч. 2 УК РФ (по эпизоду от 19 сентября 2012 года) на три года; • ст. 162 ч. 2 УК РФ (по эпизоду от 14 октября 2012 года) на шесть лет с ограничением свободы на 1 год • ст. 167 ч. 2 УК РФ (по эпизоду от 14 октября 2012 года) на три года; • ст. 162 ч. 4 п.п. «б, в» УК РФ на тринадцать лет с ограничением свободы на 1 год; • ст. 105 ч. 2 п. «б» УК РФ на 12 лет с ограничением свободы на 1 год; • ст. 317 УК РФ на четырнадцать лет с ограничением свободы на 1 год; • ч. 1 ст. 222 УК РФ на три года; • ч. 1 ст. 158 УК РФ (за хищение имущества 25.04.2013 г.) на 9 месяцев; • ч. 1 ст. 158 УК РФ (по эпизоду хищения имущества 25.04.2013 г.) на десять месяцев; • по ч. 1 ст. 158 УК РФ (по эпизоду хищения имущества А 05.05.2013 г.) на десять месяцев; • по ч. 1 ст. 158 УК РФ (по эпизоду хищения имущества 28.04.2013 г.) на десять месяцев; • ч. 1 ст. 158 УК РФ (по эпизоду хищения имущества 29.04.2013 г.) на десять месяцев; • ч. 1 ст. 158 УК РФ (по эпизоду хищения имущества 29.04.2013 г.) на десять месяцев; • ч. 1 ст. 158 УК РФ (по эпизоду хищения имущества 29.04.2013 г.) на десять месяцев; • ч. 1 ст. 158 УК РФ (по эпизоду хищения имущества Ш 06.05.2013 г.) на десять месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Васильеву С В . назначено наказание в виде 22 (двадцати двух) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 (один) год 9 (девять) месяцев, с установлением ему следующих ограничений: не выезжать за пределы

области,

с 22 часов вечера до 6 часов утра, не изменять места жительства без согласия специализированного государственного органа; с возложением обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий исправление осужденного, 2 раза в месяц для регистрации.

Шурыгин А А

несудимый осужден к лишению свободы по: • ч. 2 ст.209 УК РФ на восемь лет шесть месяцев с ограничением свободы на 6 месяцев; • п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на 9 лет с ограничением свободы на 1 год; • ч. 3 ст. 166 УК РФ на четыре года; • п.п. «а, б» ч. 3 ст. 163 УК РФ на 8 лет с ограничением свободы на 1 год;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний Шурыгину А.А. назначено наказание в виде 12 (двенадцати) лет 9 (девяти) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 (один) год 6 (шесть) месяцев; с установлением ему следующих ограничений: не выезжать за пределы области,

с 22 часов вечера до 6 часов утра, не изменять места жительства без согласия специализированного государственного органа; с возложением обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий исправление осужденного, 2 раза в месяц для регистрации.

Постановлено взыскать с Васильева СВ. и Шурыгина А.А. солидарно в возмещение материального ущерба, в пользу Г руб.

Решения по другим гражданским искам участниками процесса не оспариваются.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С, выступления прокурора Гуровой В.Ю., потерпевших П Б и Г поддержавших доводы апелляционного представлении и апелляционных жалоб потерпевших, и просившей апелляционные жалобы отклонить, осужденных Васильева СВ. Шурыгина А.А., адвокатов Чигорина Н.Н. и Шевченко Е.М поддержавших доводы апелляционных жалоб осужденных и адвокатов судебная коллегия

установила:

Васильев СВ. признан виновным в создании банды и руководстве ею Шурыгин А.А. - в участии в банде и совершенном ею нападении, а они оба в похищении Г угоне его автомобиля и вымогательстве чужого имущества в составе организованной группы.

Кроме того, Васильев СВ. признан виновным в совершении убийства в связи с выполнением потерпевшим общественного долга; посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка вымогательства; ряда краж, грабежей и разбойных нападений с целью завладения чужим имуществом, в том числе, с применением оружия, в особо крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего умышленного уничтожения чужого имущества путем поджога; действий связанных с незаконным оборотом огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены в период с 01 июня 2012 года по 06 мая 2013 года при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Васильев СВ. и Шурыгин А.А признали себя виновными частично.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Бортников А.В. просит приговор в отношении Васильева СВ. изменить в связи с неправильным применением уголовного закона и несправедливостью назначенного наказания ввиду его мягкости. Указывает на то, что в действиях Васильева СВ. по 7 особо тяжким преступлениям имеются признаки особо опасного, а не опасного рецидива преступлений. Просит исключить из приговора указание на наличие в отношении него положительной характеристики, а также смягчающего обстоятельства в виде инвалидности и психического заболевания, поскольку этот диагноз ему ставился ошибочно, ввиду симуляции болезни. Государственный обвинитель просит усилить назначенное Васильеву СВ. наказание до 25 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

В апелляционных жалобах потерпевшие:

- П и П просят усилить назначенное Васильеву СВ. наказание до пожизненного лишения свободы, указывая на то, что он совершил ряд особо тяжких преступлений, результатом которых явилось наступление смерти двух лиц и причинение тяжкого вреда здоровью трем лицам. Полагают, что судом неправильно установлены смягчающие обстоятельства - явка Васильева СВ. с повинной и наличие у него малолетнего ребенка, поскольку после 17.10.2012 года им было совершено еще несколько преступлений, а со своим ребенком он совместно не проживает;

- потерпевшие Б Г иГ просят изменить приговор и усилить назначенное осужденным Васильеву СВ. и Шурыгину А.А. наказание, указывая на то, что ими совершены особо тяжкие преступления, в результате которых был похищен и убит их родственник - Г Считают, что суд признал наличие смягчающих обстоятельства необоснованно, так как признание ими своей вины и раскаяние не является искренним, они не способствовали раскрытию преступлений, а лишь признали себя виновными под влиянием собранных по делу улик. Полагают, что отягчающими наказание осужденных обстоятельствами являются: особо активная роль в совершении преступлений, привлечение к совершению преступлений лица, страдающего психическими расстройствами, наступление тяжких последствий (смерти 2 человек), совершение преступлений в составе организованной группы, с целью облегчить совершение других преступлений или скрыть их совершение, в отношении лица в связи с его служебной деятельностью, с особой жестокостью, с использованием оружия.

В апелляционных жалобах стороны защиты:

- осужденный Васильев СВ. выражает несогласие с приговором и просит о снижении наказания, указывая на то, что банды он не создавал и не руководил ею, не совершал преступлений в составе организованной группы Считает, что его действия по ст. 166 ч. 3 УК РФ охватываются составом преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, так как они были направлены на похищение Г , а не на угон транспортного средства Смерть П наступила не в результате убийства, а вследствие его (Васильева) неосторожности, так же, как его действия, квалифицированные судом по ст. 317 УК РФ, явились следствием его неосторожного обращения с оружием. Обращает внимание на то, что он нуждается в проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы, поскольку является инвалидом 2 группы по психическому заболеванию, к нему неоднократно применялись принудительные меры медицинского характера;

- адвокат Павлов ВС. просит приговор суда в отношении Васильева СВ. изменить, дать правильную правовую оценку его действиям и снизить наказание. По эпизоду вымогательства рублей у К осужденный подлежит оправданию за недостаточностью доказательств судом не рассмотрен вопрос о переквалификации действий Васильева СВ. в этой части на ст. 330 УК РФ. Виновность Васильева в создании банды, в состав которой вошел Шурыгин, не доказана, так же, как и факт совершения им преступлений в составе организованной группы. Оружием распоряжался один Васильев по своему усмотрению. Шурыгин лишь помог Васильеву требовать денежный долг у Г Действия Васильева СВ. со ст. 126 ч. 3 п. «а» УК РФ подлежат переквалификации на ст. 126 ч. 2 п.п. «а, в, г, з» УК РФ или на ст. 330 УК РФ при подтверждении версии осужденного о наличии у Г долговых обязательств перед ним. Этими же составами преступления охватываются его действия, связанные с завладением автомобиля Г . Смерть потерпевшего П наступила в результате неосторожных действий Васильева. По эпизоду преступления квалифицированного судом по ст. 317 УК РФ действия Васильева СВ подлежат переквалификации на ст. 118ч. 1 или ст. 318 ч. 2 УК РФ, так как выстрел у него произошел случайно. Наказание Васильеву СВ. назначено чрезмерно суровое, без учета смягчающих обстоятельств, положительных характеристик, состояния его здоровья. Суд не мотивировал в приговоре невозможность применения положений, предусмотренных ст.ст. 62, 64 и ч. 6 ст. 15 УК РФ. Полагает, что в отношении Васильева СВ. следует провести повторную судебно-психиатрическую экспертизу, поскольку он признан инвалидом по психическому заболеванию, перенес множество черепно мозговых травм, неоднократно проходил лечение у психиатров;

- осужденный Шурыгин А.А. просит приговор в части его осуждения по ст.ст. 209 ч. 2, 163 ч. 3 и 166 ч. 3 УК РФ отменить и оправдать его в связи с непричастностью к совершению преступлений, а назначенное по ст. 126 УК РФ наказание снизить. Утверждает, что в банде он не состоял, в действиях

осужденных не установлено признаков сплоченности и устойчивости группы. Он лишь помог Васильеву возвратить денежный долг, признает свою вину в похищении человека. Намерения угонять автомобиль и совершать вымогательства он не имел и не знал о планах Васильева. В дальнейшем он с Васильевым не встречался, денег и имущества от него не получал. Обращает внимание на то, что является инвалидом в связи с заболеванием Первоначальные его показания по делу были обусловлены этим заболеванием. Просит учесть, что он сделал частично правдивую явку с повинной, активно способствовал раскрытию преступлений, страдает рядом хронических заболеваний, ранее не судим характеризовался положительно. Считает, что гражданский иск в размере

рублей подлежит взысканию с одного Васильева;

- адвокат Лапикова О.П. в защиту Шурыгина А.А. обращается с аналогичной просьбой, ссылаясь на те же обстоятельства. Кроме того указывает, что в действиях Шурыгина А.А. не установлены признаки участия его в банде, он лишь помогал Васильеву решать его долговые проблемы, и не был посвящен в другие планы. Действий, связанных с вымогательством и угоном автомобиля Г Шурыгин не совершал. Полагает, что с учетом состояния здоровья осужденного Шурыгина А.А., его положительных характеристик, признания вины, раскаяния в содеянном и других смягчающих обстоятельств наказание ему должно быть назначено с учетом требований, предусмотренных ст. 64 и ч. 6 ст. 15 УК РФ.

В возражениях на жалобы участников процесса со стороны защиты государственный обвинитель Бортников А.В. просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и представления, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность Васильева СВ. в создании банды и ее руководстве ею Шурыгина А.А. - в участии в банде и совершенном ею нападении, а их обоих - в похищении Г угоне его автомобиля и вымогательстве подтверждена исследованными судом доказательствами.

В судебном заседании Шурыгин А.А. и Васильев СВ. не отрицали своей виновности в похищении Г но показали, что они действовали с целью возврата долга потерпевшего перед Васильевым. Во время похищения потерпевшего, в котором принимал участие и А они использовали пневматический АКМ, маски, обрез охотничьего ружья, скотч и наручники. Насилия к Г не применяли, он был закован в наручники.

Из протокола явки с повинной Шурыгина А.А. видно, что он вместе с Васильевым и А совершил похищение человека. Потом он и Васильев ездили в город с целью получения выкупа за потерпевшего в сумме

рублей. Не получив выкупа, они вернулись в лесной массив где А сказал, что убил потерпевшего (т. 27 л.д.52-53).

Из показаний Шурыгина А.А. в качестве подозреваемого следует, что Васильев предложил ему заработать денег криминальным способом - забрать человека и получить от него деньги, он согласился. У Васильева было два комплекта одежды военного образца, две маски, пневматический автомат Калашникова и обрез охотничьего ружья. Потерпевшего они ждали не менее трех часов. Васильев намеренно совершил столкновение с автомобилем

потерпевшего, чтобы тот вышел из машины. Васильев надел на него наручники. А поджег автомобиль на котором они приехали. Васильев сел за руль автомобиля потерпевшего, и они уехали в сторону кладбища. Потерпевший предложил забрать у него дома рублей за свое освобождение. Он и Васильев поехали за деньгами попытались открыть дверь, но женщина из-за двери сказала, что вызывает милицию. Вечером Васильев писал СМС-сообщения родственникам потерпевшего, указывал на то, чтобы те оставили деньги в указанном им месте. Они меняли места, бегали до следующего дня. А сообщил им что убил потерпевшего, и они закопали труп в землю (т. 27 л.д. 66-70). В своих показаниях в качестве обвиняемого Шурыгин А.А. уточнил, что лидером был Васильев. Он был организатором похищения, заявлял требования о выкупе потерпевшего (т. 27 л.д. 82-85).

Из показаний Васильева СВ., данных в ходе допроса в качестве обвиняемого, видно, что они узнали, что человек, которого они решили похитить (Г возит с собой крупные суммы денег. Он, А и Шурыгин напали на потерпевшего. На место нападения они приехали на автомашине которую он за месяц до этого украл, а номера поменял. У него с собой была сумка с обрезом охотничьего ружья Дождавшись потерпевшего, он врезался в заднюю часть его машины У А в руках был обрез, у Шурыгина - макет автомата, у него пистолет. Он сел за руль автомашины . Потерпевший сказал, что деньги у него есть дома - руб., предложил забрать их. Они с Шурыгиным поехали за деньгами, а А остался с потерпевшим. В квартиру потерпевшего они попасть не смогли, так как кто-то был дома После этого потерпевший кому-то звонил по телефону и велел отдать деньги. А в их отсутствии убил потерпевшего, сказав, что тот ему надоел. Через 1-2 дня он забрал деньги руб., которые оставили родственники Г на дороге в коробке. Деньги они потратили с Шурыгиным. Обрез он оставил на хранение своему знакомому

При похищении пользовался телефонами, которые приобрел А (т.25 л.д.87-93). При проверке показаний он показал место, где он получил деньги от родственников похищенного (т.25 л.д. 151-175).

Из показаний потерпевших Б Г и Г следует, что 6 августа 2012 года был похищен их родственник Г Позже его автомобиль обнаружили около

кладбища. Преступники требовали выкуп в сумме руб. и грозили убить похищенного. Вопросом передачи выкупа занимался А Деньги по указанию похитителей были оставлены в коробке в ночь на 9 августа 2012 года Тело потерпевшего нашли спустя 10 месяцев в лесу.

Потерпевшая Г кроме того, показала, что 6 августа 2012 года кто-то пытался открыть ключом входную дверь. В глазок она увидела двух мужчин в масках, стала кричать, что вызовет полицию. Через какое-то время Г (муж) позвонил ей. Г забрал у нее телефон, а потом сказал, что за освобождение В просят выкуп. Свидетель Г кроме того, показал, что по телефону отец сказал ему, что необходимо заплатить похитителям выкуп в рублей, иначе его убьют. Чуть позже на его мобильный телефон поступило СМС-сообщение, что ему нужно привезти деньги. Потом с этого же номера пришло еще несколько сообщений, в которых угрожали, что убьют отца если им не передадут деньги.

Свидетель А показал, что на него была возложена передача выкупа за Г Всю ночь похитители меняли места передачи денег. Он разговаривал с Г по телефону. По указанию похитителей он положил деньги в коробку на дороге. Проезжая обратно он увидел, что коробка лежит в другом положении. После этого он пытался связаться с похитителями, но их телефоны и телефон Г были отключены.

Изложенные осужденными обстоятельства похищения потерпевшего Г и завладения его автомобилем согласуются с показаниями свидетелей Г П и П протоколами осмотра места происшествия от 6 августа 2012 года (т. 2 л.д.47-64), от 11 августа 2012 года (т.2 л.д. 143-146), от 31 августа 2012 года (т.4 л.д. 199-203) и от 12 февраля 2013 года (т.4 л.д.229-231).

Из протокола осмотра места происшествия от 2-3 июня 2013 года видно, что в лесополосе в 2 км от дороги,

в земле на глубине 70 см обнаружен труп мужчины частично скелетированный, руки скованы металлическими наручниками, ноги связаны липкой лентой-скотч, в области лба и затылка имеются раны (т. 28 л.д.2-17). В нем родственниками был опознан Г (т. 28 л.д.71-76). Этот факт подтвержден также генетическими исследованиями экспертов (т. 28 л.д. 29-44, 48-52).

По заключению эксперта причину смерти Г установить не представилось возможным в связи с резко выраженным гнилостным изменением трупа и частичным его скелетированием Вероятной причиной смерти Г могло явиться сквозное огнестрельное дробовое ранение головы с разрушением костей черепа и вещества головного мозга (т. 28 л.д. 20-22).

Согласно заключению эксперта два металлических предмета изъятых в помещении морга, являются двумя деформированными картечинами диаметром около 8 мм, могут использоваться в качестве снаряда в охотничьих патронах, используемых при стрельбе во всех видах охотничьего гладкоствольного оружия. Изъятый там же пыж может использоваться при снаряжении в качестве пыжа в охотничьих патронах 12 калибра, используемых при стрельбе во всех видах охотничьего гладкоствольного оружия 12 калибра (т.28 л.д. 111-113).

Причастность осужденных Васильева С В . и Шурыгина А.А. к похищению Г подтверждена также заключениями экспертов по результатам исследования ими биологических следов на предметах изъятых при осмотре мест происшествия (т. 21 л.д. 15-30, 114-123, 226-248).

Свидетель М показал, что зимой 2013 года Васильев С оставил у него на хранении пакет. В ходе обыска с участием М были изъяты ствол ружья и рукоятка из дерева (т. 19 л.д. 187-189), которые являются обрезом, изготовленным самодельным способом из двуствольного охотничьего гладкоствольного ружья относящемся к огнестрельному оружию, пригоден для производства выстрелов (т. 19 л.д. 196-213); в гараже, указанном Васильевым С В . были обнаружены и изъяты: две куртки камуфлированных, штаны камуфлированные, маска камуфлированная, пара хлопчатобумажных перчаток (т.6 л.д. 156-177).

Действия Васильева С В . суд правильно квалифицировал по ч. 1 ст. 209 УК РФ, как создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан, и руководство ею, а действия Шурыгина А.А. - по ч. 2 ст. 209 УК РФ, как участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершенном ею нападении.

Материалами дела установлено, что Васильев С В . создал организованную устойчивую вооруженную группу, к участию в которой привлек Шурыгина. Они заранее объединились для совершения одного, но требующего тщательной подготовки преступления - нападения на гражданина Г в целях его похищения и последующего вымогательства денежных средств за его освобождения.

Васильев С В . явился организатором банды, так как именно он

предложил Шурыгину А.А. совершить нападение, спланировал его совершение, привлек к участию иное лицо, распределил роли каждого. Он же руководил действиями нападавших при совершении преступлений: отвозил их на место нападения, приготовил заранее транспортные средства - две автомашины и регистрационные знаки, оружие - обрез, а также предметы используемые в качестве оружия; заранее были приготовлены камуфляжная одежда, маски, перчатки, а также наручники и скотч. Именно он решал, куда отвозить Г кого оставлять с ним, с кем уезжать для получения выкупа, вел переговоры о получении выкупа (т. 27 л.д.82-85). Указанная группа лиц имела на вооружении огнестрельное оружие (обрез охотничьего ружья) и боеприпасы. То обстоятельство, что обрез участниками нападения передавался друг другу, не имеет значения для квалификации преступления, поскольку участники банды Васильев С В . и Шурыгин А.А. осознавали, что нападение на Г совершается с применением оружия.

Шурыгин А.А. принял участие в банде и в совершенном ею нападении на Г с целью его похищения и последующего вымогательства денежных средств за его освобождение. Об этом свидетельствуют показания Васильева СВ. и Шурыгина А.А., другие доказательства, подробно изложенные в приговоре. В связи с этим доводы осужденного Шурыгина А.А. и его защитника о том, что он в банде не состоял, план захвата Г не обсуждал и не знал о действительных намерениях Васильева СВ., опровергаются исследованными судом доказательствами.

Действия Васильева СВ. и Шурыгина А.А. суд правильно квалифицировал по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ, поскольку они совершили

похищение человека с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, из корыстных побуждений, организованной группой. Об умысле на похищение Г свидетельствуют целенаправленные действия осужденных по открытому захвату Г и перемещению его в другое место для последующего удержания против его воли, с целью получения выкупа за его освобождение. Они действовали в составе вооруженной организованной группы, созданной Васильевым СВ. для похищения Г и последующего вымогательства денежных средств. Судом правильно установлено, что при похищении Г осужденные Васильев СВ. и Шурыгин А.А. угрожали оружием и предметами, используемыми в качестве оружия, то есть угрожали применением насилия, опасного для жизни и здоровья. При этом умыслом Васильева СВ. и Шурыгина А.А. охватывалось применение оружия - обреза лицом, привлеченным к участию в захвате потерпевшего. Поэтому их действия в данной части не могут быть квалифицированы по ст. 330 УК РФ (самоуправство), о чем имеется просьба в жалобе адвоката Павлова ВС.

Действия Васильева СВ. и Шурыгина А.А. правильно квалифицированы и ч. 3 ст. 166 УК РФ как неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), совершенное организованной группой. Совокупность приведенных в приговоре доказательств свидетельствует о том, что Васильев СВ. и Шурыгин А.А. по предварительной договоренности между собой, вопреки воле собственника автомашины завладели транспортным средством и переместили его в другое место.

Доводы осужденного Шурыгина А.А. и его защитника о том, что он не выполнял объективную сторону преступления, являются необоснованными Под неправомерным завладением транспортным средством без цели хищения понимается завладение чужим автомобилем и поездку на нем. При этом не имеет значения, кто именно из соисполнителей находился за рулем автомашины, а кто - передвигался на нем в салоне.

Доводы защиты о том, что действия осужденных излишне квалифицированы по ст. 166 УК РФ, поскольку угон явился способом похищения Г не состоятельны. Неправомерное завладение транспортным средством, надлежит квалифицировать как самостоятельное

преступление по ст. 166 УК РФ, поскольку эти действия виновных не являются составной частью другого преступления - похищения человека предусмотренного ст. 126 УК РФ.

Действия Васильева СВ. и Шурыгина А.А. правильно квалифицированы и по п.п. «а, б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, поскольку они совершили вымогательство - требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, организованной группой, в целях получения имущества в особо крупном размере. Показания осужденных об этом, данные ими в ходе предварительного следствия, подтверждены показаниями

свидетелей А и Г о направлении СМС сообщений с указанием мест, куда необходимо следовать и где необходимо оставить денежные средства, распечаткой телефонных соединений, другими приведенными в приговоре доказательствами.

Доводы осужденного Шурыгина А.А. о том, что сговора на совершение этого преступлений не было, что он считал, что Г был должен Васильеву СВ., суд обоснованно признал неубедительными. Из показаний Васильева С В . в суде, и из показаний Шурыгина А.А. на следствии видно, что они вместе ездили на квартиру Г чтобы забрать сумму выкупа. В его присутствии Васильев С В . общался по телефону с А о месте передачи денежных средств под угрозой применения к потерпевшему насилия. Из материалов дела следует что Г не был знаком с Васильевым С В . и никаких денежных обязательств перед ним не имел, а его похищение было обусловлено стремлением получить денежный выкуп.

Виновность Васильева С В . в вымогательстве денежных средств у К подтверждена показаниями потерпевшего К свидетелей Ч и Б протоколами опознания Васильева С В . указанными лицами, другими изложенными в приговоре доказательствами.

Доводы Васильева С В . и его защитника Павлова В С . о том, что в действиях Васильева С В . нет состава преступления или его действия в этой части обвинения могут быть квалифицированы как самоуправство опровергаются показаниями потерпевшего К и указанных свидетелей о том, что Васильев С В . (совместно с другим лицом) требовал от К передачи рублей в месяц именно за то, что они будут его «крышей», и угрожал уничтожением имущества.

Эти показания указанных лиц подтверждены объективно протоколом осмотра изъятого у потерпевшего сотового телефона с СМС-сообщениями содержащими угрозы (т. 11 л.д.32-37).

Ставить под сомнение показания потерпевшего К свидетелей Ч и Б или не доверять им по другим причинам, нет никаких оснований.

Действия Васильева С В . в этой части судом правильно квалифицированы как вымогательство, а не самоуправство.

Виновность Васильева СВ. в совершении вооруженного разбойного нападения на магазин 17 октября 2012 года подтверждена материалами дела, и в апелляционных жалобах не оспаривается.

Изложенные в его и адвоката Павлова ВС. апелляционных жалобах доводы о том, что смерть потерпевшего П и ранение сотрудника полиции З наступили в результате неосторожных действий осужденного Васильева СВ., опровергаются доказательствами исследованными в судебном заседании.

Из протокола явки Васильева СВ. с повинной и протокола его допроса в качестве обвиняемого следует, что во время нападения он и А были вооружены обрезом, пистолетом ПМ и автоматом. Выбегая из магазина с похищенными ювелирными изделиями, он увидел, что А на полу борется с мужчиной. В этот момент прозвучал выстрел. У входа в здание он столкнулся с сотрудником милиции. Перед этим он споткнулся и, падая случайно выстрелил из находящегося у него в руках автомата. Попал ли он

в кого-либо, не видел, (т. 25 л.д. 135, л.д. 94-97).

Однако суд первой инстанции обоснованно признал эти утверждения осужденного Васильева СВ. недостоверными, поскольку они противоречат изложенным в приговоре доказательствам.

Согласно заключению эксперта при исследовании трупа П установлено, что выстрел был произведен с расстояния близкого к упору. В момент причинения ранения потерпевший и нападавший наиболее вероятно находились лицом друг к другу (т. 6 л.д. 213- 215).

По заключениям эксперта на одежде П обнаружены повреждения, которые являются огнестрельными образовались одномоментно в результате одного выстрела пулей калибра около 9 мм с расстояния не ближе 1,5 м. (т.29 л.д. 15-19).

Из заключения эксперта следует, что две гильзы, изъятые с места происшествия 17 октября 2012 года, стреляны в пистолете-пулемете калибра 9 мм, имеющего заводские части и детали, использующиеся в пистолетах-пулеметах и другом оружии, имеющим аналогичные следообразующие детали. Пуля выстреляна из оружия калибра 9 мм имеющего ствол с четырьмя нарезами (т. 6 л.д.219-223). По заключению эксперта две гильзы и пуля, изъятые в ходе указанного осмотра места происшествия, выстреляны из представленного на исследование пистолета пулемета (т.24 л.д. 185-189).

Таким образом, установлено, что смертельное ранение П было причинено выстрелом из пистолета-пулемета , который находился у Васильева СВ., и в момент выстрела он и потерпевший находились лицом друг к другу.

Об умысле Васильева СВ. на убийство П

свидетельствуют его целенаправленные действия: он с близкого расстояния произвел выстрел из огнестрельного оружия - пистолета-пулемета в область груди потерпевшего, где располагаются жизненно-важные органы человека. При этом он осознавал общественную опасность своих действий предвидел возможность наступления общественно-опасных последствий в виде смерти потерпевшего и желал их наступления. Смерть потерпевшего П последовала от его действий.

Материалами дела установлено, что Васильев СВ. и другой участник нападения выбежали из ювелирного магазина в масках, камуфляжной одежде, с оружием в руках, с сумками, а поэтому у П имелись все основания полагать, что они совершили преступление. Потерпевший пытался задержать нападавших, о чем свидетельствуют показания Васильева СВ. о том, что А на полу боролся с мужчиной. В связи с этим Васильев СВ. осознавал, что П выполняет свой общественный долг, то есть пытается задержать его и другое лицо.

Действия Васильева СВ., связанные с посягательством на жизнь сотрудника правоохранительного органа З также получили правильную правовую оценку в приговоре.

Судом установлено, что видимость была достаточной, чтобы рассмотреть при открытой двери входящего в здание человека, о чем свидетельствуют показания потерпевших К иЗ

В явке с повинной сам Васильев СВ. указал, что у входа в здание он столкнулся с сотрудником милиции (т.25 л.д. 135). Для оценки действий виновного не имеет значения, что сотрудник полиции З находился в форме старого образца сотрудника милиции.

О том, что именно Васильевым СВ. производились выстрелы в З свидетельствуют: заключения экспертов о том, что патрон пуля от которого изъята после проведения операции З отстрелян из пистолета-пулемета «Бизон», которым был вооружен Васильев СВ. (т.7 л.д. 103-106, т.24 л.д. 194-196).

Доводы о том, что выстрел произошел случайно, являются необоснованными. Из показаний потерпевшего З следует, что когда он открыл входную дверь, то увидел силуэты двух человек и крикнул: «Стой! Стрелять буду!», а затем увидел вспышку света и почувствовал боль в руке. Выстрел был прицельный, так как вспышка была прямо в лицо, а не вверх или в сторону.

Показания потерпевшего З не вызывают сомнений поскольку они последовательны, и оснований для оговора у него не имеется.

Об умысле Васильева СВ. на лишение жизни сотрудника полиции свидетельствуют его действия - производство выстрела из огнестрельного оружия с небольшого расстояния в потерпевшего с целью избежать задержания за совершенное преступление. Смерть потерпевшего З не наступила по независящим от виновного обстоятельствам Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа является оконченным преступлением с момента осуществления действий направленных на лишение его жизни.

Таким образом, и его действия Васильева СВ., в том числе в отношении потерпевших П и З квалифицированы судом правильно.

Виновность Васильева СВ. в совершении других, указанных в приговоре, преступлений (в том числе, открытого похищения чужого имущества из торгового павильона 22 июня 2012 года, разбойных нападений на торговый павильон 10 июня 2012 года, на торговый павильон 16 июля 2012 года, на магазин принадлежащий 19 сентября 2012 года и уничтожения принадлежащего ему имущества, на магазин 14 октября 2012 года и уничтожения при этом путем поджога имущества кражи 3 июля 2012 автомобиля а также краж имущества Ч Н А К К СР Ш незаконных передачи, хранения, перевозки и ношения огнестрельного оружия и боеприпасов) подтверждена доказательствами, подробно изложенными в приговоре, и в апелляционных жалобах не оспаривается.

Судом дана надлежащая оценка исследованным доказательствам по всем эпизодам преступной деятельности осужденных Васильева СВ. и Шурыгина А.А., сделан обоснованный вывод о виновности каждого из них и их действия получили в приговоре правильную правовую оценку.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы поставить под сомнение законность и обоснованность приговора, в ходе предварительного следствия и судебного рассмотрения дела допущено не было.

Утверждения осужденного Шурыгина А.А. о том, что явка с повинной и первоначальные его показания по делу были обусловлены наличием у него психического заболевания, не могут быть приняты во внимание, поскольку по заключению экспертов его психическое состояние не свидетельствует о его неспособности давать адекватные показания.

Не могут быть признаны обоснованными и изложенные в апелляционных жалобах обоих осужденных и их защитников доводы о том что Васильев СВ. и Шурыгин А.А. страдают психическими расстройствами и в связи с этим не подлежат уголовной ответственности.

Согласно заключению амбулаторной комплексной психолого психиатрической экспертизы Шурыгин А.А. хроническим психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики которые лишали бы его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими не страдал в период времени, относящийся к совершению инкриминируемых ему деяний, и не страдает. Какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности он также не обнаруживал. У Шурыгина А.А.

выявляется Однако степень изменений психики не такова, чтобы Шурыгин А.А. не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. По своему психическому состоянию Шурыгин А.А. может правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания. В применении к нему принудительных мер медицинского характера не нуждается. Учитывалось экспертами и то обстоятельство, что Шурыгину А.А. ранее назначались судом меры медицинского характера, и что он находится под диспансерным наблюдением

(т.27 л.д. 121-125).

Согласно заключению стационарной комплексной психолого психиатрической экспертизы Васильев СВ. хроническим психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики которые лишали бы его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в период совершения инкриминируемых ему деяний не страдал. У Васильева СВ имеются признаки Однако выявленные у него изменения психики выражены не столь значительно, не сопровождаются какой-либо психотической симптоматикой болезненными расстройствами памяти, мышления и критических способностей, и не лишали его в период, относящийся к инкриминируемым ему деяниям, возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. У Васильева СВ. не наблюдалось и признаков какого-либо временного психического расстройства. Его действия носили последовательный, целенаправленный характер и не содержали признаков расстроенного сознания, какой-либо психотической симптоматики. В период, относящийся к производству экспертизы, поведение Васильева СВ. носило симулятивный характер.

По своему психическому состоянию Васильев СВ. может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, осознавать фактический характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения, осуществлять действия, направленные на реализацию своих процессуальных прав и обязанностей, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела и давать показания и не нуждается в применении к нему принудительных мер медицинского характера. Экспертами было учтено, что Васильев СВ находился под диспансерным наблюдением

(т.26 л.д. 16-25).

Экспертизы в отношении обоих осужденных проведены высококвалифицированными специалистами. Заключения экспертов отвечают требованиям ст. 204 УПК РФ, выводы экспертов мотивированы и

обоснованы. С учетом сделанных ими выводов, показаний допрошенных по

делу потерпевших и свидетелей, специалиста врача психиатра К.,

поведения Васильева СВ. и Шурыгина А.А. в судебном заседании суд

обоснованно признал их вменяемыми.

По этим же причинам не может быть удовлетворено ходатайство осужденного Васильева С В . о проведении повторной судебно психиатрической экспертизы в суде апелляционной инстанции.

Наказание Васильеву С В . и Шурыгину А.А. в виде длительных сроков реального лишения свободы назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных, характеризующих личность каждого из них, всех обстоятельств дела, в том числе, смягчающих наказание, на которые имеются ссылки в апелляционных жалобах представителей стороны защиты.

При назначении наказания Шурыгину А.А. суд обоснованно учел в качестве смягчающих наказание обстоятельств его явки с повинной признание вины, раскаяние в содеянном и активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, а также наличие заболевания.

Васильев С В . ранее судим, имеет малолетнего ребенка характеризуется положительно, имеет по

заболеванию, признал вину, раскаялся в содеянном, активно способствовал раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, по заключению эксперта у него имеются признаки эмоциально-неустойчивого расстройства личности.

При назначении наказания Васильеву С В . суд обоснованно учел в качестве смягчающих наказание обстоятельств наличие малолетнего ребенка наличие заболевания и группы инвалидности (которая в установленном порядке не снята), явки с повинной по ряду преступлений, признание вины раскаяние в содеянном и активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления.

Поскольку в его действиях имеется отягчающее наказание обстоятельство - рецидив преступлений, положения, предусмотренные ст. 62 УК РФ, о чем указывает в апелляционной жалобе адвокат Павлов В.С учитываться не могут (ч. 1 ст. 62 УК РФ).

Не подлежат учету в отношении обоих осужденных и положения предусмотренные ст.ст. 64 и ч. 6 ст. 15 УК РФ, поскольку оснований для их применения не имеется.

Изложенные в апелляционных жалобах потерпевших доводы о необходимости усиления назначенного Васильеву С В . и Шурыгину наказание вплоть до пожизненного лишения свободы, не могут быть признаны обоснованными.

Как установлено приговором суда, результатом действий Васильева

С В . явилось наступление смерти и причинение тяжкого вреда здоровью

одному лицу, а не нескольким лицам (как утверждают потерпевшие

П и П Правильно учтены судом указанные в

приговоре смягчающие наказание осужденных обстоятельства.

Указанные в апелляционных жалобах потерпевших доводы о необходимости учета в качестве отягчающих дополнительных обстоятельств, не могут быть удовлетворены, поскольку указываемые ими обстоятельства либо не подтверждены материалами дела, либо предусмотрены соответствующими статьями Особенной части УК РФ в качестве признаков преступлений, и сами по себе не могут повторно учитываться при назначении наказания.

Не может быть удовлетворено и высказанное в ходе апелляционного рассмотрения дела предложение прокурора Гуровой В.Ю. о назначении отбывания части наказания Васильеву С В . в тюрьме. По смыслу закона (ч. 4 ст. 3898 УПК РФ) в дополнительном представлении прокурора, поданном по истечении срока обжалования, а, тем более, в выступлении в ходе апелляционного рассмотрения дела, не может быть поставлен вопрос об ухудшении положения осужденного, если такое требование не содержалось в первоначальном представлении.

В то же время изложенные в апелляционном представлении прокурора доводы о том, что в действиях Васильева С В . имеются признаки особо опасного, а не опасного рецидива преступлений, заслуживают внимания.

Как видно из материалов дела (т. 25 л.д. 23-25), Васильев С В . по приговору Промышленного районного суда г. Смоленска от 24 мая 2005 г был осужден, в том числе, по ст. 162 ч. 2 п.п. «а, в» УК РФ (в редакции УК РФ 1996 г.) за совершение разбоя группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в жилище. Указанное преступление относилось к категории особо тяжких, поскольку за его совершение было предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от семи до двенадцати лет. В настоящее время за совершение подобного преступления ст. 162 ч. 3 УК РФ предусмотрено аналогичное основное наказание.

Таким образом, Васильев СВ., имея непогашенную судимость за совершение особо тяжкого преступления, вновь совершил ряд особо тяжких преступлений. В его действиях, таким образом, в силу п. «б» ч. 3 ст. 18 УК РФ имеются признаки особо опасного рецидива преступлений. Поэтому приговор подлежит изменению; отбывание лишения свободы Васильеву С В в соответствии с п. «г», ч. 1 ст. 58 УК РФ следует назначить в исправительной колонии особого режима.

Учитывая, что уголовным законом в качестве отягчающего наказание обстоятельства предусмотрен любой рецидив преступлений, независимо от его вида, и судом это оно было учтено при назначении Васильеву С В наказания, судебная коллегия не находит оснований для усиления размера назначенного Васильеву С В . наказания.

Гражданские иски по делу разрешены в соответствии с требованиями действующего закона. Взыскание с Шурыгина А.А. рублей денег полученных в результате вымогательства чужого имущества (при похищении потерпевшего Г вопреки содержащимся в его апелляционной жалобе доводам, произведено обоснованно, поскольку он признан виновным

в соисполнительстве при совершении данного преступления.

Руководствуясь ст.ст. 389 , 38920, 38926, 38928, 38933 УПК РФ,

13

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

Приговор Смоленского областного суда от 15 января 2015 года в отношении Васильева С В изменить.

На основании п. «б» ч. 3 ст. 18 УК РФ признать наличие в его действиях признаков особо опасного рецидива преступлений. Отбывание лишения свободы Васильеву СВ. в соответствии с п. «г», ч. 1 ст. 58 УК РФ назначить в исправительной колонии особого режима.

В остальной части приговор в отношении Васильева СВ, а также в целом приговор в отношении Шурыгина А А оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя Бортникова А.В., апелляционные жалобы потерпевших Б Г Г П и П осужденных Васильева СВ. и Шурыгина А.А., адвокатов Павлова В.С. и Лапиковой О.В. - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке судебного надзора, установленном главой 48.1 УПК РФ, в Президиум Верховного Суда Российской Федерации Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 18 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта